(Фоном звучит мелодия «Гори-гори ясно»).

На дворе декабрь. Совсем скоро нас ждут бой курантов, нарядные елки, окутанные запахом хвои и мандаринов, праздничные застолья, подарки… И, как в детстве, – ожидание чего-то чудесного, волшебного, никогда раньше не виданного. Но ведь и в уходящем году случилось много всего интересного и необычного. Например, в нашем социальном проекте буквально каждый месяц происходило что-то новенькое. Давайте вспомним? А чтобы слушать было интереснее, попросим все двенадцать месяцев, как в старой доброй сказке, собраться у новогоднего костра…

(Звучит песня «Гори-гори ясно, чтобы не погасло»).

Догорай, костер, дотла –

Будет пепел и зола.

Разлетайся, синий дым,

По кустарникам седым,

До вершин окутай лес,

Поднимайся до небес!

Тает месяц молодой,

Гаснут звезды чередой,

Из распахнутых ворот

Солнце красное идет.

Солнце за руки ведет

Новый день и Новый год!

Гори-гори ясно, чтобы не погасло,

Гори-гори ясно, чтобы не погасло,

Вот они и собрались, греются возле жаркого огня. В руках у Января – волшебный посох: кто ударит им оземь, того и черед настанет рассказ вести. Вот только говорят месяцы не словами… (Музыка переходит в звуки вьюги). Слышите, метель завывает? Так звучит первый месяц года. Да и речь остальных одиннадцати для нас, людей, не менее загадочна. Но ничего, мы с коллегами по редакции «Детского вопроса» ее для вас переведем, ведь во всех событиях участвовали сами. За братца Января буду говорить я, Инна Зотова, – мне и посох в руки.

Отбивка – удар посоха.

ЯНВАРЬ

(Фоном – звуки вьюги, переходящие в мелодию).

Это уже стало нашей доброй традицией – в первом выпуске года рассказывать какую-нибудь удивительную, рождественскую сказку, но случившуюся на самом деле. И минувший январь не стал исключением.

История эта началась тоже в первый месяц года, только почти 14 лет назад, когда в заметенном снегом маленьком городке Челябинской области появилась на свет девочка Василина. Родилась она крепкой и практически здоровой. Надо было только удалить кисту, и малышке сделали операцию. Вот как рассказала о случившемся сотрудница детского дома инвалидов, где Вася провела практически всю свою жизнь.

Сотрудница ДДИ: Произошла там у них катастрофа: во время операции может, что-то отопление у них отключили, и на операционном столе у ней ноги замерзли… Образовался струб, некроз. Справиться с этим не могли, пришлось ампутировать две ноги ребенка. Ей было девять дней.

Следующее горе, которое накрыло малышку, – от нее отказалась родная мать. Так и пришлось Василине жить дальше – без ног и без мамы. А осенью 2016 года, когда девочке было уже почти 12 лет, в Челябинскую область приехал наш «Поезд надежды». Вот тогда-то мы и познакомились.

Василина: Я в пятом классе учусь. Мы уже бегаем по классам.

Корр.: Бегаете по классам – это как?

Василина: Ну то есть из класса в класс. Например, один урок русский – пошел на математику.

Корр.: Ааа… Кабинетная система, да?

Василина: Да.

Корр.: Тебе нравится бегать-то?

Василина: Нравится.

Корр.: А почему, чем тебе нравится? Сиди себе и сиди, а так надо бегать. Чем хорошо?

Василина: Например, если я на протезах, то надо тренироваться. Если бы я сидела бы на одном месте, я бы даже не научилась бы ходить.

Корр.: Это вот у тебя сейчас протезы, да?

Василина: Угу.

Корр.: Наверное, тяжело, больно ходить на них?

Василина: Ну вначале да.

Как только Василина стала нашей подопечной, мы срочно начали искать ей родителей. Активно включилась в эти поиски психолог Татьяна Павлова –давний консультант социального проекта «Детский вопрос» и руководитель выездной ШПР нашего «Поезда надежды».

Т. Павлова: Что меня поразило – это количество каких-то несчастливых случайностей и несправедливостей, которые на долю этого ребенка выпали. Начиная от потери ею ног по какой-то врачебной халатности и заканчивая тем, что медицинские диагнозы, которые фигурировали в ФБД, они вообще никак не совпадали с этим ребенком. Здесь что-то не дописали – ну какая разница, все равно инвалид – здесь что-то не досмотрели: «Подумаешь, нам ничего не будет». Вот эта вот система… такое ощущение, она просто пережевывает. Пожевала – выплюнула без ног. Еще пожевала – выплюнула бы в каком состоянии, непонятно.

Позже к участию в Васиной судьбе подключились и сотрудники благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». В результате почти всё лето Василина провела под Москвой, в реабилитационном лагере. Именно там с девочкой познакомилась ее будущая приемная мама – Ольга из Санкт-Петербурга. Она приехала как волонтер.

Ольга: На сайте я смотрю вот этот наш приемный раздел «Они ищут семью», и там как раз Татьяна Павлова разместила информацию про Васю. И я так смотрю, думаю: «Ничего себе! Челябинская область», и думаю: «Вот если бы было это где-то недалеко, вот поехала бы обязательно». И тут как раз пишут, что Вася-то в Москве, оказывается, и я думаю: «Так если в Москве, я поеду: все-таки, Москва-то – не Челябинск».

Встреча прошла успешно, и вскоре Вася перебралась из далекого уральского городка в северную столицу. И теперь у девочки есть мама, папа, две сестры и два брата (причем, оба они – тоже приемные). Кстати, когда мы навестили дружное семейство, оказалось, что одного из ребят мы уже знаем – глухого мальчика Димку, чья анкета была в свое время размещена на нашем сайте. Правда, теперь, с помощью установленного новыми родителями импланта, мальчик слышит и даже говорит. Вот такую историю мы рассказали в первых числах января!

Чуть позже снова встретились в студии с психологом Татьяной Павловой: она стала первой героиней нашей новой рубрики – «Прямая линия».

И. Зотова: Рядом со мной Татьяна Павлова, детский и семейный психолог. Татьяна – наш давний друг и помощник. «Поезда надежды», которые колесят по стране, не обходятся без ее участия. И очень многие семьи, которые принимали участие в этих поездках, благодарны Татьяне за тот мир и покой, который в этих семьях на сегодня есть.

Т. Павлова: Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

И. Зотова: У нас есть звонки. Поэтому давайте прямо сразу и начнем отвечать на вопросы наших радиослушателей. Вот сразу со звонка.

Т. Павлова (одновременно): Да. Давайте.

Желающих поговорить с Татьяной Павловой было очень много: кто-то сумел дозвониться в студию, кто-то заранее прислал сообщения по электронной почте или через соцсети. Обстоятельная двухчасовая беседа с семейным психологом, конечно, не могла полностью войти в один выпуск нашего радиожурнала. Те вопросы, которые не прозвучали в эфире, мы включили в радиоуроки нашей «Школы приемных родителей»

(Фоном начинают звучать шаги по сугробам).

