– Здравствуйте! Вы позвонили в программу «Детский вопрос»…

Эти слова может услышать каждый, кто наберет номер нашего круглосуточного автоответчика. Обычно люди звонят, чтобы задать интересующие их вопросы. Вопросы, кстати, бывают самые разные. Чаще всего, конечно, спрашивают о детях…

– Здравствуйте! Я из города Ижевска. Нас с мужем интересует девочка Ангелина Ц. из города Москвы. У нее есть братья и сестры. Можно ли ее отдельно усыновлять или нельзя? Спасибо.

Вопрос устройства братьев и сестер в разные семьи решается специалистами органов опеки и руководителями детских учреждений. И каждый случай рассматривается индивидуально, поскольку по закону в первую очередь должны быть учтены интересы детей. Что касается Ангелины, то о девочке спрашивают постоянно. Но у малышки есть двое братьев и три сестры. Поскольку дети росли вместе, сейчас живут в одном учреждении, хорошо знают и любят друг друга, органы опеки не соглашаются на их разделение. Они ищут семью, готовую принять всех шестерых. Конечно, это непросто. Но мы очень надеемся, что такая семья все же найдется.

– Здравствуйте! Меня зовут Юля. Я вам звоню из города Омск. Мы у вас на сайте нашли анкету мальчика, Сергей Я. Он в интервью рассказывал, что очень любит играть на трубе. У него музыкальный инструмент разваливается, и, к сожалению, нет возможности купить новый. Мы бы хотели помочь ему с покупкой инструмента. У нас есть несколько человек, которые готовы собрать нужную денежную сумму. Подскажите, пожалуйста, с кем связаться, чтобы уточнить, какая именно модель инструмента ему нужна? И как это лучше сделать: купить его и как-то почтой переслать или через транспортную службу? Или передать им деньги? Спасибо вам большое. До свидания.

Людей, готовых помочь Сереже с покупкой нового инструмента, оказалось немало. Мы всем хотим сказать большое спасибо! И сообщить две важных новости. Во-первых, в Московском военно-музыкальном училище, где Сережа недавно побывал, мальчику порекомендовали сменить его альт на другой инструмент (на какой именно – будет решаться чуть позже). А во-вторых, в истории нашего подопечного наметилось продолжение, о котором мы обязательно расскажем в следующих выпусках радиожурнала «Детский вопрос».

Кстати, о героях наших передач тоже спрашивают часто.

– Будьте любезны, расскажите, пожалуйста, о дальнейшей судьбе незрячего мальчика Глеба. Он ведь, наверное, учится в школе для слепых или в обычной. Как ему живется в этой семье? Ваша слушательница из Петербурга.

Рады сообщить, что у Глебки все хорошо. Глеб – отличник! Он ходит во второй класс школы для незрячих детей. В свободное время учится играть на трубе-теноре в музыкальной школе, занимается спортом в бассейне и на ипподроме, играет в шахматы. Еще Глебка много путешествует, уже не один раз побывал на море… А полтора года назад в его большой дружной семье родился седьмой ребенок – Левушка.

Конечно, очень много звонков по поводу «Поезда надежды».

– Добрый день! Меня зовут Наталья. Мы с мужем хотели бы усыновить маленького ребеночка. Желательно, конечно, девочку до двух лет. Я понимаю, что это очень трудно сейчас, в наше время. Мы слушаем постоянно вашу программу «Детский вопрос» и с удовольствием хотели бы хоть раз поучаствовать в проекте «Поезд надежды». Будем очень признательны за любую информацию и связь с нами. Возможно, вы поедете в какой-то далекий город и возьмете нас с собой, чтобы мы могли иметь надежду усыновить ребеночка, так как по Подмосковью, и по Владимирской области, и по Калужской, Ярославской и Смоленской мы уже объездили – детишек нет. Но вдруг где-нибудь, в далеком краю вы нам поможете. Спасибо вам большое, будем ждать звонка.

