С недавних пор ответ на самый главный детский вопрос ищем не только мы, взрослые, но и сами ребята. Началось всё с того, что чуть больше года назад в качестве первого участника особого, детского рейса «Поезда надежды» в Москву приехал 14-летний Сережа из кемеровского детского дома. Вскоре для паренька нашлась семья. Увидев это, многие подростки из того же «казенного дома» поверили, что и у них могут появиться родители. А поверив, решили не просто ждать, но и действовать: писать к нам в редакцию, рассказывать о себе на наших страницах в социальных сетях.

Иногда из этого получаются…

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

Радиослушательница: Хотелось бы очень узнать судьбу юноши из Кемеровского дома сирот. Ему три месяца оставалось, что его могут взять в семью. Ему очень хотелось в семью попасть. Взял его кто под свое крыло?

Речь о нашем подопечном, Михаиле. В начале весны, когда до 18 лет ему оставалось всего три месяца, юноша написал нам в редакцию, что живет в кемеровском детском доме и очень хочет обрести близких людей. С разрешения регионального оператора мы рассказали о Мише в радиожурнале, на сайте и в соцсетях. И с тех пор получили множество звонков и писем: слушатели и читатели до сих пор не перестают интересоваться судьбой этого молодого человека.

Сообщаем: у Миши всё хорошо. Недавно он побывал у нас в редакции.

Корр.: Миш, а всё-таки как тебе такая идея в голову пришла – написать? Что подтолкнуло?

Миша: Ну, увидел у других мальчиков.

Корр.: У вас вообще вот это движение… как мы поняли, началось с того, что Сережку забрали, да?

Миша: Ну, да… то, что Сережу забрали, а потом Егора забрали… Наверное, надоело жить в детском доме, а тут вот смотрят: одного забрали, второго забрали и… Я тоже заинтересовался. Ну я, конечно, не рассчитывал, что прям предложений будет много. Ну, хотел, чтобы кто-то откликнулся, помог…

Корр.: Надеялся?

Миша: Да, надеялся.

Корр.: Ты ждал, что тебя усыновят? Или помогут учиться? Или…

Миша (одновременно): Ну, усыновят – навряд ли, потому что мне уже семнадцать… несколько месяцев до дня рождения было. Надеялся познакомиться с человеком, который поможет в дальнейшем. 

Корр.: Ну и как, твои ожидания оправдались?

Миша (со смущенным смешком): Более чем.

Корр.: Ага. Ну, теперь расскажи, пожалуйста, как дальше всё это происходило.

Миша: Ну, мне писали люди. Разные люди, из  разных городов. Общался с ними. Никто не писал прям… «Всё, завтра приеду – заберу». Просто знакомились. Ну, видать, узнавали, что за человек вообще. Вот. А потом мне сказали про Елену… что хочет помочь в Москву поступить. Сказали, что знакомая у нее в Кемерове живет, неподалеку от меня. И что мне нужно сходить к этой знакомой, по скайпу с ней поговорить, потому что у меня не было другой возможности связаться… Ну, я боялся, помню, первое время… (смущенно хмыкает) Но пошел – ничего страшного не произошло (смеется вместе с корреспондентом).

Корр.: Что сказала?

Миша: Ну, она предложила, помню, чтобы я определился, по каким предметам мне нужен репетитор. Ну она вообще хотела по всем трем предметам, что я сдавал, найти репетиторов, но я от русского отказался, сказал, что, ну, сам подтяну.

Корр. (одновременно): Сам могу, да?

Миша: Ну да. Потому что, если честно, было 

неудобно…

Корр.: А потом вы начали общаться уже… как? По телефону или?..

Миша: По телефону, по скайпу, чуть ли не каждый день. Она узнавала, как у меня дела, потом дала номера телефонов репетиторов. Начал ходить, заниматься, готовиться.

Корр.: Так…

Миша: Ну, там оставалось времени, конечно, мало: два или три месяца.

Корр.: Ну сдал-то ты же неплохо?

Миша: Ну, среди кемеровских, среди своего класса – очень даже неплохо. По математике 72 балла у меня… В Москве я посмотрел: среди льготников, в общем, у меня хорошие баллы. А вот если среди остальных бюджетников, кто из Москвы – ну у них там, конечно, большие баллы…

Сейчас Михаил уже учится в одном из лучших вузов столицы, потихоньку привыкает к непривычной самостоятельности. А люди, которые помогали ему с подготовкой к экзаменам и переездом в Москву, продолжают поддерживать юношу: Миша нередко гостит в семье москвички Елены и всегда может рассчитывать на помощь и добрый совет.

