I. Мечты сбываются

(Звучит 1-й куплет песни Е. Крылатова и М. Пляцковского «Все сбывается на свете»)

Тучка хмурая растает,

Солнце выглянет опять,

Кто-то вредный добрым станет.

Если очень пожелать.

Можно песенку о лете

Со Снегурочкой пропеть.

Всё сбывается на свете,

Всё сбывается на свете,

Если очень захотеть.

И. Зотова: Сегодня у нас необычный выпуск, предновогодний, а потому готовьтесь к сюрпризам. К примеру, вести эту программу мне помогут ребята, которые на собственном опыте убедились в справедливости этих слов: «Все сбывается на свете, если очень захотеть». Да, Сережа?

Сережа (улыбается): Да. Здравствуйте!

И. Зотова: Знакомьтесь, это Сергей. Чуть больше года прошло с тех пор, как Сережа, тогда еще воспитанник одного из кемеровских детских домов, сидел в этой студии и давал интервью. Помнишь, Сережа?

Сережа: Да, конечно. Это было в сентябре прошлого года.

И. Зотова: Точно. Сережа стал нашим первым пассажиром в детском «Поезде надежды», который мы запустили в прошлом году. Если коротко, суть этого проекта в следующем: ребенок приезжает в Москву, чтобы, как говорится, «прикоснуться к мечте». Например, Сережке, который мечтал стать военным дирижером, мы организовали консультации в Московском военно-музыкальном училище, куда он хотел поступить, сводили на Международный фестиваль военных оркестров «Спасская башня» и даже познакомили с главным военным дирижером страны Валерием Халиловым. О чем вы говорили, Сережа?

Сережа: Я настолько не ожидал этой встречи, что даже ничего не сказал. А генерал пожелал мне поступить в военно-музыкальное училище и в будущем стать уже не зрителем этого фестиваля, а его участником, как все курсанты МВМУ. Вообще вся та поездка была совершенно потрясающей: столько всего!

И. Зотова (с улыбкой): Ну еще бы! Ведь мы старались, чтоб тебе все понравилось. Но была у нас тогда и другая задача – найти тебе семью. А вот кстати: Сережа, ты верил, что нам это удастся?

Сережа: Не-а. Я ведь большой. Мне тогда уже 14 исполнилось…

И. Зотова: Тем не менее, все получилось! Той осенью Сережа вернулся в Кемерово, в свой детский дом, но ненадолго: не прошло и трех месяцев, как он снова приехал в Москву, но уже с мамой. И было это в декабре прошлого года. Сережа, ты уже год в семье. Как, привык?

Сережа: Привык, иногда складывается впечатление, что я здесь родился! Как будто и не было никакого детского дома. Только все друзья, с которыми я там познакомился, по-прежнему пишут. Приятно!

И. Зотова: Расскажи о своей семье.

Сережа: Ну семья у нас большая. Мама, папа, и два братика, оба младше меня. Мы достаточно быстро нашли общий язык, конфликтных ситуаций почти нет. Со временем я начинаю понимать, что это действительно те люди, которых я искал, и вы мне в этом помогли.

И. Зотова: Скажи, когда ты оказался в семье, что было самым трудным для тебя?

Сережа: Когда я приехал, самое трудным было адаптироваться к школе, к новому "столичному" распорядку, ведь здесь всё по-другому: другой ритм жизни, всё гораздо быстрее, сложнее и… загруженней, что ли!

И. Зотова: Должна сказать, что Сережка в своем детском доме стал чуть ли не первым подростком, который обрел приемных родителей. Первым, но не последним.

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

И. Зотова: Мы подсчитали: в этом, 2016-м, году вслед за Сережей покинули казенные стены еще 9 ребят, возраст которых – от 10 до 18 лет. Сережа, ты знаешь, куда они уехали?

Сережа: В основном – да. Сергей, мой тезка, теперь живет в Чите, Слава – в Ярославской области, Алеша – в Казани, Егор – в Ростове-на-Дону, а Максим – в Питере. В Подмосковье переехали сразу двое наших – это Женя и Стас, а в Москве, кроме меня, живет еще Миша, которому уже исполнилось 18.

И. Зотова: Ну, у Миши-то особая история… После того, как Сереже нашлась семья, другие подростки из этого детского дома начали размещать информацию о себе в Интернете. А Миша написал нам в редакцию. В письме сообщил, что летом заканчивает 11-й класс и тогда же ему исполнится 18 лет… А еще – что мечтает о семье или хотя бы просто о близких людях, которым его судьба и он сам будут небезразличны. С разрешения регионального оператора мы рассказали о Мише в своем радиожурнале, на сайте и в соцсетях. А потом, уже летом, Михаил пришел к нам в гости – в эту же студию, где мы сейчас сидим.

(Фрагмент из выпуска 329)

Корр.: Миш, а всё-таки как тебе такая идея в голову пришла – написать? Что подтолкнуло?

Миша: Ну, увидел у других мальчиков.

Корр.: У вас вообще вот это движение… как мы поняли, началось с того, что Сережку забрали, да?

Миша: Ну, да… то, что Сережу забрали, а потом Егора забрали… Наверное, надоело жить в детском доме, а тут вот смотрят: одного забрали, второго забрали и… Я тоже заинтересовался. Ну я, конечно, не рассчитывал, что прям предложений будет много. Ну, хотел, чтобы кто-то откликнулся, помог…

Корр. (одновременно): Надеялся?

Миша: Да, надеялся.

Корр.: Ну, ты ждал, что тебя усыновят? Или помогут учиться? Или…

Миша (одновременно): Ну, усыновят – навряд ли, потому что мне уже семнадцать… несколько месяцев до дня рождения было… Надеялся познакомиться с человеком, который поможет в дальнейшем.

Корр.: Ну и как, твои ожидания оправдались?

Миша (со смущенным смешком): Более чем.

Корр.: Ага. Ну, теперь расскажи, пожалуйста, как дальше всё это происходило.

Миша: Ну, мне писали люди… Разные люди, из разных городов. Общался с ними. Никто не хотел прям… «Всё, завтра приеду – заберу». Просто знакомились. Ну, видать, узнавали, что за человек вообще. Вот. А потом мне сказали про Елену… что хочет помочь в Москву поступить. Сказали, что знакомая у нее в Кемерово живет, неподалеку от меня. И что мне нужно сходить к этой знакомой, по скайпу с ней поговорить, потому что у меня не было возможности… Ну, я боялся, помню, первое время… (смущенно хмыкает) Но пошел – ничего страшного не произошло (смеется вместе с корреспондентом).

Корр.: Что сказала?

Миша: Ну, она предложила, помню, чтобы я определился, по каким предметам мне нужен репетитор. Ну она вообще хотела по всем трем предметам, что я сдавал, найти репетитора, но я от русского отказался, сказал, что, ну, сам подтяну.

Корр. (одновременно): Сам могу, да?

Миша: Ну да. Потому что, если честно, было неудобно…

Корр.: А потом вы начали общаться уже… как? По телефону или?..

Миша: По телефону, по скайпу, чуть ли не каждый день. Она узнавала, как у меня дела, потом дала номера телефонов репетиторов. Начал ходить, заниматься, готовиться…

Корр.: Так.

Миша: Ну, там оставалось времени, конечно, мало: два или три месяца.

Корр.: Не, ну сдал-то ты же неплохо?