А сейчас, я слышу, уже приближается братец Февраль. И передаю волшебный посох Ирине Поваровой.

Отбивка – удар посоха.

ФЕВРАЛЬ

(Фоном – звуки шагов по сугробам, переходящие в мелодию).

Мой месяц начался с рассказа о семье Мамаевых из Хабаровска. Домохозяйка Татьяна по образованию – педагог и психолог, а ее мужа Сергея знает, наверное, весь город. Почему? Да потому что он – наш коллега, ведет утреннюю программу на региональном телеканале.

Сергей: Мы женаты семь лет уже. У нас двое детей, кошка и собака. (Татьяна смеется)

Корр.: Как зовут детей, сколько им лет?

Сергей: Лизе шесть лет. Рустам с нами уже… Почти три года.

Татьяна: Ну вот в феврале будет три года.

Сергей (одновременно): Угу. Разговоры у нас про то, чтобы взять ребенка, начались еще до свадьбы. Мы не смогли вспомнить, кто их завел. Ну как-то мы поделились так…

Корр.: Ну как-то странно.

Сергей: Друг с другом такими мыслями, что вот я об этом думал, а я тоже об этом думала. Ну и спустя какое-то время, когда уже у нас была Лиза… мы к этому вопросу вернулись. И поняли, что готовы. Есть ресурс, силы. Почему бы тогда и нет?

Татьяна с Сергеем прошли школу приемных родителей, собрали документы и… нашли своего Рустама.

Татьяна: Он когда в дверь вошел, я сразу: «Фуу! (Облегченно выдыхает).

Сергей: Всё! Забираем!» Ну и всё. И забрали.

Татьяна: Угу.

Сергей: И довольные.

Несмотря на то, что мальчик сразу понравился супругам, избежать адаптации им не удалось: первые полтора года вышли нелегкими. Но трудности оказались вполне преодолимы, и Татьяна с Сергеем решили обязательно усыновить Рустама, несмотря на то, что сохранить тайну усыновления в их случае совершенно нереально – он нанаец, а у приемных родителей типичные европейские лица.

Татьяна: Я смотрю и представляю, что он Мамаев. И понимаю, что это совсем другие чувства. Что это вообще по-другому, когда у ребенка твоя фамилия. Ну это очень важно. Поэтому я сейчас очень жду вот этого момента, когда мы завершим уже вот эту вот круговерть сборов. Ну уже стало очень дискомфортно с другой фамилией. Вот когда я начала представлять, что он Мамаев, я поняла, что да. Вот тогда – да.

Корр.: «Он наш», да?

Сергей и Татьяна в один голос: Угу.

Вскоре после того, как эта история вышла в эфир, Татьяна и Сергей осуществили свое намерение. И Рустам теперь тоже Мамаев. Как его родители и сестра.

Однако героями нашей программы становятся не только приемные родители и их дети. Ведь помогать ребятам из детдомов можно по-разному. Например, Алексей Иванович Головань – юрист, известный правозащитник, первый Уполномоченный по правам ребенка при Президенте России. А еще – организатор и руководитель Благотворительного центра «Соучастие в судьбе», который помогает детям-сиротам.

А. Головань: К нам обращаются как сами сироты, так и их законные представители. Обращения в основном связаны, конечно, с защитой имущественных прав детей-сирот. Когда  есть какие-то задолженности по оплате коммунальных услуг, по поступлению в учреждения профессионального образования, по вопросам, связанным с зачислением на полное гособеспечение. Но, конечно, львиная часть обращений связана с жильем.

Корр.: А сколько вообще человек в вашей организации?

А. Головань: Восемь человек – вместе с бухгалтером, вместе со мной.

Корр.: И сколько дел вы ведете одновременно?

А. Головань: Десятки.

Несмотря на известность Алексея Голованя, больших материалов о нем в прессе не найти – не любит он о себе говорить. Поэтому мало кто знает, что в далеком уже 1989 году, будучи студентом Московского инженерно-физического института, этот человек круто изменил свою жизнь: начал помогать воспитанникам и педагогам подшефного интерната, а после окончания технического вуза стал работать в Советском детском фонде имени Ленина. Вскоре вместе с одним из бывших коллег по фонду он создал Благотворительный центр «Соучастие в судьбе»… И, наверное, лучше всего об Алексее Ивановиче скажут те бывшие сироты, которым он столько лет помогает.

Анна: Ну, человек дела, это понятно: если вот он за что-то берется, он доделает. Но что касается каких-то личных отношений, он очень мягкий и добрый. Но очень скромный, безгранично просто скромный.

Александр: То, что делает Алексей Иванович для ребят совместно со своими коллегами, это достойно всяческого уважения и, даже я не побоюсь этого слова, – признания! Бывают защитники Родины – на границах, в воздушных войсках, в танковых войсках. Но Алексей Иванович – защитник детства.

(Фоном начинает звучать капель).

Об Алексее Ивановиче можно говорить очень долго, и в следующем году у нас наверняка найдется немало поводов для этого. Но слышите – уже звучит капель. Пришла пора уступить место братцу Марту, а волшебный посох передать Татьяне Юрасовской.

Отбивка – удар посоха.

МАРТ

(Фоном – звуки капели, переходящие в мелодию).

В самом начале весны мы опубликовали на нашем сайте последние главы «Дневника приемной мамы» москвички Анны. Целый год она делилась радостями и трудностями своей семьи, в которой кроме трех кровных подростков появился еще один – приемный. И к празднику 8 марта в эфир вышел необычный сдвоенный выпуск радиожурнала «Детский вопрос». В одной его части прозвучали выдержки из дневника «Четвертый – не лишний». А в другой мы провели «Прямую линию» с его автором, и Анна ответила на множество вопросов от слушателей и наших подписчиков в соцсетях.

Корр.: Следующий вопрос пришел к нам по почте: «Как вы выбрали своего ребенка?»

Анна: Когда мы начали учиться в Школе приемных родителей, я поняла, что самой большой проблемой для меня будет не сбор документов, не обучение (оно, кстати, доставляло большое удовольствие), а именно поиск ребенка. Я понимала, что я не могу выбирать ребенка, как товар в магазине. Поэтому я стала списываться через соцсети с приемными родителями подростков, просила у них совета, как это делали они. И мама мальчика, которого нашли через «Детский вопрос», прислала мне фотографию нашего сына. Когда я прочитала его анкету, послушала запись, которая была на «Детском вопросе», я поняла, что это мой ребенок, и вопросов у меня не было. И, наверное, в тот момент, когда уже были билеты на руках, нам уже было всё равно, что будет в медицинской карте, что там еще может открыться. Он уже был нашим.

Надо сказать, что не только Анна нашла своего сына по анкете на сайте «Детского вопроса». В марте мы получили весточку из Хакасии, от директора одного из детских домов, Евгении Зинькевич.