Корр.: Вообще здорово всё, мне кажется. Тебе повезло!

Миша: Да, я понимаю. Спасибо вам, спасибо Елене, что у меня хорошо складывается…

Корр.: Ну, конечно, ты сам сделал первый шаг…

Миша: Я написал вам, вы мне ответили (смеется)

Корр.: И всё получилось!

Миша: Да.

Корр.: Здорово же!

Побывал у нас в гостях и еще один подопечный «Детского вопроса» – 16-летний Женя. Раньше он жил в том же детском доме, что и Миша, а теперь вместе со своей новой мамой поселился в Подмосковье.

Корр.: Ты помнишь, как мы с тобой разговаривали, да, в детском доме?

Женя: Конечно. Сначала как-то неохота было, потом подумал – что мне там торчать?

Корр.: В детском доме?

Женя: Да.

Корр.: Как попрощались? Что мальчишки говорили? Говорили ведь что-нибудь?

Женя: Нет, просто обнялись, руки пожали.

Корр. (шепотом): Скажи честно – страшно было ехать?

Женя: Ну да, в первый день… Вот, когда мы хотели уже уезжать, автобус перенесли, билета не было на автобус, и забыли в гостинице телефон. (Корреспондент смеется) Нам пришлось вернуться и на следующий день только уезжать. А потом всё, привык, упокоился.

Корр.: А так волновался, да?

Женя: Да.

Корр.: Ну, приехал ты, да?

Женя: Угу.

Корр.: Как тебе вообще дом-то?

Женя: Нормально. Только маленький.

Корр.: Но это, наверное, не самое страшное? Ты же знаешь поговорку «в тесноте, да не в обиде»? Да?

Женя: Да! Там еще есть коты.

Корр.: А ты как к котам-то относишься?

Женя: Нормально. Там три: один привык уже, второй – так себе, а третий – просто прячется. Ну, боится, видимо.

Корр.: Ну, может, характер такой?

Женя: Да он маленький еще просто…

Корр.: А ты любишь животных вообще?

Женя: Да, собак в основном.

Корр.: Собак? Не кошек. Тут вы… Тут вы с Леной расходитесь.

Женя: Не, ну кошек тоже. Кошек-то тоже… Неплохо.

Корр.: Да, но собаки лучше, считаешь?

Женя: Да. Хаски себе хочу. Потому что у них лицо похоже на человека, и глаза, как у человека. Голубые бывают.

Корр. (одновременно): У хаски?

Женя: Да. Ну, как говорится, друг человека… собака. У меня дома была собака, ну вот когда я дома еще жил. И в Новый год родители дома были, а я на улицу захотел. И с собакой отпустили: я с ней бегал по горкам, везде – она за мной бегает, я за ней бегаю. Ну, вот так как-то. А забрали в детский дом – и собаки нету, ничего нету.

Корр.: Ну, у тебя теперь есть тетя Лена.

Женя: Ну, теперь-то – да. Появилась надежда.

Корр.: Конечно. Ну, ты мне хоть опиши: на твой взгляд, что за человек Лена?

Женя: Нормальный, доброжелательный человек.

Корр.: Хороший человек, да?

Женя: Да. Душевный.

Корр.: Мне тоже так кажется…

Женя (продолжает): Веселый, как бы сказать, не злой такой, общительный.

Корр.: И к тебе хорошо относится?

Женя: Да.

Корр.: И интересы у вас общие?

Женя: Спорт!

Корр.: Да. Это же здорово! Повезло тебе! (Женя смущенно усмехается) Или ты так не считаешь?

Женя: Считаю.

Корр.: Ну, ты ей помогай. Ты теперь ее надежда и опора. Помощник. Как думаешь, всё будет хорошо?

Женя: Будет хорошо! У меня всегда всё получается.

Корр.: Да? Значит, всё получится? Ну только надо постараться, Жень.

Женя: Надо постараться.