Миша: Ну, среди кемеровских, среди своего класса – очень даже не плохо. По математике 72 балла у меня… В Москве я посмотрел: среди льготников, в общем, у меня хорошие баллы. А вот если среди остальных бюджетников, кто из Москвы – ну у них там, конечно, большие баллы…

И. Зотова: Сейчас Миша учится в одном из лучших вузов Москвы, потихоньку привыкает к непривычной самостоятельности. А люди, которые помогали ему с подготовкой к экзаменам и переездом в столицу, продолжают поддерживать паренька: порой Миша гостит в семье москвички Елены и всегда может рассчитывать на помощь и добрый совет.

Корр.: Вообще здорово всё, мне кажется. Тебе повезло!

Миша: Да, я понимаю. Спасибо вам, спасибо Елене, что у меня хорошо складывается…

Корр.: Ну, конечно, ты сам сделал первый шаг…

Миша: Я написал вам, вы мне ответили (смеется)

Корр.: И всё получилось!

Миша: Да.

Корр.: Здорово же!

(Звучит 2-й куплет и припев песни Е. Крылатова и М. Пляцковского «Все сбывается на свете»)

Можно пальчиком потрогать

Самый краешек мечты,

К ней найти свою дорогу,

Непременно сможешь ты.

К синим звёздам любят дети

В разноцветных снах летать.

Всё сбывается на свете,

Всё сбывается на свете,

Если очень захотеть.

И. Зотова: Действительно, если очень захотеть – все сбывается. Так получилось и с челябинским рейсом «Поезда надежды», который состоялся нынешней осенью. Это была уже 21-я наша поездка за детьми. Ее участниками стали люди, пожелавшие принять в семью либо подростков, либо детей с ограниченными возможностями, либо ребятишек с братьями и сестрами.

ПОЕЗД НАДЕЖДЫ

8 семей из Москвы и Московской области, Тюмени и Сургута, Краснодарского края и Республики Адыгея стали пассажирами «Поезда надежды», который поехал в Челябинск. А в обратный путь с нами отправились еще и 9 юных пассажиров, причем именно тех, кому труднее всего найти семью.

Сережа, а ты помнишь, какие слова говорил на Белорусском вокзале, провожая «Поезд надежды» в Челябинск?

Сережа: Ммм… в общих чертах.

И. Зотова: А мы тебе сейчас напомним.

 (Фрагмент из выпуска 332)

Сережа: Я бы хотел обратиться к детям, подросткам, в моем возрасте, которые сейчас ждут приезда родителей. Я бы хотел сказать, что им нечего бояться. Когда ты приезжаешь в семью, и у тебя что-то не так, ты подошел к родителям – тебе все объяснят, помогут. Помогут кем-то стать в жизни. А в детском доме ты один и тебе нет помощи. Я хотел показать на своем личном примере, что не все так сложно. Приедешь ты в этот город, и со временем ты освоишься, и в школе ты найдешь друзей… А если ты не поедешь в семью, то, возможно, совершишь самую большую ошибку в своей жизни. Я поехал в семью, и я ни о чем не жалею, абсолютно!

И. Зотова: Ну как, вспомнил?

Сережа: Ага.

И. Зотова: Считай, что тебя тогда услышали… Знакомься: это – Лена.

Лена: Здравствуйте!

И. Зотова: Здравствуй!

Сережа: Привет!

И. Зотова (Сереже): Лена приехала в Москву из Челябинска, на «Поезде надежды». (Лене) Можно я расскажу, как ты боялась ехать?

Лена: Ммм… Ну ладно.

И. Зотова (Сереже): Будущие родители были готовы сразу оформить над Леной опеку. Она очень долго думала, но так и не решилась: согласилась для начала съездить в гости и посмотреть, что ее ждет.

Сережа: Ну и правильно, что поехала! (Лене) А в гостях ты долго была?

Лена: Родители оформили гостевой на две недели, но обратно в детский дом я уже не вернулась. Даша (это моя мама) еще раз съездила в Челябинск и оформила все документы.

Сережа: Ну и как, не жалеешь?

Лена: Да нет.

Сережа: А в вашем «Поезде надежды» еще были подростки?

Лена: Да, девочка Лиза из маленького городка в Челябинской области. Ей 13, как и мне. Лиза раньше жила даже не в детском доме, а в реабилитационном центре для детей с ограниченными возможностями. Сейчас она тоже в Москве. Мы пока не встречались, но в соцсетях уже подружились.

И. Зотова: А ведь у нас есть запись, где Лиза читает стихи. Кстати, сделана запись в гостинице. Это было накануне нашего отъезда из Челябинска. Вечером все взрослые и дети, которых привезли из других городов области, собрались в отеле на ужин. И тут спонтанно начался детский концерт. Удивительно, но Лиза, девочка очень и очень застенчивая, тоже прочитала стихи.

И. Зотова: Давай, Лиза! Лиза молодец!

Лиза (читает стих):

Мы не выросли пока.

Мы всего лишь дети.

Но помочь наверняка

Сможем всем на свете:

Тем, кто нам вильнул хвостом,

Кто кудахчет, лает.

Тем, кто ищет теплый дом

И дружить мечтает.

Всем зверятам и птенцам

Мы дадим защиту.

Наши детские сердца

Для добра открыты.

И. Зотова: Вот так. А начали этот концерт сестрички из Магнитогорска. Первой изъявила желание выступить старшая, Люда. Ей 10 лет.

Сергей, участник программы «Поезд надежды»: Минуточку внимания! Наш ребенок хочет рассказать стих!

Люда (читает стих):

Берегите своих детей,

Их за шалости не ругайте.

Зло своих неудачных дней

Никогда на них не срывайте.

Не сердитесь на них всерьез,

Даже если они провинились,

Ничего нет дороже слез,

Что с ресничек родных скатились.

Если валит усталость с ног

Совладать с нею нету мочи,

Ну, а к вам подойдет сынок

Или руки протянет дочка.

Обнимите покрепче их,

Детской ласкою дорожите.

Это счастье! Короткий миг

Быть счастливыми поспешите.

Ведь растают как снег весной,

Промелькнут дни златые эти,

И покинут очаг родной

Повзрослевшие ваши дети.

Перелистывая альбом

С грустью вспомните о былом

О тех днях, когда были вместе.

Как же будете вы хотеть

В это время опять вернуться,

Чтоб им маленьким песню спеть,

Щечки нежной губами коснуться.

И пока в доме детский смех,

От игрушек некуда деться,

Вы на свете счастливей всех,

Берегите, пожалуйста, детство!

Кто-то из родителей: Браво! Браво! Молодец! (Аплодисменты).

И. Зотова: Спустя какое-то время захотела выступить и младшая сестричка Люды – 5-летняя Соня.

Соня (нараспев читает стих):

Вышла курочка гулять, свежей травки пощипать,

А за ней ребятки – жёлтые цыплятки!

Ко-ко-ко-ко, ко-ко-ко, не ходите далеко,

Лапками гребите, зернышки ищите!

Съели толстого жука, дождевого червяка,

Выпили водицы полное корытце.

О. Резюкова: Молодец! Умничка! (Все аплодируют).

И. Зотова: Вот какой интересный вечер у нас получился. Другие ребята тоже выступали: кто-то пел, кто-то показывал фокусы…

Лена: Да, жаль, что меня там не было.

И. Зотова: Ну ничего. Зато сейчас ты здесь, в Москве, и у тебя есть дом, родители. Новые друзья, наверное, появились… Да, Лена?

Лена: Да.

И. Зотова: А старых-то вспоминаешь?

Лена: Конечно. Переписываемся с ними в соцсетях.

(Звучит 3-й куплет и припев песни Е. Крылатова и М. Пляцковского «Все сбывается на свете»)

Как воздушный легкий шарик,

Грусть умчится в облака,

То, что нам не разрешали,

Разрешат наверняка.