Корр.: Алло, здравствуйте! Нам сообщили, что Виталика забирают, да?

Е. Зинькевич: Забрали. Они неделю общались здесь у нас, смотрели друг на друга, гуляли, ну и вот – вчера мы передали Виталю. Радуешься, конечно, потому что понимаешь, что ребенка передаешь в хорошие, добрые руки, и у ребенка будет семья: будет любящая мама, любящий папа, там даже братик есть.

С мамой Катериной мы связались по телефону. 

Теперь Виталик со своей новой семьей живет в Калининграде, мальчик уже пошел в школу, планирует заниматься легкой атлетикой и футболом.

Корр.: Вы у нас его увидели, да?

Катерина: Да. Мне кинули на него ссылку, вот именно с «Детского вопроса». Благодаря вам нашла ребенка. Спасибо большое от нашей семьи вам, вашей программе, и всем людям, которые стоят за всем этим. Удачи вам!

Уже пятьдесят мальчишек и девчонок из республики Хакасия, чьи анкеты мы размещали на сайте «Детского вопроса», покинули детские дома. Одной из них стала Соня, которая в марте 2017 года приезжала в Москву с «Поездом надежды». Теперь девушка живет в столице со своими приемными родителями, а еще – с двумя братишками и сестренкой.

Корр.: Ты сразу почувствовала себя своей в семье или нет?

Соня: Ну… наверное, да! У меня такое ощущение было просто, что я с ними знакома была еще… Мне с ними легко общаться было.

Корр.: Как считаешь, тебе повезло?

Соня: Да. Считаю, что повезло.

Корр.: А в чем больше всего повезло?

Соня: Ну-у… То, что родители такие попались. (Смеется вместе с корреспондентом). Они реально продвинутые такие, всё понимают. Музыку даже слушают такую же, которую я слушаю.

Этой весной, в дни школьных каникул, Соня снова побывала в нашей редакции. На этот раз она пришла поддержать нового юного пассажира «Поезда надежды» – 15-летнего Сашу, приехавшего в Москву из Хабаровска. (Фоном начинает звучать журчание ручья). О том, как прошел третий детский рейс, лучше расскажет брат Апрель. А я передаю посох Георгию Москвичеву.

Отбивка – удар посоха.

АПРЕЛЬ

(Фоном – журчание ручья, переходящее в мелодию).

За пять дней в Москве Сашка успел увидеть много интересного. Например, съездил на Ледовую арену ЦСКА, где посетил музей знаменитой команды, познакомился с игроками молодежки и даже посмотрел их тренировку.

(Слышны звуки тренировки хоккеистов).

Саша: Очень интересно! Музей понравился, и тренировка классная была.

Корр.: Ну, то есть, в принципе, ты доволен?

Саша (Одновременно): Конечно.

Корр.: Одна твоя мечта исполнилась…

Саша: Да.

Потом Саша побывал и в кабине настоящего поезда, где пообщался с машинистом. Сбылась еще одна мечта! В благотворительном фонде «Арифметика добра» наш гость прошел тестирование по профориентации, а еще – стал участником программы «Шанс», помогающей старшеклассникам из детских домов подтянуть учебу. Первые дистанционные уроки провели для Сашки прямо там же, в одном из кабинетов.

Корр.: Тебе понравилось?

Саша: Да.

Корр.: А что понравилось?

Саша: Математика. Ну и русский, они рассказывали, объясняли.

Корр.: Как ты считаешь, справился?

Саша: Да. Ну, благодаря им тоже справился.

Корр.: Ну, тебя похвалили?

Саша: Да.

Каждый день московских каникул приносил Саше много ярких впечатлений. Например, поход в Планетарий. И, конечно, экскурсия по столице, которую провел для него заслуженный учитель России Игорь Шидловский.

 (Слышен бой курантов).

Корр.: Узнаёшь?

Саша: Да.

И. Шидловский: Это здание – Большой кремлевский дворец.

Саша: Мне очень понравилось. Кремль первый раз увидел, Китай-город тоже, храмы красивые.

Особый восторг вызвало у подростка посещение ВГТРК. Саша побывал в редакции «Детского вопроса», в радиостудиях прямого эфира «Маяка» и «Вести ФМ», а еще посидел за столом ведущего «Вестей» на телеканале «Россия». На прощание главный редактор «Радио России» Андрей Медведев пожелал подростку всегда оставаться сильной личностью.

А. Медведев: Из опыта своего, как военного корреспондента, как просто корреспондента, я тебе скажу: никогда-никогда вообще ни при каких условиях не сдавайся!

Провожая Сашу домой, мы спросили его о впечатлениях от поездки.

Корр.: Ну расскажи, Саш, с какими чувствами ты с нами прощаешься?

Саша: С плохими. Не хочу улетать.

Корр.: Ну, тебе понравилось твое путешествие московское?

Саша: Даже можно было и не спрашивать: это всегда «Да!». Спасибо!

Более откровенно высказалась старший воспитатель детдома Юлия Цун:

Ю. Цун: Для него эта поездка – она, мне кажется, вообще разделила всю его жизнь: «до» и «после». Он же очень такой скромный, очень тихий, вот «чтоб я, главное, никому не помешал»… Сейчас он приехал такой с уверенностью в глазах, потому что он увидел вообще совершенно другой мир. У него поменялась даже осанка.

Много Сашиных желаний исполнилось во время третьего детского рейса «Поезда надежды». И самая заветная мечта – найти приемную семью – тоже сбылась. Правда, не сразу: только в ноябре мы, наконец, услышали долгожданные вести из Хабаровска.

Е. Деева, региональный оператор банка данных о детях-сиротах Хабаровского края: На основании постановления отдела опеки и попечительства по городу Хабаровску от 1 ноября Саша находится в семье.

Е. Бондарева, руководитель службы подбора и подготовки замещающих семей детского дома: Семья очень довольна, что всё завершилось. На сегодняшний день в семье достаточно такие хорошие, теплые человеческие отношения, и Саша себя чувствует там, ну почти как родной ребенок.

Теперь у Сашки есть родители, и Новый 2019-ый год он отметит уже дома! Мы от всей души желаем этой семье счастья и взаимопонимания! (Фоном начинают звучать трели соловья). Но я забежал вперед, ведь уже пришло время братца Мая. А мне пора передать посох Ксении Елисеевой.

Отбивка – удар посоха.

МАЙ

(Фоном – пение соловья, переходящее в мелодию).

В мае у нас состоялся первый совместный эфир с коллегами дневного радиоканала. В программе «Разное время» давние друзья и эксперты нашего социального проекта – юрист Оксана Хухлина и психолог Мария Митрофанова – отвечали на вопросы слушателей и журналистов о школе приемных родителей.

М. Артамонова: «Мария, может ли быть такое, что человек пришел к вам в школу, посещал занятия, но в процессе обучения понял, что… не готов по разным причинам усыновить ребенка, а в школе уже он вроде как числится?»