Сегодня продолжим «Иркутские истории» – цикл рассказов об участниках юбилейного рейса «Поезда надежды». Осенью прошлого года мы ездили к берегам Байкала. Пассажирами «поезда» тогда стали родители, которым уже доводилось бывать в наших поездках. В предыдущих выпусках звучали истории участников из Санкт-Петербурга и Майкопа. Сегодня рассказ о семье из Краснодарского края.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

История третья – из Краснодарского края

ПРОЛОГ

И. Зотова: Мечта давно была да?

Изабелла: Ой, мечта у меня давно была. Когда в Воркуте после школы сразу не поступила в техникум, пошла работать. У нас дом ребёнка был. Пошла туда нянечкой. Ну и я в теме, как говорится, с тех времён…

И. Зотова: Вот откуда мечта выросла. С тех времен.

Изабелла: Брала на выходной девочку, как будто даже на Настю похожа…

О. Резюков: Так это вам сколько лет было?

Изабелла: Семнадцать, после школы. И я говорила: «Я обязательно, ну, вот, когда-нибудь это осуществлю». Ну а потом… жизнь не сложилась, к сожалению, ни с первым, ни со вторым мужем. И как-то вот и в торговле месяцами без выходных работала (мама с детьми, а я всё пахала – и за папу, и за маму. А тут как-то сидела на кухне, слушала «Детский вопрос», и сказали: «Подробности на сайте». Я сайт запомнила, утром на работу пришла пораньше. Ну-ка, думаю, дай-ка загляну… Заглянула. И пропала.

Не так давно Изабелла переехала в Краснодарский край. А первую заявку на участие в программе «Поезд надежды» эта самостоятельная мама прислала еще из Сыктывкара. Именно там она жила в 2013 году, когда состоялся московский рейс нашего «поезда».

ГЛАВА 1. Мужчина в дом

В столице Изабелла познакомилась с маленьким Маратом. Когда состоялась их первая встреча, мы были рядом.

(Фрагмент из выпуска 231)

Изабелла (ребенку, сюсюкая): Привет, идешь ко мне? Ну, иди скорее. Тихонечко. Ой, какие мы тяжеленькие!

Воспитательница: Кушаем мы, скажи, хорошо (со смехом) Да, Маратик?

Изабелла: Хорошо… Маратик! (цокает языком)  Это кто у тебя тут? Ой! Дельфинчик! (пищит игрушкой) А у нас игрушечка тоже есть! Пищит, да? Да, Маратик? Покажем ему нашу каталочку? Да, мой золотой? Черноглазик! Глазки-бусинки! (шепотом) Золотой! Мой ребенок! (громко) Мой-мой! Вот правда!

Воспитательница: А у вас есть свои дети?

Изабелла:  Да. У меня трое.

Воспитательница: Я вот чувствую по вам.

Изабелла: Младшая девочка – приемная у меня, год уже дома. Вот, ищу ей братика. Настя черноглазая, черненькая тоже, поэтому вот они будут как двойняшки.

Воспитательница: Братик с сестренкой.

Изабелла: Да. Она – кнопочка маленькая.

Воспитательница: А ей сколько?

Изабелла: Ей два с половиной.

Воспитательница: Два с половиной? Ему годик… годик и три месяца.

Изабелла: Я знаю, да-да-да. Но они вот размером… ну, чуть, может быть, она побольше. А вот по объему-то, пожалуй, еще худее будет. Ну, она живчик у меня.

Воспитательница: На самом деле, он тоже очень живой…

Изабелла: Живой, да?

Воспитательница (продолжает): Но, в то же время, он спокойный такой, рациональный.

Изабелла: Ой, хорошо, ой, как хорошо! Мой-мой, вот прям чувствую. Не буду даже больше думать. Поедем домой, да?

Воспитательница: Ребеночек находится у нас с трех месяцев, мы вот все ждем-ждем, когда же такого мальчика хорошего заберут?

Изабелла: Вот. Мама и приехала!

Вечером, на традиционном родительском собрании, Изабелла рассказывала:

Изабелла: Я его взяла на руки, прижала к себе… «Это мой ребенок!» Каким я себе представляла своего сына, за которым сюда ехала… Мальчик национальный, очень красивый.

И. Зотова: Марат?

Изабелла:  Марат С., да. Год и три. Ну, в общем, я рада и счастлива.

Может быть, кому-то покажется скоропалительным мое решение, но я сразу подписала согласие. Я уверена, что это мой ребенок. Он такой вот родной-родной.