Можно сто друзей не встретить,

Сто мультфильмов посмотреть.

Всё сбывается на свете,

Всё сбывается на свете,

Если очень захотеть.

И. Зотова: А есть у тебя самый-самый лучший друг? Ну, или подруга.

Лена: Да, есть. Ее зовут Таня. В детском доме мы жили вдвоем в комнате. А теперь она осталась одна.

И. Зотова: Таня тоже хочет в семью?

Лена: Да, очень-очень. Но она сомневается, что кто-то ее возьмет, ей ведь уже 16.

И. Зотова: Ну и напрасно. Знаешь, Лена, в нашем радиожурнале есть специальная рубрика, где мы рассказываем о детях, которым нужна семья.

 ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

И. Зотова: Давай расскажем о Тане?

Лена: Давайте!

И. Зотова: Так значит, Таня – твоя подруга?

Лена: Да.

И. Зотова: Расскажи, почему ты с ней дружишь?

Лена: Ну не знаю… Мне в ней нравится ее скромность, коммуникабельность, и то, что она никому не выдает секреты.

И. Зотова: Ага. То есть, ты ей можешь доверить любую тайну, да?

Лена: Да. В принципе, она такой человек, что на нее можно положиться. И еще ей можно поручить какое-нибудь ответственное дело: она очень ответственная.

И. Зотова: Так. А что она любит делать?

Лена: Ммм… Ее любимое занятие – вышивка: как ни зайдёшь в комнату, она сидит, вышивает.

И. Зотова: А ты, кстати, любишь вышивать?

Лена: Я? Я раньше вышивала, но сейчас у меня пропал интерес к этому.

И. Зотова: Почему?

Лена (с улыбкой): Нет у меня терпения.

И. Зотова (смеется): А у Тани терпение есть, да?

Лена: Видимо, есть.

И. Зотова: Так, хорошо. А вот ты сказала про общение. Как она со сверстниками общается?

Лена: Ммм… Мне кажется, со взрослыми она общается даже лучше, чем со сверстниками. Я думаю, что ей иногда не удается найти общий язык со сверстниками, а со взрослыми она прекрасно находит общий язык.

И. Зотова: Ну, из чего ты сделала такой вывод? Что, был какой-то пример?

Лена: Да даже в принципе, когда в детский дом приходят новые воспитатели, Таня очень быстро с ними знакомится, а когда приходят новые дети – так у нее не получается.

И. Зотова: Ммм… А почему, как ты думаешь?

Лена: Не знаю: это, наверное, из-за ее скромности.

И. Зотова: Так, хорошо. Лена, а что еще Таня любит делать, кроме вышивки? Вообще, какие-то другие увлечения у нее есть?

Лена: Ну, я особо не приглядывалась, но в любом случае – это рукоделие. Она как-то рукодельничать больше любит… Если другие дети гуляют, то она может сидеть, что-нибудь там творить…

И. Зотова: Ну то есть руками что-то ей нравится делать, да?

Лена: Да.

И. Зотова: А в школе у нее как дела?

Лена: Школу она закончила. Сейчас учится в техникуме.

И. Зотова: И кем она станет, когда его закончит?

Лена: Технологом. Будет работать в каком-нибудь ресторане. Ну, или в кафе. В принципе, пока у нее только первый курс… Но всё равно она старается, оценки у нее хорошие…

И. Зотова: То есть ей нравится?

Лена: Да, ей нравится и эта профессия, и учеба.

И. Зотова: А ты знаешь, мы ведь с Таней разговаривали, когда были в Челябинске. Вот, послушай фрагмент записи, сделанной нашим корреспондентом в детском доме:

Таня: Ходила на кружок по танцам… Потом, после экзаменов, я решила не ходить на кружок по танцам, потому что серьезно задумалась о своей профессии: не могла определиться между медицинским и между технологом общественного питания. В итоге я определилась, что мне ближе всего подходит, так – еда (корреспондент смеется). Мне интересны всякие рецепты, вот это всё новое. Ездить на производство, узнавать что-то новое, вот это вот – да.

Корр.: Ну, то есть, тебе нравится студенческая жизнь?

Таня: Да, я, то есть, вкусила… Стипендию, конечно, тоже я очень ждала, но я дождалась…

Корр.: Угу.

Таня: Я у банкомата плясала там – моя первая стипендия! Накрыла на свою стипендию первый стол…

Корр.: Друзей угощала?

Таня: Да. Мне все приятные слова сказали.

Корр.: Ну понятно. Много у тебя друзей?

Таня: Ну, как сказать… Меня знают многие, но открываюсь я не всем. Я могу… Просто знакомый, я могу здороваться с ним, видеться каждый день, но я ничего о себе не буду говорить.

Корр.: Ну, то есть, это приятели, да?

Таня: Да, да, просто…

Корр.: Ну, правильно – друзей много быть не может. Обычно, друг, там, один, два.

Таня: Самый такой мой близкий друг и родственник – это сестра. Она абсолютно обо мне все знает, поэтому ничего нового… Ну, новое я ей докладываю, конечно, иногда. И это остается между нами, и это очень хорошо.

Корр.: Угу. А у тебя старшая или младшая сестра?

Таня: Старшая.

Корр.: Она уже выпустилась, да?

Таня: Да.

Корр.: Ну, вы дружите с ней, так поддерживаете отношения дружеские…

Таня: Да, да.

Корр.: Она тебе что-то подсказывает как-то?

Таня: Она мне помогает с учебой.

Корр.: Помогает? Ну, то есть…

Таня (одновременно): Самые сложные моменты.

Корр.: А она учится или уже отучилась?

Таня: Она закончила колледж на менеджера и поступила в ЧелГУ на лингвиста.

Корр.: Какая у тебя целеустремленная тоже сестра! Не остановилась на колледже, молодец! Бери пример с нее!

Таня: Она отучилась и подумала, что менеджер – это не ее. Ей больше с иностранными языками нравится, работать…

Корр.: Я, знаешь, еще хотела спросить: если мы расскажем о тебе… ну, вдруг какие-то люди захотят приехать, с тобой познакомиться – ты познакомишься?

Таня: Я с удовольствием познакомлюсь. Все, кто сам хочет со мной познакомиться – я абсолютно не против.

Корр.: Угу, угу. Ну, а ты как-то вот представляешь свою будущую семью?

Таня: Я не знаю, но мне почему-то хочется, чтоб там был ребенок.

Корр.: Маленький?

Таня: Хочу – и да, чтобы маленький был.

Корр.: Ну, такой…

Таня (одновременно): Да и подростка, в принципе, тоже хорошо.

Корр.: Ровесник, да?..

Таня: Да.

Корр.: То есть, одной тебе не хочется быть в семье?

Таня: Нет, мне и одной хочется… Ну и хочется, чтобы ребенок был.

Корр.: Ну… обязательно мама и папа? Или, предположим, женщина одна…

Таня (одновременно): Да даже если женщина… Сначала же надо пообщаться.

Корр.: Да. Ну это понятно. А вот ты говоришь,что у тебя сестра… а люди, предположим, будут из Владивостока, образно говоря…

Таня: Я вас умоляю, они нормально на это отреагируют. Мне уже сказали: «Тань, решай сама, твоя жизнь. Мы, – говорят, – не против».

Корр.: То есть, твоя сестра и… есть кто-то, да, из родственников…

Таня: Да.

Корр.: Ты говоришь, у вас отношения хорошие, тебя это здесь не держит? То есть, ты готова поменять жизнь, да?

Таня: Меня это здесь не держит. Я готова, да.

Корр.: Угу. И, в принципе, если люди понравятся, то ты бы…

Таня: Да. Хоть куда! Хоть на край света.