М. Митрофанова: Да, такие ситуации бывают. И, на самом деле, это не самый худший вариант… Лучше, если семья поймет именно на стадии обучения, что история с приемным ребенком пока не для них, чем потом, когда уже возьмут ребенка.

М. Артамонова: То есть,  можно сказать: «Извините, я больше не буду приходить»?

М. Митрофанова: Да, можно и так сказать.

Д. Желобков: Когда речь идет об усыновлении, очень часто мы употребляем термин «брать ребенка». А скажите, с какого возраста его самого спрашивают, он вообще хочет или нет?

О. Хухлина: Юридически в обязательном порядке ребенок должен дать свое согласие начиная с десятилетнего возраста. То есть он прям пишет, что «я готов идти под опеку» или «готов быть усыновлен в такую-то семью».

По опыту мы знаем, что зачастую дать такое согласие или нет – непростой выбор для ребенка. Ведь однажды его уже предали кровные родные, не повторится ли история опять? Поэтому близнецы из Тулы – Вова и Денис – по-своему смельчаки. Они не побоялись вновь довериться взрослым и этой весной покинули детский дом. Мальчишки ждали маму много лет и ушли в семью уже подростками. О решении близнецов рассказала их приемная мама, Вера Николаевна.

Вера Николаевна: Я приехала, с ними пообщалась, и они сразу согласились ехать со мной на выходные. И два выходных я их брала по два дня, и потом тут 8-е марта, праздники, четыре дня они у меня тоже жили. Ну и я у них спросила: «Ребята, а как, вам хочется совсем?» – «Да, нам хочется». – «Сейчас вы приедете в интернат, у вас будут спрашивать, как вам здесь – понравилось ли, не понравилось? Всё зависит от вас». Ну когда мы туда приехали, они, когда я уезжала, единственное, что спросили: «Вы нас не обманете? Вы за нами приедете?» Я говорю: «Конечно, приеду, не обману». Я из кабинета вообще выходила, чтобы без меня им задали вопросы, чтоб без меня они нашли ответы. И когда я зашла потом, спросила: «Что они сказали?» – «Они очень хотят к вам». Ну и всё.

Май запомнился еще одним радостным событием. (Фоном начинает звучать военный оркестр). В День Победы Сережка из Кемерово, участник самого первого детского рейса «Поезда надежды», осуществил свою заветную мечту: прошел по Красной площади с военным оркестром! И вся страна могла видеть, какой красавец-курсант вырос из когда-то щуплого и невысокого паренька!

А мы приближаемся к началу лета, в свои права вступает братец Июнь. Рассказывать о том, что произошло в этом месяце, будет Наиль Сабитов, и ему я передаю посох.

Отбивка – удар посоха.

ИЮНЬ

(Фоном – звуки летней грозы, переходящее в мелодию).

Первого июня, в День защиты детей, в Центральном доме журналиста открылась фотовыставка, посвященная «Поезду надежды». Ее автором стал добрый друг и помощник проекта, фотокорреспондент Владимир Песня.

Девять лет назад он и его жена в качестве «пассажиров» «поезда» отправились в Новосибирск, где нашли своего приемного сына. С тех пор Владимир сопровождает почти каждый рейс нашего необычного транспортного средства, делая фоторепортажи о поездках и пополняя региональные банки данных о детях-сиротах новыми, высококлассными фотографиями.

Владимир: Я понимал, что… эти фотографии – это не просто какие-то новости: они попадут в базу федеральную, заменят там эти ужасные телефонные карточки, по которым совершенно невозможно понять, что это за ребенок, вот… ну, то есть, я чувствовал причастность к этому делу… то есть не за своим ребенком поехал, а стране помогать пошел!

Почетными гостями выставки стали те, про кого Владимир и снимал свои фоторепортажи – участники разных рейсов «Поезда надежды», большие и маленькие. Можно сказать, получился мини-слет старых добрых друзей-единомышленников. Конечно, многие захотели поздравить Владимира.

Дарья: Я желаю вам творческого долголетия и личного счастья, и какого-то внутреннего света. Конечно, того, чтобы для вас это были не последние рейсы с «Поездом надежды». Я надеюсь, что их еще будет много, будет много счастливых семей, счастливых детей, замечательных душевных фотографий. (Аплодисменты).

Но «Поезд надежды» объединил людей из самых разных регионов нашей огромной страны. И те, кто в этот день не смог приехать в Москву из дальних краев и областей, вместе с детьми записали и прислали видеопоздравления.

Владимир (папа): Песня – дома ему не сидится.

Часто он в поезд садится.

Игорь: Поезд тот – надо ж такому случиться –

«Поезд надежды». Он мчится!

Ольга (мама): Песня в нём, «Детский вопрос» и лица.

Тимур: Лица детей!

Владимир: И родителей лица!

Тая: Лица друзей…

Игорь: И «радио» лица.

Тимур: Это всё правда! Это не снится!

Владимир: Это семья…

Ольга: И любовь…

Владимир: Это жизни страница.

Тая: С фотокарточек Песни счастье струится…

Тая, Тимур, Игорь (хором): С Песней по жизни – история в лицах!

(Аплодисменты).

Теплые слова приемных родителей и детские музыкальные подарки звучали искренне, от всей души. А после настало время экскурсии, которую провел для гостей сам автор.

Владимир Песня: Основная мысль этой выставки в том, чтобы вся эта ситуация с детьми, с усыновлением – вообще не воспринималась как подвиг какой-то, как какое-то геройство, «на амбразуру кидались». Это нормальная человеческая жизнь. И стремление кого-то усыновить, оставшегося без попечения, – это нормальное человеческое желание и нормальные действия. И, в общем-то, вся эта выставка рассказывает именно об этом. О том, что это хорошо, это нормально. И дети, которые живут в детских домах, – это прекрасные, замечательные дети.

Среди посетителей фотовыставки были не только приемные семьи. Пришли родители Владимира Песни, его жена, трое детей и, конечно, коллеги-фотографы. Одна из них – Мария Алексеева – поделилась своими впечатлениями.

Мария: Я тоже фотограф, поэтому мне это очень интересно было. Несколько раз прям комок в горле, слезы и… Поэтому, конечно, низкий поклон всем тем, кто на это идет, и этому проекту большое спасибо!

(Звучит песня из аудиосказки «12 месяцев»).

Сколько в нашей жизни волшебства и колдовства

И нежданных прихотей природы!

Чудо – это снег и дождь, и небо, и листва,

Вешние бушующие воды.

Чудо – это вьюга января,

Чудо – это музыка апреля.

Только музыка у каждого своя,

И слышна она лишь тем, кто в чудо верит!

Отбивка – удар посоха

(Фоном звучит мелодия «Гори-гори ясно»).

Настал черед брата Июля. А переводить его речь с языка природы на наш, человеческий, будет Ирина Поварова. Берите волшебный посох!

Отбивка – удар посоха.

