Чтобы найти ответ на самый главный детский вопрос, мы  делаем все возможное: регулярно ездим по стране, знакомимся с ребятами, которым очень нужны поддержка и помощь новой семьи, рассказываем о малышах и подростках в эфире, размещаем их анкеты с хорошими фотографиями на нашем сайте и в соцсетях, публикуем статьи в федеральной прессе… И, конечно, каждый год снаряжаем в путь наш «Поезд надежды». Причем недавно у него появился новый формат: детский спецрейс.

Первым пассажиром такого необычного рейса стал 14-летний Сережа из кемеровского детского дома. Наши постоянные слушатели наверняка помнят, как в сентябре прошлого года он приезжал в Москву, где его ождало много сюрпризов. Сережку проконсультировали преподаватели Московского военно-музыкального училища, куда он мечтает поступить; мальчик побывал на международном фестивале военных оркестров «Спасская башня»; наши коллеги-тележурналисты сняли и выпустили в эфир сюжеты о талантливом пареньке… Неудивительно, что уже через три месяца у Сергея появилась семья. Но это далеко не единственный результат того спецрейса. Главное –другие подростки поверили, что и они могут быть кому-то нужны. За минувшие месяцы уже несколько Сережкиных однокашников разъехались по домам, а у остальных появилась надежда, что для них тоже найдутся родители.

Хороший результат, правда? Вот мы и решили продолжить организацию детских спецрейсов нашего «Поезда надежды». В одном из ближайших выпусков радиожурнала обязательно расскажем о следующем юном «пассажире». Конечно, мы надеемся, что эти спецрейсы дадут нам больше поводов выпускать в эфир, наверное, самую приятную из наших рубрик:

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

Нет большего удовольствия для команды «Детского вопроса», чем узнать, что кто-то из наших подопечных обрел семью. Хорошие новости из разных уголков страны мы получаем регулярно. В том числе – из Бурятии, куда в 2013 году приезжал «Поезд надежды»: очень хотелось поддержать региональные семьи, готовые помочь обездоленным детям. Cпециалисты нашей Службы сопровождения показывали местным коллегам, как работать с приемными родителями в самый ответственный момент, когда происходит поиск ребенка и знакомство будущих членов семьи. И этот опыт оказался удачным. Все больше мальчишек и девчонок покидают казенные дома, при этом оставаясь в родных местах. Вот что рассказала нам Анна Корнилова, оператор банка данных в Бурятии:

А. Корнилова: В основном берут детей младшего возраста, естественно. И в основном наши кандидаты. Очень активно звонят из Москвы и Петербурга. Приезжают, правда, единицы, потому что ехать к нам далеко. Близлежащие приезжают районы: Иркутск, Чита.

Корр.: Может быть, забирали подростков или инвалидов?

А. Корнилова: Инвалидов – да. Забрали у нас девочку Катю, которая не ходит, а возможно, и вообще не будет ходить. Она маленькая. Забрали ее в Челябинск. Родители нам очень понравились. Замечательные молодые люди. Очень такие положительные. Следом за ними наши кандидаты взяли тоже инвалида-ребенка, тоже маленькую девочку. Взрослых детей берут редко, и в основном это родственники. А вот у нас в этом году пришла девушка и сказала: «Возьму мальчика». Ему, кстати, 12 лет, и у него ВИЧ. Она сказала: «Ну и что? Вы же, – говорит, – пьете таблетки от давления (смеется), и он пьет таблетки. И все, нормально».

Иногда счастливые вести приходят в редакцию из самих учреждений. Так, из одного кировского детского дома нам сообщили, что у Аграфены и Людмилы теперь есть семья. Заместитель директора Наталья Рупасова очень радуется за сестренок:

Н. Рупасова: Девчонки стеснительные очень были. Маленькая пошустрее, а Люда-то, старшая, она вообще была очень стеснительная. Но здесь мама очень по-доброму к ней, по-простому подошла. Люда на коленочки запрыгнула, обнимает. Сразу начали называть «мамой». Мама такая очень спокойная, прямо так все размеренно у нее. И папа такой тоже. Очень спокойные попались люди, уравновешенные. «Меня так-то – так-то зовут, мы приехали за вами». Конечно, они потом и с мячиком побегали-поиграли, рисовали вместе. Они их навещали несколько раз, и девочки уже с удовольствием бежали: «Мама! Папа!» С первого дня они очень ждали их. Девчонки как здесь и были, в этой семье. В тот день, когда их забирали, надо было видеть Люду: она, вроде, одевается, а глаза вот прямо все на маму смотрят (смеется).