Корр.: Ну а почему у тебя вот такое желание?

Таня: Даже не знаю… Мне хочется какой-то семейной теплоты… В таком возрасте.

Корр.: Ну а ты можешь сформулировать так, в двух-трех фразах всё-таки, ну вот зачем тебе семья? Чего тебе не хватает?

Таня: Мне не хватает внимания, любви и заботы.

Лена: Ой, как давно я не слышала Танин голос… Так приятно. А знаете, какая у меня есть мечта? Чтобы Новый год Таня тоже встретила в семье, как и я. Но, скорее всего, это не получится – слишком мало времени осталось…

И. Зотова: Не знаю. В принципе, всё возможно… Если кто-то захочет пригласить Таню в гости – вполне может успеть. Знаешь, что? У нас есть такая традиция: под Новый год загадывать желания за тех ребят, которые пока находятся в детских домах. Считай, что ты уже загадала свое желание за Таню. Будем надеяться, что оно исполнится.

Сережа: Я тоже хочу загадать желание! Но еще не решил, за кого: у меня много друзей…

И. Зотова: А знаешь, Сережа, недавно в интернете появился видеоролик об одной девочке, который она сняла сама. И написала волонтерам с просьбой рассказать о ней. Эта девочка – Алена – живет как раз в твоем бывшем детском доме. С разрешения органов опеки мы позвонили ей и спросили, для чего был сделан этот ролик.

Алена: Я хочу себе семью найти.

Корр.: Какую семью ты бы хотела найти?

Алена: Чтоб там папа был, мама…

Корр.: И чтоб ты одна дочка была? Или чтоб еще братики-сестрички?

Алена: Ну если бы там были бы младшие брат или сестра…

Корр.: А ты хорошо ладишь с малышами, да?

Алена: Да. Ну у нас есть в группе маленькие дети вот.

Корр.: Помогаешь с младшими ребятами?

Алена: Да, помогаю.

Корр.: Какая должна быть мама, каким должен быть папа, как ты думаешь?

Алена: Добрыми… ну, которые понимали бы.

Корр.: Ну а ты как дочка какая должна быть?

Алена: Ну я должна слушаться, помогать, должна с ними советоваться.

Корр.: Как думаешь, это сложно?

Алена: Ну-у, наверное… сначала будет трудно, а потом уже нормально.

Корр.: У тебя получится, да?

Алена: Я думаю, да.

Корр.: Вот у нас есть ребята, которые сейчас в семьях. Ты общаешься с ними, да? С Сережей…

Алена: Да. Потом, там Максим был…

Корр.: Да, Максим еще.

Алена: Общаюсь.

Корр.: Что они рассказывают?

Алена: Ну то, что нравится им.

Корр. (с улыбкой): Не жалуются?

Алена: Нет.

Корр.: А ты поэтому решила тоже написать, да?

Алена: Да.

Корр.: Я так поняла, ты в детском доме уже довольно давно, а написать решила сейчас. Почему вдруг?

Алена: Ну я не знала раньше, как это можно сделать.

Корр.: А сейчас вот на ребят посмотрела, да?

Алена: Да.

И. Зотова: Помнишь Алену, Сережа?

Сережа: Да, конечно. Мы даже продолжаем общаться в соцсетях.

И. Зотова: Тогда, может, расскажешь о ней?

Сережа: Хорошо! Алене 15 лет, как и мне. Она в девятом классе. Кстати, учится неплохо, почти без троек. Любит рисовать… А еще танцует здорово! В детском доме есть студия танца, и она там три раза в неделю занимается. Алена вообще спортивная: и колесо может сделать, и на шпагаты садится. Кажется, хочет стать хореографом. В общем, нормальная девчонка, хорошая.

И. Зотова: Между прочим, с твоим мнением согласна и воспитатель Инна Николаевна Киселева. С ней мы тоже пообщались на днях.

И. Киселева: Алена – девочка доброжелательная, неконфликтная, на просьбы воспитателя всегда отзывается положительно – выполняет, можно доверить любые поручения девочке. Занимается хореографией. Уроков не пропускает, жалоб не было. Положительная девочка!

Корр.: А уроки она сама делает? Или ей помогать приходится?

И. Киселева: Нет, сама уроки выполняет.

Корр.: То есть она вполне успешно и самостоятельно учится, да?

И. Киселева: Да, да.

Корр.: Как вы считаете, какая семья ей подошла бы?

И. Киселева (с улыбкой): Ну какая? Любящая, дружная. Чтобы любили, конечно, ее. И чтобы ребенок рос дальше и радовался жизни. И не вспоминал детский дом!

Сережа: Я тоже хочу пожелать Алене, чтобы ее поскорее нашли новые родители, и она уехала из детского дома!

И. Зотова: Надеюсь, ребята, ваши желания сбудутся. Ведь они загаданы под нашей волшебной елкой! А она всегда помогает сбыться самым заветным мечтам. Любой радиослушатель может оставить под ней пожелание за того ребенка, кто особенно запал в душу. Все ваши письма и сообщения, оставленные на редакционном автоответчике, мы обязательно разместим на нашем сайте.

(Звучит припев песни Е. Крылатова и М. Пляцковского «Все сбывается на свете»)

Вот и все на сегодня. Но это лишь первая часть нашего предновогоднего выпуска. Продолжение слушайте в следующую пятницу, 23 декабря.

 В студии была Инна Зотова, а помогали мне Сережа и Лена, которые точно знают:

Сережа: «Все сбывается на свете –

Лена: Надо только захотеть!»

II. Встречи без расставаний

(Фоном звучит проигрыш песни «Дорога» группы «Любэ»).

Ответы на детские вопросы мы ищем не только в Москве. 2016 год прошел у нас в поездках – дальних и… очень дальних. Оглянувшись назад, мы с удивлением обнаружили, что в этом году исколесили нашу страну от Белого моря до Черного. И в каждом городе, в каждом регионе происходили встречи со старыми друзьями и новые знакомства. Вот и сегодня, продолжая подводить итоги уходящего года, мы хотим вспомнить некоторые из этих встреч.

Но начнем… с проблемы, которая была в центре нашего внимания весь этот год.

ВОПРОС РЕБРОМ

Условно мы назвали эту проблему «Чужие дети». В чем суть? Думаю, уже даже непосвященные слушатели знают, что российские детские дома сейчас стремительно пустеют: ребятишек помладше и поздоровее уже практически разобрали. И это, конечно, хорошо! Но в казенных стенах все еще остаются дети, причем такие, за которыми, как говорят, очередь из приемных родителей не выстраивается. Это подростки, это братья и сестры, которых обычно не делят, и – дети с ограниченными возможностями.

Очередей за такими детьми нет, но все же есть отдельные граждане, готовые принять в семью ребенка из столь «трудных» категорий (а то и не одного). Причем совсем не факт, что эти люди живут в том же регионе, где и понравившийся им ребенок. Расстояния уже никого не пугают: за детьми едут в любой конец страны. Едут, чтобы привезти домой. И привозят. Вот тут-то у них и начинаются проблемы…

Власти некоторых регионов (в первую очередь, это Москва, Московская область, а теперь еще и Санкт-Петербург) «чужим» детям откровенно не рады. «Зачем вы его привезли? У нас что, своих подростков мало? Так он еще и инвалид!» – возмущению чиновников нет предела. Свое негодование они оправдывают тем, что у вновь прибывших ребят нет постоянной прописки в регионе, где живут их новые семьи. А значит, никакие выплаты этим детям (либо их родителям) не полагаются.