Спустя два месяца мы позвонили Изабелле и узнали, как поживает она и ее дети.

 

(Фрагмент из выпуска 237)

Корр.: Добрый вечер! Как у вас делишки?

Изабелла: У нас отлично. У нас чемоданное настроение. Мы в субботу улетаем в теплые края…

Корр.: Да? Так вы прямо все вместе, всей большой семьей едете?

Изабелла: Да! Мы же все-все уезжаем, да. Дом там большой, двухэтажный, места всем хватит. Так что вот. Детки радуют. Марат вообще замечательный ребенок, замечательный.

Корр.: Да?

Изабелла: Я очень рада, все его очень любят. Но начинает, на Настю глядя, уже немножко как бы шевелиться тоже… (корреспондент смеется) А так, вообще, спокойный-спокойный ребенок, замечательный. Спасибо вам огромное от всех нас за такого прекрасного сыночка!

Корр.: А все-таки трудности какие-то были или как?

Изабелла: Трудности – да. Конечно, тяжело, потому что все навалилось в одно время у нас – переезд, вот эта продажа квартиры… Сами понимаете, это столько документов, столько нервотрепки, переживаешь – найдется покупатель, не найдется… адаптация… И третий фактор, что мы вот в двух комнатах на восемь человек жили, это тоже накладывает свой отпечаток.

Корр.: Ну да, да…

Изабелла: Морально немножко тяжело, все устали… Но сейчас, когда все разрешилось, когда уже все, уже билеты на руках… все продано, все оформлено… Уже стало поспокойнее.

Корр.: Понятно.

Изабелла: Вот. А так, особых-то с малышом трудностей вообще никаких…

Корр.: Адаптация, говорите, была все-таки?

Изабелла: Ну, как бы немножко… привыкание. Но от этого никуда не деться, это же, сами понимаете. Но я-то ведь уже знаю, что это временно, и уже с Настей прошла какую-то школу. И поэтому меня не пугало ничего, ну и такой сильной адаптации не было, как с Настей. Иногда, конечно, раздражаешься, но стараешься все это гасить как-то. Жизнь продолжается, все в порядке. Негатива никакого нет, больше позитива.

Прошло два года, Марат подрос, и Изабелла решила, что ему обязательно нужны братья. Ведь воспитывается он в окружении одних девочек (кроме дочерей у Изабеллы есть еще две внучки). Узнав о юбилейном рейсе, она прислала еще одну заявку на участие в «Поезде надежды». И в октябре 2015 года отправилась с нами в Иркутск.

ГЛАВА 2. Братья для Марата

Витя и Никита – родные братья. Биологическая мать «сдала» их в дом ребёнка, когда Никите еще не было и двух лет, а Вите едва исполнился месяц. Сказала – временно, на полгода. Но полгода прошли, потом еще полгода, а она так и не появилась. И неизвестно, сколько еще времени провели бы братишки в казенных стенах, если бы к ним на «Поезде надежды» не приехала Изабелла.

(Фрагмент из выпуска 304)

Изабелла: Привет, мой заинька! (плач ребенка) А смотри, что есть! Не плачь! Смотри, а би-би! (плач еще громче) А би-би! Смотри, би-би!

Воспитательница (привела Никиту): Здравствуйте!

Изабелла: Здравствуйте!

Воспитательница: Это братик его, Никитка.

Изабелла: Никитушка, иди сюда, мой золотой! Я тебе самолетик дам. Держи, это тебе.

Никита (громко): У-у-у!

Изабелла: Да, самолет полетит – у-у-у! (целует ребенка) Смотри, у него тут пропеллер крутится. Ну-ка, покрути. Покрути, Никитушка. Во-о-от, как крутится. Да? (Вите) Витюнчик, скажи, разбудили меня, да? Скажи, я баиньки хотел. (целует ребенка)

Воспитательница: Витька хорошенький!

Изабелла: Ой, это вообще!..

Воспитательница: Ну, Никитку вот надо бы поласкать и полюбить побольше.

Изабелла: Понятно, да.

Воспитательница: Недолюбленный он всё-таки.

Изабелла (одновременно): Да, да, да.

Воспитательница (продолжает): И упертый мальчик.

Изабелла: Полюбим, полюбим.