Всем, кто не забывает продиктовать свой номер телефона и код города, мы обязательно перезваниваем. И часто именно с таких разговоров начинается не просто знакомство, а большая дружба. Одну такую историю расскажет сегодня Ирина Поварова.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Фамилия Песня

У Владимира Песни и его жены Алены трое детей: 11-летняя Юля, 8-летний Вова и 7-летний Ян. В гости к ним мы собирались уже давно, но все никак не получалось: то у нас командировки, то у главы семьи. И это неудивительно: фотокорреспондент МИА «Россия сегодня» очень много ездит не только по стране, но и по всему миру. Однако долгожданная встреча в неофициальной обстановке все-таки состоялась. Правда, к нашему приходу в сборе была не вся семья: мальчишки катались на роликах, а Алена еще не вернулась с работы. Первым пришел домой Вовка.

(стук закрывающейся двери)

Корр.: Привет!

Вова (бросая ролики): Охххх.

Корр.: Что вздыхаешь? Устал кататься?

Вова: Да.

Корр.: Долго катался-то?

Вова: Часа два.

Корр.: Оу, ух ты.

Владимир: Ну ладно, не два…

Вова: Ну или один, я не знаю. Я время не считал… я с собой телефон не брал.

Корр.: А-а-а… Заходи. (звук микшируется, идет фоном)

Вскоре пришел и Ян. В ходе знакомства выяснилось, что Владимир-старший не только фотографирует замечательно…

Корр.: А кто у вас музыкой занимается?

Юля: Пааапа.

(Владимир играет на фортепиано)

Корр.: Да?Ты еще и музыкальную школу, поди, закончил?

Владимир: Не-а.

Корр.: Нет? Ты сам по себе, что ли?

Юля: Пап?

Владимир: Музыкальная школа – это скучно. (наигрывает мелодию на электропианино) У нас будет вот сейчас такая красивая-красивая музыка… (Вове) Ну-ка, давай. Вот здесь вот две ноты нажимай (показывает, как задавать ритм).

(Звучит мелодия – Владимир и Вова в четыре руки играют на электропианино, Вова не очень хорошо держит ритм, Владимир и корреспондент смеются)

Корр.: Хорошо вы вдвоем… Два Вовки.

(Звучит другая мелодия, Вова пытается подыгрывать)

Владимир: Ну ты не попадаешь! Надо с ним вместе играть, с Шопеном.

Вова: Я – вместе!.. (корреспондент смеется)

Владимир (со смехом, продолжая играть): Ну, не те! Конечно, на черных здесь надо играть. Вот! (показывает)

Алена (входя в комнату): ЗдорОво, Шопены!

Корр. (со смехом): Привет!

Это наконец добралась до дома Алена. Володя сразу же организовал для нас чаепитие. Тут-то и зашел разговор о том, почему, уже имея двух детей, они в свое время решили принять в семью третьего.

Алена: Я помню, что была просто неполна душа. Ну, то есть было еще место. В доме, в кошельке, в душе… Везде место есть – значит, здесь должен быть еще один ребенок.

Владимир: В детстве еще отец говорил: «Вот, плохо мы с мамой поработали для воспроизводства населения страны: мы вас двоих с братом родили. Надо бы третьего». И я так запомнил, что в семье три ребенка должно быть… минимум.

Алена: Вот. И, муж сказал: «О-кей, только это будет мальчик». И мы решили искать мальчика – ровесника младшего сына. Сыну на момент этого решения был почти год. Мы собрали документы, взяли заключение на двоих детей, пошли искать.

Алена и Владимир говорят, что сначала вели поиски как положено по закону: получили у московского регионального оператора направление на знакомство с двумя малышами и отправились в дом ребенка.

Алена: Приехали… Эээ… Хорошие дети. Ну… дети и дети. А потом мы поступили уже не по правилам: на одном из форумов пришло сообщение, что в одном из подмосковных городов, в больнице, есть ребенок, которого нашли в холодном доме, это был октябрь или ноябрь месяц…

Владимир (подсказывает): В трансформаторной будке.

Алена: Мальчику год, мать – гражданка Украины, пьяная… И мальчика поместили в больницу. Вот. И мы сходили в местную опеку… Ну, классика жанра! Мы же не могли сказать, почему мы знаем, что в больнице есть ребенок. Опека сказала: «Не-не-не, у нас никого нету. Никаких детей». Мы привозили в эту больницу  памперсы, какие-то лекарства, творожки, какую-то еду, немножко с этим мальчиком играли и так далее… И сейчас прекрасно понимаю, что мы сделали неправильно, мы привязались к этому пацану. Длилось это не очень долго, но в итоге…

Владимир (одновременно): Ну, он очень хороший был.