Другого подопечного «Детского вопроса» из Кирова забрала москвичка Динара. Получив от нее сообщение на автоответчик, мы, конечно, захотели узнать подробности от новоиспеченной приемной мамы.

Корр.: Динара?

Динара: Да.

Корр.: Здравствуйте! Это «Детский вопрос», «Радио России».

Динара: Ой, здравствуйте! Я хотела поблагодарить вас. После разговора с вами как-то мне легче стало. У вас висел на сайте Дмитрий, 14-го года рождения. Позвонила я в Кировскую область. Съездила в опеку, взяла направление. Через полчаса была уже в доме ребенка, а через полчаса я написала согласие. И забрала. Теперь Димусик у меня.

Корр.: Как вы теперь?

Динара: Я его называю «сынок», он меня «мамой». Принял сразу. Уже научила его целоваться: губки так, бантиком. И вот «пока-пока» машет мне.

Еще одно радостное известие мы получили по электронной почте:

 «Добрый день! Спасибо огромное вашему проекту! Благодаря вам мы нашли нашего сыночка! Прошу вас убрать анкету Федора М. (ноябрь 2011 года, Кемеровская область). Мальчик уже дома. Теперь он омич».

Региональный оператор Кемеровской области подтвердила эту новость и мы с удовольствием закрыли фотографию Феди на нашем сайте картинкой с солнечным человечком!

Кстати, вывешивать на сайте картинки-солнышки – любимое занятие журналистов социального проекта «Детский вопрос». Немало ребятишек становятся такими «солнечными человечками» и после каждого рейса «Поезда надежды». Но не всегда они приезжают домой именно на нем. Бывает, что путь к семье оказывается чуть длиннее и дольше…

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

НАГРАДА ЗА НАДЕЖДУ

1.

(Звучит песня «Надежда» в исполнении А. Герман)

Светит незнакомая звезда,

Снова мы оторваны от дома,

Снова между нами города,

Взлетные огни аэродромов.

Здесь у нас туманы и дожди,

Здесь у нас холодные рассветы,

Здесь на неизведанном пути

Ждут замысловатые сюжеты...

Эту песню, наверное, можно было бы считать гимном нашего «Поезда надежды». Потому что участников его объединяет общая надежда – найти своих детей – и готовность отправиться за ними хоть на край света. А еще – потому что самые удивительные и замысловатые сюжеты ждут нас в каждом рейсе! Например, эта история началась перед поездкой во Владивосток, когда в феврале 2012 года наш круглосуточный автоответчик записал очередное сообщение…

Елена: Здравствуйте! Вас беспокоит кандидат в опекуны на ребеночка. У нас документы готовы, хотелось бы поподробнее узнать о «Поезде надежды» и условия этого проекта. Спасибо.

Звонившая женщина представилась Еленой из Подмосковья и продиктовала свой номер телефона. Мы, конечно, перезвонили.

Елена: Здравствуйте.

Корр.: Здравствуйте.

Корр.: Это Елена?

Елена: Да.

Корр.: «Радио России» вас беспокоит. Программа «Детский вопрос». Мы получили вашу заявку.

Елена: Что, у меня есть какие-то шансы?

Корр.: Как вам сказать… Заявок очень много, но мало у кого готовы документы.

Елена: У меня с 9 сентября они готовы.

Корр.: А медицина?

Елена: Медицина? Но это ну два дня максимум…

Корр.: Многие нам так звонят, говорят: «Да, в принципе, у нас есть, только медицину обновить…

Однако оказалось, что Елена с мужем Алексеем действительно могут пройти повторное медобследование очень быстро.

Корр.:  А где работаете?

Елена: В скорой помощи. Фельдшер. Муж там же. Медицинская семья.

Корр.: Понятно. Давно вы женаты?

Елена: Мы женаты 15.

Корр.: 15 лет?

Елена: Ага.

Корр.: Дети есть у вас?

Елена: Есть ребенок 14 лет.

 Корр.: Мальчик? Девочка?

Елена: Мальчик.

Корр.: Вы решили еще девочку?

 Елена: Да. Но просто у нас мальчик – инвалид.

Корр.: Ммм, а там серьезная инвалидность у мальчика?

Елена: Нет. Он ходит. И ходит в учреждение детское, по заболеванию.

