Искать и находить ответ на самый важный детский вопрос очень помогает наш «Поезд надежды». За 13 лет своего существования он 21 раз отвозил потенциальных родителей в регионы (дальние и не очень), а ещё три раза наоборот – привозил ребят-детдомовцев с разных концов страны в столицу. Может показаться, что не так уж и много было рейсов. Но мы не зря всегда говорим: возвращаясь в Москву, «Поезд надежды» не отправляется в депо, а продолжает свой путь. Просто этот путь уже не так заметен – как тихие круги на воде от брошенного камня. Но, как те самые круги, «эхо» каждого рейса охватывая всё больше людей, порождает новые волны.

Недавно наш круглосуточный автоответчик записал вот такой звонок:

Элина: Большое спасибо дому ребёнка города Находки за то, что в моей семье появилась дочь – красавица, умница. Очень хочется, чтобы в ваших стенах оказалось поменьше детей, и чтобы к вам приехало побольше родителей, чтобы всем достались такие же красивые и умные дети, как моя Дашенька! Ещё раз большое спасибо!

Это сообщение оставила москвичка Элина, многодетная приёмная мама. И посвящено оно находкинской детской больнице, которой на днях исполнилось 45 лет.

«ПОЕЗД НАДЕЖДЫ»

В марте 2012 года «Поезд надежды» побывал в Приморье. Его «пассажирами» стали тогда 11 семей. Практически все потенциальные родители ещё до поездки внимательно изучали анкеты детей на нашем сайте, дистанционно общались с региональным оператором и органами опеки, а потому заранее знали, с кем из малышей хотят познакомиться. Получив направления, семьи разделились: шесть из них остались во Владивостоке и его окрестностях, а пять отправились ещё дальше – в город Находку, а точнее – в городскую детскую больницу, одно из отделений которой и является, по сути, домом ребёнка.

Его заведующая – Людмила Георгиевна Бойко – повела гостей по своим владениям. Однако у прозрачной двери игровой комнаты экскурсия сама собой закончилась – родители увидели детей…

Элина (увидев за стеклом Дашу): Это моя! Всё! Мы едем домой!

И. Зотова: Узнала?

Элина: Да! (умильно) Голубые банты!..

Ирина: Вот Альбина сидит. Вон она – в клеточку! Вон!

И. Зотова: А вон Дашка!

Ирина (удивленно и обрадовано): Да, Дашка! Это я в детстве! То есть я увидела Дашу – увидела себя!

Дмитрий (тихо): Ну, мы узнали…

Элина (Ирине): Не плачь!

И. Зотова: Так, не плакать! Держаться!

Ирина: А я такая… Не обращайте внимания – пройдет сейчас.

Корр. (Екатерине и Юрию): Так, вы своих узнали?

Екатерина: Конечно, узнали! Сразу! Вон Саня сидит, на нас смотрит… в голубом…

Л. Бойко: Это Сашуля. Да.

Екатерина: И вон Ваня!

Л. Бойко: Да, да. (Надежде и Сергею) А малышок…

Корр.: Артурчик…

Надежда (одновременно): Вон там Артур.

Корр.: Узнали?

Надежда: Да! Его отсюда хорошо видно.

Корр.: Да. В красненьком…

Надежда: Совсем малыш…

Корр.: Ну как?

Надежда: Симпатяшка!..

Вскоре, пройдя все необходимые формальности, семьи смогли познакомиться с ребятишками лично. И уже через несколько дней семеро маленьких находкинцев стали мамиными и папиными. А их новые родители, уезжая, благодарили тех, кто им помог.

Ирина: Спасибо большое работникам дома ребёнка, опеке находкинской! Потому что информация выкладывается практически вся и очень оперативно, и деток приводят: и погуляйте, покормите.

Сергей (одновременно): Отдельное помещение выделили для общения.

Ирина: И отдельное помещение для общения выделяется. То есть вот настолько идут навстречу люди нам! Чтоб мы могли себя почувствовать и понять, что мы ощущаем. Огромное им спасибо за это!

С тех пор прошло больше шести лет. Какими они стали – малыши из находкинской больницы?

Надежда и Сергей из Санкт-Петербурга были самыми молодыми участниками приморского рейса. И ребёнок у них оказался самым младшим – Артёмке тогда было только 9 месяцев. А сейчас ему уже 7 лет, осенью – в школу.