ИЮЛЬ

(Фоном – пение птиц и жужжание шмелей, переходящие в мелодию).

Вот уже 13 лет колесит по стране наш «Поезд надежды». За это время он 21 раз отправлялся с потенциальными родителями в регионы (дальние и не очень), а еще трижды наоборот – привозил ребят-детдомовцев с разных концов страны в столицу. Может показаться, что не так уж и много было рейсов. Но мы не зря всегда говорим: возвращаясь в Москву, «Поезд надежды» не отправляется в депо, а продолжает свой путь. Просто этот путь уже не так заметен – как тихие круги на воде от брошенного камня. Но, как те самые круги, «эхо» каждого рейса, охватывая всё больше людей, порождает новые волны.

Например, в июле редакционный автоответчик записал вот такой звонок:

Элина: Большое спасибо дому ребенка города Находки за то, что в моей семье появилась дочь – красавица, умница, моя Дашенька! Еще раз большое спасибо!

Это сообщение оставила москвичка Элина, многодетная приемная мама. И посвящено оно случившемуся в начале лета 45-летию находкинской детской больницы. При чём тут больница, спросите вы? Ответ прост.

В марте 2012 года «Поезд надежды» побывал в Приморье. Его «пассажирами» стали тогда 11 семей. Шесть из них искали своих детей во Владивостоке и его окрестностях, а остальные отправились в Находку, точнее – в городскую детскую больницу, одно из отделений которой и является, по сути, домом ребенка. В результате семеро маленьких находкинцев стали мамиными и папиными и разъехались по разным регионам страны. С тех пор прошло больше шести лет. Все малыши из находкинской больницы теперь школьники и давно уже стали по-настоящему своими в новых семьях.

Надежда: Я не могу сказать, что он был не мой когда-то! Разумом понимаешь, а сердцем не могу принять. Любимый, родной! (Смеется). Каждая клеточка его, молекула! (Смеется).

Мамы и папы бывших находкинцев с удовольствием откликнулись на предложение поздравить с праздником сотрудников больницы.

Людмила: Я хочу пожелать воспитателям дома ребенка здоровья!

Ирина: Благополучия, здоровья, всего самого хорошего! Слова глубокой благодарности, потому что любовь и нежность к каждому ребенку, которую они проявляли и которую мы видели… Спасибо большое!

Екатерина: Находкинскому дому ребенка я желаю, чтобы у них не осталось там ни одного ребенка! (Смеется). Пусть всех разберут, и все будут счастливые! (Смеется).

Надежда: Чтоб они просто пошли лечить детишек! (Смеется). И всё!

Сергей: Персоналу – всем здоровья и выдержки! Потому что они – молодцы!

Приятно слышать такие слова, правда? Но мы интересуемся дальнейшей судьбой больших и маленьких «пассажиров» нашего «Поезда надежды» не только для того, чтобы порадоваться успехам. Вдруг понадобится помощь в преодолении трудностей?

Особенно внимательно мы следим за тем, как складывается жизнь участников детских рейсов. Потому что ими становятся только подростки, то есть ребята, которым родителей найти труднее всего. Тем не менее, «пассажиры» первых двух таких поездок – Сережа из Кемерово и Соня из Хакасии – обрели семьи в течение пары месяцев после московских каникул, и сейчас в их жизни всё хорошо. А вот с 15-летним Сашей из Хабаровска, которого «Поезд надежды» привозил в столицу в марте этого года, вышло иначе. Прошел один месяц, второй, третий, но анкета подростка по-прежнему оставалась в банке данных детей-сирот. При этом тем, кто интересовался Сашкой, в детдоме отвечали, что он уже в семье. Вот как прокомментировала это руководитель Службы семейного устройства детского дома Елена Бондарева.

Е. Бондарева: Саша находится в гостевой семье. Ребенку нравится. Они хотят принять его в приемную семью. Мне говорят, что вот в течение вот трех недель этот вопрос будет решен.

Но и через три недели вопрос решен не был. Отдел опеки и администрация детского дома раз за разом продлевали «гостевым» кандидатам сроки предоставления документов, а Сашка так и пребывал в неопределенности между семьей и детским домом. И, что самое печальное, в своем детском доме он оказался не единственным, кто «завис на гостевом».

В прошлом году в декабрьском выпуске «Детского вопроса» мы рассказали, как преподаватель местной воскресной школы Юлия в рамках проекта «Стань старшим другом» взяла шефство над одиннадцатилетним Ромой. Пообщавшись с мальчиком в течение года, осенью 2017-го наставница решила оформить опеку и вскоре собрала необходимые документы. Однако и до начала лета в жизни Ромки ничего не изменилось. Директор детского дома Ольга Шушкова объяснила это так.

О. Шушкова: Вот сейчас ждем решения опеки, потому что там сестра есть старшая, Полина, она у нас сейчас… вот год в Евпатории, прилетает 14 июля. Сейчас вот нужно разрешение Полины, а так документы сдали, семья хочет и берет ребенка.

Корр.: А что за разрешение Полины?

О. Шушкова: Ну, что она не против, чтобы ее брат ушел в семью, поскольку они берут только Рому.

Корр.: Это странная идея. По законам разрешение братьев и сестер не требуется. Это решают органы опеки и детский дом.

О. Шушкова (одновременно): Нет они… ну, видимо, перестраховываются… и мы ждем решения от опеки в плане «да или нет».

Сразу после выхода в эфир этого сюжета Юлия смогла оформить опеку над Ромой и окончательно забрать его в свою семью. А в конце осени, как вы уже знаете из прошлого выпуска, покинул казенные стены и Сашка.

(Фоном начинает звучать стрекот полевых сверчков).

Вот так прошел наш июль. А теперь – время передать посох брату Августу и Татьяне Юрасовской.

Отбивка – удар посоха.

АВГУСТ

(Фоном – стрекот полевых сверчков, переходящий в мелодию).

В августе в радиожурнале «Детский вопрос» появилась новая рубрика – «Маленькие истории большой страны». О приемных семьях, которые живут в разных краях и областях России, начали рассказывать журналисты, работающие на региональных каналах. А первой ведущей стала наша коллега из Чувашии.

Н. Степанова: Добрый вечер, дорогие радиослушатели! У микрофона Надежда Степанова. В эфире – спецвыпуск программы «Араскал», что в переводе означает «счастливая судьба».

11 лет назад в одной из московских больниц родился мальчик Миша. Сразу после рождения его бросила мама. Впереди малыша ждала жизнь в детском доме, но ребенку повезло. Двухлетнего Мишу увидела Ольга Дерюшкина.

Ольга: После смерти мужа трудно было одной, и понятно было, что нужно что-то сделать. Ну вот как-то в новогоднюю ночь пришла мысль, что надо взять ребенка. Стала искать. И нашла в Москве.

Ольга увезла Мишу к себе в Чебоксары. И сегодня он – настоящая мамина гордость! Любознательный и активный мальчик хорошо учится, особенно любит историю. Много читает, рассказывает стихи и участвует в конкурсах.