Алена: Да. В общем, в итоге его предложили семье, где был дедушка-владелец сети киосков. И вот благодаря дедушке ребенка предложили семье его сына. А потом, через некоторое время, был суд, и ребенка вообще вернули матери, она уехала на Украину с ним. Это было безумно болезненно, то есть это прям выдиралось с корнем… И тут «Поезд надежды» объявил о наборе в новый рейс, который был в Новосибирск. У нас был комплект документов, мы написали заявку и попали на «поезд».

Корр.: А «поезд» как вспоминается?

Владимир: Ну, прекрасно совершенно, не знаю…

Алена: Мы познакомились сначала с командой «Поезда надежды», и в душе появилось удивительное спокойствие и уверенность. То есть, есть люди, они прекрасно знают, что делать, какие бывают нюансы, они поддержат в сложной ситуации.

Владимир: Причем видели пары, которые тряслись буквально. «Что вы трясетесь? За нас все сейчас сделают. Сейчас вот нас привезут, посадят, покажут…»

Алена: И мы приехали в Новосибирск, абсолютно спокойные, и был очень интересный день. Мы пошли к оператору, где показывали анкеты. Сказали, что хотим мальчика, возраста нашего младшего сына. Нам сказали, вы знаете, нет таких мальчиков. Есть постарше на два года. И мы вспомнили классический совет, что «получите направление в детское учреждение, приезжайте в детское учреждение, а там вселенная, бог, там, выведет, куда нужно».

Удивительно, но так и произошло: приехав в дом ребенка, супруги узнали, что мальчик, с которым они собирались познакомиться, спит – в его группе только что начался тихий час. Но главврач и сотрудница отдела опеки предложили Алене с Владимиром зайти в группу ребятишек помладше, которые еще только готовились ко сну. Там-то супруги и приметили своего сына.

Владимир: Пошел, так оглянулся. Тут я понял: всё!

Алена: Надо брать!

Корр.: Ему тогда сколько было?

Алена: Год и девять.

Получив направление на понравившегося малыша, Владимир и Алена не стали долго раздумывать. Ведь решение, в сущности, они приняли еще при первой встрече.

Алена: Мы подписали согласие, и тут у меня началась истерика. То есть, вот, мы подписали согласие, и я начала реветь. Это было очень жесткое психологическое состояние. Я… Я это сделала! Я за всю семью приняла решение. Как же теперь будет? А муж сохранял ледяное спокойствие, общался с ребенком, а я там, значит, в кабинете соцпедагога чаем отпаивалась.

Владимир: Мы там играли с ним. Шарики, мячики, зверушки…

Увезти найденного сына сразу супругам не удалось: новосибирские чиновники оформляли документы для опеки над Вовкой очень долго – целых 50 дней. Но, по словам Алены, этого времени ей как раз хватило, чтобы прийти в себя, успокоиться и подготовить все к приезду еще одного малыша.

Алена: Мне сказали: «Все, можете приезжать», Володя остался дома с ребятами, а я одним днем мотанулась в Новосибирск. Когда туда летела, видимо, на нервах, я не спала, прилетела рано утром, пока все оформляла … в общем, когда я вечерним дилижансом возвращалась в Москву, в самолете меня выключило. А Вовик сидел рядом, он совершенно не собирался спать, ему было очень хорошо. Единственное, что я могла, это открыть вот так вот глаз, дать ребенку шоколадку и закрыть глаз. А когда я, наконец, сумела проснуться, я так удивленно посмотрела на счастливого Вовку, и подумала: «Боже мой, когда он успел измазаться так шоколадом?». (корреспондент смеется) Мы из Домодедово приехали домой, и по московскому времени было примерно полдесятого. И вот до сих пор помню: открывается дверь, навстречу выбегает дочка, сын. Я завожу Вовика, говорю: «Вот, познакомьтесь, это ваш брат». И Юля, которой было тогда почти пять, значит: «Ура! Наконец-то привезли». И вот, собственно, началась уже жизнь вместе.

