Больше двух месяцев прошло с тех пор, как наш «Поезд надежды» завершил свой московский рейс, 16-й по счету. Что произошло за это время? Как поживают семьи-участницы поездки, в которых появились дети? А что происходит сейчас у тех, кому не удалось взять ребенка сразу?

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

ЧАСТЬ 1

Напомним, в «Поезде надежды-Москва» приняли участие 11 семей из самых разных уголков страны – из Самары и республики Коми, Башкирии и Адыгеи, из Челябинской, Волгоградской и Московской областей, а также из Москвы. Три семьи вернулись домой с детьми. Им мы и позвонили в первую очередь.

1. Елена и Станислав (Волгоградская область)

(Набор номера, длинные гудки)

Корр.: Станислав?

Станислав: Да-да?

Корр.: Добрый день! Радио России, «Детский вопрос»…

Станислав (узнает, радостно): Здравствуйте!

Корр.: Вы меня узнали?

Станислав: Конечно-конечно!

Первый звонок – в Волгоградскую область. Супруги Елена и Станислав увезли туда семимесячного Алешку.

Корр.: Как вы там живете?

Станислав: Мы? Да великолепно!

Корр.: Как там Алешка?

Станислав: Да вот, буквально передо мной, на улице… (смеется)

Корр.: Гуляете?

Станислав: Да.

Корр.: Рассказывайте! Как вы прожили этот месяц?

Станислав: Ну как сказать? С трудностями… Но… все хорошо…

Корр. (перебивает): А какие трудности?

Станислав: Трудности… У  меня опыта общения с малышами вообще не было. Лена работает через день… Через день мы вдвоем. В первые моменты, когда один оставался, не знал, как успокоить, как понять, чего же он хочет от меня…

Корр.: А… То есть, Лена вас вообще одного оставляла с ним?

Станислав: Ну конечно! (смеется) Я же папа все-таки… или как?

Корр. (со смехом): Ну, все-таки папа, да.

Станислав: Ну вот! Сейчас уже понятно, чего он хочет, когда начинает капризничать (Алеша как раз подает голос) Вот сейчас, когда кричать начинает. Дома  он быстро освоился. И сейчас ему уже не очень интересно дома… На улице – да. Новые звуки, воздух… Два зуба вылезли, да! (смеется)

Корр.: Здорово!

Станислав: Уже откликается на Алешу сто процентов, уже сидит, слева-справа берет игрушки, на звук откликается: «Алеша, на!» – он поворачивается… Уже освоился парень совсем! (смеется)

Корр.: Здорово! Ну, а мама приходит, папа приходит… Как встречает-то он вас?

Станислав: Отлично! Когда с работы прихожу домой, Лена спрашивает: «Где папа?» – оп! – поворачивается, улыбается, руки тянет. И наоборот, я ему говорю: «Сейчас мама приедет, сейчас кушать будем», ну, и так далее, провоцирую… Оп! – остановился. Услышал: «Кушать!» (смеется)

Корр. (смеется): Здорово!

Станислав: Я думал, гораздо тяжелее у меня все будет проходить … А такое впечатление, как будто он был всегда.

Корр.: Ну так ваш ребенок…

Станислав: Вот в том-то и дело. Я думал, что  буду как-то переживать по поводу бессонных ночей… Нет бессонных ночей! Потому что он в шесть утра глаза открыл, его покормили, и он до 9 часов спит.

Корр.: То есть, ночью нормально спите? Высыпаетесь?

Станислав: Да. Да-да. Мы его в 9 вечера купаем, а в 10 он уже в люльке, уже спит…

Корр.: Он вообще веселый?

Станислав: Веселый! Веселый, радостный. Как новую игрушку даешь, он ее изучает, эмоции… А потом он ее, естественно, откидывает. Полный манеж уже игрушек… (смеется)

Корр.: Так вы его набалуете…

Станислав: У него интерес теперь ко всему к электронному. Шнуры, компьютер, музыкальный центр… Покрутить, нажать кнопки… Он парень прям вообще… во всем…

Корр.: Он, наверное, айтишником у вас будет.

Станислав: Да! (смеется) Ноутбук уже сам открывает, по кнопкам клацает. Говорю: «Ну, Леша, тебе надо маленький уже покупать!» (смеется)

Корр. (одновременно): Надо же… Какой «продвинутый» ребенок…

Станислав: Я представляю, когда он пойдет… Он сейчас ползает на четвереньках… и  любое вертикальное препятствие видит,  руками держится и встает. Все! Сейчас я наблюдаю за ним, когда он начнет влево-вправо по стенке сам ходить. Потому что ногами перебирает, как… не знаю…

Корр.: Скоро пойдет, значит.

Станислав: Ну вот! Когда пойдет – что с ним делать? (смеется)

Корр. (со смехом): Не знаю! Бегать за ним будете!

Станислав (смеется): Вот-вот!

Корр.: Это ему восемь сейчас исполнилось уже?

Станислав: Да.

Корр.: Он изменился, на ваш взгляд?

Станислав: Когда мы его брали… это был тихий маленький комочек... (со смехом) Вот… Сейчас это ор (смеется вместе с корреспондентом)… Это руки налево-направо, ноги туда же… Ну, совсем по-другому. Он как бы… выпрямился.

Корр.: Нормальный домашний ребенок.

Станислав: Ну да. (снова смеется)

Корр.: Я чувствую, вы счастливы.

Станислав: Это именно то, что  искал… Наверное, вот это оно и есть. Передо мной вон прыгает… (смеется) Да, Леш?

 

 2. Изабелла (Республика Коми)

Еще один маленький пассажир «Поезда надежды-Москва» уехал в Сыктывкар. Маму Марата зовут Изабелла. А еще у этого малыша теперь есть бабушка и три сестрички. Самая маленькая – почти ровесница Марата – тоже приемная дочь Изабеллы.

Корр.: «Детский вопрос»!

Изабелла: Я уже вас узнала, узнала, добрый вечер!

Корр.: Добрый вечер! Как у вас делишки?

Изабелла: У нас отлично. У нас чемоданное настроение. Мы в субботу улетаем в теплые края…

Корр.: Да?

Изабелла: Вот гуляем сейчас с малышами, в коляске сидят мои (корреспондент смеется) детки, да. Идем в парк, прощаемся с Сыктывкаром. Растем. Подстриглись к лету. Маратик у меня лысенький. Ну, просто, чтобы жарко не было, а то у него такая шевелюра…

Корр.: Ну да, да… Так вы прямо все вместе, всей большой семьей едете?

Изабелла: Да! Мы же все-все уезжаем, да. Дом там большой, двухэтажный, места всем хватит.

Корр.: Ну здорово.

Изабелла: Все получилось, слава богу, все получилось… Все дружно, все вместе. Сейчас, правда, в двух комнатах в последнее время-то доживали перед отъездом… Ну ничего, весело зато. Привыкли они, уже с Настюшкой играют вместе, обнимет, поцелует она его… Ну, иногда, конечно, игрушку какую-нибудь не поделят, так, немножко и возню устроят, но ничего. А так, хорошо все у нас, замечательно. Все складывается. Господь благословляет, все наши планы осуществляются…

Корр. (одновременно): Да… Ну, очень хорошо…

Изабелла (продолжает): …детки радуют. Марат вообще замечательный ребенок, замечательный.

Корр.: Да?

Изабелла: Я очень рада, все его очень любят. Такой спокойный… Но на Настю глядя начинает уже немножко как бы шевелиться тоже… (корреспондент смеется) А так, вообще, спокойный-спокойный ребенок, замечательный. Спасибо вам огромное от всех нас за такого прекрасного сыночка!