Скажете, такого не может быть? Еще как может! Личное дело одного нашего подопечного, приехавшего в Москву из сибирского города, сотрудники опеки вообще отправили обратно, то есть по месту постоянной регистрации в детском доме. А приемным родителям этого подростка посоветовали: или требуйте, чтобы деньги на содержание ребенка вам присылали оттуда, или везите парня обратно. Весной нам даже пришлось обратиться к Председателю Комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Ольге Епифановой. Только после ее вмешательства дело вернули в Москву и все-таки заключили с родителями договор о создании приемной семьи. Но это – единичный случай, лишь маленькая победа в затянувшейся борьбе. Кстати, договор тот заключили всего на год. И скоро этот год истекает…

В целом же ситуация не меняется, несмотря на то, что в разное время проблему «чужих» детей мы поднимали на разных уровнях. На сайте «Детского вопроса» скопилась уже целая подборка наших интервью на эту тему. И депутаты Госдумы, и представители Министерства образования России убеждены: «чужих» детей быть не должно. Так считают и в федеральном Министерстве труда и социальной защиты. Недавно Минтруда подготовил письмо с разъяснениями по данной проблеме. Прокомментировать этот документ мы попросили Алексея Голованя, известного правозащитника и первого уполномоченного при Президенте России по правам ребенка, а ныне – исполнительного директора Благотворительного центра «Соучастие в судьбе».

А. Головань: Это письмо пошло в рассылку во все регионы. Аналогичное письмо другое министерство – Министерство образования – разослало еще год назад. Но хорошо, что в Минтруде выпустили вот это письмо, и оно говорит, что это мнение министерства. И они повторяют все те же нормы, на которые ссылаются суды по разного рода делам.

Корр.: Алексей Иванович, летом еще были несколько семей, которые по поводу назначения выплат по уходу за ребенком-инвалидом и по поводу приемной семьи доходили до Мосгорсуда и даже выигрывали дела. Дальше что у них произошло?

А. Головань: Ну они получили выплаты. Но это получается в штучном режиме…

Корр.: Точечно, да.

А. Головань (возмущенно): Но это невозможно! Должна работать система. И для этого должны быть сделаны какие-то оргвыводы, для этого кого-то должны наказать за такое безобразие. Потому что никто не может себя чувствовать защищенно, и вот этот процесс – он будет идти дальше. И сейчас число отказов начинает опять расти. Если в какое-то время удалось их немножко стреножить, стало меньше отказов, то сейчас число отказов опять пошло вверх. В Москве пошли уже отказы даже в выплате денежных средств на содержание приемных детей из других субъектов. И самое печальное – что за это никто не несет никакой ответственности.  

Корр.: Да.

А. Головань: Непонятно, почему молчит московская прокуратура. Прокуратура должна быть цепным псом соблюдения законности, и они должны надзирать за этой ситуацией. И для меня, честно говоря, несколько удивительно вот такое благодушие ко всему. Я думаю, что рано или поздно вся эта белиберда уйдет. Другое дело – сколько людей от этого пострадает, сколько сил на это будет положено… Но… Все эти временщики – они, если не увидят какого-то жесткого отпора, а они пока его особо не видят…

Корр.: Да…

А. Головань: …Они будут чувствовать безнаказанность, они не будут останавливаться, они дальше будут идти. Так что при всей благодарности к Минтруду, когда они написали это письмо… Давайте будем каждый на своем месте пытаться что-то…

Корр.: Обязательно, обязательно! Мы не оставим эту тему.

А. Головань: Вода камень точит.

Корр.: Спасибо вам большое!

А. Головань: Да не за что!

Кстати, проблему «чужих» детей мы обсуждали с Алексеем Голованем и в Сочи, на V Всероссийском форуме приемных семей. Там же состоялась встреча и с нашими следующими героями.  

Приятно было сначала увидеть, а потом и услышать выступление Вероники Кожухаровой – известной саксофонистки, лауреата международных конкурсов, программа о которой прозвучала у нас в эфире два года назад (выпуски 281-282). (Фоном звучит «Обливион» Пьяццолы). Для делегатов форума был организован творческий вечер Вероники. Кстати, среди зрителей оказалась и ее приемная мама. Об Ирине Кожухаровой, воспитавшей 21 приемного ребенка, мы тоже рассказывали в одной из наших программ (выпуск 286). Ирина живет в Симферополе, а Вероника в Москве, так что встреча в Сочи стала для обеих настоящим подарком.

Вероника: Вы знаете, сегодня уникальная встреча еще и потому что я так редко вижусь с мамой, а она сегодня здесь, и я хочу ее представить (аплодисменты). Спасибо большое. Ирина Кожухарова! (аплодиспенты).

Ирина (одновременно): Спасибо, спасибо.

Вероника: Да, я с мамой вижусь очень редко, почему, потому что уже двадцать лет, как я живу в Москве. В 14 лет – это было совершенно мое добровольное желание (это был 96-ой год) уехать учиться в Москву. (обращается к маме) Я хочу сказать тебе, поблагодарить, хотя на самом деле я просто хочу, чтобы ты знала, что практически каждый мой сольный концерт, да… Я не буду тебе льстить и говорить, что это весь концерт тебе посвящен – это будет неправда (зал смеется), вот, но действительно есть какие-то произведения, причем какие – я не скажу тебе, да…

Ирина: Я догадаюсь.

Вероника: Которые я тебе играю, потому что я их не играть не могу. Я сейчас старше, чем ты тогда, когда меня взяла. И я иногда какие-то вещи вспоминаю и думаю: «Боже, вот сейчас не дай бог мне такого ребенка…»

Ирина: Ты бы его пришибла (зал смеется).

Вероника: А скажи мне, пожалуйста – я действительно была самым сложным ребенком, или все-таки были еще хуже?

Ирина: Я тебе скажу по-другому.

Вероника: Да.

Ирина: Сложнее тебя в плане, ну, восприятия мной, дети были. Но энергичнее и, так сказать…

Вероника: Забавные?

Ирина: Да, забавненькие такие, с фантазией детки… Наверное, тут ты переплюнешь всех (все смеются).

Вероника: Мам, я поняла…

Ирина: Я тебя очень прошу, пожалуйста, сыграй нам…

Вероника: Я сейчас сыграю… Прозвучит композиция «Либертанго», и сегодня я хочу специально для тебя сыграть…

Ирина: Спасибо…

Вероника: Да, спасибо тебе большое… И, в общем, звучит музыка «Либертанго» Астора Пьяццоллы. (Играет «Либертанго»).

На этом творческом вечере Вероника много рассказывала о своем детстве, вспоминала детский дом, в котором жила до 6 лет… Встреча закончилась далеко за полночь, но расходиться люди не спешили – разговаривали, обменивались впечатлениями… Наше внимание привлек мужчина, который как-то уж очень эмоционально что-то доказывал своим собеседникам. Мы познакомились. Оказалось, что Алексей не только приемный родитель, но и сам – бывший воспитанник детского дома. Вот почему его так задел рассказ Вероники.

Алексей: Ну слишком щадит. Слишком щадит! Нужно аудитории показать, что на самом деле было, и то, кем стал. Потому что когда, вот –боль-боль, и – все хорошо. Да нет! В том-то и дело, что вылезти из такой боли и стать человеком – вот этот диапазон от А до Я нужно показать: то есть, из какого, действительно, ада  можно вытащить человека и дать ему не просто жизнь, а будущность. И эта жизнь будет, как хорошая, в хорошем смысле этого слова, зараза, которая будет распространяться и дальше – в хорошем смысле, потому что оно заразительно, если можно такую метафору использовать – как добрая зараза, да? Знаете, как есть злая гордость и добрая гордость – так и здесь: такая добрая зараза.