Корр.: Ну и как она, весело началась?

Алена: Очень весело. С медовым месяцем что-то вообще никак не подвезло. То есть он отсутствовал. Вот. А Вовка был таким очень интересным младенцем, который мир подстраивает под себя. Он был невероятно каким-то зрелым. Он не умел улыбаться… Говоришь: «Вова, улыбнись» и он так открывает рот… то есть очевидно, что ребенок пытается сделать что-то с лицом…

Корр. (одновременно): Но, не знает – что.

Алена: …не знает, что именно, то есть мимические мышцы вообще не были развиты. У них было очень сильное соперничество развито с Яном, ну потому что конкурент…

Владимир (одновременно): Ну, оно и до сих пор.

Алена: Да, я помню один из конфликтов, когда Ян взял сломанное колесо от машинки, прижал к пузу, упал на пол, орал, а Вова валялся на нем сверху тоже орал и кусался. Я решила подождать, чем все это кончится. То есть я уселась рядом и контролировала, чтоб у них было все безопасно, и выслушивала как они орут. В общем, кончилось тем, что я не дождалась. Мне пришлось взять кувшин воды, и просто их полить для того чтобы они расцепились. Но они очень быстро начали вместе создавать банду, шкодить вместе… в детский сад они ходили в один, в параллельные группы, потому, что это разные дети, им нужна своя компания каждому, и они успевали за день в целом соскучиться. В школу они тоже пошли в один год, в разные классы. И вот учителя говорят сейчас, что ну так-то у них у каждого своя компания, свои друзья, но вот на прогулке они гуляют вместе. Если кто-то начинает обижать Вову, из ниоткуда появляется Ян с друганами и Вову защищают. Если кто-то обижает Яна, из ниоткуда появляется Вова со своими друганами, они Яна защищают. То есть они так… присматривают друг за другом, чтобы все было хорошо.

Дома принцип «вместе, но раздельно» тоже соблюдается. Хотя братья живут в одной комнате (самой большой в квартире), у каждого есть своя территория.

Владимир: Вова, покажи, как ты живешь.

Корр.: Ну, давай показывай.

Владимир: Где твоя кровать, где… чего.

Вова: У меня кровать наверху, а вот это Яникина.

Владимир: Вовкин кабинет на балконе, Яника здесь.

Юля (издалека, одновременно): Папа… папа.

Корр.: Классно!

Владимир: Ну там, естественно, утеплили все.

Вова: Спим, занимаемся на кольцах иногда.

Корр.: Ммм. Ух, ты. Ты и подтягиваться умеешь?

Вова: Да.

Корр.: Ну, ты силен! И отжиматься, наверно, умеешь (Вова угукает) Здорово! А еще что умеешь?

Вова: На шпагат полностью садиться.

Корр.: Правда? Здорово. А ты где-то занимаешься? В секции?

Вова: Да, самбо. А с этого года я пойду на гимнастику.

Корр.: На спортивную?

Вова: Ну, на цирк…

Корр.: А, цирковая студия какая-то?

Вова: Да, тут рядом и самбо, и плавание, и там еще есть цирковая студия.

Корр.: Здорово. А Яник чем занимается?

Вова: А он только самбо.

Корр.: А он не хочет, что ли, еще чем-нибудь еще заниматься?

Вова: Не-а… А вы ходили на выставку машин?

Корр.: Нет. Не ходила. Ты машинами увлекаешься, да?

Вова: Да, очень.

Между прочим, такие мужские увлечения в свое время помогли Вовке наладить отношения кое с кем из новых родственников…

Алена: Давай расскажу, как наши родственники приняли. До момента возвращения с «Поезда надежды» мы ничего не рассказывали. А когда приехали с уже подписанным согласием, рассказали Володиным родителям. Володина мама схватилась за сердце и сказала: «Ой! Ну что ж, будем помогать» (легкий смешок)

Владимир: Ну, в семье был опыт… брат у бабушки, у него приемный ребенок.