Корр.: А все-таки трудности-то какие-то были или как?

Изабелла: Трудности – да. Знаете, какие?

Корр. (одновременно): Какие?

Изабелла: Моральные. Конечно, тяжело, потому что все навалилось в одно время – переезд, вот эта продажа квартиры… Сами понимаете, это столько документов, столько нервотрепки, переживаешь – найдется покупатель, не найдется… Ну, потом, все равно – малыш, адаптация… И третий фактор, что мы в двух комнатах восемь человек жили, это тоже накладывает свой отпечаток.

Корр.: Ну да, да…

Изабелла: Морально немножко тяжело, все устали… Но сейчас, когда все разрешилось, когда уже все, уже билеты на руках, все продано, все оформлено… Уже стало поспокойнее.

Корр.: Понятно.

Изабелла: Вот. А так, особых-то трудностей с малышом вообще никаких.

Корр.: А адаптация, говорите, была все-таки?

Изабелла: Ну, немножко, скорее привыкание. Но от этого никуда не деться, это же, сами понимаете. Но я-то ведь уже знаю, что это не навсегда, что это временно, и уже с Настей прошла какую-то школу, да? И поэтому меня не пугало ничего, ну и такого сильного нет, как с Настей было, нет. Иногда, конечно, раздражаешься, но стараешься все это гасить как-то. Жизнь продолжается, все в порядке. Негатива никакого нет, больше позитива.

Корр.: Он изменился, Маратик?

Изабелла: Я-то его каждый день вижу, он при мне… Вроде бы он немножко поправился. Но я стараюсь, чтобы он больше двигался. Потому что, когда я его взяла, у него тело, как кисель было. Потому что у них там движения-то недостаточно. Там они в группе в своих загончиках стоят… Я стараюсь с ними зарядкой заниматься, ручки-ножки разминать, и чтобы он висел на лесенке… И я смотрю, он окреп, руки окрепли… Аппетит, конечно, отменный! Щеки такие появились. Но сильно не перекармливаю, чтобы не растолстел, потому что ему самому будет тяжело. Он такой богатырь у нас, мальчик-то. Очень была рада с вами поговорить…

Корр.: Да, я тоже.

Изабелла: Всем, всем-всем-всем сотрудникам «Поезда надежды» огромный от нас привет, от Маратика. У нас все хорошо, замечательно.

Корр.: Ну здорово! Передам обязательно привет.

Изабелла: Обязательно-обязательно. Всем-всем передайте большое спасибо!

 

3. Екатерина и Вячеслав (Башкирия)

У Екатерины и Вячеслава из Башкирии до «Поезда надежды-Москва» детей не было. Зато теперь – аж две дочки! Как там поживают сестры Поля и Рита? Узнаем у новоиспеченного папы.

Вячеслав: Да?

Корр.: Вячеслав?

Вячеслав: Да.

Корр.: Здравствуйте!

Вячеслав: Здравствуйте!

Корр.: Это «Детский вопрос».

Вячеслав: Слушаю вас!

Корр.: Мы сейчас обзваниваем все семьи, узнаем, как дела, все ли хорошо, не нужна ли помощь… Как у вас дела?

Вячеслав: Ну, ничего, нормально, в весе прибавляют. Кушают. Все нормально, и походка уже меняется.

Корр.: У кого?

Вячеслав: У обеих. И щеки такие уже маленькая наедает.

Корр.: М-м… Хорошо.

Вячеслав: Слова начинают проговаривать. Буквы некоторые Полина не выговаривала… А сейчас «р» у нее начинает появляться. Маленькая, плюшка, она «лялякает» вовсю, улыбается… А то она была такая… себе на уме.

Корр. (одновременно): Ну да.

Вячеслав (продолжает): Вот тоже… Говорит слово «пыль» …Что там еще?.. Ну, она когда хочет, болтать начинает. Старшая, она: «Мама, я здесь!» – через каждые десять минут. «Мама, я здесь!» «А я, – говорю, – там!» (корреспондент смеется) «А я здесь!» – «А я, – говорю, – вон там!» (Вячеслав сам начинает смеяться) – «А я здесь!»…

Корр. (со смехом): Так играете, да?

Вячеслав: Да… Она далеко от мамы не отходит.

Корр.: Тяжело, наверное, да, Вячеслав?

Вячеслав: Ну, мама, конечно, балует, что уж говорить там… Большая, она и попу сама вытирает, и этой вытирает тоже. А когда мама дома, так… Я говорю: «Ну самостоятельность-то должна быть немножко-то»… А то… Старшая, вот она не очень ест… Эта-то с охотой, плюшка, все рубит. Там, что ни дай, она все ест, кряхтит аж… А вот эта вот: «Ой, суп… у-у…» – «Ну ладно, вот вкусняшку поешь какую-то»… Я говорю: «Ну так она у тебя скоро только вкусняшки и будет есть!» Я говорю: «Вообще будет вон меньше Риты».

Корр.: В общем, у вас начались споры по воспитанию детей, я так понимаю. (смеется)

Вячеслав: Нет, не споры…

Корр. (одновременно): Нет?

Вячеслав (продолжает): У нас разное видение просто. Вот и все. Ладно, пускай. Хорошо. Будем воспитывать, как хочет Катерина.

Корр.: Нет, ну надо к какому-то консенсусу приходить. Все-таки. К общему знаменателю.

Вячеслав: Я ж не буду давить на всех, правильно?

Корр.: Ну да… Вячеслав, наверное, у вас совсем жизнь поменялась, да? Образ жизни. Я так думаю.

Вячеслав: Ну конечно!

Корр.: Мысли не приходили в голову вообще, зачем вы это все затеяли?

Вячеслав: Нет, ну… Мысли… Если только от безысходности… Я-то, допустим, знаю, что, как там… вот эту мимику… Что человек хочет этим показать… Когда они хитрят что-то… Когда она вот, допустим, обманывает. Ее спрашиваешь: «Ты обманываешь?» Она молчит. Думает. Потом она говорить и осознавать начинает… Самое главное – чтобы она осознавать начала. И по глазам чтоб это видно… Чтоб не запиралась она, чтоб сама себе на уме не была. Ну а тут как вот? Материнское сердце-то оно ж кривое… (корреспондент хихикает) Так вот… (вздыхает)

Корр.: То есть, ничего, терпимо… Или как?

Вячеслав (уверенно): Терпимо! Терпимо. Терпимо же! (смеется) Главное, это понимать. Теще дали их на выходные. Раньше она вот так вот смотрит (передразнивает): «Ты как фашист! Ты можешь даже ее хлопнуть по попе!» (с достоинством) Да, могу. А если человек не понимает?.. Что вам еще рассказать? На горке младшая катается, старшая боится. На аттракционах тоже… Как-то ее на самолете покатали, не понравилось ей (со смехом)

Корр.: Ну, трусишка немножко, да?

Вячеслав: Да-да-да! Я высокий же… Поднимаю ее, она: «А-а-а!!!» – визжать начинает. (смеется вместе с корреспондентом) А младшей – ее хоть подкинь – она улыбаться будет…

Корр.: Ну вы мне скажите самое главное: вы не жалеете?

Вячеслав: Я? (неуверенно) Да нет…

Корр.: Нет?

Вячеслав: Не… Нет. (смеется вместе с корреспондентом)

Корр.: По-разному бывает! Бывает, говорят люди: «Что мы наделали!» Говорят: «Уж конечно, мы не бросим, но, наверное, не надо было этого делать-то нам». Потому что жизнь полностью меняется.