Вскоре наши герои вместе с «Поездом надежды» отправились во Владивосток. И так получилось, что из 11 семей, ставших его пассажирами, две не нашли своих детей в Приморском крае. В том числе и Елена с Алексеем. Супруги провели много времени в банке данных, ездили в дома ребенка, но у тех девочек, которые им нравились по фотографиям, оказывались либо братья и сестры, либо диагнозы, к которым Елена и Алексей были не готовы. Незадолго до отъезда мы обратились к ним с традиционным вопросом.

Корр.: Что для вас «Поезд надежды»?

Елена: Ой, надежда… ну вот…

Алексей (одновременно): С налету ответить сложно.

Корр.: Но все-таки, если коротко?

Елена: Надежда, но получилась неоправданная какая-то… (всхлипывает)

Корр.: Неоправданная?

Елена: Хотелось уже прямо результат.

Корр.: Ну то есть зря поездка была?

Елена и Алексей (хором): Нет!

Алексей: Она дала большой опыт.

Елена (одновременно): Да, опыт-то да… но вот хотелось, конечно, уже и ребенка (всхлипывает) привезти.

Корр.: Понятно…

Алексей: В принципе-то, мы такие выводы для себя сделали, что нужно немножко наши требования, вот эту планку изменить, потому что…

Корр.: Снизить?

Алексей: Да. Без сомнений. Потому что останавливаться в поисках не собираемся.

Елена: Однозначно.

Конечно, Елена с Алексеем были расстроены. Особенно это стало заметно перед самым отъездом из Приморья, когда большинство участников рейса уже привезли в гостиницу своих сыновей и дочек. Однако наши герои не упали духом и вечером, накануне возвращения в Москву, смогли сформулировать свои мысли более четко.

Алексей: Мы осознали полностью, что это дело требует большой и долгой серьезной подготовки, и надеяться на то, что повезет – это шанс один из миллиона. Если какие-то вот проблемы… ну вот сейчас сколько-то мы детей видели, которых уже взяли в семью – почти 100 процентов детей имеют какие-то проблемы, которые реально решить…

Корр.: Конечно.

Алексей: Если, может быть, до поездки я в этом сомневался, то сейчас сомнения все отпали, я к этому готов.

Корр.: Ага. Вот мы и подошли к пользе. Да? «Поезда надежды»…

Алексей: Да… да… да.

Корр.: Лена?

Елена: Для меня «Поезд надежды»?

Корр.: Да.

Елена: Ну это правда вот... Это очень большая поддержка. Люди, конечно же, здесь… the best просто! (смеется) Такой сплоченный дружный коллектив.

Алексей: Без такой моральной поддержки, как мы здесь увидели, было бы сложнее намного.

Елена (одновременно): Там какие-то проблемы – едет, допустим, психолог; там какие-то юридические вопросы – едет юрист; со здоровьем какие-то возможны нюансы – значит, едет педиатр… В общем, мне очень все понравилось.

Корр.: Вам-то польза есть от этого?

Елена: Нам польза есть.

Алексей: Во время поездки общались и с родителями (еще потенциальными усыновителями), и со специалистами…

Корр. (одновременно): С психологом, я видела.

Алексей (продолжает): Поехали, да, психолог, юрист, педиатр. После этого общения выводы определенные и довольно большие появились.

Елена: Просто другое дело, что мы вот возвращаемся без ребенка… Но, значит, мы ребенка найдем, наверное, не в Приморском крае, а в другом… (смеется)

Корр.: Может, и в Приморском, если вернетесь.

Елена: Может, и в Приморском.

Корр.: Тропинка протоптана.

Елена: Протоптана, да.

2.

(Звучит песня «Надежда» в исполнении А. Герман)

Надо только выучиться ждать,

Надо быть спокойным и упрямым,

Чтоб порой от жизни получать

Радости скупые телеграммы...

Надо сказать, мы не сомневались: в семье Алексея и Елены обязательно случится прибавление. А минувшей осенью мы познакомились с 5-летней Алинкой, когда она вместе с мамой и папой пришла проводить «Поезд надежды» в Иркутск – в юбилейный, 20-й по счету рейс.

Корр.: Здрасьте-здрасьте!

Алинка: Здра-а-а…

Елена (с улыбкой): Алина, не балуйся!

Корр.: Красавица у вас! Блондинка, голубоглазая! (Алинка что-то пищит)

Елена: Да, как и мечтали! (смеется)

Корр.: Да, как хотели. Ну, все как надо? Все правильно?

