Ранее по теме >>

25 октября эксперт программы "Поезд надежды", детский и семейный психолог, руководитель службы помощи семье «Близкие люди» Татьяна Павлова ответила на вопросы радиослушателей в студии "Радио России". Тема прямой линии - "Приемные подростки". В одном из выпусков радиожурнала "Детский вопрос" мы обязательно расскажем об этом. Ответы на некоторые вопросы вы можете посмотреть и почитать здесь.

 

Татьяна, а зачем вообще брать подростка в семью? >>

Здравствуйте! Меня зовут Маргарита. Мы хотим взять в семью подростка. Но все нас отговаривают. Говорят, что характер формируется до трех лет, что это бесполезно. Это правда? >>

Мальчик 11 лет, в детском доме около 3 лет. Приезжают кандидаты, мальчик к ним не выходит, звонят по скайпу - плачет в дверях кабинета директора и не идёт. Ребёнок - сирота, родственники его не заберут. От нас до него - 1500 км. Как построить общение с мальчиком? Смотрите видеоответ Татьяны Павловой >>

Скажите, пожалуйста, нужно ли с ребенком поднимать тему прошлого, разбирать, что он пережил (смерть родителей, пропажа матери)? >>

Есть немало семей, в том числе и среди участников первых рейсов  «Поезда надежды», которые много  лет назад, там, десять, двенадцать и более взяли  в семью маленького ребенка. Все это время ребенок жил у них в семье с тайной. То есть и он не знает, и большинство окружающих не знают о том, что ребенок усыновлен. Может  быть,  даже вообще никто не знает.  А теперь, когда отношение к этой теме изменилось, и большинство приемных родителей считают, что тайну хранить не надо, что ребенку надо сказать правду, зачастую меняется  мнение и самих родителей. И они решают, что  нехорошо говорить неправду ребенку. Детям уже двенадцать, тринадцать, четырнадцать лет – сложный подростковый возраст. Как поступать родителям? Открывать тайну? Не открывать?  >>

Подскажите, пожалуйста, вот моя подруга взяла в семью тринадцатилетнего мальчика. В семье он уже полгода. И она постоянно жалуется, что совсем с ним не справляется. Она попросила задать вопрос (просто сейчас она на работе). Она, конечно, понимает, что все подростки разные, но вот, может быть, есть какие-то универсальные методы… Вот как сделать так, чтобы подросток ее слушался? >>

Что делать если подросток пытается «обналичить» свое прошлое (получать какие-либо привилегии материальные и нематериальные от взрослых и сверстников на основании того, что бедный сиротка)? >>

Наша соседка, мать-одиночка, сейчас в очень тяжелом состоянии в больнице. У нее есть пятнадцатилетний сын. Жена предлагает его забрать к нам в семью, если что-то случится такое, непоправимое, чтобы в детский дом не попал. Я ведь, в принципе, не против. У нас есть свой сын, ему четырнадцать лет. Но хотелось бы как-то подготовиться. Чего ждать от этого? >>

Возможно ли формирование привязанности к приемному родителю у подростка? Или то, что мы сможем сформировать между нами, – это какой-то иной тип близости… не привязанность, а что? >>

Есть один мальчик, к которому уже несколько семей приезжали, для того чтобы познакомиться. Несколько раз его пытались устроить в семью. Мальчик подросткового возраста. Он в какой-то определенный момент, когда уже вот такой момент принятия решения наступает… он идет в бега. То есть он отворачивается от приемных родителей и на контакт не идет. Закрывается. Мы узнали недавно… формулировка, с которой все это делается: «Я не предатель». То есть ребенок воспринимает уход в приемную семью, как предательство своей прошлой семьи. Возможно, предательство матери. >>

Это Людмила Александровна. Ну я уж так отчество… Поскольку возраст у меня уже приличный, но семидесяти пока нету. У меня вопрос такой о приемных подростках. Просто у меня возникает необходимость по возрасту. Хочется взять ребенка, но я понимаю: маленького, конечно, по возрасту – увы. Ну конечно, индивидуально хотела бы обговорить все эти за и против, которые возникают при этих ситуациях. Жилье у меня есть. Я москвичка, вот. >>

Подростку звонят всё время из детского дома. То есть у него связь с детским домом не прерывается. Это хорошо или плохо? >>

Ребенок, придя в семью, понимает, что там свои законы, что там все не так  как он себе рисовал в каких-то розовых мечтах. И в период адаптации ребенок начинает истерить и заявлять, что он хочет назад в детский дом. Надо ли уговаривать ребенка остаться? >>

Следующий вопрос достаточно такой резковатый.  Отношения приемных и кровных детей. Как не дать детдому проникнуть в наш дом? >>

Как выстраивать встречи с кровными родственниками, если подросток хочет такой встречи, но не может себе ее обеспечить без вашего участия? >>

Как наладить отношения приемного сына со сверстниками в школе, как помочь ему адаптироваться в коллективе ровесников? >>

Стоит ли родителям говорить всем в школе, в спортивной секции, куда они определяют своего приемного подростка, о том, что ребенок приемный? Не всегда родители хотят это говорить, и тут еще другой момент: не всегда сами подростки хотят об этом говорить. >>

Наша радиослушательница сетует на то, что отсутствует инфраструктура услуг для трудных подростков, в результате чего родители остаются один на один с большими проблемами, теряя постепенно все внутренние ресурсы. >>