Вячеслав: Ну, изменилась она... Все равно бы изменилась, я думаю. Хоть свои, хоть взяли… Все равно она меняется. Просто это как воспитаешь уже…

 

4. Елена (Самара)

В подробном репортаже о «Поезде надежды-Москва» мы уже говорили, что несколько семей вернулись из поездки без детей. Среди них и самостоятельная мама Елена из Самары. Хотя в Москву она ехала за своей, как считала, дочкой – двухлетней Дианой. Женщина знала, что у этой девочки – серьезный диагноз, но это ее не пугало. Однако при первом же знакомстве с ребенком выяснилось, что у Дианы есть и другие болезни, не менее сложные. Взвесив свои возможности, Елена пришла к выводу, что в одиночку ей с ними не справиться. Тем более, что одна приемная дочь у Елены уже есть и тоже – с проблемами по здоровью. В итоге Елена уехала из Москвы без ребенка. А что теперь?

Елена: Ну, у нас изменений пока никаких… (вздыхает) Вот, через три дня с Ниной ложимся на реабилитацию в больницу… Снова обновила медицину… Пока на этом все.

Корр.: Так. Ну, а поиск-то вы продолжаете?

Елена: Ну, я, в общем-то, нашла ребенка. Но он в Краснодаре. Ну, естественно, с таким же диагнозом, с которым и Дианка…

Корр.: Угу.

Елена: Вот. Ну, поеду.  Два годика ей. В сентябре будет.

Корр.: А-а, маленькая, да?

Елена: Да, да, два года разницы.

Корр.: Вашей-то уже четыре, наверное?

Елена: Четыре будет в августе, да.

Корр.: А когда собираетесь ехать-то?

Елена: У меня в августе будет отпуск. И если не получится заранее съездить, то, значит, поеду в отпуск.

Корр.: А вы с дочкой поедете?

Елена: Да, конечно. Рассчитываю с ней поехать.

Корр.: Ну что, здорово! А вы с ней как-то говорите про сестричку? Или нет пока?

Елена: Говорила! Она до сих пор ждет Диану. Я приехала, она: «Ну где, где твоя Диана? Ты что, ее разве не взяла?» Ну конечно, она переживала… Мы столько времени вместе были, не расставались ни на день…

Корр.: В общем, все нормально, да?

Елена: Ну… Да. Никаких изменений нет… Все ровно.

Корр. (одновременно): Ну, ничего. Вы продолжаете идти к цели. Правильно?

Елена: Да.

Корр.: Лен, ну, все-таки такой вопрос: как, по-вашему, зря «поезд»-то был или нет?

Елена: Нет, однозначно нет. И сопровождение очень нужно, и я тоже немножко успокоилась… (со смехом) Я просто… как сказать… Бывает, что торопишься, потому что потом… ну… документы переоформлять лишний раз…

Корр.: Ну да, да.

Елена: Ну, просто, знаешь, что ты все равно возьмешь… И поэтому уже спешишь-спешишь-спешишь… А оказывается – надо иногда немножко отойти назад.

Корр.: Остановиться.

Елена: Остановиться, да. Посмотреть со стороны, а потом уже…

Корр.: Ну да, в общем-то, вы правильные выводы сделали.

Елена: Угу.

Корр.: Ладно, Лен, я так поняла, все нормально. У вас голос немножко спокойнее стал.

Елена: Ну да. У меня все равно же в голове сидит, что я ребенка возьму…

Корр.: Нет, ну это я помню. Вы нам  даже на плакате написали это. Я видела! (смеется вместе с Еленой) Я вам желаю удачи!

Елена: Спасибо!

Корр.: Про нас не забывайте.

Елена: Хорошо.

Корр.: Ну, и, конечно, ждем от вас хороших новостей.

Елена: Хорошо, будут новости – сообщу.

 

5. Ольга (г. Майкоп)

Еще одна самостоятельная мама – Ольга из республики Адыгея – дочку свою нашла и даже подписала на двухлетнюю Дашу согласие. Но домой вернулась одна: в конце мая должен был состояться суд, на котором биологическую мать девочки собирались лишить родительских прав. В июне мы позвонили Ольге, чтобы узнать о результатах. Выяснилось, что никакого решения суд пока не вынес – через полтора месяца должно состояться еще одно заседание. В чем причина?

Ольга: Мама говорит, что принесла справку, что она вышла на работу. Работает, собирает все справки, и все такое. Она еще жилищные условия стала улучшать… Ну, в общем, одумалась.

Корр.: Угу.

Ольга: В общем, я говорю: «Ну, а стоит мне надеяться, нет?» А она говорит: «Ну вы знаете, позвоните, но навряд ли». Потому что из детского дома ей позвонили, стали ее требушить. Сказали, что я есть, опекун, беспокоюсь, звоню, и она забегала.

Корр.: Ну так что, молодец вы! Девочке помогли! (смеется)

Ольга (расстроенно): Ну а сама? А сама без девочки осталась…

Корр. (добродушно): Ну, будете искать другую…

Ольга (вздыхает): Ой… Ну да.

Корр.: В общем-то – тоже результат! (ободряюще) И хороший результат!

Ольга: Ну да… Пока, может, буду искать… Ну, вот сейчас в Ставрополье хочу съездить… А что ждать? Они сказали: «Там мама принесла справки. Ну, хотите – звоните. Мы не отговариваем, но мама устроилась, предоставила все справки». Я говорю: «Ну, надежды нет?» – она говорит: «Ну да, наверное».

Корр.: Дай бог, чтобы у нее энтузиазм не пропал, а то так бывает тоже.

Ольга (одновременно): Ну да… Я сказала, что еще позвоню.

Корр.: Уж сильно-то не расстраивайтесь! Девочке помогли – тоже хорошо.

Ольга: Ну да…

Корр.: А то бы так и сидела.

Ольга: Похоже…

Корр.: Вот. Она же из-за вас начала бегать-то? Мама?

Ольга: Ну да. Но она стала ходить в детский дом. Постоянно. После этого звонка, когда  ей сказали.

Корр.: Ну. Может, одумается. Когда наконец до нее дойдет, что она может ребенка потерять.

Ольга: Может быть, да…

Корр.: Будет хорошо, если она дойдет до конца и все-таки… возьмет девочку. В любом случае, мне кажется, не надо отпускать ситуацию.

Ольга: Да. Ну я позвоню одиннадцатого…

Конечно, мы не знаем, что решит суд, и хватит ли у биологической матери Даши терпения и упорства вернуть свою дочь. Но в любом случае, благодаря «Поезду надежды» у девочки появился шанс оказаться в семье. И очень хочется верить, что так оно и будет.

 

6. Вера и Олег (Челябинская область)

Похожая история произошла и с другой семьей-участницей «Поезда надежды-Москва». Вера и Олег из Челябинской области подписали согласие семилетнюю Маргариту. Супруги уже были готовы везти девочку домой, когда в детский дом, узнав о возможном отъезде Риты, неожиданно пришел ее родной дедушка. Внучке он пообещал, что быстро оформит документы и заберет к себе. Понятно, что девочка сразу отказалась от общения с чужими для нее людьми.

Драматизм ситуации заключается в том, что однажды дедушка уже пытался оформить опеку над ребенком. Однако сделать это ему не дали по той причине, что живет он в одной квартире со своей дочерью – матерью Риты, лишенной родительских прав.

Вера и Олег уезжали из Москвы в полном смятении. С одной стороны, они понимали, что дедушке вряд ли удастся забрать внучку из детского дома (закон не на его стороне). А с другой – насильно увозить девочку супруги тоже не хотели. Особенно переживал Олег…

Корр.: Олег?