Елена: Да-да, отлично! Все отлично.

Кстати, этот рейс был особенным не только для нас, его организаторов, но и для Алинкиной семьи, потому что свою дочку Елена и Алексей нашли в одном из городов Иркутской области.

Елена: Если вы будете в Усолье-Сибирском… Мы оттуда!

А недавно мы побывали у Алинки в гостях. Дома оказались и мама с папой, и бабушка, и даже любимица всей семьи – маленькая собачка Дафна.

Алексей: Здрасьте.

Корр.: Здрасьте! (подбежавшей Алинке) Здравствуй, здравствуй, красавица! А у меня для тебя подарок.

Алина: Для меня?

Корр.: Любишь подарки?

Алина: Да, люблю.

Корр. (доставая пакет с футболкой и банданой): Ну, во-первых, это тебе от нашей программы. Тебе такого еще не вручали.

Алина: Вау!

Корр.: А это тебе игра такая.

Алина: Моя любимая игра! Спасибо! Здесь есть картинки…

Пока Алинка под присмотром бабушки рассматривала карточки с картинками, мы с Еленой и Алексеем смогли поговорить.

Корр.: А вы даже внешне похожи.

Елена: Внешне…

Алексей: Внешне про меня говорили: «А ты, дружок, в Усолье-то не был?» (смеется вместе со всеми)

Корр.: А в каком году нашли-то?

Елена (задумчиво начинает вспоминать): В 10-ом она родилась, в два с половиной я ее забрала… Значит, в ноябре 12-го года.

Корр.: То есть получается, через полгода после поездки во Владивосток…

Елена: Да. Да. Да. Это вообще! Я, честно говоря, думала: Иркутск – это все, это последняя надежда. Если не Иркутск, то я все, схожу с дистанции.

Алексей: Здесь ближайшие области, в принципе, мы напосещались.

Елена: Потому что мы были в ближайшем Подмосковье, потом ездили…

Алексей (подхватывает): Брянск, Ярославская …

Елена (продолжает): В Костроме несколько раз были, вот во Владивосток ездили, вот такая вот круговерть… И, честно говоря, просто руки опускались. Измоталась.

Корр.: А мы вам сразу говорили – Иркутск…

Алексей: Этот ребенок-то… вообще его случайно… Приехали мы смотреть не его.

Корр.: Да?

Алексей: Да.

Корр. (заинтересованно): Ну-ка поподробнее?

Алексей: Лена по базе лазила, нашла ребенка подходящего и…

Елена (продолжает): Поехала за ним.

Алексей: Да.

Елена: А нам сказали, что вы опоздали: его забрала чиновница. Я, конечно, так расстроилась! Но оператор, конечно, вообще молодец. Она меня подробно провела по базе. Одним ребенком я заинтересовалась – тут же позвонила, статус ребенка уточнила, что, ага, там уже родители посещают и навещают и опять тоже уже хотят забрать ребенка. И так получилось…

Алексей (одновременно): А с ней получилось, что фотография у нее в базе была не выдающаяся.

Елена: Очень некачественная.

Алексей: По базе нам пробили, что ребенок пока еще без статуса, но он будет в ближайшее время.

Корр.: То есть прав уже лишили, просто еще 6 месяцев не прошло?

Алексей: Не лишили, в том-то все и дело!

Елена: Я сама уже здесь все это решала.

Алексей: Да. Но опека уже, скажем так, была морально готова к этому. И поехали посмотреть именно ребенка… живьем.

Корр.: Вы вдвоем ездили?

Елена: Нет. Я одна ездила. Вот она мне говорит: «Да вы посмотрите, съездите, пообщайтесь». Я думаю: «Это уже все… последний, как говорится, шанс, надежда». И так получилось, что я без чего-то час приехала, а у них в час как раз обед, сон и прям вот мне ее мельком вывели. И она такая немножко сонная, вялая. Но я… даже вот без общения… думаю: «Вот то, что я искала!» И вот на следующий день я приехала. Мы уже с ней пообщались, там, на второй, на третий день… И даже воспитатели говорят: «Вы прям, нашли друг друга!» Общий язык нашли. Всё! Она расцвела, открылась прям и что-то мне демонстрировать пыталась… Так что все нормально. Такое ощущение, что правда нас ждала. Все срослось очень прям замечательно.

Корр.: В семью сразу влилась, все сразу приняли ее? Бабушка?..

Елена: Конечно!

Алексей: А Лена уже заранее кинула нам по электронке…

Елена: Все всё одобрили!