Надежда: Мы очень часто в последнее время Находку вспоминаем. Потому что растёт, начинаются ностальгические какие-то воспоминания, просмотр фотографий… уже пришёл этот период.

Сергей: Да конечно! Вспоминаем! С теплотой в душе. Потому что у нас, видите, какое чудо растёт. Благодаря им, в том числе. Мы сейчас переехали за город. У нас дом свой, поэтому там у нас куча детей вокруг, друзей, дома мы не бываем, живём на улице, грубо говоря. Он спортивный: сел на велосипед и уехал – лови только, бегай сзади. Всё, во что можно играть и на чём кататься, мы умеем. Велосипед, ролики, ледовые коньки зимой и лыжи горные. На ледовых коньках вместе катаемся, на лыжах вместе катаемся на горных, стараемся.

Надежда: Ну, наш, родной! Чего ещё можно сказать? (Смеётся). Мы вспоминаем, конечно, всё, но такое впечатление, что это было не с нами, как кино какое-то смотрели… Потому что я не могу сказать, что он был не мой когда-то! Разумом понимаешь, а сердцем не могу принять. А так – любимый, родной! (Смеётся). Каждая клеточка его, молекула! (Смеётся). Вот такие у нас уже ощущения.

Москвичи Людмила и Александр увезли из Находки полуторагодовалого Дениску. Сейчас ему 8, и первый класс уже за плечами.

Людмила: Он такой спортивный мальчик: танцуем брейк-данс, на карате занимаемся. Карате – вообще с четырёх лет, даже ещё четырёх не было – занимались. У нас уже оранжевый пояс по карате. Тренер сказал, что он один из лучших. И тренер по брейк-дансу говорит, что у него прям есть жилка какая-то к этому танцу, потенциал. Но вот рисование не любим, писать не любим… заставляем, занимаемся дополнительно математикой и грамматикой уже сейчас. Ну потому что он ещё внимание требует к себе. В классе – 31 человек, а он у нас баловник – это вообще! Учительница говорит: «Не знаю, на какой козе подъехать к вашему сыну. Он не может просто так стоять! Он или на руках, на голове, ему…» Ну, гиперактивность у нас какая-то. Такой баловник! И боюсь, что отстанет или что-нибудь ещё… приходится вот ещё заниматься математикой и грамматикой дополнительно два раза в неделю. Но такой он ласковый! Любимый – ещё какой! Не узнаете его – совсем другой! Так что у нас всё, вроде, хорошо.

Близнецы Саша и Ваня – ровесники Дениски. Вот уже седьмой год они живут в Подмосковье со своими новыми родителями – Екатериной и Юрием.

Юрий: Первый класс закончили. Ну, у нас были, там, проблемы вначале всякие-разные. А теперь, в общем, ничего. Учителя даже нас в конце года вызвали… ну, там: «Таким-то, таким-то, таким-то родителям прийти обязательно!» Ну, мы думаем: «Значит, сейчас что-то там скажут…» Не, мы пришли – они говорят: «Мы вас позвали, чтобы сказать, как у вас всё хорошо!»

Екатерина: Мы такие счастливые, у нас замечательные детки. Иногда прям так думаешь: «Господи, такие дети хорошие!»

У Ирины и Дмитрия из Ямало-Ненецкого автономного округа шесть лет назад уже были двое сыновей – 8-летний Глеб и 4-летний Гордей. А в Находке они стали родителями двух сестрёнок – 4-летней Даши и 2-летней Альбинки.

Ирина: Всё хорошо у нас, потихонечку живём. (Смеётся). Даже как-то вот… одним предложением – ну, только так и сказать, по-другому никак. Всё хорошо. Растут все, выросли уже, сильно ж не сравнить с тем, что было, были ж малепусенькие. Сейчас-то уже вообще: Даша в пятый класс, Альбинка – в третий пойдёт, вот. Растут, учатся неплохо. Когда слушаются, когда не слушаются. (Смеётся). Ну как все дети! Единственное что, конечно, они уже подросли, с ними попроще уже, они достаточно самостоятельные. Ну, как-то так… Обычные дети! Как все кругом. Сказать так, чтоб совсем без проблем, не могу, потому что так не бывает, дети – они есть дети. Ну, у Даши сложности в учёбе с математикой, но как-то воюем потихонечку с этой математикой, учимся. Ну и так – Даша достаточно своеобразна в том плане, что она отличается какой-то некоторой отстранённостью, может быть… она такая «себе на уме»… Вот она как была такой, так она и есть. Я думала, что, когда время пройдёт, у неё это уйдёт, но это не уходит. Алька – вообще открытый весёлый ребёнок! Вот как она была всеобщей любимицей, так она такая и есть. Хотя тоже с характером девочка. А так – как-то ну вот… живём обычной жизнью: работа, школа, какие-то, там, дополнительные занятия, заботы. Хорошо как-то так, всё более-менее, тьфу-тьфу-тьфу.