Н. Степанова: Миш, а кем ты хочешь стать?

Миша: Моя заветная мечта стать полицейским. Я хочу ловить пьяных водителей, которые сели за руль выпившие.

Н. Степанова: Хорошие у тебя мечты… Как думаешь, у тебя всё получится?

Миша: Ну да. Если, конечно, лень-матушку побороть. Ведь я человек-то работоспособный достаточно и умственный.

Н. Степанова: И мама в тебя верит, да ведь?

Миша: Да!

Н. Степанова: Любишь маму свою?

Миша: Я ее обожаю! Потому что она очень пушистая.

Замечательно, что Миша обрел семью, когда был еще совсем маленьким, и вот уже много лет счастлив с приемной мамой. Но так получается не всегда.

Например, у Леры всё сложилось иначе. Хотя началась ее история так же: едва родившись, девочка осталась без родителей. И попала в один из домов ребенка Красноярска. Там мы с ней и познакомились девять лет назад, когда приезжали с «Поездом надежды». Тогда же анкета Леры появилась на сайте «Детского вопроса». О том, что случилось дальше, в рубрике «Маленькие истории большой страны» рассказала наша коллега Татьяна Курбатова, журналист и ведущая программы «Дорога домой» на «Радио России. Орел».

Т. Курбатова: Лера – опорник. Это означает, что у ребенка заболевание опорно-двигательного аппарата. С такой патологией девочке «светило» только интернатное учреждение для детей с физическими недостатками. Так Лера оказалась в прекрасном старинном городе Болхове Орловской области. Ребенок как ребенок, светлая голова, всё понимает, вот только не ходит…

Анкету Валерии на сайте программы «Детский вопрос» перенесли из красноярского раздела «Листа ожидания» в орловский. Здесь-то ее и увидела волонтер Надежда, уже давно мечтавшая взять в семью ребенка. Увидела и… «звезды сошлись». Супруг и трое сыновей поддержали. Так девочка нашла свою семью.

Надежда: Сейчас бы я уже взяла бы вообще любого ребенка, а так, Лерка – это то, что было по силам. Мы видели, что мы можем ребенку дать возможность ходить. Как-то даже сомнения не было, что у нас не получится. То есть это какая-то перспектива. И для нас это тоже перспектива, потому что я считаю, что Лерка нам тоже очень много дает для всех.

Как только Надежда оформила опеку, она решительно занялась здоровьем Леры. Упущенное время нужно было срочно наверстывать: исправлять ранее допущенные при лечении ошибки, делать массажи, разрабатывать ноги, настаивать на операции… в общем, спасать дочку. Ведь мамы по-другому не могут.

Надежда: Это наше, мы никому не отдадим…

Т. Курбатова: Даже если мама ее родная каким-то образом захочет…

Надежда: А тут еще (смеется) надо доказать, кто мама вообще…

И так хочется верить, что всё у них будет хорошо. Сегодня, завтра и всегда. (Фоном начинают звучать крики улетающих журавлей). Правда, братец Сентябрь? Я передаю посох Георгию Москвичеву.

Отбивка – удар посоха.

СЕНТЯБРЬ

 (Фоном – крики улетающих журавлей, переходящие в мелодию).

Осень началась для нас историями о двух приемных семьях, с которыми мы дружим вот уже несколько лет. Между ними немало общего: обе живут в областных центрах, в обеих подрастают дочки, а еще – в свое время команда «Детского вопроса» сыграла для них роль аиста.

Так, четыре года назад Нурзиля и Вильдан из Республики Марий Эл подали заявку на участие в крымском рейсе «Поезда надежды». Они прошли отбор и уже паковали чемоданы, когда из Иркутска пришла просьба помочь найти семью 4-летней Алине. Мы переслали фотографию малышки Нурзиле, и она сразу же отправилась за дочкой.

Нурзиля: Это было как вчера. Я никогда никуда дальше своего города не выезжала, а тут у меня ни страха, ничего не было. Сутки я в этот день не спала. Когда туда прилетела, пошла в опеку – переговорила, и поехала в детский дом. Прочитав дело, конечно, я испугалась, подумала – о боже, что меня там ждет? И когда увидела Алинку – всё. Для меня уже неважно было, никакие дела. У нее настолько были грустные глаза. Вот я до сих пор помню ее взгляд… (Вздыхает). То есть девочка улыбается, а глаза грустные-грустные. Она делала всё, чтоб мне понравиться, рассказывала стихи там уже… 

Недавно Алина вместе с мамой побывала у нас в редакции. Сейчас, конечно, девочку не узнать: взгляд ее светится спокойствием и уверенностью. Второклассница Алинка с успехом учится в престижной гимназии, занимается в музыкальной школе фортепиано и вокалом, участвует (и побеждает!) в конкурсах чтецов. И до сих пор помнит стишок, который читала маме в Иркутске.

Алина (читает с выражением стих):

Мама стирала на кухне белье,

Котик сидел и смотрел на нее.

Мама устала, легла на кровать,

А котик взял мыло и начал стирать.

А вот в Воронеж к супругам Ольге и Михаилу мы сами съездили в гости.

Аля (из-за двери): Кто там?! (Слышен щелчок двери).

Корр.: Здравствуй, Алечка!

Ольга (дочери): Ну, что надо сказать? (Смеется). Ну скажи: «Здравствуйте!»

Аля (застенчиво): А у нас там конфеты…

Корр.: Аль, ты вообще сладкое любишь?

Аля: Да, вообще люблю.

Корр.: А что больше всего любишь?

Аля: Поверхность люблю. Торта поверхность. Мама мне уже кусочек наложила. И папе. И Ксении.

Свою дочку Алечку воронежцы привезли из Бурятии, где побывали в качестве пассажиров «Поезда надежды». За прошедшие пять лет крохотная малышка, помещавшаяся тогда в сумке, выросла в озорную непоседу-шестилетку, шуструю и артистичную.

Аля (читает стихотворение)

Черный лес неотразимый

Прорисован до корней,

За ноябрьским предзимьем

Снега ждет душа скорей.

За угрюмыми ночами

Белых плясок хоровод,

За терпенье и печали

Долгожданный Новый год!

Подходящий стих, правда? В нём так и чувствуется ожидание чуда! (Фоном начинает звучать шорох опавших листьев). С этим настроением я уступаю место братцу Октябрю и передаю посох Ксении Елисеевой.

Отбивка – удар посоха.

ОКТЯБРЬ

(Фоном – шорох опавших листьев, переходящий в мелодию).

Осень – время перемен, новых задач и проектов. И в октябре в нашей программе началась история москвички Натальи. Педиатр по профессии, она много лет проработала в больничном отделении отказников. А параллельно и волонтерила, помогая выпускникам коррекционных детских домов адаптироваться к взрослой жизни. Эта мудрая и рассудительная женщина очаровала нас буквально с первого разговора.