Главврач ДР: Если мама такая… настоящая мама, которая всё это профессионально выправит, то  ребенок выровняется.

Изабелла: Все будет хорошо, всё. Научимся, скажи, говорить.

Еще там, в группе, было понятно, что Изабелла приняла решение.

Корр.: Ну так что, сейчас будете звонить дочерям?

Изабелла: Ну да.

Корр.: Это же они звонили по пути, когда мы ехали?

Изабелла: Да. Злата, старшая, звонила.

Корр.: И что спрашивала?

Изабелла: Спрашивала: ты уже видела? Я говорю, нет. Как посмотришь, сразу позвони, скажи. (целует ребенка) Хорошие ребятишки…

Корр.: Будете думать или уже всё решено?

Изабелла: Конечно, решено. За ними и ехала.

ГЛАВА 3. Вся семья в сборе

После того, как Витя и Никита оказались дома, прошло полгода. Мы решили навестить Изабеллу и ее детей. Встреча состоялась в Анапе.

И. Зотова: Так, куда пойдем?

Изабелла: Ой, ну не знаю… У нас вот тут улица такая самая главная. Ну, как бы, прогулочная.

О. Резюкова: Угу. Хотя бы на скамейку приземлиться.

Изабелла: И там можно на скамеечку, да.

Вскоре мы нашли уютную скамейку.

(Слышен уличный шум)

О. Резюкова: Ну рассказывайте.

И. Зотова: Как живете?

Изабелла: Живем хорошо. Растем, привыкаем помаленьку.

О. Резюкова: Адаптация была у вас?

Изабелла: Была. И сейчас, как бы, немножечко есть. Ну, не столько даже адаптация, просто какая-то усталость. То, что, вот, их много. Отсюда, ну, и раздражение бывает, и всё… Но это мы уже проходили, и не один раз проходили, поэтому знаем, что ничего страшного в этом нет. Всё это пройдет, всё нормализуется. Детки радуют, детки хорошие очень. Никитка вот у нас, конечно, своеобразный ребёнок. Просто у меня таких еще не было. Эти-то такие…

И. Зотова: А в чем своеобразие?

Изабелла: Ну, вот он, как загадочный еще немножко для меня. Первое время по любой мелочи сразу хныкать начинает, под стол залезет или под лестницу – сидит. Сейчас, слава богу, у нас это прошло, мы уже никуда не прячемся, глаза уже не закрываем. Но всё равно еще, вот, то, что он не разговаривает… Он только «аф-аф» и всё. «Мама» стал говорить, и вот буквально на неделе сказал «мяу-мяу» и «би-би». Он уже стал «би-би» повторять. Ну, у него эмоции-то есть…

О. Резюкова: Ему сколько сейчас?

Изабелла: Ему в декабре было три, значит, получается, три и пять.

Кто-то из детей: Мама, слонёнок!

Изабелла: Ходила к врачам, сказали, что надо ПМПК пройти. Но я не тороплюсь пока, всё-таки ведь у нас адаптация еще… У него идет адаптация, тем более, ребёнок… Он же и с мамой прожил полтора года, полтора года в доме ребёнка, и опять для него мир-то перевернулся, конечно… О еще не такой, какой он на самом деле. Вот год пройдет, тогда увидим  какие-то первые результаты, и то это еще не срок.

О. Резюкова: Ну да. А Витюшка?

Изабелла: Витюшка как будто всегда и был с нами. Но характер… Чуть что не так: «Ээээ» – на бабушку. У Никитки тоже такое есть..

О. Резюкова: А Вите сейчас сколько?

Изабелла: Год и десять. Уже тоже «мама», «баба»… Вот они с моей внучкой прям два разбойника. Та вообще летает по квартире, и вот он за ней. Ходить стал хорошо: я ж забирала, он плохо ходил, а сейчас уже бегом-бегом-бегом. Так что у Витюшки никаких проблем абсолютно, домашний ребёнок, и всё. Никитка тоже… Ну ничего, ничего, у нас хорошее продвижение… Научимся и говорить, и всё. Ну, в любом случае, что есть, с тем и будем жить, да? А в большой семье всё равно развитие идет. Они друг за другом, а он всё за ними, за ними.

О. Резюкова: А Маратик у вас?