Приятно слышать такие рассказы, верно? Дети растут в семьях и радуют родителей. Неудивительно, что все мамы и папы бывших находкинцев с удовольствием откликнулись на предложение поздравить с праздником сотрудников больницы, о которой у них остались самые тёплые воспоминания.

Людмила: Я хочу пожелать воспитателям дома ребёнка и всем детям здоровья. Чтобы было крепкое здоровье. Это потому что самое главное в жизни. Чтобы у всех хватило сил: воспитателям – чтобы воспитывать детей – и физических и моральных.

Ирина: Терпения работникам! Слова глубокой благодарности, потому что вот то, что мы видели – это, конечно, удивляет: их любовь и нежность к каждому ребёнку, которую они проявляли и которую мы видели. Частенько я их вспоминаю и заведующую вспоминаю, думаю: сколько ж у людей терпения! Сколько надо иметь внутренней какой-то любви, нежности к чужим детям… Спасибо большое! Чего можно пожелать дому ребёнка? Наверное, поменьше детей… Понятно, что у них работа есть, потому что есть маленькие детки у них, но лучше бы этих маленьких деток у них не было. А так – благополучия, здоровья, всего самого хорошего! Чтоб детки не болели, конечно.

Екатерина: Находкинскому дому ребёнка я желаю, чтобы у них не осталось там ни одного ребёнка! (Смеётся). Вот это – главное пожелание! Они, конечно, молодцы! Пусть занимаются детьми, которые домашние, а вот чтоб таких – не осталось. Пусть всех разберут, и все будут счастливые! (Смеётся).

Сергей: Дай бог, чтобы… Конечно, плохо, если люди без зарплаты останутся, но лучше, чтоб детишек без родителей не было.

Надежда: Чтоб они просто пошли лечить детишек! (Смеётся). И всё!

Сергей: А так – бюджетного финансирования им. Ну, чтоб деньги были содержать в порядке тех детишек, которые у них оказались волею судьбы. И чтоб почаще к ним приезжали за детьми. Ну а персоналу – всем здоровья и выдержки! Потому что они – молодцы!

Екатерина: Им – огромное спасибо, у них чудесный коллектив, конечно, там. Вот.

Надежда: Спасибо огромное!

Людмила: И я хочу пожелать веры, надежды и любви!

Все рассказы и пожелания родителей мы переслали в находкинскую больницу. Интересно, что скажет в ответ Людмила Георгиевна? Давайте позвоним ей!

(Набор номера, длинные гудки).

Л. Бойко: Але?

Корр.: Алло? Людмила Георгиевна?

Л. Бойко: Да, здравствуйте.

Корр.: Вас беспокоит программа «Детский вопрос», «Радио России».

Л. Бойко (радостно): Ой, здравствуйте-здравствуйте! Мы все прослушали, очень светлые чувства нас сразу же посетили, воспоминания, большое вам спасибо! Замечательно, что вы были в нашей жизни, и что наши детки поехали… что они живут и радуются. Сложные дети были. Может быть, у нас бы они так и, извините за выражение, зависли как-то и пошли бы по учреждениям социальным. А вы нам очень здорово помогли!

Корр.: Спасибо вам большое, за вашу работу…

Л. Бойко: Это вам огромное спасибо!

Корр. (продолжает): За то, что ребятки такие замечательные у вас вырастали.

Л. Бойко: И растут теперь, и радуют и родителей, и мы, конечно порадовались. (Корреспондент смеётся). Слов нет. Никаких нет слов! Вот так вот можно изменить судьбу ребёнка, в принципе-то, предначертанную. Потому что жил бы он в таких условиях, что там о чём-либо мечтать подобном даже невозможно было.

Корр.: Угу.

Л. Бойко: А тут вот так. Судьба улыбнулась! Настолько, что… замечательно!

Корр.: Вы их замечательно подрастили, замечательно отдали в семьи!