Корр.: Вот вы сейчас работаете в детской больнице педиатром. А почему именно дети?

Наталья: Потому что у них еще всё впереди, и им как-то больше хочется помочь, ну, они более беззащитные, что ли, чем взрослые люди.

Корр.: Скажите, пожалуйста, вы когда осознанно вдруг подумали: «А не стать ли мне приемной мамой»? В каком возрасте?

Наталья: Наверное, лет в 25, 26.

Корр.: То есть уже более 15 лет вас эта тема волнует. Правильно?

Наталья: Да, я задумываюсь над этим серьезно. Да.

Корр.: Но останавливают вас какие-то страхи ваши…

Наталья: Вы правы.

В своих сомнениях и тревогах Наталья не одинока. Поэтому мы предложили ей помощь и поддержку на пути к приемному родительству и договорились рассказывать эту историю, что называется, пошагово. Останется ли Наталья деятельным волонтером и продолжит помогать своим подопечным или всё-таки решится забрать ребенка из детского дома, мы узнаем вместе с вами в следующем году.

А пока давайте вернемся в октябрь. И вспомним, как порадовались, узнав, что из магнитогорского детского дома разъехались по семьям 12-летний Владик и 16-летний Максим, о которых мы рассказывали в прошлые годы в эфире. А еще – что в Нижнем Новгороде родителей обрели сразу пятеро братишек и сестренок. Особенно приятно было услышать регоператора банка данных о сиротах Кемеровской области:

О. Арыжакова: Детей забирают, и с очень серьезными заболеваниями забирают. Это стало всё чаще и чаще проявляться.

Андрюшка и Ариша из Москвы, Паша из Челябинска, Эвелина из Хабаровска, Лиза и Ника из Бурятии, Наташа и Полина из Крыма – у всех этих мальчишек и девчонок не слишком крепкое здоровье. Но это не помешало им обрести родителей. Заботливых и ответственных. Таких, как Александр и его супруга, принявших в семью нашу подопечную – Полинку из коррекционной школы-интерната.

Александр: Мы знали, на что идем. Мы сознательно взяли ее. Будем ее учить. Не хочу загадывать, мне кажется, у нее всё будет хорошо. Мы ее не бросим на произвол судьбы в 18 лет. Так мы не сделаем.

Анкеты ребят, покинувших казенные стены, мы закрываем картинками с «солнечным человечком». С января таких «человечков» появилось на нашем сайте около 140. Может показаться, что это совсем немного, ведь раньше мы снимали с «Листа ожидания» и по 400-500 анкет в год. Однако сейчас в детских домах остались, в основном, подростки, братья и сестры, дети с проблемами по здоровью – то есть те, для кого найти семью непросто. Но, как видите, – возможно! И мы уверены, что жизни ребят, попавших в семьи, изменятся к лучшему, что и у них теперь есть надежда на счастливую жизнь.

Но ведь есть дети, у которых такой надежды нет, потому что они больны, и их диагнозы неизлечимы. О них не часто рассказывают наши коллеги, ведь это трудно и страшно. (Фоном начинают звучать шум дождя и отдаленные крики ворон). Но мы решили, что это необходимо и в октябре открыли новую рубрику – «Острая тема», посвятив ее вопросам детского паллиатива. Подробнее расскажет братец Ноябрь, и я передаю посох Наилю Сабитову.

Отбивка – удар посоха.

НОЯБРЬ

 (Фоном – шум дождя и отдаленные крики ворон, переходящие в мелодию).

Когда рождается здоровый ребенок – это приносит радость и счастье в семью. А если на свет появляется неизлечимо больной малыш?

Корр.: Врачи вам сразу сказали, что это заболевание неизлечимое?

Евгений: Да. Врачи сказали, чтобы мы не привязывались, потому что, скорее всего, скоро ее не будет.

Корр.: А что вы испытали в этот момент?

Евгений: Катастрофа. (Вздыхает). Хотелось выйти и убить себя. Чтобы не чувствовать этих чувств, которые нахлынули.

У Евгения и Катерины Глаголевых из Москвы пять лет назад родилась дочка с редким генетическим заболеванием, синдромом Эдвардса. Тогда в семье и узнали, что их Саше необходима «паллиативная помощь».

Л. Мониава: Паллиативная помощь – это вид помощи, в которой нуждается ребенок, после того как его признали неизлечимо больным. Паллиативная помощь включает в себя и медицинскую помощь, и психологическую, и социальную, и духовную.

Как объяснила заместитель директора детского хосписа «Дом с маяком» Лидия Мониава, разные специалисты должны помогать и всестороннее заботиться о таких пациентах. В настоящее время у нас в стране около 180 тысяч неизлечимо больных ребятишек. Однако необходимая помощь оказывается только в мегаполисах. Что уж говорить о маленьких городах и селах… Но дети и их родители мужественно борются со страшными болезнями и стараются не терять оптимизма.

Евгений: Если я задаюсь таким вопросом: «Почему такие дети рождаются?» – у меня есть ответ мой внутренний: «Потому что они меняют мир к лучшему». И никакого сожаления о том, что всё напрасно – ничего не напрасно и всё очень здорово, что Саша есть и, в общем-то, мы радуемся каждому дню вместе.

Человек не может жить без веры, надежды и любви. И очень хочется накануне Нового года пожелать всем этим семьям продолжать надеяться на лучшее! Несмотря ни на что! Ведь чудеса в нашей жизни еще случаются. А мир действительно меняется к лучшему: новые разработки в медицине позволяют побеждать ранее неизлечимые болезни, да и неравнодушных людей на свете становится всё больше.

В этом мы еще раз убедились, открыв новую точку на карте нашего проекта.

А. Шурхно: В Магаданской области на сегодня общая численность детей-сирот составляет 691 человек. Конечно, большая часть из них находится в приемных семьях или усыновлены – это 429 детей, 220 детей находится в государственных учреждениях для детей-сирот, и 23 человека у нас обучается в учреждениях среднего профессионального образования.

В словах министра образования и молодежной политики Магаданской области Анжелы Шурхно чувствуется гордость за результаты своей работы.

А. Шурхно: Конечно, было бы очень здорово, если бы вообще детских домов не было, каждый ребенок имел бы свою семью, и к этому мы будем стремиться.

Хорошо, когда такими вопросами занимаются неравнодушные люди. Как, например первый заместитель председателя Магаданской городской Думы Виктория Голубева. На работе она – председатель постоянной депутатской комиссии по социальной политике, а в семейной жизни… приемная мама, 17 лет назад взявшая под опеку маленькую девочку.

Корр.: А почему вы решили взять ее в свою семью? Многие же переживают, что вот, бедные дети, но не все берут их в семьи. Почему?

В. Голубева: Я не могу вот ответить, я не знаю. Наверное, решение принято как-то от души, от сердца. Просто, наверное, по-другому и не могло быть?