Олег: Да.

Корр.: Здравствуйте! Это «Радио России».

Олег (обрадовано): А! Здравствуйте!

Корр.: Честно говоря, душа болит. Как у вас дела, ничего не знаю…

Олег: Ну, в принципе (со вздохом), мы разговаривали… с этим… интернатом-то…

Корр.: Угу.

Олег: Дедушка появлялся. Документы, говорит, собирает.

Корр. (скептически): Ну, он еще долго будет их собирать, я так понимаю…

Олег: Ну, похоже на то, да. Мы оставили психологу подарок, чтобы она его попозже вручила. Подарок-то забрала, а результат пока что все равно нулевой. Похоже, что Рита не пойдет до тех пор, пока дедушка ей обещает.

Корр.: То есть, подарок она вручила все-таки?

Олег: Ну да. Фотографию мою, ту, что я туда положил, да.

Корр.: И как она отреагировала?

Олег: Отреагировала нормально вроде как, но дальше-то дело-то не двигается.

Корр.: Ну, дальше просто нельзя на ребенка взваливать такое серьезное решение. Это надо взрослым решать.

Олег (одновременно): Да нет, конечно. Мы ездили… в область… в Челябинск… Познакомились еще с одной девочкой…

Корр.: Так. А что за девочка?

Олег: Я могу супруге дать трубку (со смехом) она вам расскажет про нее...

Корр.: А, ну, хорошо, давайте, давайте Веру! Здравствуйте, Вера!

Вера: Добрый вечер! Я только сегодня заходила на сайт… В общем, вспоминала я вас сегодня.

Корр.: Да? Ну, рассказывайте! Что там у вас за новости?

Вера: Съездили мы в Челябинск. Нам предложили двух девочек. Правда, старше восьми  лет. И мы решили с одной познакомиться… (вздыхает) Девочка, правда, непростая. Ее вернули.

Корр. (удивленно): М-м!

Вера: Женщина забрала ее из детского дома в три года и 5 декабря ее вернула. Свой ребенок там родился…

Корр. (сочувственно): Ну, а девочка как?

Вера: Девочка как-то на удивление, мне такой домашней показалась. Сказали, что с ней занималась мать той опекунши. Вот. И бабушку ту она называла «мама». Не опекуншу, а бабушку называла «мама».

Корр.: Ну, понятно…

Вера: Вот. Психолог сказала, что она приходила перед Новым годом, приносила для нее подарок. И сильно плакала… Сказала, что она слишком зависит от дочери и не может против нее пойти. Говорит: «Она мне даже не разрешает приходить к ней в гости».

Корр.: А они живут вместе, что ли?

Вера: Они живут вместе, да.

Корр.: М-м…

Вера: Ну, они нам ее предложили, говорят: «Она достаточно взрослая, тем более, такой сложный случай… Возьмите на гостевой режим! Пообщайтесь с ней». Такие дела. Мы не идем простыми путями…

Корр.: Да… Не ищете легких путей, это точно.

Вера: Да, у нас как-то все… (смеется) достаточно сложно.

Корр.: Там дедушка, тут бабушка…

Вера: Ну, эта бабушка не придет. Она боится. Ну, может, получится у нас этот гостевой режим, и познакомимся мы с девочкой…

Корр.: Ну да… Она большая, ей можно объяснить…

Вера: Честно говоря, она прям… вы знаете, я даже растерялась. Я у нее спрашиваю: «Яна, ты не хотела бы к нам в гости поехать?» А она такая: «Да». Я говорю: «А ты не передумаешь?» Она такая: «Нет, не передумаю»… Я ездила одна. У Олега здесь все работа-работа. Ездила со своей сестрой и ее мужем. Им тоже девочка понравилась.

Корр.: А Олег ее еще не видел, да?

Вера: Нет, Олег не видел!

Корр.: Ну он как настроен-то? (Вера вздыхает) Что-то он какой-то печальный, скажу я вам.

Вера (со вздохом): Он печальный, да.

Корр. (тихо): Видно, не может Риту забыть, да?

Вера: Ну у нас фотография стоит здесь, наша совместная, где мы с соцработниками и с ней… Тут она, на месте стоит. (корреспондент тяжело вздыхает) Вот. Ну, как-то вот надо дальше жить. Либо мы это дело закончим, я уже чувствую, что если я инициативы не буду проявлять, то все это на корню засохнет. Либо надо дальше двигаться…

Продолжение следует…

Два ребенка – две судьбы. И обе девочки остро нуждаются в поддержке взрослых, в элементарной любви близких людей. Перед Верой и Олегом встал непростой выбор: кому помочь? Супруги пообещали сообщить о принятом решении. Что было дальше – мы расскажем в следующей программе, которая выйдет в эфир в пятницу. Тогда же вы услышите продолжение историй других участников «Поезда надежды-Москва». А пока – рассказ еще о двух маленьких москвичках.

 

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Во время московского рейса «Поезда надежды» мы побывали во многих детских учреждениях столицы. И в одном из домов ребенка увидели двух очаровательных девочек. Они сразу привлекли к себе внимание – стройные кареглазые блондинки с не по-детски серьезным взглядом. Логопед Марина Анатольевна пояснила нам, что они сестры.

Логопед: Вика и Катя. Вике три с половиной года, Кате год и пять месяцев.

Конечно, мы попросили Марину Анатольевну рассказать о сестренках поподробнее.

Логопед: Про младшую мало чего могу сказать, потому что она у нас только неделю. Она была в младшей группе, сейчас ее перевели к нам. Показывает характер, вредничает, потому что проходит адаптационный период, она пока привыкает ко всем: и к взрослым, и к деткам, поэтому сейчас очень сложно про нее что-то сказать. Но, собственно, и сестричка старшая – с характером девочка. Любит играть, сама причем – задействует детей… Единственное, что – на занятия идет с удовольствием, занимается, но недолго.

Корр: Это старшенькая?

Логопед: Старшенькая, да. Быстро ей надоедает, начинает отвлекаться, ей уже неинтересно.

Ничего удивительного! Вика, хоть и старшая сестра, но сама еще совсем маленькая. Конечно, и ей, и малышке Кате хочется заниматься чем-нибудь интересным и увлекательным. Что же они любят больше всего?

Логопед: Что они любят?.. Гулять очень любят. Любят играть: в парикмахерскую или же, например, укладывать кукол спать… (с улыбкой) Имитируют то же самое, что, в принципе, проходит с ними. Чаепитие устраивают они совместные …

Как Вика и Катя устраивают застолье, мы увидели и сами: девочки расставили игрушечную посудку, стали есть воображаемую кашу и пить воображаемый чай. Кстати, Вика очень трогательно опекала маленькую Катюшу: «поила» из чашечки, помогала убирать посудку со стола. Вот бы нашлась для девочек мама, которая бы так же заботилась и о Кате, и о Вике…

 

ЧАСТЬ 2

1. Вера и Олег (Челябинская область)

Вернемся к семье, историей которой закончилась первая часть. Приехав домой, супруги продолжили поиск ребенка у себя и даже нашли девочку, которая сразу согласилась поехать к ним в гости. Правда, на момент нашего разговора познакомилась с ней только Вера: Олег поехать в детский дом не смог. К тому же, он никак не мог забыть маленькую Риту, и сильно сомневался, что родной дедушка действительно сможет ее забрать. Словом, супруги по-прежнему пребывали в растерянности, не зная – как правильно поступить, чтобы намерения взрослых – пусть даже самые благие! – не травмировали детские души.