Алена: А когда я сказала своему папе, мы встретили крайне негативную реакцию. Он говорил, что мы делаем страшную глупость, что мы безумно ошибаемся, мы вредим своим детям, и так нельзя. Но, скажем так, папа не сказал каких-то страшных слов, которые могли бы прервать наше с ним общение, но общение с нами он свел к абсолютному минимуму, то есть, это краткий телефонный разговор: «Ну что, как там у вас дела?»…

Владимир (одновременно): «Как Юля, как Яник?»

Алена (продолжает): И визиты на пять, десять минут на дни рождения, минимальные правила вежливости. То есть в день рождения Вовы он приходил, дарил подарок и уходил.

Корр.: Но все-таки приходил?

Алена: Приходил. Да. Я не заставляла, ну как хочет, пусть так и общается. Но по прошествии уже шести лет, что Вова с нами, у моего папы выстроились с ними совершенно свои отношения – они мужские. Кто идет помогать? Вова. Кто будет гвозди заколачивать? Вова. То есть он в семью ребенка принял абсолютно. И он самый главный кто сейчас нас пилит из серии: «Ну когда же вы окончательно оформите усыновление на ребенка, ну, это уже невозможно!» – говорит дедушка, который вообще не хотел видеть этого ребенка даже близко. (корреспондент смеется)

Владимир: Ну, вот на днях все и произойдет.

Алена: Сейчас мы окончательно все документики оформим и получим себе совершенно вот уже перед законом еще одного сына. С самого начала мы решили, что тайны мы не храним. Во-первых, я не умею врать, ну то есть я просто не смогу, и врать своему ребенку – это самое последнее дело, поэтому мы с самого начала при возникновении каких-то тем говорили, что Юля родилась, Яник родился, а тебя мы взяли в детском домике. Мы пришли и сказали, дайте нам самого лучшего мальчика, мы тебя забрали, теперь ты наш, вот, и Вова прекрасно знает что…

Владимир (одновременно): Гордится, что он сибиряк… Поэтому скелетов решили не создавать, чтоб они очень громко не выпали в свое время.

Вова старше Яна всего на 5 месяцев, но Алена с Владимиром решили при усыновлении день рождения ему не менять, потому что считают эту дату очень важной для самоидентификации ребенка. Так что и день рождения у каждого из братьев – свой, личный. А отмечают их в семье по традиции весело и дружно! Например, этим летом восьмилетие Вовки праздновали в подмосковном развлекательном парке. И, конечно, много фотографировали!

Юля (перещелкивая кадры на фотоаппарате): Это Вовкин день рождения… пышное застолье… назову здесь каждого: именинник!

Корр. (одновременно): Вовка?

Юля (продолжает): Да. Яник, тетя Тома, папа, дед Вова, дед Леня, дядь Сережа, бабушка Нина и Макс, наш двоюродный брат, и мама еще вот.

Вова: Это я!

Корр.: Да, и козочка.

Вова (одновременно): А я ее кормил.

Владимир: Где ты? (корреспондент смеется) Потому что «это я», и показываешь, вон, козу.

Вова: Я ее кормил.

Юля: Да, да, да.

Владимир: Нет, ты кормил корову.

Вова: Вот!

Корр.: Теленок.

Вова: Теленок! Я его и гладил, и кормил.

Яник (издалека, приближаясь): Где теленок? Где коровенок?

Вова: Вот! Я дергаю бутылку, а он не отдает.

Корр.: Конечно, ему же есть хочется! (смеется)

Владимир: Мы пошли искать свиней. Нам сказали: «В лесу живут свиньи». (корреспондент смеется) И нашли! Вот они.

Корр.: Ух ты, правда.

Юля: Круто!

Вова: Их там было шесть!

Яник: Раз, два, три, четыре…

Вова: Я ни одного погладить не смог.

Юля: Почему?

Корр.: Что, убегали?

Владимир: Они очень быстро бегали, да. Вот такой был день рождения.

Корр.: Классно!

