(фоном звучит военный марш)

Накануне Дня защитника Отечества наш выпуск по традиции посвящается мужчинам. 2020 год – это год 75-летия Великой Победы, и мы от души поздравляем дорогих ветеранов с наступающим праздником. Ну и, конечно, наши слова благодарности звучат в адрес всех мужчин, кто когда-то служил, служит сейчас или будет служить в армии, отдавая долг Родине.

А еще мы очень признательны тем, кто защищает от житейских невзгод нуждающихся в надежной опоре, и, в первую очередь, детей. Ведь это счастье – осознавать, что рядом с тобой по жизни идет настоящий мужчина. И сегодня главными в выпуске семейного радиожурнала станут именно такие герои нашего времени.

СТРАНА ДОБРЫХ ДЕЛ

Не так давно в жизни народного артиста России Сергея Безрукова произошло знаменательное событие. Сергей и его жена Анна стали послами благотворительного фонда «Измени одну жизнь», помогая детям-сиротам находить родителей. По просьбе сотрудников фонда популярный актер записал более 50 детских видеоанкет и выложил их в своем инстаграме, где у него более 2 миллионов подписчиков. Накануне праздника мы встретились с Сергеем Безруковым. Как тема детей-сирот вошла в жизнь известного артиста?

Сергей и Анна. Фото  блог Сергея Безрукова в Инстаграме.

С. Безруков: У меня жена уже помогала фонду много лет, Аня. И она мне рассказала об этом, и, когда обратились, мы на семейном совете решили с Аней: «А давай станем послами?». Тем более, что у меня много подписчиков в инстаграме. Я решил подарить свой голос и огромное количество историй, которые я записал... Это, конечно, большое испытание, когда я записываю, допустим, анкеты. С одной стороны, надо держать себя в руках, потому что слезы льются от этих совершенно уникальных историй, и каждому ребенку хочется помочь. Прочесть так, чтобы это было, с одной стороны, трогательно, а с другой стороны, и не жалостливо, потому что всё равно детство – это счастье. И есть надежда, что действительно ребята обретут семью. Что тут плакать-то?

Я рад, что очень много репостов, отзыв пошел такой серьезный. Очень много людей заинтересованных пытаются разобраться в этом, выкладывают большие посты, и таким образом, у нас происходит такая совместная замечательная просветительская работа. Потому что люди порой думают, что так всё просто – взять ребенка в семью. Потому что многие ведь не знают, на самом деле, ни об адаптации, они не знают вообще, как подойти к этому вопросу. Есть одно желание, а как с этим быть, так, чтобы потом не возвращать. Ведь самое страшное и ужасное, что огромное количество возвратов ребят в детский дом. Об этом надо говорить и рассказывать. И то, что действительно пошла реальная помощь, я сам-то этого не ожидал. Очень много ребят усыновили, что замечательно, и отчасти в этом есть, конечно, наша заслуга. Я много на себя не беру, но счастлив быть рядом и помогать. Вот.

Корр.: Сергей Витальевич, а вы следите за судьбой тех ребят, о которых рассказали?

С. Безруков: Безусловно, безусловно. Мы с Анечкой иногда заходим в истории «Счастливые судьбы», когда присылают, допустим, из фонда истории и говорят: «Вот месяца три назад, четыре назад зачитывал анкету и буквально через 4 месяца ребенок обрел семью». Это счастье, и у нас с Аней на глазах слезы. И мы тоже думаем с Аней: сейчас поднимем наших детей… просто они слишком маленькие и работы много. Не так просто взять ребенка в семью. Ты должен уделить этому практически часть своей жизни. Такого не бывает, что взяли в семью, и они вроде воспитываются сами по себе. Нужно отказаться от многого и заниматься ребенком. Поэтому сейчас мы занимаемся своими. Моему сыну Степану всего годик, он еще очень маленький. Приходится уделять внимание ему, более того, Маше три с половиной, а это переходный возраст. Нужно еще разобраться здесь, со своими. Но мы с Аней решили, что в будущем, когда мы действительно будем готовы, мы обязательно возьмем ребенка в семью.

Корр.: Вот вы говорили про эмоциональную составляющую. Как вы считаете, как можно избежать этого, вот на эмоциях?

С. Безруков: Очень сложно, очень сложно. Может быть, потому что я еще как артист эмоциональный, поэтому надо сдерживаться. Пускай будут слезы счастья, но когда ты в сострадании ревешь и не можешь остановиться, даже просто элементарно читая анкету, или когда смотришь видеоанкету, которую потом монтируют, присылают. Ты смотришь материал, допустим, есть ребята с отклонениями, есть ребята – допустим, по здоровью большие проблемы, и ты понимаешь, что у них шансов вообще очень мало. Или, допустим, братья и сестры, потому что в принципе берут одного ребенка. А как это – разлучать, получается, брата и сестру? Честно говоря, просто «браво» всем… всем действительно родителям, которые отважились на это и которые действительно подарили этим детям семью. Просто это потрясающие люди, это великие люди, которые на это отважились. В этом смысл вообще понятия «человек» на этой земле: сострадание и любовь к ближнему. Об этом много говорят, порой мало делают. Поэтому рад быть рядом и чем-то помочь.