Спустя две недели после нашего разговора в редакцию пришло письмо от Веры. Мы сразу ей позвонили.

Корр.: Вера?

Вера: Да-да.

Корр.: Здравствуйте! Это Ольга Борисовна вас беспокоит… Я хотела вам сказать большое спасибо за письмо. Я его, честно говоря, ждала… Самое главное, что мне понравилось в вашем письме… Вы пишете, что к Рите начали ходить и бабушка, и дедушка, и даже он собрался разменивать квартиру… Ну, вообще-то, у нас «поезд» помогает детям…

Вера: Ну да!

Корр.: То есть, видимо, ваша миссия была такова: помочь Рите.

Вера: Деда активизировать!

Корр.: Вот! И он быстро забегал, правильно?

Вера: Да.

Корр.: Так это же хороший результат?

Вера: Мы тоже себя этим же успокаиваем.

Корр.: Ну да.

Вера (продолжает): Значит, мы не зря съездили.

Корр.: Я тоже так думаю. Может быть, в данном случае – вы, так сказать, пострадавшая сторона. Но в целом-то… Главное же ребенку помочь!

Вера: В принципе, да, Ольга Борисовна, вы правы.

Корр.: Ну, теперь расскажите мне про вашу девочку.

Вера: Вы знаете, девочка спокойная. Она такая худенькая, такая светленькая, русая, глазки серые. Отторжения она у нас не вызывает. То есть все нормально.

Корр.: М-м. как они с Олегом?

Вера: С Олегом? Ну, Олег у меня достаточно толерантный. Он целый день на работе, а мы с ней вдвоем. Вроде все нормально. Книжки читаем, заставляю ее писать, гуляем во дворе… Вторую неделю вместе (смеется) Она пробный шар такой запустила, назвала меня «мама». Через неделю. (в сторону) Ольга Борисовна позвонила. Да. (смеется на какую-то реплику мужа, далее снова корреспонденту) Олег Иванович тоже вам рад.

Корр.: Да?

Вера: Ага. Вот даже Яна здесь (слышен детский смех) Можете с ней поздороваться.

Корр.: Ой!

Вера (передавая трубку): Ян,  поздоровайся!

Яна: Здравствуйте!

Корр.: Здравствуй, Яна! Скажи, пожалуйста, как тебе там живется?

Яна: Хорошо!

Корр.: А кто там рядом с тобой-то находится?

Яна: Тетя Вера.

Корр.: А еще? (Яна смущенно хмыкает)

Олег (издалека): Забыла!

Корр.: Забыла, как зовут?

Вера (издалека): Ты забыла, что ли?

Яна: Да!

Корр. (со смехом): Дядя Олег, наверное?

Яна: Да.

Корр.: А ты там в гостях, да?

Яна: Нет, у нас.

Корр.: У вас?

Яна: Угу.

Корр.: Дома?

Яна: Да, дома.

Корр.: Ну здорово! Значит, тебе нравится?

Яна: Да!

Корр.: Тетя Вера хорошая?

Яна (громко): Да!

Корр.: Конечно. А дядя Олег?

Яна: Да!

Корр.: Ну, все замечательно. Яна, а скажи, пожалуйста, у вас там речка какая-нибудь есть?

Яна (со смехом): Нет.

Корр.: А где же вы купаетесь летом?

Яна: В озере!

Корр.: У вас озеро есть?

Яна: Ага!

Корр.: Большое?

Яна: Да!

Корр.: Ты уже видела его?

Яна: Да! Мы там рыбу ловили…

Корр.: Рыбу ловили?!

Яна: Да. Пять штук поймали!

Корр. (восхищенно): Ух ты! Больших?

Яна: Нет, маленьких.

Корр.: А кто ловил-то?

Яна: Дядя Олег.

Корр.: И пять рыб поймал? Молодец, дядя Олег! Ну ладно, дай мне тогда дядю Олега. Я с ним поговорю. Хорошо?

Яна: Угу.

Корр.: Ну, пока!

Яна: Пока!

Олег (берет трубку): Да.

Корр.: Алло, Олег, здравствуйте!

Олег: Здравствуйте! (со смехом)

Корр.: Ну вот, мне уже рассказали про ваши победы (со смехом) А я и не знала, что вы рыбу ловите!

Олег: Ну да… (смеется) Ловим иногда. У меня лодка моторная, спиннинг…

Корр.: О-о… У вас все по-серьезному!

Олег: Ну конечно! Озер-то здесь много. Свозил, показал, что клюет рыба… (смеется) Я ловил, а они отстегивали. (смеется)

Корр. (перебивает): А! Снимали рыбу с крючка?

Олег: Да. И боялись, что их рыба укусит…Такая смешная мелкая рыба! (смеется)

Корр.: Здорово! Ну, так как у вас вообще? Жизнь-то изменилась?

Олег: Ну, в принципе-то, конечно, изменилась…

Корр.: Веселее стало?

Олег: Не то слово – веселее. (смеются вдвоем с корреспондентом) Я что-то даже не ожидал, что настолько будет весело.

Корр.: Да?

Олег: Ну да. В общем-то, мы сейчас уже начинаем ежедневно читать, чтобы она не расслаблялась… Я прихожу с работы, а она мне пересказывает все, что прочитала за день. Вчера ходили тестироваться… Она успешно прошла все тесты… В принципе, отставания-то нет, надо только заниматься, заниматься и заниматься. Хорошая девчонка, которой надо просто мотивацию повысить, чтобы училась с желанием. Ну, и если с классным  руководителем повезет, то это вообще будет замечательно.

Корр.: Да, многое зависит от этого, конечно.

Олег: Да. А так-то она рассказывает хорошо, дома-то… Маленько очухалась уже, все…

Корр.: Подождите, а она у вас с какого числа-то находится?

Олег: Мы в пятницу ее забрали из приюта… Честно говоря, я сто раз пожалел, что ее не сфотографировал, когда забирал из приюта (со смехом) Я на нее просто глянул, даже как-то страшновато стало… Думаю: «Так, ребята! До ближайшего магазина, а то я так фотографировать не смогу!» (смеются с корреспондентом) Ну вот, мы купили ей платье, туфли, носочки… Но она какая-то лохматая, и я в субботу ее сводил к мастеру, который нас стрижет. Она из нее, в общем, принцессу-то и сделала. Так она и спинку, смотрю, сразу выпрямила… (смеется)

Корр.: Вот! Вот! Конечно!

Олег (одновременно): Вот!  И давай тут фотографироваться, позировать, я думаю: «Ну все! Процесс пошел!»

Корр.: Так, ну вы нам фотографии-то пришлете? Мы хоть посмотрим на вашу девочку!

Олег: Да-да-да! Пришлем!

Корр.: В общем, все не так плохо.

Олег: Да нет, не плохо, нормально все. Не могу ничего сказать плохого… Единственное, что… Ну, мы в Москву-то звонили с Верой, узнавали, что к чему. Там бабушка стала ходить активно…

Корр.: Олег, я сейчас Вере говорила, что это же хорошо. Может быть, в этом и заключалась ваша миссия.

Олег: Ну вот я ей то же самое говорю. Главное, дать толчок людям, чтобы они поняли, что есть маленькие человечки, которым необходимы взрослые.

 

2. Анна (Москва)

Главврач: Так, пожалуйста, вот вам выписка.

Анна: Угу.

Главврач: Плюс свидетельство о рождении, сберкнижка – получили, правильно?

Анна (одновременно): Да, да, да, брала. Все, спасибо!