Да, когда семья большая, праздники получаются особенно веселыми и яркими! Однако кое-кто из детей считает, что их троих для Алены и Владимира недостаточно…

Алена: Года три назад Юля мне выдает классическую фразу: «Мама, ну смотри как нечестно: у Яника есть Вовик, у Вовика есть Яник, а у меня никого нет», – сказала Юля. Я говорю: «Юля, а кого тебе нужно?». Она говорит: «Мне нужна сестренка». – «Отлично. А какая?» «Ну, годика на полтора меня младше», – сказала Юля, которая понимает, что сестренки берутся любого возраста, который будет заказан. Ну вот, поэтому заказ значит, на сестренку года на полтора младше у нас поступил. Но пока мы, наверно, не готовы к такому решению. В этой квартире, если брать еще ребенка, то это уже в ущерб личному пространству, имеющемуся населению. И это неправильно.

Владимир: Я просто помню, что жил в достаточно тесных условиях, и не хотел бы, чтоб дети тоже…У человека должно быть свое место, ну, в доме.

Алена: Так что тему приемных детей мы временно для себя закрыли. Но… (пауза) очень хотим, чтобы дети из системы уходили. И если мы можем чем-то помочь, то мы реально очень счастливы.

Именно поэтому уже шесть рейсов «Поезда надежды» запечатлены в фоторепортажах Владимира Песни. А банки данных о детях-сиротах шести регионов пополнились его замечательными профессиональными снимками. В этом году Алена тоже присоединилась к команде организаторов «поезда» – как приемная мама-волонтер.      

Корр.: Ну, и как впечатления? Отличались от своего личного «поезда»?

Алена: Ты знаешь, когда мы ездили сами как пассажиры «поезда», все-таки была концентрация на себе, как вот женщина в роддоме, то есть ты не смотришь, что происходит вокруг… ты сосредоточен, самоцентрирован, вот… А когда уже едешь как с командой, то идет концентрация совсем на другом, то есть, на помощи, на ситуации. Внимание направлено на другое.

Владимир: Не, ну конечно, отличались: это уже функции другие были. Я понимал, что… эти фотографии – это не просто какие-то новости: они попадут в федеральную базу, заменят там эти ужасные телефонные карточки, по которым совершенно невозможно понять, что это за ребенок, вот… ну, то есть, я чувствовал причастность к этому делу… то есть не за своим ребенком поехал, а стране помогать пошел!

Надо сказать, что Алена и Володя действительно очень помогли не только пассажирам «Поезда надежды» – большим и маленьким, – но и тем ребятишкам, которые пока еще остались ждать родителей в Иркутской области. Мы все очень надеемся, что жизнь этих детей изменится, и они будут ждать маму и папу совсем по-другому: уже дома. Как ждали возвращения своих родителей Юля, Вовка и Ян: трое ребят с замечательной и очень красивой фамилией – Песня.

(Звучит мелодия – Владимир играет на флейте с клавишами)

Яник: Хочу барабанчик.

Владимир (снимая барабан с полки): Будешь барабанщиком?

Яник: Ага.

(Звучит барабан)

Юля: Хотите, покажу, как я умею? Сейчас, только возьму табуретку.

Корр.: Ну, покажи.

Владимир: Ты стаканчики, что ли?

Юля: Да, стаканчики, пап.

Владимир: Ммм…

Корр.: Ну, давай.

(ритмично стучат стаканчики)

Владимир: Ну, а слова помнишь?

Юля (продолжая крутить стаканчики и отстукивать ими ритм): Я не могу петь и играть.

Владимир: Маши сейчас нету, подружки ее.

Юля: Она лучше меня поет.

Корр.: А, это у них номер дуэтом?

Владимир: Это в школе у них. В школе у них был номер, не дуэтом, а всем классом.

Корр.: О-о-о…

Владимир: Они пели ирландскую песню. На гэльском языке.

(Юля откладывает стаканчики и поет по-гэльски, Владимир аккомпанирует на гитаре)

Продолжение следует…

Суд по усыновлению Вовки уже состоялся,  решение вступило в силу буквально на днях. Так что, пользуясь случаем, с удовольствием поздравляем наших героев с этим замечательным событием!