Л. Бойко (одновременно): Просто они попали в такие замечательные, надежные руки, просто вот… Это очень важно, потому что они уж тут прям родные: мы же тут нянчили, нянчили, понятное дело.

Корр.: А сейчас у вас есть ребятишки?

Л. Бойко: Вообще практически нет. Если редкий отказничок появляется, он тут же, ещё в совсем таком нежном возрасте, переходит в семьи… Вот у нас, например, восемнадцатилетняя девочка родила, отказалась. Она буквально вчера написала отказ, сегодня уже у нас усыновители.

Корр.: Хорошо, что забирают-то быстро! Замечательно.

Л. Бойко: Конечно, это очень даже замечательно.

Корр.: Ну… прекрасно. Так что пожелания наших родителей сбываются! (Смеётся).

Л. Бойко: Да, да, да… сбываются.

Корр.: Ну и хорошо.

Мы всегда интересуемся дальнейшей судьбой больших и маленьких «пассажиров» нашего «Поезда надежды»: радуемся успехам, если надо – помогаем преодолевать трудности… Особенно внимательно мы следим за тем, как складывается жизнь участников детских рейсов. Потому что ими становятся только подростки, то есть ребята, которым родителей найти нелегко. Тем не менее, «пассажиры» первых двух таких поездок – Серёжа из Кемерова и Соня из Хакасии – обрели семьи в течение пары месяцев после рейса, и сейчас в их жизни всё хорошо.

А вот с 15-летним Сашей из Хабаровска, которого «Поезд надежды» привозил в Москву в марте этого года, вышло иначе. Прошёл один месяц, второй, третий… Недавно у нас состоялся разговор с региональным оператором банка данных о детях-сиротах Хабаровского края Еленой Юрьевной Деевой.

Корр.: У нас в марте с «Детским поездом надежды» был мальчик ваш хабаровский Александр В., октябрь 2002 года. Вот хотим узнать, может, кто-нибудь им заинтересовался, кто-то обращался.

Е. Деева: Нет, никаких направлений никто не получал.

Корр.: В опеку, может быть, местные какие-то семьи обращались?

Е. Деева: Ну, это бы отразилось в анкете.

Корр.: А это вы тоже записываете?

Е. Деева: Да, в опеке отражается, ну, выдача направления либо там временная опека

Корр.: То есть, ни временной, ни направления, прям и никто не звонил, не спрашивал? Потому что нас-то спрашивали…

Е. Деева: Даже нет, я не помню, чтобы интересовались.

Говоря откровенно, эта информация расстроила нас, ведь мы очень надеялись, что лето Сашка встретит уже вместе с приёмными родителями, тем более что для этого были основания. Но дело не только в этом. Впервые мы столкнулись с ситуацией… информационного вакуума. Неожиданной, затянувшейся, тревожной тишины. Почему так получилось?

ВОПРОС  РЕБРОМ

В интересах ребёнка?

Эта история началась в феврале 2018 года, когда в редакцию «Детского вопроса» пришла старший воспитатель одного из детских домов города Хабаровска Юлия Цун. Мы как раз думали, кого из тысяч подростков-детдомовцев пригласить в третий детский рейс «Поезда надежды». Счастливый билет должен был достаться ребёнку, для которого такая помощь и поддержка – едва ли не единственный реальный шанс кардинально изменить судьбу. Юлия Дмитриевна предложила кандидатуру воспитанника своего детского дома – Александра В. И рассказала о тяжёлой судьбе мальчишки из неблагополучной семьи.

Ю. Цун: До того как он поступил в детский дом, он жил с мамой и с её сожителем, но мама очень сильно пила, и её лишили прав, потому что ребёнок был предоставлен сам себе, она им не занималась, он бродяжничал, он прошёл, короче говоря, улицу. У него есть родной папа, папа ушёл от них, когда Саше было 10 месяцев. У папы своя семья благополучная и, когда Сашу в детский дом определяли, маму лишили прав, естественно, что вышли на отца, с ним связались, он говорит: «Я не буду его забирать, это ребёнок мне чужой совершенно».

И. Зотова: Чудесные родственники!

Ю. Цун: Ну, вот такие родственники. У Саши на сегодняшний день есть гостевая семья, его оформили, ну, совершенно недавно, на Новый год он первый раз пошёл, то есть, там близких нет никаких ни привязок, ничего.