Алексей: Да. Все сказали: «Да. Ждем!»

Елена: И все окружающие – соседи, знакомые тоже… всем нравится ребенок.

Корр.: Никто не удивился? Не сказал: «А что это вы вдруг?»

Елена: Нет. Ну, на работе…

Алексей (одновременно): Кто-то был удивлен. Как без этого?

Елена: Ну, на работе были. «Зачем вам это надо?..» Можно было ЭКО, но своего… зачем вы заморачиваетесь, там, чужих растить, нужно своего. Ну вот как-то… Честно говоря, не жалеем вообще нисколько! Даже вообще не рассматриваем этот вопрос, не рассматривали никогда.

3.

(Звучит проигрыш из песни «Надежда»)

Тут к разговору присоединилась и бабушка, Галина Ивановна.

Бабушка: Все подарки развернула. Футболочка понравилась!

Корр. (Алине): Да? Понравилась футболочка?

Алина: Да.

Корр.: Расскажи мне, а какая у тебя мама?

Алина: Моя мама Лена.

Корр.: Ммм, ну она какая?

Алина: Она очень красивая. Она моя красивая звездочка!

Корр.: О-о-о! А папа?

Алина: А папа тоже красавец. А моя Дафна тоже звездочка, только большая. (хихикает)

Корр. (со смехом): Дафна? По-моему, она маленькая звездочка.

Алина: Да. Ну, ладно. Вот такая.

Корр.: Или она маленькая собачка, а звездочка большая?

Алина: Да-а!

Корр.: А бабушка у тебя какая?

Алина: А бабушка – моя любимая кошечка!

Корр.: А вы помните, как Алинка приехала?

Бабушка: Все мы помним! (смеется) Вошла – а тут  Дафна. Ох, как она испугалась, как она плакала, как она кричала! А потом подружилась с Дафной. Первое время кто придет – она, конечно, боялась. Мужчин она боялась. Даже к папе долго привыкала. То есть мужчина входит в комнату – она чуть ли не визжать начинает. Вот мы так не могли понять, почему это…

Корр.: Просто она их не видела.

Бабушка: Да. Может, она не видела. Но вот сначала папа, конечно – уже всё для нее. Ну и потом поняла, что и остальные мужчины ничего не представляют страшного из себя. Но первое время привыкала она. Но как-то быстро, потому что вот… некоторые говорят, что адаптация там и год, и два, там…

Корр.: Бывает.

Бабушка: Но тьфу-тьфу-тьфу, как-то она очень… Она по натуре такая девочка. Во-первых, очень добрая, всех ей жалко.

Елена: Были в гостях, ее там собака чуть не покусала, там собаке, вроде: «Ты что творишь-то?!»…

Алексей: А она защищает.

Елена: А она защищает: «Не бейте собаку!» Такая прям…  Даже воспитатели нам говорили: такой идеальный ребенок, такая добрая, хорошая, ласковая девочка…

Корр.: А со старшим сыном у них как отношения?

Елена: Ну нормальные, нормальные. Просто, конечно, возраст очень… 19 лет ему скоро будет, а ей 5 лет. Ей хочется… она говорит: «Хочу сестренку! Играть вот…»

Алексей: Я говорю: «Алин, ну ты подумай – будет сестренка… вот сейчас все тебе, все тебе, а ведь тогда придется делиться!» Она так: «Да». Молчит, не комментирует. Но задумалась над этой проблемой.

 Елена: Все равно у нее прям пунктик: хочу сестренку. Я ей говорю: «Ну а что ты с ней будешь делать?» – «Играть, пить молочко». А я говорю: «А если будет такая сестренка, что не будет любить молочко?» – «Пусть будет! (со смехом) А там посмотрим».

Корр.: Ну ладно, вы рассказываете, как все хорошо. А какие были сложности?

Алексей: Если честно, особо-то никаких…

Корр.: Вообще?

Алексей: Сложности были только чисто организационные…

Елена: Столкнулись с тем, что не было мест в саду, нам вот помогли…

Алексей: А психологических вот каких-то сложностей не было и нет.

Корр.: То есть совсем-совсем никаких?

Елена: Нет.

Алексей: Вообще.

Елена: Обычный ребенок.

Алексей: Ни с ребенком, ни с окружающими, ни у ребенка с персоналом и с детьми, никаких конфликтов вообще.

Корр.: А как же адаптация?

Елена: А мне кажется, ее даже и не было.