А в Иркутской области, откуда совсем недавно вернулся наш «Поезд надежды», все еще ждут родителей около 4 тысяч ребятишек. Владимир Песня и его иркутские коллеги во время рейса сделали сотни фотографий для обновления регионального банка данных. Мы, конечно, записывали интервью с воспитанниками детдомов и домов ребенка, рассказы воспитателей о них. С одной из наших новых подопечных – симпатичной русоволосой девочкой – разговорилась Татьяна Юрасовская.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Корр.: Давай с тобой познакомимся. Меня зовут тетя Таня, а тебя как зовут?

Настя: Настя. Мне 13 лет. Я учусь в седьмом классе. Участвую в различных мероприятиях. Каждое лето ездим по лагерям, потом возвращаемся и к школе готовимся. Учебу начала вроде бы хорошо.

Корр.: Какие предметы тебе больше нравятся, какие лучше удаются?

Настя: Мне информатика нравится. Мы в компьютере создаем слайды. Я люблю заниматься бисером, крестиком вышиваю из ниток. Я вообще очень хорошо заплетаю. Хочу в будущем стать парикмахером, открыть свой салон.

Корр.: А у тебя уже есть первый опыт? Может быть, подружкам прически делаешь?

Настя: Да. Когда утром просыпаюсь, в школу всем делаю прически. И маленьких заплетаю.

Корр.: Видишь, как хорошо, что у тебя уже мечта есть! Многие подростки еще не знают, вот, спрашиваешь: «Кем ты хочешь быть?» Они говорят: «Не знаю». А у тебя все-таки… 

Настя (одновременно): А я первое время сомневалась.

Корр.: Сомневалась? А какой у тебя выбор стоял? Между какими профессиями ты выбирала?

Настя: Я хотела стать ветеринаром, а потом задумалась и все-таки решила парикмахером.

Корр.: Понятно. Еще что-нибудь расскажи. Про друзей…

Настя: У меня хорошие друзья. Помогают мне в беде. Я их тоже очень сильно люблю.

Корр.: По характеру ты какая?

Настя: Стеснительная. Ну, я, наверно, добрая. Я люблю людям помогать.

Корр.: Может быть, есть какая-то в тебе черта, которая тебе не нравится, что бы ты хотела исправить?

Настя: У меня много страхов.

Корр.: Ну, например?

Настя: Я темноты боюсь.

Корр.: Ой, я тоже боюсь, скажу тебе по секрету.

Настя: Замкнутых помещений… Одной остаться…

Корр.: То есть, тебе хотелось бы иметь близкого человека?

Настя: Да. У нас девочку забрали в Москву. Мы с ней связь держим.

Корр.: В соцсетях, наверное, да, общаетесь?

Настя: Да. Ей очень весело, но все равно без нас скучно, она сказала.

Корр.: Ну а если бы с тобой приехали познакомиться какие-то люди, ты бы захотела познакомиться, может быть, поехать к ним?

Настя: Да, с удовольствием.

Корр.: Как ты представляешь свою возможную семью? Какие они должны быть, эти люди?

Настя: Должны быть добрые, отзывчивые. Чтобы понимали меня, чтобы я их понимала, чтобы общий язык нашли мы. Хорошие чтоб люди были.

Именно о такой семье для Насти мечтает руководитель кружка рукоделия, где девочка с удовольствием занимается. О своей ученице Надежда Петровна говорит с неподдельной теплотой.

Надежда Петровна: Настя – очень добрая, нежная, ласковая девочка. Она такая домашняя. Дети приходят в детский дом – меняются. Она – нет. Она, как была ласковая, такая домашняя, так и осталась. Есть дети, которые могут и хорошее, и плохое брать, она – только хорошее. В ней все только доброе. Даже вот в жизни и то думаю, если она такой доброй останется, как жить будет? Хочется ей, конечно, в семью.

Корр.: А какие бы ей родители подошли?

Надежда Петровна: Больше как друзья. Но все равно строгость нужна. Как ребенок она очень хорошая.

Корр.: Она как учится, хорошо?

Надежда Петровна: Учится она средне. Рукодельница она хорошая, усидчивая. У нее способности к парикмахерскому делу. Она красиво прически делает. У нее золотые руки прямо!.. И она, значит, говорит: «Вот, я открою свой салон, буду работать, заработаю, куплю большой дом…» И с другой стороны, она все равно хочет, чтоб опора была, чтоб она в семью попала.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?