И. Зотова: Ну, потом, может быть, это сподвигнет и гостевую семью как-то позаботиться о светлом будущем ребенка.

Ю. Цун: Нет. Навряд ли.

И. Зотова: Навряд ли?

Ю. Цун: Навряд ли, да. Мы не рассматриваем эти перспективы…

И. Зотова: У меня нет возражений по мальчику.

Ю. Цун: Ура!

Запомните, пожалуйста, эту фразу из уст представителя детского дома: «Мы не рассматриваем эти перспективы». Мы к ней еще вернёмся.

Итак, на весенние школьные каникулы в марте 2018 года по приглашению журналистов социального проекта «Детский вопрос» в Москву из Хабаровска приехал 15-летний Саша, пассажир детского «Поезда надежды». Мы пригласили мальчика в столицу, чтобы помочь ему определиться с профессией, а главное – чтобы найти подростку семью, да и к другим ребятам из детских домов Хабаровского края привлечь внимание потенциальных родителей.

 За эти каникулы Саша успел увидеть многое. Каждый из пяти дней поездки мы подробно освещали на нашем сайте и в соцсетях – практически в режиме онлайн. Неудивительно, что многие активно комментировали эти сообщения, задавали вопросы, передавали подарки Сашке. А одна московская семья, недавно получившая заключение о праве быть опекунами и искавшая ребёнка, присоединилась к экскурсии по улицам Москвы, которую проводил заслуженный учитель России Игорь Михайлович Шидловский. Надо сказать, даже столь короткое знакомство с Сашей произвело на супругов впечатление.

Владимир: Семья – это папа-мама и обязательно ребёнок. И сейчас занимаемся поиском ребёнка в семью. Очень понравился Александр. И хотели вот предложить стать членом нашей семьи.

Конечно, такой поворот событий застал Сашку врасплох. Понятно, что он не готов был сразу принять решение, да никто этого и не требовал. В последующие дни Саша не поднимал тему семьи. Но перед самым отъездом, уже в вагоне «Аэроэкспресса», не удержался.

(Фоном – шум поезда).

Корр.: Ты не жалеешь, что согласился и поехал?

Саша (одновременно): Нет! Нет-нет-нет.

Корр.: То есть ты рад, что так получилось?

Саша: Конечно! Такой шанс. Ещё и нашёл семью.

В детский дом Саша вернулся буквально окрылённым. Вот что рассказала нам в телефонном разговоре Юлия Цун.

Ю. Цун:  Для него эта поездка – она, мне кажется, вообще разделила всю его жизнь: «до» и «после».

Корр.: А что изменилось? Вот каким он стал, Сашка?

Ю. Цун: Ну, он же очень такой скромный, очень тихий, вот «чтоб я, главное, никому не помешал»… Сейчас он приехал с уверенностью в глазах, потому что он увидел совершенно другой мир. У него поменялась даже осанка. Мы вообще безмерно вам благодарны за то, что вы нашему воспитаннику дали такой шанс.

Мы искренне порадовались за Сашу и стали ждать, когда же, наконец, услышим долгожданную новость о том, что он живёт уже не в детском доме, а в хорошей семье, о чем так долго мечтал, Но, как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

В начале апреля от работников детского дома мы вдруг узнаём, что Саша после поездки снова стал жить в той гостевой семье, о которой говорила педагог, и что ему там нравится. А московским кандидатам представители детдома сообщили, что у мальчика всё хорошо, и что он уже практически обрёл семью у себя в Хабаровске.

Что ж, решили мы, если это так, значит, жизнь Сашки действительно налаживается. И так ли уж важно, в какой семье будет жить мальчик – в хабаровской или московской? Главное, чтобы ребенок был счастлив. Вот только Саша почему-то перестал отвечать на наши звонки, все сложнее стало выходить на связь и с представителями детского дома. В таком нарастающем информационном вакууме прошли апрель, май, июнь… Наконец, нам удалось дозвониться до руководителя Службы семейного устройства детского дома Юлии Анатольевны Бондаревой. И вот что она нам рассказала.