На следующий день мы встретились с Алексеем. Его рассказ был очень эмоциональным и очень интересным. Интересным настолько, что в следующем году мы хотим рассказать вам эту «Историю с продолжением». А пока… другая рубрика нашего радиожурнала, звучавшая в этом году довольно часто.

ТОЧКА НА КАРТЕ

Действительно, в нынешнем году мы подписали соглашения и начали работать сразу с четырьмя новыми регионами. Кроме Челябинска, куда в октябре ездил «Поезд надежды», на карте «Детского вопроса» появились Башкортостан, Кировская и Архангельская области.

Кстати, там, на берегу Белого моря, мы познакомились еще с одной успешной выпускницей детского дома. Сейчас Марина Викторовна Крименецкая работает заместителем директора Северодвинской школы-интерната. А 25 лет назад она сама жила в этом же казенном учреждении, училась здесь. Училась хорошо, и на то есть причины.

(Фрагмент из выпуска 319)

Марина: Я помню, как в первом классе… Вот сидят пять человек, такие все дамы дородные – каждую помню даже в лицо… Я не умела ни читать, ни писать – пошла в первый класс в 6 лет. И вот они меня в конце года, я помню… «Ой, дак чего ей еще? Она маленькая, дак давайте ее оставим … До меня сначала не дошел смысл… Что там в первом классе понимаешь, да? Потом я понимаю: они говорят, что я дура! Я так встала, обиделась… (все смеются) Что это? Не дура я нисколечко, очень даже я умная. Я думаю: «Ну я вам еще покажу!». Я так все лето читала-читала… И потом у меня второй класс – четыре, пять. Третий класс я закончила на одни пятерки. У меня даже табель есть. Думаю, может быть, я себе напреувеличила, приукрасила? Нет. Я табель открыла – и правда, у меня в табеле одни пятерки. То есть вот оно пошло…

Да, давно это было. Сейчас у Марины Викторовны уже две взрослые дочери и даже внучка. Молодая бабушка продолжает работать в своем интернате.

Корр.: Вы как никто должны понимать вот этих ребят…

Марина: Не всегда понимаю, потому что мы не были такими. Мы никогда не считали, что нам кто-то что-то должен. Вот честно скажу: когда ребята приходят (мои вот сейчас воспитанники) и начинают жаловаться, как им плохо, и какие они несчастные, и жизнь не удалась… хотя знают что я выпускница, я им всегда говорю: «Просто разозлитесь на эту жизнь в хорошем смысле и докажите всем и себе: я – молодец, я умничка» Для меня это было… может быть, изначально была мотивация такая, что… «Ага, вот вы так обо мне плохо думаете, да я вот вам покажу!» Ну постепенно оно перешло в то, что «Я могу! Я молодец!» Ну и пошло дальше… Так вот, я говорю, изначально просто разозлитесь на себя, на окружающих и чего-то сделайте! Добейтесь! Скажите всем, что: «Вы неправы!» Утрите нос, в конце концов, всем. Ну а дальше оно уже пойдет, и мотивация изменится, и… И жизнь ваша просто изменится. Ну ребята приходят, начинают говорить: «Ой, в ваше время легче было…» Я говорю, да, конечно, особенно в 91 году, так вообще было легко…

Корр.: Да-а.

Марина: Я говорю, вы чего? Уже ничего не было, и еще ничего не было. Вот мы когда собираемся с выпускниками своими, одноклассниками, и сидим… Я говорю: «Да, нам, конечно, повезло выпуститься, потому что уже не было Советского Союза, но еще не было России. И никто не знал, кто за что отвечает». Поэтому… вот ребята начинают, там, «так нас плохо кормят»… Я говорю, вас кормят. Ключевое слово – кормят. А о нас люди просто забыли, и пойти попросить и сказать, что ты не кушал – просто было стыдно! Выживали, как могли. Талоны тогда все эти были…

Корр.: Да, да, да.

Марина: В общем, я говорю, я не жалуюсь на жизнь, здорово, что я это прожила. Я сейчас очень ценю то, что есть… при том, что мне 42 года, я хочу жить… я хочу туда, я хочу сюда, меня бросает. Я хочу путешествовать. Мне хочется просто элементарных каких-то вот новых эмоций, я жажду жить!

Да, много было командировок в этом году, много встреч, много открытий. Именно из этих поездок мы привозили материал для рубрики:        

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Новые знакомые обязательно появляются у нас в каждом городе, где мы побывали. Это и те же «успешные сироты», и дети, все еще живущие в казенных стенах, и чиновники, и приемные родители. В Челябинске, например, мы познакомились с приемной мамой, у которой буквально за год семья выросла в 2 с половиной раза. А еще у нее очень необычное имя – Эллада.

(Фрагмент из выпуска 328)

Эллада: С детства меня не покидала мысль, что нужно взять ребенка из детского дома. Потому что каждое лето я проводила время, как все дети советских времен, в пионерском лагере. И там несколько отрядов были дети из детских домов. И они мне очень нравились. Они настолько были всегда открыты, непосредственны и непритязательны. То есть, они не выдвигали каких-то завышенных требований к тебе, они просто с тобой дружили. И я маму стала уговаривать: «Давай возьмем ребеночка из детского дома». Мама-то как-то так лояльно к этому относилась, а папа категорично сказал: «Надо будет – мы сами еще родим». Потом я выросла, у меня появилась моя семья, дети, заботы, карьера. Но вот тема такая меня вообще не отпускала, я всегда с интересом смотрела все вот эти социальные программы, и… когда у нас с мужем уже встал вопрос о том, что двое детей у нас подросли, и захотелось прям маленького, лялечку, понянчиться. Но, в силу медицинских показаний, у нас не получалось. И я мужа стала готовить к мысли, что можно же решить этот вопрос другим путем: можно пойти, взять ребенка из детского дома, из дома ребенка. И его сделать счастливым, и самим получить счастье взамен. Муж мой на удивление оказался очень рад. Он говорил, что он сам думал об этом, но боялся со мной заводить эту тему. Это был конец 2014 года. И оказалось, что малыши-то – самые востребованные детки для устройства в семью.

Эллада рассказала, что когда у нее уже были готовы все документы, никакую «лялечку» ей никто не предложил. В опеке посоветовали познакомиться с 5-летней малышкой, у которой, правда, есть еще старшие брат и сестра – 7-ми и 10-ти лет. Эллада забрала всех троих. Потом знакомая ей рассказала об одной 10-летней девочке, которая очень хочет в семью.

Эллада: И всё, я туда тут же поехала, прямо после разговора с ней. Взяла направление. И так мы получили сразу четыре счастья (усмехается). Одновременно. Сейчас я думаю: «Как же я не испугалась?» Я, вот, не помню испуга, не помню боязни, я помню вот это желание огромное, стремление, прям, скорее чтоб они оказались дома. Чтобы я видела, как они у меня спать ложатся, чтоб их утром будить, что не где-то они там… и думают: «Когда за нами мама придет?». А дома, у меня на глазах, всё хорошо. Сейчас прошел год, были и трудности в обучении, и в адаптации, не было трудностей только в общении между кровными и приемными детьми, тут вот как-то нас бог миловал, и… Очень всё у нас хорошо так разложилось грамотно.

Наше знакомство с Элладой состоялось нынешним летом, когда в семье этой чудной женщины гостили еще две сестрички: 11 и 9 лет. Анкеты обеих девочек были размещены в «Листе ожидания» на нашем сайте, но вскоре мы смогли их убрать. В детский дом наши подопечные после каникул не вернулись – Эллада успела оформить необходимые документы до 1 сентября.