Изабелла: А Маратик – это вообще у нас золотой ребёнок, первый помощник у мамы. Всё делает, что ни попросить… Настя, ай, повернулась, побежала, а этот всё «мама-мама», и помогает, и за малышами, и стульчики всем поставит… Ботинок куда-то закатился – всё найдет, всё сложит. Спокойный такой… скромненький.

Изабелла: Маратик с Настей в садик ходят. Настиной сестре старшей я в Интернете написала. Долго сомневалась: писать-не писать. А потом думаю: нет, напишу. Сестра-то уже взрослая, тоже ребенок у нее свой. И она так обрадовалась: «Ой, спасибо вам, я знала, что Настя есть». Но, говорит, мама там умерла, от Насти-то она сразу отказалась, в роддоме. И прислала фотографию папы настоящего. Так что мы наполовину таджики оказались, да. (смеется). Похожа вся на папу. Ей уже пять… в октябре будет шесть уже. Хочу ее годик лишний в саду подержать. Так-то она буквы хорошо запоминает. Начали буквы учить… У нее терпенья не хватает: она вот такая, две минуты, и всё, и побежала, и понеслась. Я не тороплюсь, детство пускай будет у детей. А они вот банда: Марат, Настя… Настя предводитель, она придумывает игры, и, вот, они за ней. Любят стулья перевернуть, накрыть, построить домик себе, вот… А эти тоже мне все стулья, все табуретки переворачивают, винтики раскручивают, всё попереломали. Весело, весело живем. Нет, на самом деле, тяжелее не стало с появлением мальчишек. Потому что как-то вот они все вместе, все вместе. Ну, подумаешь, две тарелки лишние (смеется) помыть!

ГЛАВА 4. Все дороги ведут… домой

Марат: Там!

О. Резюкова: Уууу, что там?

Марат: Свинки Пеппы! У нас на телевизоре показывают.

О. Резюкова: Дааа, показывают.

Марат: На планшете.

О. Резюкова: Да, показывают. Тебе нравится про Пеппу?

Марат: Да.

О. Резюкова: А про Машу с Медведем нравится мультик?

Марат: Да. На планшете показывают.

Пока взрослые беседовали, дети резвились. Им было интересно: ведь за деревьями виднелся парк аттракционов, гуляли ростовые куклы… Да и вообще, погода стояла отличная: по-настоящему южная.

И. Зотова: Изабелл, вы же переехали из Сыктывкара, я помню, да?

Изабелла: Да.

И. Зотова: Ну и как, надежды оправдались?

Изабелла: Конечно, конечно, я вообще не жалею. Мне очень-очень нравится. Я же из-за детей, в основном, да и самой надоело. Там же вот сейчас слякоть, всё тает, да? Грязь.

Настя (одновременно): Еще дай!

Изабелла: А у нас уже с февраля месяца травка зелёная…

И. Зотова: А вы родились где?

Изабелла: Родилась в Воркуте. До трёх лет жила в Воркуте, потом я там сильно болела, у меня было воспаление лёгких. Уже антибиотики не помогали, и кто-то маме посоветовал в Анапу вывезти. Она меня забрала из больницы, под свою, ответственность, и вывезла сюда. Мне здесь сразу полегчало. Она побоялась возвращаться на север. Братья (у меня два старших) – они уже взрослые были, уже школу заканчивали… Она устроилась на работу в детский сад, воспитателем. Раньше же это было проще. Мы снимали с ней, помню, каморочку маленькую. Через год она общежитие получила, еще через год – однокомнатную квартиру, и вот я здесь восемь классов окончила. А потом меня на севера потянуло… жили на севере, в общем, в Воркуте, потом в Сыктывкаре, и, вот, в конце концов… (Кто-то из детей громко смеется) Настя же у меня очень сильно… бесконечно болела в Сыктывкаре. Бронхиты же у нее тоже. Здоровье слабенькое было. Еще внучка тоже вот… И, вот, когда мы решили переезжать, дочка с мужем: «Мама, давайте, мы тоже поедем». Ну, давайте. Вот, мы две квартиры продали, купили здесь дом…

В большой семье Изабеллы есть и взрослые приемные дети. Правда, не ее…

О. Резюкова: А зять? Про зятя расскажите… Там же тоже история?