Алексей: А ее не было.

Корр.: Совсем?

Алексей: Она буквально там за день-два уже освоилась, и без проблем!

Корр.: То есть как всегда здесь и была?

Алексей: Абсолютно!

Елена: Как все.

Алексей: Так и у нас и было отношения не такое, что (с придыханием) «ой, всё!» Она как будто вот пришла с улицы, с прогулки, как будто она здесь все время жила.

Но прошлое, конечно, иногда вспоминается…

Елена: До сих пор самолет летит: «Мам, мы с тобой летали на самолете».

Алексей: Вот это да! А это запомнила.

Елена (тихонько): Это запомнилось в 2,5 года… запомнила.

Бабушка: Один раз мы на их сайт зашли – ну там вот девочка. Она: «Ах, это же Вика! Моя подруга». То есть она узнала, вот. Ну а потом всё.

Елена: Из базы данных ее забрали и фотография ушла.

Корр.: А больше так ничего не вспоминает, как раньше было?

Елена: Нет, нет, нет.

Алексей (тихо): Не-а.

Елена: Ну, единственное, конечно, вот такие моментики: «А где мои маленькие фотографии – где я была там в колясочке? Вот вы вещи мои где-то храните, мои старые игрушки… А где моя коляска, а где моя соска, бутылочки?»

Алексей: Но не зацикливается на этом… То есть вопрос возник – как-то вот мы тему переводим – и всё, и больше этот вопрос уже не…

Корр.: Но она знает, что она приемная?

Алексей: Нет.

Елена: Пока нет.

Корр.: То есть вы это пока не обсуждали?

Алексей: Не-а.

Елена: Ну вот пока оттягиваем.

Корр.: Но собираетесь?

Елена: Естественно.

Корр.: Еще такой вопрос, насчет «Поезда надежды»… Вспоминаете?

Алексей: Да.

Елена: Да, конечно.

Корр.: Ну и как вспоминаете?

Алексей: Очень положительно, потому, что во многих вопросах чисто практического вот – как нам действовать – для нас именно «Поезд надежды» открыл сам механизм действия. В плане консультаций, опять же, со специалистами, которые с нами ездили (там психологи, медики) – тоже, потому что определенные нюансы… мы о них как-то и не задумывались.

Корр.: Вы в итоге сами взяли ребенка. Что было полезным?

Елена: Полезна даже какая-то моральная поддержка, что ты не один с чиновниками общаешься, а чувствуется, что за спиной у тебя стоит надежный коллектив.

Корр.: Ну это в «поезде», но вот когда вы в Иркутск сами поехали?

Елена: А, в Иркутск? А вот именно что…

Алексей (одновременно): «Поезд» просто подтолкнул! Эмоционально подтолкнул.

Елена (одновременно): Мне кажется, толчок вот какой-то…

Корр.: То есть главное – это найти своего, да? И не терять надежды?

Елена: Да. Конечно.

Алексей: Ну это да, конечно. Поэтому, если не получилось во время «Поезда надежды», то это еще ничего не значит!

Елена: Я стала в себе уже уверена, что я уж чего-то смогу добиться, могу и общаться с чиновниками… Мне кажется, если бы Владивостока не было, я бы в Иркутск ни в коем случае бы не поехала. Слаба по характеру в этом плане была бы (смеется). А тут у меня уже боевой настрой какой-то был. Вот, решила – как отрезала! Поехала и всё. Сама. Одна. В какой-то дальний регион! (смеется)

Корр.: А раньше ездили вот так в одиночку?

Алексей: Нет.

Елена: Во Владивосток первый раз в жизни даже летала на самолете, вот он мне дал путевку в жизнь! (смеется) Какую-то уверенность. Я стала более настырная, настойчивая, более решительная.

Корр.: Но это вообще полезно в жизни.

Елена: Конечно! Мы вас добрым словом вспоминаем всегда. И опять же, с вашей подачи поехали вот именно в Иркутск, куда вы посоветовали.

Корр.: И нашли.

Елена: И нашли!

(Звучит песня «Надежда» в исполнении А. Герман)

Надежда – мой компас земной,

А удача – награда за смелость.

А песни... довольно одной,

Чтоб только о доме в ней пелось.

Продолжение следует…

Вот так надежда на счастье помогла нашим героям обрести веру в себя и найти силы, чтобы отправиться за своей дочкой в далекую Сибирь. Возможно, с такой же надеждой поедет кто-нибудь и на север, в Архангельскую область, где очень ждет родителей наш новый подопечный.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Корр.: Дань, ты в каком классе учишься?