Ю. Бондарева: Саша находится в гостевой семье. Это семья, которая с ним контактирует, начиная с сентября месяца 2017 года. И они его, в общем-то, достаточно регулярно берут в гостевую семью. Ребёнку нравится. Потому что они друг друга уже столько знают, взаимодействуют, семья его хорошо принимает. Понимаете, по закону, 48-ой закон об опеке и попечительстве, он даёт право этим людям иметь гостевую семью, которая будет функционировать в течение 2 лет. Вот заключение о гостевой семье, в течение 2 лет эти люди могут брать любого ребёнка в гостевой формат в свою семью. Они хотят принять его в приёмную семью. Но это семья военнослужащих, и они только недавно получили служебное жильё. Служебное жильё еще не стоит на балансе, и поэтому взять какие-либо документы они не могут. Для отдела опеки нужны документы, подтверждающие право проживания в этом служебном жилье.

Корр.: То есть, я правильно понял, на сегодняшний день документы не собраны?

Ю. Бондарева: Документы не собраны, не сданы. Но они мне говорят, что вот в течение трёх недель этот вопрос будет решён.

Корр.: А вы давно уже занимаетесь вопросом Саши, его устройства?

Ю. Бондарева: Занимаемся с сентября месяца, с момента, как они познакомились… с этой семьей.

Корр.: Елена Анатольевна, вот объясните мне, с сентября месяца они с ним общаются, с января месяца он ходит на гостевой, сейчас уже конец июня, то есть прошло уже практически полгода.

Ю. Бондарева: Я вас прекрасно понимаю… Но мы всегда идём от интересов ребенка.

Корр.: А у Саши с этой семьёй всё хорошо, полный контакт?

Ю. Бондарева: Да, да. Там полный контакт. В общем-то, в психоэмоциональном плане в семье всё достаточно благополучно.

Чем дольше мы слушали работника детского дома, тем больше у нас возникало вопросов. Если в этой семье всё благополучно и ребёнку там нравится, то зачем же тогда его кандидатуру предложили для детского «Поезда надежды»? Почему ещё в феврале Юлия Цун заявила, что детский дом насчёт этой семьи не рассматривает перспективы? Помните ту фразу педагога? Ведь тогда получается, что уже с начала года относительно этих людей были большие сомнения.

 И самое главное. Если детский дом действительно «идёт от интересов ребёнка», как так получается, что уже целых 10 месяцев Саша не может осуществить свою самую желанную мечту – жить в настоящей семье? Или детский дом устраивает, что ребёнок постоянно пребывает в гостях? И что это за люди, которые уже почти год знакомы с подростком, обещают пареньку взять в свою семью, но никак не выполнят обещанное? О них нам рассказала директор детского дома Ольга Сергеевна Шушкова.

О. Шушкова: С нашей семьей немножко тут проблема, и вот в последний раз уже был конфликт, и Саша сказал, что если будут другие желающие (вот та семья, которая была в Москве, с которой он знакомился), то он не против бы поехать, потому что здесь нас завтраками кормят. Они привыкли уже к временной передаче, понимаете, что ребенка можно брать, что беспрепятственно можно брать паёк, можно… и всё, и на том и сидят. В последний раз уже отец нам этот приёмный сказал (будущий как бы), что, может быть, он уже взрослый… может быть, его уже оставить во временной передаче?

Ну, в общем, какая-то семья… там еще свои нерешенные вопросы. Вроде Саше там хорошо, и вроде Саша как бы там всё время пребывает, и во временную передачу мы его отдаём, и на неделю, и вот на две недели отдавали, он экзамены сдавал же, ну, какая-то семья несерьёзная (смеется). Мы с ними делать ничего не можем.

Удивительная позиция руководителя учреждения, законного представителя своего воспитанника – Саши. Не находите? А ведь ещё в марте появилась семья со всеми необходимыми документами, готовая сразу же забрать подростка к себе. И Саше они понравились. Что же помешало? Неужели только устные возражения хабаровских кандидатов?

Если вы думаете, что ситуация с Сашей – это досадное недоразумение, исключение из правил, то можно вспомнить историю с другим воспитанником из того же учреждения. В прошлом году в декабрьском выпуске радиожурнала «Детский вопрос» мы рассказали, как преподаватель местной воскресной школы Юлия в рамках проекта «Стань старшим другом» стала наставником одиннадцатилетнего Ромы. Пообщавшись с мальчиком в течение года, Юлия осенью решила оформить опеку и начала собирать документы. С того времени прошло уже более 9 месяцев, и мы поинтересовались у Ольги Сергеевны, как обстоят дела.