Изабелла: Зять у меня из приемной семьи, да. У них вообще семья очень знаменитая в республике Коми, многодетная семья. Мать-героиня, да, у нее много деток, она берет деток постарше, у нее такие все музыкальные. Она образование дает, они живут в Сыктывкаре… все в музыкальных училищах, в музыкальных школах дети учатся. Ну, очень хорошая семья, крепкая. Ну, она такая, волевая женщина. И она говорит: «А мне с большими проще!» Вот и зятя с братом, и она его взяла, ой, то ли уже в седьмом классе он был, уже большеньких она взяла…

Изабелла, согласитесь, не менее героическая женщина. Она отлично справляется со всеми своими ребятишками: следит за их здоровьем, учит, балует…

ЭПИЛОГ

О. Резюкова: Они, получается, все из разных городов.

Изабелла: Да. Это – Екатеринбург, это – Москва, это – Иркутск у нас… таджики, узбеко-киргизы… (О. Резюкова смеется) А тут написано, что папа – казах, но там не знаю… Так что, в общем, «Пролетарии всех стран…», в общем.

О. Резюкова: Интернационал!

Изабелла: У меня иногда спрашивают: ой, говорят, как вот у вас такой получился мальчик? Или как это у вас такие, на вас непохожие? А я говорю: «Приемные детки». А что скрывать? Для многих шок: «Как это – вы одна и вам дали?». «А, оказывается, можно взять?» И, может, говорю, хоть кто-то задумается тоже… действительно, да? Вот такая история моя. Всё не случайно в нашей жизни. Всё для чего-то да и нужно.

Продолжение следует…

Да, всё для чего-нибудь нужно… А малышам и подросткам, чьи анкеты можно найти на в рубрике «Лист ожидания», больше всего нужны близкие люди. С нашей подопечной из Республики Башкортостан мы вас сейчас познакомим.

ГДЕ ЖЕ ТЫ МАМА?

Корр.: Здравствуй! Давай знакомиться!

Кристина: Меня зовут Кристина, 15 лет.

С восьмиклассницей Кристиной мы познакомились этим летом. Зеленоглазая темноволосая девчонка сразу очаровала нас своей приветливостью. В бирском детском доме она совсем недавно. За месяц до окончания учебного года старый детдом Кристины закрыли, а ее перевели сюда.

Корр.: А в школе-то как у тебя успехи?

Кристина: Нормально.

Корр.: Нормально – это как? Нормально…

Кристина: С «четверками».

Корр.: Без «троек»?

Кристина (улыбается): Нет, получилось, когда я была в своем детском доме… я там три четверти училась, была с двумя «четверками» только, вот. Ну, как сюда переехала, еще не привыкла просто и, получилось, с «тройками» закончила.

Корр.: Угу. Так «троек» много у тебя?

Кристина: Нет.

Корр.: По каким предметам?

Кристина: Алгебра, русский, геометрия.

Корр.: «Тройки», да?

Кристина: Да.

Корр.: А по остальным? «Четверки»?

Кристина: Да, «пятерки». Я училась хорошо, была до пятого класса отличницей. Ну, шестой уже ударницей, с двумя четверками была.

Корр.: А «пятерки» по каким?

Кристина: ИКБ, башкирский, английский, физика, физ-ра, труд, изо.

Корр.: Ну-у, много у тебя «пятерок»-то, да?

Кристина: Ну да, нормально.

Корр.: И английский у тебя хорошо получается, да?

Кристина: Да, английский хорошо.

Корр.: Ну хоть друзья-то появились у тебя?

Кристина: А, ну, я сюда приехала, меня все знали, потому что мы на соревнованиях вместе… на Приволжье, на соревнования ездили. Потом в этом лагере мы… наш детский дом сюда ездил, мы здесь места занимали призовые. Вот в том году Тубинская команда наша первое место заняла. Вот. Мы здесь знакомы были, знали. Я приехала, ну все всё знали, мне экскурсию по детскому дому провели, показали, всё такое. Но к школе я еще не привыкла, ну я не могу в той школе учиться.

Корр.: Привыкнешь, мне кажется. Думала, кем будешь, когда вырастешь?

Кристина: Да.

Корр.: Кем?

Кристина: Ну мы летали в Москву, наш детский дом, когда еще не закрыли. Туда везли только самых активных. Мы туда полетели, мне очень понравилось… стюардессы очень красивые были. Ну стояли там, всё показывали, кушать нам приносили. Стюардессы они везде летают…

Корр.: То есть тебе и путешествовать нравится, да?