Главврач: Все, да. У вас последующее усыновление или как?

Анна: Да.

Голос: Ну все, одевайте его.

Главврач: Вы одеваете ребенка сами?

Анна (одновременно): Да! А где?

Главврач: Вот здесь.

Анна: А, поняла.

Голос: Конечно.

Анна: Я тогда можно руки помою?

Голос: Можно.

(голоса, шум, все устраиваются для переодевания)

Анна: А там  такой же диван?

Воспитатель: Да, такой же диван.

Голос: Там удобно.

Этот разговор состоялся в середине мая в одном из столичных домов ребенка. Помните, в репортаже о московском рейсе «Поезда надежды» мы говорили о семьях, которые подписали согласие на детей, но не успели забрать их до конца поездки? Среди них была и Анна, самостоятельная мама из Москвы.

(шум шагов, выносят ребенка)

Воспитатель: А вот и мы!

Анна: Привет! Ты проснулся, что ли, только?

Воспитатель: Нет! Пытались уснуть, но не уснули.

Анна: Маратка! Ну что, пошли переодеваться. Заяц-попрыгаец! Как всегда укутанный… Да, у нас будем закаляться. Ух ты! Жиртрест, прям сосиска! Давай, Маратка, руки вверх! Ой! Да что ж такое-то, Маратик! (пытается одеть ребенка, малыш уворачивается) Ну, давай, вылезай, р-раз ручка! Два! Да, рука! Голова. И-и… раз! Во как. О-о! Куда полетела? Ах! Это куда это вы дели-то мою кофту? И-и раз! И-и раз! Вот так. Все, клиент готов! Молодец! Ах, ух ты! (тетешкает малыша) Пузатый, пузатый такой! (продолжает сюсюкать с малышом)

Воспитатель: Ну что, Маратка, красавец ты наш? Давай, маши рукой! Говори: «Пока!»

Фотограф: До свидания!

Воспитатель: Всего доброго!

Анна: До свидания!

Главврач: До свидания!

Анна: Пошли!

(шум шагов, все выходят)

Воспитатель: Маратик, любимчик, пока! Зайка такая…

Главврач: И не говорите… Такой мальчик…

Анна (говорит за Маратика): Пока! Ой-ой-ой-ой-ой! Сейчас-сейчас-сейчас, едем-едем-едем.

Главврач: Удачи вам!

Анна: Спасибо! До свидания!

Главврач: Всего доброго! До свидания!

(шум шагов, все уходят, слышно звонкое пение птиц)

Надо сказать, что восьмимесячный Марат стал вторым приемным сыном Анны. Старшему – Тимошке – два года. Как они теперь поживают втроем?

Анна: Алло!

Корр.: Аня?

Анна: Да, здравствуйте!

Корр.: Здравствуйте! Как у вас? У вас сейчас медовый месяц или адаптация полным ходом?

Анна: Ну, на самом деле медовым месяцем это навряд ли назовешь, скорее, адаптация. Но больше пока сейчас строим график жизни, так скажем. Привыкает. Потому что он, видимо, хаотично жил. Когда хотел – засыпал, когда хотел – просыпался.

Корр.: А, то есть, режима нет, да?

Анна: Да. Основные усилия направлены на режим. Потом, питание. Тоже там, с дисбактериозом, со всякими бяками разбираемся. В общем, так.

Корр.: Ну, тяжко?

Анна: Откровенно говоря, даже больше тяжко не с ним, а с первым. (смеется) Потому что старший, Тимка-то, дает жару.

Корр.: То есть, у вас ревность?

Анна: Нет, не столько ревность… Он такой, активный мальчик. И сейчас то ли погода, то ли еще чего-то… Вроде бы и такого вот, чтобы со зла – нет, ничего не делает. Особого внимания не требует. Просто не слушается (со смехом) и все.

Корр.: А раньше слушался?

Анна: Как-то получше. Нет, он всегда был очень активный. Но сейчас прямо совсем… Так что, может быть, еще вот это сложности добавляет. Но, вроде бы, ничего. Вот сейчас на дачу выехали. Сразу есть куда энергию деть, пар спустить.

Корр.: А-а… (со смехом) На свежем воздухе, да?

Анна: Да, да, да. Так что… Ну, терпимо. Трудно, но терпимо.

Корр.: Угу. Ну, уж хуже-то не будет, наверное?

Анна: Не, не будет, не будет. Сейчас уже намного лучше. Начиная с того, что, если раньше просто вообще физически было трудно, потому что ребенок не сидел, спину не держал, никуда нельзя было его поставить, потому что положишь – он плачет, а посадить нельзя – он падает. Все время на руках… То есть, сейчас просто чисто физически легче. Он уже сидит. У него руки-ноги разогнулись… (со смехом) Он уже умеет сам с собой заниматься, играть. Так что, конечно, уже вздохнули немножко. Ну и их режимы в том числе …

Корр.: Уже прогресс, да?

Анна: Да, да, да. Легче становится, легче.

Корр.: Сожалений-то нету?

Анна: Да ну нет! (смеется вместе с корреспондентом) Нет, конечно! Что вы? Обычная жизнь, как у всех (смеется) Все сложилось.

 

3. Людмила (Москва)

Еще одна москвичка – самостоятельная мама Людмила – во время рейса «Поезда надежды-Москва» так и не смогла найти своего ребенка. А сейчас?

Корр.: Людмила, мы вот сейчас готовим такую программу… Время прошло… Что происходит в семьях?

Людмила: Угу.

Корр.: И хочу узнать, как ваши дела?

Людмила: Ну, семьи у меня пока нет… (смеется вместе с корреспондентом) Поэтому… Мне пока…

Корр. (одновременно): Ну, слово «пока» обнадеживает.

Людмила: Ну, пока я еще надеюсь, да.

Корр.: То есть, вы эту мысль не оставили?

Людмила: Нет, конечно!

Корр.: Так. И что, в чем проблема?

Людмила: Проблема в том, что, собственно, никак не находится… Потому что я уже и возраст увеличила… Попросила свою опеку… Мне переделали заключение. Постарше, до пяти включительно… И вот сейчас обзваниваю уже все регионы, сегодня даже в Иркутск звонила. Единственное, что более или менее возможно – это Екатеринбург, и то там ребенка уже забирают. Потому что половина их тех, кто на сайтах… звонишь: «А, этот, его забрали, этого маме отдают, и так далее…» Как-то не успеваю, наверное. Или они просто  не всех выкладывают, не знаю…

Корр.: Ну, это вы имеете в виду ФБД, да?

Людмила: Да, да.

Корр.: А в Иркутске что?

Людмила: А в Иркутске (вздыхает) ничего… Там двое… Я сегодня звонила… У них 4-5 группа здоровья… Я просто не потяну таких  тяжелых малышей… А троих забрали. Вот и все (невесело смеется)

Корр.: А, то есть вы по конкретным детям, да, звоните?

Людмила: Да, да, конечно.

Корр.: Я вам могу сказать, что из Иркутска еще ни один родитель не вернулся без ребенка.

Людмила (перебивает): Ну, вот это у меня как последняя надежда. Если я поближе не найду, то… Пять тысяч километров…

Корр. (одновременно): Да. Может быть, не стоит ехать на конкретного ребенка, может, просто поехать и там посмотреть базу?

Людмила: Кто его знает? Может…

Корр.: Хотела вопрос вам задать. Поскольку у вас пока, что называется, нет результата… Какие у вас все-таки ощущения? Зря это все было, вот, «Поезд надежды»?