О. Шушкова: Вот сейчас ждём решения опеки, потому что там ситуация, сестра есть старшая, Полина, она у нас сейчас… год в Евпатории. Прилетает 14 июля. Вот сейчас нужно разрешение Полины, сейчас мы ждём, с Евпатории придёт, а так документы сдали, семья хочет и берёт ребенка.

Корр.: А что за разрешение Полины?

О. Шушкова: Ну, потому что… ей уже 15 лет… что она не против, чтобы её брат ушёл в семью, поскольку они берут только Рому.

Корр.: Нет, но это странная идея. Законом разрешение несовершеннолетних братьев и сестёр не требуется. Это решают органы опеки и детский дом.

О. Шушкова: Ну, видимо, не знаю, может, они перестраховываются… и мы ждём решения от опеки в плане да или нет. Мы должны дать, детский дом, потом своё согласие, если они скажут, что да. Но они, по сути, разделять-то не имеют права, если дети проживали вместе, ещё в одной группе…

Корр.: Ну, почему… есть пояснение… что в интересах детей…

О. Шушкова: Вот на это и упираем, в интересах детей чтобы было (со смешком).

И опять мы слышим эту фразу. Чтобы всё было в интересах детей. Конечно, и детские дома, и органы опеки обязаны действовать, исходя из интересов ребёнка. Об этом и говорится в Федеральном законе №48-ФЗ «Об опеке и попечительстве». Но разве устройство детей в семью не является важнейшей задачей для органов опеки?

И разве это в интересах Ромы – зная, что есть хорошая семья, желающая взять его к себе, долгие месяцы ждать разрешения от важных тёть и дядь? И что мешало всем этим ответственным тётям и дядям, которые все как один, дружно стоят на страже интересов мальчика, раньше взять разрешение у старшей сестры, если это так необходимо, а не ждать целый год?

Вот и Сашка всё ещё живёт в гостевом режиме. Детский дом в очередной раз предоставил хабаровской семье время, теперь уже до середины июля, чтобы собрать полный пакет документов. Сколько таких сроков уже было в прошлом? Однако заканчивались они безрезультатно, точнее – с результатом постоянной неопределенности, которая, видимо, устраивает и работников детского дома, и гостевую семью. А Сашку?

Нам всё-таки удалось связаться с ним. Мальчик только что вернулся из похода, куда ходил вместе с другими ребятами из детского дома.

Корр.: Ну а ты на каникулы вообще куда собираешься?

Саша: На море. Ну… с детским домом.

Корр.: То есть в лагерь?

Саша: Во Владивосток.

Корр.: Ну то есть ты, вроде, получается, что и в детском доме числишься, и живёшь вроде и в семье? Так, да?

Саша: Да, да. Ну ещё документы делаются вот у этой семьи.

Корр.: А потом? То есть, если они не успеют документы сделать? Или там они ещё решают?

Саша: Нет, там успеют-не успеют.

Корр.: Ну а ты, в общем-то… вот своё решение у тебя какое-то есть?

Саша: Ну, чтоб я был в семье.

Корр.: Ну то есть тебе в эту семью хочется, именно сюда хочется или в принципе – в семью ты хочешь? Всё равно какую.

Саша (одновременно): В принципе в семью.

Ольга Сергеевна, слышите? Саша хочет в семью. Уже давно хочет. В настоящую, а не гостевую. Это же в интересах ребёнка, о которых все так любят говорить. Помогите ему, вы же директор детского дома, законный Сашин представитель. Сегодня он считает, что находится одновременно и в детском доме, и в гостевой семье. Но разве так должно быть?

Мы искренне надеемся, что сложившаяся странная ситуация изменится, и люди, которые отвечают за Сашу и его друзей по несчастью, всё-таки начнут и в самом деле действовать в интересах детей. То есть – устраивать детдомовцев в семьи, не тратя время на ожидание «у моря погоды».

Хочется верить, что эхо этого «Поезда надежды» вскоре сменит тональность с тревожной на радостную, и Сашка расскажет нам о том, что покинул детский дом насовсем. И, может быть, попросит нас найти семью кому-то из своих друзей, оставшихся в казённых стенах. Как это сделала недавно участница второго детского рейса «Поезда надежды». Для самой Сони новая жизнь – жизнь в семье – началась больше года назад. Но девушка продолжает поддерживать связь с подругами из хакасского детского дома через соцсети. Например, с Зариной.