И действительно, для таких людей, болеющих душой за каждого осиротевшего ребенка, по-другому быть не могло. И тем, кто сейчас ищет сына или дочку, мы хотим сказать: не бойтесь расстояний! Поезжайте в Магадан – там вас ждут и обязательно помогут!

(Фоном начинают звучать бубенцы).

А мой месяц подходит к концу. Слышите – приближается братец Декабрь. Пришла пора отдать посох Инне Зотовой.

Отбивка – удар посоха.

ДЕКАБРЬ

 (Фоном – звон бубенцов, переходящий в мелодию).

В России немало женщин, которых мы называем самостоятельными мамами. А вот с сильным полом картина иная. Ведь одинокому мужчине, пожелавшему стать приемным отцом, требуется сломать высокую стену недоверия, подозрений и стереотипов, царящих в обществе. Но смельчаки всё же находятся. И в самом начале декабря мы познакомили вас с одним из них!

Константин: Еще мне лет когда 11 было, у нас в церкви группа ездила в детский дом один, навещала ребятишек, занятия проводили, играли с ними. И годам к 14, к 15 почему-то стало вот созревать, что возможно, Бог хочет, чтобы я двигался в этом направлении. Плотнее я стал с детскими домами пересекаться, когда занялся после 11-12 года поиском пропавших детей. Позже меня пригласили в консультативный совет следственного управления, он как раз по проблемам детей-сирот. Поэтому я отыскал местных волонтеров, которые ездили в детский дом, ну, думаю, маленечко в их ряды впишусь на некоторое время, а в итоге потом надолго задержался.

Константину немногим больше тридцати, он живет в городе Улан-Удэ. По образованию фельдшер, долгое время работал на скорой, в диализном центре. Потом перешел в Республиканский центр профилактики и борьбы со СПИД. А в июне 2015 года, приехав в детский дом навестить ребят, он познакомился с 10-летним Димкой.

Константин: Его первый вопрос был: «Возьмете меня в семью?» Я прямо и честно ему ответил: «Дима, нет. Но если хочешь, то можно попробовать помочь тебе искать семью, твою анкету распространять».

Константин действительно стал активно искать для Димки семью. Но оказалось, что у мальчика серьезные проблемы со зрением, он часто лежит в больницах. Наверное, поэтому родители всё никак не находились. И в мае этого года Константин сам стал для Димы приемным папой.

Корр.: Дим, ты рад, что у тебя появилась новая семья?

Дима: Да!

Корр.: Что ты чувствуешь в этот момент?

Дима: Душевную спокойность, не то, что раньше.

Корр.: Дим, вы с папой – друзья?

Дима: Да! Иногда бывает – после работы достаю его.

Корр. (со смехом): А вот как, например?

Дима: Прошу покатать на шее.

Корр.: И что – катает?

Дима: Конечно!

Вот так прошел этот год. Как много было в нём новых встреч, интересных событий и радостных известий о том, что кто-то из осиротевших детей обрел семью! А чтобы еще больше ребят стали счастливы, давайте по традиции загадаем за них самое заветное желание под нашей волшебной новогодней елочкой.

(Звучит песня из аудиосказки «12 месяцев»).

Чтобы жизнь цвела, как вешний сад,

Чтобы все вокруг тебя любили,

Чтобы все двенадцать месяцев подряд

Только мир и счастье в дом твой приходили!

 

Инна Зотова: Я хочу загадать желание за маленькую Алевтину из Ростова-на-Дону. Эта активная и улыбчивая девочка любит музыкальные занятия и индивидуальное внимание, которого ей так не хватает. К сожалению, у Али есть проблемы со здоровьем, нужна помощь челюстно-лицевого хирурга и дальнейшая реабилитация, но без заботы близких это невозможно. В январе малышке исполнится 4 года, и ей грозит перевод в детский дом инвалидов. Поэтому семья нужна очень срочно! Я вешаю на нашу виртуальную елку красивую игрушку, загадываю за нашу маленькую подопечную заветное желание и всем сердцем желаю чуда!

 

Георгий Москвичев: А мое желание – за дружных братьев из Челябинска: 14-летнего Сергея, 12-летнего Сашу и почти 10-летнего Антошку. Все трое отличаются добродушным характером, хорошо учатся, любят читать. Они помогают друг другу и никогда не ссорятся между собой. Им не хватает только родителей!

 

 

Ирина Поварова: В Магадане я познакомилась с 9-летним Богданом. Этот добрый и скромный мальчик хорошо и с удовольствием учится, любит помогать старшим и дорожит дружбой. Богдан мечтает попасть в семью, где у него будут мама и папа. Пусть в новом году так и случится!

 

 

Татьяна Юрасовская: Рассудительному хорошисту Жене из Хабаровска в январе исполнится 14 лет. Подросток  не любит конфликтов и ладит со всеми ребятами, но настоящий друг у него только один. Женя хочет жить в семье, и я желаю пареньку поскорее обрести добрых, спокойных и ответственных родителей, которые его не бросят.

 

 

 

 

Наиль Сабитов: В Нижегородской области живет 4-летняя Дарина. У этой ласковой и общительной светловолосой девчушки инвалидность – ей трудно двигаться. Даринке нужна заботливая семья, и я очень хочу, чтобы в наступающем году она у малышки появилась!

 

 

 

 

Ксения Елисеева: 14-летней москвичке Насте в жизни пришлось нелегко. В семье ею почти не занимались, а после недавней смерти матери девочка и вовсе попала в детдом. Несмотря на все несчастья, она растет тактичной, уважительной и справедливой. Я от всей души желаю ей стать дочкой в заботливой и внимательной семье!

 

 

 

(Звучит песня из аудиосказки «12 месяцев»).

От зимы недолго до весны,

За весной, смеясь, ворвется лето.

Под покровом злой холодной тьмы

Прорастут цветы добра и света!

Вы тоже можете загадать желание за любого ребенка из детского дома. На этой станице >>  вас ждет наша новогодняя елка. Под ее волшебные пушистые лапы мы перенесем и ваши пожелания.

Оставить свои пожелания вы можете на круглосуточном автоответчике: +7(495)-959-42-09, на наших страницах в социальных сетях:

https://www.facebook.com/DetskyVopros

https://vk.com/club21532188

http://ok.ru/detskyvopros  или написав по адресу deti@radiorus.ru.

(Звучит песня из аудиосказки «12 месяцев»).

Пусть любовь в сердцах растопит лед,

Чтобы стала наша жизнь прекрасна.

Каждый пусть в душе огонь любви зажжет,

Пусть горит он ясно-ясно,

Пусть горит он ясно!

А на сегодня все. Пришла пора прощаться. Весь год с вами были:

– Георгий Москвичев,

          – Ирина Поварова,

                  – Татьяна Юрасовская,

                             – Наиль Сабитов,

                                        – Ксения Елисеева,

                                                – Елизавета Шмыкова,

                                                            – Дмитрий Трухан

                                                                                  и Инна Зотова.

С наступающим праздником и до встречи в новом, 2019 году!