Людмила: Нет, наверное, в принципе-то, не зря, потому что хоть каких-то детей,  да увидела. Просто до этого я видела вообще очень слабые варианты,  которые даже не сравнимы были… Так что нет, это для меня абсолютно было не бесполезным.

Корр.: Ну и потом, вы все-таки еще надеетесь на результат-то да? (смеется вместе с Людмилой)

Людмила: Ну, хотелось бы, уж как иначе-то… Иначе только сложить ручки и все?

Корр.: Ладно. Я вам желаю удачи!

Людмила: Да, спасибо! (со смехом) Она нам понадобится…

Корр.: И жду от вас хороших новостей.

Людмила: Хорошо, ладно. Спасибо!

 

 4. Наталья и Вячеслав (Москва)

Наталья и Вячеслав тоже живут в Москве. Но, в отличие от Людмилы, своего ребенка они нашли еще до поездки и в «Поезд надежды» сели для того, чтобы с ним встретиться. Мы уже рассказывали, что малыш, которого супруги решили усыновить, находился в доме ребенка по заявлению матери. Это значит, что в учреждение он был помещен «временно» и получить направление на знакомство с ним не представлялось возможным. Вот только это «временно» растянулось почти на два года… В конце концов, органы опеки все-таки подали в суд на лишение матери ребенка родительских прав. Однако дело затягивалось, а малыш продолжал «сидеть» в казенных стенах без всякой надежды побыстрее оттуда выбраться. К решению его судьбы мы попросили подключиться Департамент социальной защиты населения Москвы, а сами постоянно были на связи с этой семьей. И вот…

Наталья: Я хотела поделиться с вами радостью, потому что (со смехом) уже три дня, даже четыре, у нас дома ребенок! (смеется) Тот, которого мы хотели, да! (фоном слышен плач ребенка)

Корр. (одновременно, радостно): Да?!

Наталья (продолжает): Да! И я вам очень благодарна! Большое вам спасибо, да. И спасибо, что вы нас взяли к себе, вот! (смеется)

Корр.: Ну здорово!

Наталья: Да! Восемь месяцев, да? Вот такой вот непонятной рутины какой-то… Сначала, конечно, в январе, мне еще было все понятно, что мы все сделаем... Потом, когда мы стали сталкиваться с проблемами, я поняла, что что-то не то. Мы теряем, мы теряем его! (корреспондент смеется) Вот. И муж мой так счастлив… Он говорит: «Ты представляешь? Я теперь отец, я – папа!» (смеется)

Корр.: Ну здорово!

Наталья: Масса впечатлений и радости. Да.

Корр.: Ой, как приятно! Вы даже не представляете!

Наталья: Спасибо большое! Мы вам очень благодарны!

Корр.: Ну, расскажите мне про своего ребеночка.

Наталья: Ну, живем по режиму. Замечательно. Вот такой, какой он есть солнечный – он действительно такой солнечный.

Корр.: Так.

Наталья: В детском доме его называли хомяком. Он любит похомячить. (смеется вместе с корреспондентом) Вот. Ну такой забавный, сладкий. Конечно, любит похулиганить…

Корр. (перебивает): Так ему сколько сейчас?

Наталья: Ему в июле будет два.

Корр.: Хороший возраст.

Наталья: Да. Ну и вообще такая адаптация в семье, я бы сказала, даже все замечательно прошло. Потому что там у них белые кроватки, и у нас. И мне кажется, он даже вообще не понял разницы никакой. Вот. (смеется)

Корр.: Не, ну, Наташ… Вы не забывайте, что, все-таки, еще «медовый месяц» обычно бывает.

Наталья: Да, да, да, да.

Корр.: Ну, то есть вы на всякий случай сильно-то не расслабляйтесь (смеются вдвоем с Натальей)

Наталья (сквозь смех): Нет, нет, нет. Мы пытаемся держать все под контролем. Потому что себе же проблемы создадим потом. Вот.

Корр.: Конечно, конечно.

Наталья: Дачу мы в связи с этим вообще забросили. (смеется) Соседи там думают, что у нас что-то случилось…

Корр.: Ну, у вас действительно случилось. Просто у вас хорошее случилось.

Наталья: Ну да. Ну мы же не говорим никому ничего. У нас это была закрытая тема. Даже муж своей маме  рассказал только, по-моему, в среду, когда мы уже знали, что в четверг нам дадут документы на руки. Вот. И она подумала, что у нас будет наш ребенок. (смеется) Она почему-то интуитивно покрасила его старую скамеечку, за которой он пошел к ней… Его же детскую… Она говорит: «А тебе зачем?» А он говорит: «А у нас будет ребенок!» И она сказала, что нужно меня беречь, там, тыры-пыры…(смеется) Ну, а через какое-то время, значит, он ей сказал, что не наш, а мы берем своего. И она была тоже очень рада, что удивительно… Я с ней советовалась год назад… Она была против. Она сказала, что… Слава должен испытать это все, пройти со своим. Чужие – это чужие. Вот. Ну вот…

Корр.: Ну этот-то ваш!

Наталья: Да! А это – наш! Он нам очень тяжело дался, да. (смеются с корреспондентом) Почти… почти девять месяцев мороки…

Корр.: Да. Наташ, вы счастливы?

Наталья: Очень. И я вам… ну вообще не знаю, как передать это… Потому что у меня такое давно было, да? Я понимала, что Славе действительно нужен ребенок… Я на многое пошла, но… Безрезультативно. И теперь вот он – он! – у нас есть!

Корр.: Ну ладно. Значит, самое главное – «поезд» был не зря?

Наталья: Нет! Нет, нет. У меня вот соседка, которая тогда дала телефон… я ей тоже звонила… Она безумно рада, да. И я помню, как она мне: «Ну позвони им!» Я говорю: «Я два раза звонила! Не получается! Говорят, я не туда попала!» (смеется) Она: «Дай я позвоню!» Она прямо с первого раза попала. И вот – да – благодаря ей и вам, что вы нас взяли… (смеется) В общем, у нас свершилось чудо!

Корр.: Здорово!

Наталья: Мы же ходим все время с вашей сумкой, вот сегодня я в опеку ездила с ней…

Корр. (одновременно): Да?

Наталья: Но стала ее немножко разгребать, потому что все, что в ней есть, мы все носили. Все время. (смеется) Вот. И этот значок, бейджик, который висел у нас на шее… Я его сегодня прямо повесила на книжный шкаф, чтобы он напоминал мне… (смеется) Спасибо большое! Ну, прямо я не знаю… Нет слов, выразить благодарность!

Корр.: Ну, самое главное, чтобы у вас все было хорошо, и я рада, что и Вячеслав тоже, вы говорите, счастлив…

Наталья: Да, он прямо, да… Так неожиданно, конечно… Ну, мы долго ждали, 13 лет мы об этом думали… Но не смогли. (смеется)

Корр.: Ну да. Но, вы, главное, своего добились?

Наталья: Да! Да, да.

Корр.: Молодцы! Молодцы… Вот. Это самое главное.

Наталья: Да. Да.

5. Элина и Рустам (Уфа)

Еще одна семья, вернувшаяся из Москвы без ребенка, – уфимцы Элина и Рустам. Правда, дочку-то они нашли и даже подписали на нее согласие, но сотрудники органов опеки уговорили супругов подождать. В суд уже были поданы документы о лишении прав биологических родителей девочки. В середине мая мы позвонили в Уфу.

Рустам: Алло!

Корр.: Алло. Рустам?

Рустам: Да, здравствуйте! Я узнал вас!

Корр. (одновременно): Добрый день!