Соня: Она мне писала: «Попроси на радио, чтобы обо мне что-нибудь сказали, чтоб семья нашлась, потому что я не хочу, чтобы нас с Радой разлучали». Больше приемные родители приезжают к Раде, чем к Зарине. Потому что она старше…

Просьбу Сони мы сегодня и выполним.

ГДЕ ЖЕ ТЫ МАМА?

Тёмные глаза, пышные каштановые волосы… Сёстры Зарина и Рада – настоящие восточные красавицы. Младшей из них – Раде – 11 лет, а старшей в апреле исполнилось 15. Мы уже рассказывали об этих девочках, но семья для них пока не нашлась. Тем временем, над неразлучными сёстрами нависла угроза: детский дом, в котором Рада и Зарина живут больше шести лет, собираются закрыть. И есть вероятность, что сёстры попадут в разные учреждения. Эту печальную новость Зарина рассказала Соне.

Корр.: Она хочет с Радой вместе быть?

Соня: Угу.

Корр.: Она о ней заботится?

Соня: Да. В школу, со школы её…

Корр.: Провожает, да? Туда-обратно…

Соня: Да. С уроками помогает, всегда. Заступается за неё. Ну, там, иногда обижают её, она заступается.

Корр.: Ну а вот какая она вообще девочка? Что ты можешь о ней сказать?

Соня: Она веселая. Поделки всякие делает. К психологу мы с ней вместе ходили, разукрашивали. Потом в швейку мы с ней ходили. Ну она творческая, в основном. Я знаю, что она очень ответственная, за сестру всегда.

Корр.: А как ты думаешь, какие родители ей подошли бы?

Соня: Понимающие, наверное, скорее всего. Чтобы она могла просто взять и рассказать им… ну если что случится. Потому что она может в первое время замкнутой быть. Она когда чем-то встревожена или что, она в себе замыкается, и думает сначала: что? почему? А потом только может рассказать об этом.

Корр.: Чтобы она могла им доверять?

Соня: Да.

Корр.: И она вот прям вот хочет в семью? Потому что многие подростки сами говорят, что, там, «я не хочу в семью, мне уже не надо».

Соня (перебивает): Ну она тоже так раньше говорила. У неё мама живая была, у неё вот недавно мама умерла. Перед днём рождения умерла.

Конечно, мы поговорили и с самими девчонками. Раду попросили рассказать о том, какой она видит свою старшую сестру – Зарину.

Корр.: Скажи, вот у тебя сестрёнка старшая – она какая?

Рада: Красивая, умная, трудолюбивая.

Корр.: Она тебе помогает?

Рада: Да. Помогает делать уроки, заплетает.

Корр.: Косички тебе заплетает, да?

Рада: Угу.

Корр.: Здорово! А ты ей помогаешь чем-нибудь?

Рада: Да.

Корр.: А чем ты ей помогаешь?

Рада: Иногда тоже помогаю посуду мыть.

Корр.: Понятно, вы вместе посуду моете. Да?

Рада: Ага.

Корр.: Ну ты молодец, это правильно – старшей сестре тоже надо помогать.

Зарина тоже не осталась в стороне и рассказала нам про любимую сестрёнку.

Зарина: Сестрёнка у меня самая лучшая! (Смеется). Тоже трудолюбивая, послушная, хорошая, добрая. Петь любит, выступает она тоже, стихи быстро учит – у неё память вообще быстрая.

Корр.: Ооо…

Зарина: Хорошая память.

Обе сестры – девчонки активные. Например, Зарина любит играть в футбол. По словам воспитателей, в ней есть важные для спортсмена качества – сила воли и упорство. Девушка мечтает научиться играть на гитаре.

Рада любит природу, турпоходы. Она отлично ладит с окружающими: как с детьми, так и со взрослыми. Соня с теплом вспоминает о девочке.

Соня: Она чувствительная. Она чувствует людей очень. Она не общается с девочками, которые сначала общаются вместе, а потом могут не общаться и говорить плохое про друг друга. Рада – она очень добрая. Она принесла в детский дом кота, что ли. Животных очень любит! Иногда даже плачет, когда видит котенка, там. Она хорошо учится, я знаю, у неё хорошие отношения с учителями.

Корр.: Дружные сестры?

Соня: Да! Она очень Зарину любит, она подражает ей всегда и пытается быть похожей на неё.

Переживать удары судьбы Зарине и Раде помогает их любовь друг к другу. Но где та рука, что одарит сестёр лаской, отразит хотя бы часть невзгод и откроет двери в будущее?..