Даня: В четвертом.

Корр.: Сколько тебе лет?

Даня: Десять.

Корр.: А что такой расстроенный? Сегодня двойку получил, что ли?

Даня: Не-е.

Корр.: Ты давно здесь живешь?

Даня: Четыре года.

Корр.: Ну и как тебе тут? А?

Даня: Нормально.

Корр.: Да? Не обижают старшие? Или бывает?

Даня: Бывает…

Этот невысокий светловолосый паренек запомнился своими серыми печальными глазами. Что-то в них было такое, что не отпускало и потом, когда мы уже ушли из интерната. Но это позже. А пока мы сидим в огромном актовом зале, отчего Данька, как будто прилипший к стулу, кажется еще меньше и несчастней. Мы стараемся как-то растормошить мальчишку.

Корр.: Ну скажи мне… (смеется) В школе тебе что-нибудь нравится, вообще?

Даня: Угу.

Корр.: Да-а? Хорошо…

И. Зотова (подсказывает шутливо): Перемены… Да?

Даня (мотает головой): Не-е.

И. Зотова: Нет? А что?

Корр. (одновременно): А что?

И. Зотова (опять подсказывает): Физ-ра.

Даня (улыбаясь): Ага. (корреспондент смеется)

И. Зотова: Ну, наверное, еще труд.

Даня: Не. Математика, русский… И труд, да.

Корр.: А у тебя какие оценки по математике, по русскому?..

Даня: Математика – пять, русский – четыре, физкультура – пять.

Корр.: Ух ты, какой молодец!.. Ну а еще? Я имею в виду уже не в школе, а после школы – что ты любишь делать? Ну ты пришел из школы… Дальше? Чем занялся?

Даня: Домашним заданием.

И. Зотова: Ну уроки сделал. А потом?

Даня: Телевизор смотрел.

И. Зотова: Каждый день?

Даня: Угу.

И. Зотова: А какие-нибудь кружки…

Даня: Есть.

И. Зотова: Так. Какой?

Даня: Деревянная игрушка.

И. Зотова: Ну понятно, что вы там делаете – деревянные игрушки.

Даня: Не только деревянные игрушки.

И. Зотова: А что?

Даня: Лобзиком пилим, резцом режем, картинки вырезаем…

И. Зотова: А потом что с этими поделками происходит?

Даня: Дарим.

Корр.: А кому дарите?

Даня: Всем.

Корр.: Ну как «всем»? Обычно в кружке остается твоя работа или ты ее забираешь?

Даня: Забираю.

Корр.: И потом даришь.

И. Зотова (одновременно): А-а, ты можешь забрать то, что ты сделал, да?

Даня: Угу.

Корр.: Так. Как-то ты думал уже: вырастешь – кем ты хочешь стать?

Даня: Врач, строитель, военный… и зубной.

Корр.: Зубной врач.

И. Зотова (одновременно): Стоматолог.

Корр.: Ага. Сразу четыре… профессии.

Воспитатель (издалека): Он просто еще не определился, пока он просто учится, старается. Причем…

Корр. (воспитателю): Может, вы поближе сядете?..

Ирина Семенова, воспитательница Дани, присаживается рядом с мальчиком.

Воспитатель: У нас Даня – ребенок, которым можно похвастаться. Честно. Он четко ставит перед собой задачу, распределяет свой день. Вот он сидит все… скромничает… «О-о, телевизор смотрю…» Даня у нас занимается рукопашным боем – ездит в город самостоятельно. Даня у нас занимается футболом. Даня вообще… Например, надо сделать какую-то большую поделку, да?.. на конкурс. Никого не поднять из старшеклассников… Даня ходит-ходит, потом и говорит: «Ирина Витальевна, ну когда мы будем делать?» Я говорю: «Дань, ты хочешь делать?» Он говорит: «Да». Я говорю: «Вот бери и делай!» И Даня, получается, заводит… меня, остальных… И мы уже садимся все вместе и начинаем делать.  То есть мальчик может проявить инициативу. Это первое. Второе: он приходит из  школы, говорит: «Ирина Витальевна, я пока что смотрю телевизор, в три я сяду – возьмусь за уроки, потом у меня футбол, потом я 30 минут читаю». И я даже могу не проверять…  Я смотрю – без пяти четыре. Ага, где у меня Даня? Заглядываю, а он сидит читает. То есть я, например, считаю, что даже домашних таких детей…

Корр. (одновременно): Ну да.