Таким образом, осенью в этой семье кроме двух кровных детей жили еще и шесть приемных. Однако, как оказалось, это не предел. Буквально на днях семья Эллады вновь увеличилась. Чтобы узнать подробности, мы позвонили в Челябинск:

Корр.: Эллада, до нас дошли слухи, что к вам под елочку Дед Мороз положил интересный подарочек… (Смеется).

Эллада: Подарочек не просто интересный – счастливый.  Подарочка зовут Валерия.

Корр.: И сколько Валерии?

Эллада:  Валерии год и десять месяцев… Это маленький ангел, которого мы очень долго ждали.

Корр.: Это та самая лялечка, о которой вы мечтали?

Эллада: Да, это тот самый малыш, которого нам недоставало для полного счастья. (Корреспондент смеется). Хотя, счастья, если честно, в нашей семье очень много – иногда даже кажется, достойны ли мы столько счастья?.. Но, раз бог дает, видимо, есть за что.

Корр.: Да, я тоже так думаю. Давно появилась она у вас?

Эллада: Забрали мы ее в прошлую пятницу. Вот, то есть, буквально, третий день она у нас в семье. Но ощущение такое, что она у нас все свои год и десять месяцев жизни.

Корр.: Да?

Эллада: И это не только мое впечатление: уже дети подходят ко мне и секретом делятся: «Мама, Лера как будто бы всегда была с нами!» (Корреспондент смеется). Я говорю: «Это правда так».

Корр.: Ну а папа как, рад?

Эллада: Ну, папа тоже безумно рад, да, безмерно. Это и было нашей целью – малыш, которого, ну, к сожалению, мы уже не смогли сами принести в этот мир. И ради такого малыша мы пошли в опеку, чтобы подарить это счастье кому-то – оказаться в семье, и сами стать счастливыми. Вот, и за этот недолгий путь от самой мысли, да, прийти за ребенком вот в такое учреждение, и до сегодняшнего дня, когда Лерочка с нами… Вот за этот, на самом деле, небольшой промежуток в полтора года наша семья пополнилась шестью замечательными детьми. Конечно, они более взрослого возраста. Но на самом деле, я очень благодарна судьбе, и, наверное, какой-то, вот, доброй руке, которая меня направила, вот, в тот момент, когда я только засомневалась… Дети взрослые – это какая ответственность, да, уже со сложившимся характером. Со своими какими-то привычками, устоями… Но сейчас я очень рада, что именно так получилось все в нашей жизни. Девочки – это, вот, 10, 11, 12 лет – у меня, в основном, девочки, Андрюшке 8…

Корр.: Эллада, я вот только в одном запуталась, честно говоря: сколько же у вас детей теперь?

Эллада: На данный момент у меня уже девять детей. Двое кровных и семь приемных. У Лерочки есть еще родная сестра старшая, Вероника, ей два с половиной года, и на данный момент маму лишили родительских прав, потому что она не справилась даже с воспитанием одного ребенка, и, конечно, после Нового года, когда вступит в законную силу лишение, мы забираем Веронику к себе.

Корр.: Та-ак… (Смеется).

Эллада: В Министерстве уже подтвердили. Подтвердили, что – да, мы как семья, которая справляется с девятью… Ну, нельзя, на самом деле, разлучать кровных детей, несмотря на то, что в силу раннего возраста у них еще не сложились родственные отношения – на самом деле, это просто жестоко. Чтобы они не искали потом по жизни друг друга, пусть у них будут одинаковые условия в жизни. Пусть они растут в обнимку – тем более, они так похожи, и вообще… Просто потому что они есть друг у друга, пусть растут вместе.

Корр.: Ну, вы счастливы?

Эллада: Мы безумно счастливы. Вы позвонили как раз в тот момент, когда мы находимся на пике счастья! (Смеются вместе с корреспондентом). Потому что растаяли те страхи, которые были, когда мы думали, как Лера приедет домой, не будет ли она пугаться новой обстановки, новых людей в семье, всегда ведь есть страхи – какой он, ребенок этот, да? Как спит ночами, как будет кушать?..

Корр.: Ну, да.

Эллада: Все это сейчас уже отпустило (смеется вместе с корреспондентом). Это наш чудесный малыш, и поэтому мы сейчас безумно счастливы.

Вот такое продолжение последовало после нашего первого знакомства с Элладой. Но, должны сказать, много встреч было в этом году и с нашими старыми друзьями. Причем больше всего – с участниками 20-го, юбилейного рейса «Поезда надежды», побывавшего в прошлом году в Иркутске. Мы так и назвали цикл передач о них: «Иркутские истории». Уже вышли в эфир рассказы о семьях из Краснодарского края, Санкт-Петербурга, Республики Адыгея и Карелии.

В Карелии, кстати, живут наши давние знакомые – Ольга и Владимир, которые увезли из Иркутска 10-летнего Игорька. Мы вновь навестили супругов этим летом. Игорю уже исполнилось 11, и он с удовольствием рассказал, как отметил свой первый «домашний» день рождения.

(Фрагмент из выпуска 334)

Игорь: Когда мы отмечали Тимурин день рождения, ему положили подарок под подушку – планшет. Я думал, мне тоже положат под подушку. Просыпаюсь – ничего нет. Думаю: «Забыли про день рождения…» Спускаюсь вниз смотреть телевизор, вижу – там велик стоит. А на нем написано: «Игорь, это тебе! (смеется) С днем рождения!»

Корр.: Классно! Ты рад был?

Игорь: Да… чуть ли не заорал.

Корр.: От радости?

Игорь: Да…

Корр.: А что еще тебе подарили, кроме велика?

Игорь: Кроме велосипеда – 4 тысячи 500 рублей.

Корр.: Ого! Так, и что ты на них купил?

Игорь: Ну на них сначала купил себе в подарок – два робота… потом еще что-то… ну у меня, конечно, еще остались деньги, но я их трачу на другое. Ну, что-нибудь девочкам – я им обещал, что куплю… Ну, кукол разных…

Корр.: Но день рождения вы как вообще праздновали-то?

Игорь: Ко мне еще одноклассники приходили.

Корр.: Угу.

Игорь: Дарили мне подарки.

Корр.: У тебя никогда, наверное, не было такого дня рождения?

Игорь: Да…

Корр.: Ну тебе дома нравится?

Игорь: Да, нравится.

Корр.: Ну, в общем, все хорошо?

Игорь (с улыбкой): Да! Лучше не бывает.       

Новые родители Игоря – Ольга и Владимир – впервые сели в наш «поезд» весной 2010 года. Тогда они привезли из Екатеринбурга братика и сестричку. Тимуру на тот момент было 3 года, а Тае – 5 лет. Они стали первыми детьми в этой семье. Но не последними…

Прошло три с половиной года. Так случилось, что к этому времен

и в семье появился еще один ребенок. Супруги объяснили: 8-летняя Варя (так зовут девочку) – их дальняя родственница. В семье она пробудет года два или три, а потом опять сможет жить со своими родителями.

В тот год Варя с Тимуром пошли в первый класс, а Тая – уже во 2-й. Прошлой осенью у Таи тоже появился брат-одноклассник – Игорек. За одной партой, правда, они сидели недолго.

(Фрагмент из выпуска 334)

Корр.: Тая, расскажи-ка мне: у тебя брат появился?

Тая: Угу.

Корр.: Ну, и как тебе с ним?

Тая: Нормально. Когда надо – рассмешит.

Корр.: Он добрый, как считаешь?

Тая: Угу, добренький. Он всем всё помогает.

Корр.: То есть, хороший человек?

Тая: Угу.