Рустам: Вот, ездили 10 мая, у девочки был день рождения, два годика ей исполнилось… Нам хотелось, чтобы ребенок был нарядный, там, платьишко надо было купить, бантики…

Корр.: Полинка-то узнала вас?

Рустам: Да, конечно!

Корр.: Обрадовалась?

Рустам: Ну да, да, конечно! Она такая: «Папа!» Так: «О, здравствуй, привет!»  Да! Папа! Такие вот дела…

Корр.: Хорошо!

Рустам: 11-го тоже посещали… Ну, ждали, когда Татьяна Степановна выйдет из отпуска…

Корр.: Из  органов опеки, да?

Рустам: Это органы опеки, да. Мы с ней пообщались… У нее наше заявление осталось… Ну, что она говорит? Говорит, что пока неизвестна ни дата заседания, ни вообще, когда документы будут рассмотрены. Ну, как-то вот все туманно и непонятно… А вот, когда мы были на дне рождения у ребенка, интересно было, ну, мало ли, возьмет, мама придет, да? Мама не пришла.

Корр.: А скажите, она давно вообще в доме ребенка-то?

Рустам: Почти полтора года.

Корр.: А мама посещала за эти полтора года ребенка?

Рустам: Она была последний раз в октябре прошлого года. Но… Там ситуация такова, что дом ребенка звонил маме, уговаривал ее прийти, и вот она посещала. Потом попытки были прекращены, она перестала ходить…

Корр. (одновременно): Понятно. То есть, ей это не очень нужно?

Рустам: Получается, да. Из-под палки ходит. Там еще папа есть… Но папа вообще не ходит.

Корр.: А в суд подали только на маму или на обоих?

Рустам: На обоих, на обоих родителей, да. Вот такая ситуация у нас. (грустно смеется) Уже готовы забирать ее… И ждем сидим… Ну, мы немножко расстроены, но в то же время и пытаемся что-то сделать… Буду, конечно, звонить Татьяне Степановне, как мы с ней договаривались, узнавать, что там происходит.

В июне мы снова позвонили Рустаму и Элине.

Рустам: Наши дела таковы. Завтра будет суд по родителям девочки, которую мы выбрали. И мы ждем, во-первых, что там решится … и второе… Девочка сегодня должна была быть помещена в больницу, поэтому, договорились с домом ребенка и с опекой… Элина послезавтра выезжает в Москву. И она будет днем в больнице с ребенком находиться, а вечером будет уходить в гостиницу.

Корр.: Ну, она едет просто ребенка навестить или за конечным результатом?

Рустам: Мы нацелены, знаете, как? В любом случае мы намерены по завершении лечения забирать девочку. То есть, пока Элина там будет, она может сходить и все оформить, а потом я приеду, и мы вместе, втроем уже уедем.

Корр.: Угу. А в больницу-то ее кладут на обследование или что?

Рустам: Сказали, что есть какие-то вопросы небольшие… Ну, сейчас дам  Элине трубочку, вы с ней переговорите…

Элина: Алло, Ольга Борисовна, здравствуйте!

Корр.: Да, Элина, здравствуйте!

Элина: Дом ребенка нам как говорит: с ней ничего плохого, просто хотим в московской клинике, перед тем, как вы ее заберете, максимально подлечить ее планово. Поэтому… Мы говорим: «Что она там как сиротка будет лежать, она же уже, ну, не сиротка, в общем-то…» Поэтому, я на работе договорилась с заведующей кафедрой, и в среду выезжаю поездом, в четверг утром  буду.

Корр.: Хорошо. Ну, и я завтра позвоню вам? Чтоб узнать, чем дело закончилось?

Элина (одновременно): Да конечно, звоните. Конечно. Конечно, звоните.

На следующий день мы перезвонили, чтобы узнать новости.

Элина: Ну, в общем, у нас новости такие, что… Сегодня состоялся суд, но туда пришли только из опеки и из дома ребенка. Те не пришли, поэтому… мы с опекой поговорили… Я в любом случае завтра выезжаю… И они нам обещают, что мы сейчас опеку оформим, и к концу следующей недели Рустам подъедет, и мы втроем уедем. Потому что следующее заседание суда назначено только на август… Ну, я так поняла, если там такое равнодушие и незаинтересованность, то…

Корр.: Ну да, если они не пришли…

Элина: Угу. Думаю, что там ничего не поменяется, так что вот такие дела.

Элина действительно вскоре приехала в Москву, мы еще несколько раз созванивались. А через несколько дней…

(шум, звук открывающейся двери)

Элина: Здравствуйте!

Рустам (Поле): Здравствуй!

Поля: Ма-ма-май!

Элина: Привет, моя хорошая! Как твои дела?

Рустам: Поедем?

Элина (одновременно): Что, домой поедем сейчас?

Рустам (одновременно): Поедем домой, все? Поедем!

Воспитательница: Полиночка, иди, поцелую! (родителям) Очень рады, что  она попадет в хорошую семью!

Другая воспитательница: Ай-ай-ай! (обе воспитательницы зовут Полину в группу, говорят наперебой) Иди, там всем помаши!

Рустам: Пока-пока скажи!

Детский голосок: Пока, Полин! Пока, Полин!

Воспитательница: Пока-пока!

Элина: Пока, ребятки!

Воспитательница: Счастья вам!

Элина: Спасибо большое!

Рустам (Поле): Иди сюда!

Корр.: До свидания!

Воспитатели: До свидания!

Элина: Идем, моя хорошая.

(шум голосов, шум шагов)

Элина (Поле): Вот сюда.

Поля: Мама! (протягивает Элине игрушку)

Элина: Да, мама! Подержать? (забирает у малышки игрушку) Давай, помогу. Понести?

Поля: Да!

(скрип двери, пение птиц)

Женский голос: Забрали?

Рустам: Да, забрали!

Элина: Забрали…

Поля: Те?

Мужской голос: Ладно, будьте здоровы!

Элина: Спасибо, вы тоже!

Мужской голос: Живите богато!

Элина: Спасибо!

Поля: Пока! (топот ножек по дороге)

 Продолжение следует…

Итак, Полинка стала восьмым маленьким пассажиром «Поезда надежды-Москва». Но это, конечно, не все. В столичном разделе «Листа ожидания» на нашем сайте уже появились новые «солнечные человечки». Это значит, что еще несколько маленьких москвичей, чьи фотографии мы разместили на нашем сайте, тоже стали мамиными и папиными. Мы надеемся, что одним из таких «солнышек» совсем скоро станет и наш новый подопечный.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

В одном из московских домов ребенка мы познакомились с симпатичным русоволосым крепышом – Никитой. Он совсем еще мал – всего год и пять месяцев. Увидев незнакомых людей, Никитка сначала насторожился и стал внимательно разглядывать нас своими большими карими глазами. Но потом освоился, принялся озираться по сторонам, заинтересовался ярким волчком с разноцветными шариками… Пока Никита играл, логопед Наталья Михайловна рассказала нам о малыше.

Логопед: Мальчик очень требовательный, любит, чтобы к нему индивидуальный подход был, чтобы взрослый с ним занимался. На занятиях усидчив, с помощью взрослых снимает кольца, вынимает шарики, ставит кубик на кубик, катает мяч, у машинок колеса трогает… В собственной речи – лепет, повторяет за взрослыми знакомые, имеющиеся в лепете слоги. Развивается нормально. Ну иногда у него бывает плохое настроение, но… улыбчивый, тянется ко взрослым, просится на руки, улыбается. Общительный такой ребенок.

Пусть поскорее у Никитки появятся те, кто всегда будет улыбаться ему в ответ – мама и папа…

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?