Воспитатель (продолжает): …Очень мало. Вот. То есть он самостоятельный настолько…

Корр.: Как хорошо – никаких проблем с ребенком…     

Воспитатель (не дослушав): Вот мне бы всех таких (смеется), дак и работать можно… сидя.

Поговорили мы с Даней и о футболе.

Корр.: Ты в защите или в нападении?

Даня: В нападении. И вратарь бываю…

Корр.: То есть по-разному?

Даня: Угу.

И. Зотова: А тебе самому-то больше какая роль нравится?

Даня: Нападающего.

И. Зотова: А мне кажется, ты по характеру не нападающий. Он должен быть такой активный, где-то даже, может быть, напористый. А мне ты кажешься очень спокойным, серьезным, рассудительным…

Даня: Но я нападающий.

Корр.: Значит, он в душе такой…

Воспитатель: Вы не думайте, что он такой прямо вот… спокойный… Он нормальный ребенок – эмоциональный… Он может визжать, кричать там, драться с кем-то… ну, в шутку, серьезно-то он никогда не дрался. И он не такой прям мямля какой-то. Не-ет…

Корр.: Нет. Не об этом речь.

И. Зотова: Просто есть такие вот прям энерджайзеры – на месте не сидит, а есть такие… степенные дети. (Дане) А ты себя каким видишь?

Даня: Обычным. 

И. Зотова: Какие у тебя главные достоинства?

Даня (хихикает): Что такое «достоинства»?

Воспитатель: Достоинства – это…

И. Зотова: …Положительные качества.

Корр.: Чем ты можешь гордиться. Ты честный человек, например, и ты этим гордишься.

Даня: Целеустремленность…

И. Зотова: Та-ак.

Корр.: Еще? Ты добрый?

Даня: Добрый.

И. Зотова: А ты себе нравишься?

Даня: Угу.

И. Зотова: А есть что-то, что тебе в себе не нравится? И тебе кажется, что надо вот от этого избавиться? (воспитательница хохочет) По-честному? Есть?

Воспитатель: Мы с ним стараемся сразу пресекать это. Потому что чувствую, когда у него (улыбается) начинается… ленца… И он видит, как другие беспечно иногда делают. И ему тоже как ребенку хочется вот этой беспечности, ничего не делать… И мы с ним тогда начинаем разговаривать. Я говорю: «Данечка, если ты хочешь чего-то добиться в жизни, никогда не смотри ни на кого. Четко знай, что тебе надо. Вот и все». Он это понимает и старается бороться с этой ленью.         

Воспитательница изо всех сил нахваливала Даню, благо – есть за что.

Воспитатель: Вот у нас тут недавно был первый тур «Воспитанника года»… «Лестница достижений» называется. Там участвовали с 4-го по 9-й класс дети. По девятый!

Корр. Угу.

Воспитатель (с гордостью): И он занял первое место. Да. Причем с большим отрывом…

Корр.: А что там надо было делать?

Воспитатель: Ой, там очень много всего… Ну, во-первых, надо было сначала выбрать героя, с которым ты себя ассоциируешь, сделать костюм, подготовить выход в этом стиле… То есть чтобы костюм, образ и все это совпадало.

Корр.: Дань, так ты в каком образе-то был?

Даня: Вова из тридевятого царства.

Воспитатель: Да (смеется), ему очень нравится этот Вова из тридевятого царства. Чем нравится? Тем, что сначала очень ленился…

Корр.: А что? Он очень похож на Вовку.

Воспитатель: Да. У него была народная рубашка… красная, он был с балалайкой… И он очень здорово… он хорошо сделал отрывок там из сказки эмоционально, с танцем таким…

Корр.: А может, расскажешь?

Воспитатель: Ну расскажи презентацию. Давай.

Даня: Я простой мальчик, как и все… Прощался с азбукой, тусил с друзьями. Хотел есть самые вкусные сосиски в мире… Бороться со злом. Прилетать на ядре, как барон Мюнхаузен… Сражаться с монстрами. Найти самого сильного и верного друга. Но время идет, и мне 10 лет. И пока я не определился с целью – быть ли профессиональным спортсменом или… телеведущим. Бороться с преступностью или изучать историю, творить историю, а коль черт не шутит – самому войти в историю…

Вот такие амбициозные планы у нашего нового подопечного. Кто поможет Дане в их осуществлении? Может быть, кто-то из вас?

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?