Кристина: Да.

Корр.: То есть ты подумываешь о профессии стюардессы? Правильно я понимаю, да?

Кристина: Да.

Помимо учебы, у девушки много разных увлечений.

Корр: Ты спортом занимаешься, да?

Кристина: Да, я занимаюсь спортом, танцую, пою, увлекаюсь вязанием, вышивать люблю…

 

Корр.: А виды спорта какие?

Кристина: Теннис, волейбол, баскетбол, футбол.

Корр.: Ой, как много!

Кристина: Ну и плавание.

Корр.: А читать любишь?

Кристина: Да. Когда настроение есть, я читаю, когда настроения у меня нету – нет. Ну, или, например, когда дождик, делать нечего, сяду, прочитаю там что-нибудь.

Корр.: Угу, а чего читаешь?

Кристина: Классику читаю обычно.

Надо сказать, что к своим увлечениям Кристина относится вполне серьезно: девочка часто выезжает на соревнования по разным видам спорта и почти всегда занимает призовые места. Социальный педагог детского дома Евгения Низамова с особым трепетом говорит о Кристинке.

Е. Низамова: Кристина у нас девочка очень яркая, очень творческая. У нас есть своя группа в детском доме. Она у нас танцует, участвует во всех региональных, башкирских, международных мероприятиях. На конкурс«Хозяюшки»  ездила, второе место заняла.

Евгения Викторовна рассказала нам, что когда девочка еще жила с родителями, у них была соседка, которая и сейчас поддерживает общение с Кристиной.

Е. Низамова: Она ее в гости один раз брала. Говорит, девочка очень хорошая, она с детьми возится. Они приехали, она с девчушкой двухлетней на руках. Такая вот очень жизнерадостная, детей любит. Девочка, на самом деле, хочет в семью. 

К сожалению, семьи у Кристины нет: ее мама и папа умерли.

Корр.: То есть, никого у тебя нет?

Кристина: Не-а. Есть няняйка, она мне помогает с самого детства.

Корр.: Это кто? Про кого ты говоришь?

Кристина: Это с маминой стороны.

Корр.: Тетя?

Кристина: Да.

Корр.: А забрать она не хочет тебя?

Кристина: Она пыталась меня забрать, но не может. У нее искусственные почки, и она не ходит.

Корр.: Ну а если вот тебя в другой город куда-то увезут? Ничего, что тетя останется?

Кристина: Нет, она наоборот – будет радоваться. Она не хочет, чтобы я в детском доме была.

Корр.: А ты? Семью-то ты хочешь, да?

Кристина: Да.

Корр.: А какую семью, как ты себе представляешь? Какая она должна быть?

Кристина: Ну, чтобы не очень пожилые были. 

Корр.: Та-а-ак.

Кристина: Веселые.

Корр.: Спортивные, да? Желательно.

Кристина (улыбается): Ну, да. Ну чтобы хотя бы я могла там спортом заниматься. Чтоб меня куда-то, в какой-то кружок отправили. Вот. Были добрыми.

Корр.: Это вот ты по отношению к себе… А ты сама-то себя представляешь в семье?

Кристина: Да.

Корр.: Ты-то что будешь делать в семье, как ты думаешь? Там же тоже, наверное, какие-то у тебя обязанности будут.

Кристина: Ну, да, там будут условия, будут обязанности, надо будет помогать. Например, если маму взять, то ты ей помогаешь, постоянно. Она на работе, ты приходишь из школы, кушаешь, убираешься в квартире. Если есть братик, ухаживаешь: его переоденешь, накормишь. Вот. В машинку вещи закинешь, постираешь. Потом сядешь, уроки поделаешь, ну часик в компьютере посидишь и на улице погуляешь.

Корр.: Ну, часика хватит, да? А если захочется там посидеть и два, и три часа в компьютере, нет?

Кристина: А, не, я долго за компьютером не сижу.

Корр.: Не любишь?

Кристина: Не-а.

Корр.: Ясно. А вот насчет братика, то есть ты допускаешь, да, что там могут быть другие дети?

Кристина: Да, да, могут.

Корр.: Это тебя не смущает?

Кристина: Нет.

По словам воспитателей, у Кристины большой творческий, спортивный и интеллектуальный потенциал. Вот только сложно использовать его самой, без помощи взрослых.