Корр.: Ну а в школе, вот, вы в одном классе учитесь, да?

Тая: Да.

Корр.: За одной партой сидите или нет?

Тая: Мы раньше сидели.

Корр.: А потом?

Тая: Потом… Нас пересадила учительница.

Корр.: Почему?

Тая: Потому что… Хм, ну не знаю, почему (смеется).

Корр.: Болтали, наверное. Нет?

Тая: Наверное.

Корр.: Ну а Варя как с вами со всеми? Дружит?

Тая: Да.

Корр.: А она с Тимуркой в одном классе, да?

Тая: Да, тоже.

Корр.: У, как у вас хорошо получилось.

Тая: Были за одной партой, потом их пересадили.

Корр. (со смехом): Тоже болтали, что ль?

Тая: Нет, Тимур просто списывал у нее.

Корр. (шутливо): А, бессовестный какой Тимур! Ну, ясно. В общем, вам веселее стало, наверное?

Тая: Да-а!

За столько лет мы успели стать друзьями с этой семьей, все время на связи – то пишем, то звоним друг другу. Так что…

Продолжение следует…

Мы много ездим по стране, но порой для нового интересного знакомства даже из Москвы уезжать не обязательно. Как, например, это произошло с героями нашей следующей рубрики.

СКАЗКИ МАЛЕНЬКОГО ПРИНЦА

В этом году Фонд Елены и Геннадия Тимченко провел уже второй Всероссийский конкурс дневников приемных семей «Наши истории». Но на этот раз участниками были не взрослые, а ребята – приемные дети в возрасте от 14 до 21 года. Одним из членов жюри конкурса стала Инна Зотова, руководитель нашего социального проекта. А судить, надо сказать, оказалось совсем не просто: из 43 регионов России юные авторы прислали 214 работ!

И вот в конце ноября были объявлены семеро победителей конкурса в разных номинациях. Авторов еще шести работ жюри отметило специальными премиями.

На пресс-конференции перед церемонией награждения выступила одна из участниц конкурса, Света Ставская, победившая в номинации «Свой среди своих».

Света: Здравствуйте. Мы когда с мамой были в органах опеки, то нам предложили поучаствовать в этом конкурсе. Так как в нашей семье пять приемных детей, то мы собрались всей семьей и обсудили, какую же историю мы будем рассказывать. Так как моя – самая интересная и длинная история, решили рассказать о моей истории. И, когда я выиграла этот конкурс… Я даже не ожидала, что я могла его выиграть, так как… Вроде, просто обычная девчонка, мы недавно переехали семьей в Краснодарский край, полтора года назад, и были не такой уж заметной семьей. А тут – бац! – Москва. Я очень рада, и я хочу, чтобы все дети, которые остались в детском доме прочитали мою историю, и чтобы у них была надежда, что их могут забрать, и… Какие бывают ситуации. А моя ситуация – огого! Меня могли раз 500 уже отдать, но у меня мама крепкая, держалась, проталкивала меня. Со мной проходили огонь и воду – со мной и горели, и в воде тонули, но мама справилась. Я очень люблю мою семью: мы стали настоящей семьей. Настоящей! Мы очень любим друг друга, и те братья и сестры, которые у меня есть на данный момент – в душе они для меня и есть родные, так что сейчас я очень рада, у меня просто… Я сейчас взорвусь!.. (Смеется, звучат аплодисменты). Спасибо!

Чуть позже, во время награждения, взяла слово и мама Светы, Минзагира Ставская.

Минзагира: Воспитать семерых детей, наверное, мне было легче, чем сегодня сказать. Мы живем, знаете, в далеком хуторе… Мы вообще из Томской области, но попали в Краснодарский край. Понимаете, есть места, оказывается, где очень любят детей, где очень любят приемных детей, где очень любят любоваться ими, смотреть им вслед, желать только добра и счастья. Сейчас мы живем вот в этом чудесном месте – очень хорошо живем. У меня семеро детей – очень хорошие дети все. Больше проблем было со Светой (зал смеется), вот, этот ребенок, конечно… Все семеро детей мне не доставили столько хлопот, сколько доставила одна Света. То есть, она мне показала и Крым, и рым, и огонь, и воду, и медные трубы – мы прошли с ней все. Ну, в конце концов, она была приемным ребенком, а теперь я ее удочерила – это теперь моя дочь. Ну, счастья всем, терпения, здоровья, чтобы дети вас понимали… (Аплодисменты).

В следующем году мы обязательно расскажем историю Светы и ее семьи подробнее. А сейчас пришло время нашей любимой традиции: под волшебной новогодней елкой мы всей редакцией загадываем самое заветное желание за тех ребят, кто этот добрый семейный праздник встречает в казенных стенах. И хотите верьте, хотите нет, но эти пожелания очень часто сбываются. Например, за прошлый год покинули детские дома и стали, как мы говорим, «солнечными человечками» 509 подопечных нашего проекта. В 2016-м их уже 510, а ведь год еще не закончился. Пусть же и в наступающем, 2017-м, как можно больше осиротевших ребятишек получат свой самый главный подарок – семью.

Инна Зотова: Я хочу пожелать поскорее стать мамиными и папиными двум замечательным братьям из Новосибирска: 15-летнему Артуру и 12-летнему Глебу. Многие считают, что такие большие ребята уже не хотят в семью, но это совсем не так. Вот и у Артура с Глебом есть видеоролик, где они сами говорят о своей мечте обрести родителей.

Георгий Москвичев: Мое пожелание – 14-летней Кристине из Иркутска. Эта скромная добрая девочка хорошо учится, занимается пением и танцами, любит готовить. Кристина мечтает о доброй маме и сильном папе, а еще – о младшем братике или сестричке.

Татьяна Юрасовская: 15-летний Олег из Челябинска тоже мечтает о родителях или хотя бы об одной маме. Это разносторонне одаренный паренек: он и спортом увлекается, и в творческих конкурсах участвует, и учится хорошо. Я очень хочу, чтобы его мечта о семье в наступающем году исполнилась.

Ольга Резюкова: А я хочу загадать желание за 6-летнюю  Дашу из маленького городка в Челябинской области. У девочки есть проблемы со здоровьем, ей трудно ходить. Но это не мешает Даше быть очень светлым, добрым, открытым человечком с большой тягой к знаниям. Надеюсь, у нее появятся мама и папа, которые во всех смыслах помогут девочке встать на ноги.

Ирина Поварова: 12-летний Давид из Кемерова тоже очень-очень хочет в семью, прямо до слез. Этот хорошист в свободное время ходит на занятия в оркестре, в театральную студию и в кружок кулинарии. От всей души желаю ему в новом году обрести родителей.

Настасья Бетева: А я желаю того же 7-летнему Артему из Республики Башкортостан. Это веселый шустрый первоклашка, любитель песен, танцев и книжек про животных. Пусть поскорее он станет чьим-то любимым сыном!

(Фоном звучит проигрыш и окончание песни «Дорога» группы «Любэ»).

Вы тоже можете загадать желание за любого ребенка из детского дома. Заходите на страничку, где вас ждет наша волшебная новогодняя елочка. Пожелания, оставленные на круглосуточном автоответчике 633-54-62 (код Москвы – 495), мы тоже перенесем под елку.

А на сегодня все. Пришла пора прощаться. Весь год с вами были:

– Георгий Москвичев,

      – Ольга Резюкова,

           – Ирина Поварова,

                – Татьяна Юрасовская,

                    – Настасья Бетева,

                        – Татьяна Доброва,

                              – Дмитрий Трухан

                                                  и Инна Зотова.

С наступающим праздником и до встречи в новом, 2017 году!