Историю, которую мы сегодня расскажем, обычной не назовешь. В ней много неожиданных, невероятных событий. И характеры у наших героев такие разные, но они удивительным образом – как пазлы – сложились в единую картину мира…

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

(Звучит куплет из песни «Дом, мой дом» в исполнении Сергея и Николая Радченко).

Ночью, когда спят кругом,

Млечным брожу я путем,

В дом, где спит солнце,

Стукну в оконце,

И мне откликнется дом.

Корр.: Мальчишки, вот такой вопрос, скажите, какой он, папа?

Олег: Очень добрый, хороший.

Саня: Папа пытается сделать так, чтобы мы научились самостоятельной жизни.

Корр.: Илья, а как ты относишься к своему папе?

Илья: С уважением, с любовью, как к настоящему отцу.

Дима: Начнем с того, что он очень обширный, с большой душой человек. У него настолько большая душа, что он делает очень много чего хорошего по факту. Он не говорит, он больше делает добро.

Как гласит поговорка, настоящий мужчина должен в своей жизни посадить дерево, построить дом и вырастить сына. Мы приехали в дом Владимира Хавшабо, главы большого и дружного семейства из Новой Москвы, когда накрапывал дождь. Но представительный коренастый мужчина, крепко пожав нам руки, смотрел так дружелюбно, что мы, уже не замечая непогоду, невольно улыбнулись в ответ. Так же приветливо встретил нас и их стоящий у самого поля большой и уютный дом.

Владимир: Я являюсь приемным папой, в нашей семье воспитывается десять детей, две родные дочери, восемь детей приемных. На данный момент с нами живут четверо ребятишек, несовершеннолетних, наши родные дети живут отдельно. Двое парней, которых мы взяли еще в 90-ых годах, тоже имеют свои семьи. Два ребенка – студенты, постоянно с нами на каникулах, на выходных стараются к нам приезжать, но они уже имеют свои квартиры, ведут самостоятельную жизнь.

Корр.: Владимир, подождите, я вас попросил рассказать о себе (Владимир смеется), а вы стали рассказывать о своей семье.

Владимир: А как по-другому? Любой родитель постоянно переключается именно на детей. Потому что, наверное, самое главное, что у нас есть, это то, чем мы живем. История моего родительства делится как бы на две части. Первое – это девяностые годы, и вторая – это вот сейчас, двухтысячные. Ни в первый раз, ни во второй раз я не представлял себе, что буду приемным родителем, что у меня будет вот столько детишек. Но судьба, видим, решила за нас по-другому.

Корр.: Как вы подошли к этому?

Владимир (со смехом): Случайно. Всё было случайно, правда.

В нашем разговоре Владимир часто произносил это слово – «случайно». И в 90-е годы, мол, тоже как-то само собой вышло, что он, тогда еще инструктор райкома комсомола, обратил внимание на двух мальчишек из неблагополучной семьи. И, спасая их от горе-мамаши, забрал к себе домой и оформил опеку. А потом воспитал и поставил на ноги. Так что, когда мы слушали этого обаятельного неунывающего человека, у нас в душе невольно возник вопрос: а разве такие поступки бывают случайными?

Корр.: Владимир, стаж вашей приемной семьи получается уже более двадцати лет. Вы чувствовали удовлетворение от первого опыта?

Владимир: Я больше скажу. Первое время мне казалось: какой я молодец, когда я осознал, какой я герой, красавчик, умничка. Когда мне говорили: у, ты такой! Мне это нравилось, правда. Да, я вот такой. В тот момент у меня была задача дать пацанам всё, что только было можно. Этот период моего родительства сильно отличается от второго. Здесь я оглядывался на себя, во втором родительстве было всё по-другому.

Корр.: Давайте поговорим о втором этапе. Что было дальше?

Владимир: Я работал руководителем реабилитационного загородного дома, где детишки со всей страны, больные дети, инвалиды, сироты из детских домов, им делали операцию, потом привозили их к нам приводить немножечко в чувство. Дальше их должны были отправить в детский дом. Там через какой-то срок должны были привезти снова к нам, опять положить в больницу, опять сделать следующую операцию. Но не все детские дома могли справиться. Реабилитации, какого-то необходимого ухода конкретно не во всех домах можно было сделать. И тогда родилась идея: слушайте, а может, мы их под опеку возьмем. Жить у нас есть где, и мы спокойно можем этих детей лечить, воспитывать, учить и всё остальное как бы. Собственно, всем эта идея очень понравилась, и решили, что мужчины берут парней, девчонки берут девчонок. И вот таким образом у меня появились пять детишек.

Корр.: Какого возраста они все были?

Владимир: 7– 8 лет, а кто-то уже подростком, четырнадцати лет.

Корр.: Вы советовались с женой?

Владимир: Я всегда ставил ее перед фактом. Я приходил и говорил: «Ну, вот, мам, знакомься, это наши дети, они будут жить с нами». Но она знала, чем я занимаюсь, поддерживала, Она в этом плане мой тыл такой.

Корр.: То есть, она не ахнула? Скандала в доме никакого не было?

Владимир: Нет, скандала не было. Были споры.

Корр.: Она приняла это?

Владимир: У нее не было выхода… (Смеется). Не в том плане, что у нее не было выхода. Она моя жена, мы вместе понимаем друг друга давно и чувствуем друг друга давно. Она понимала, что мне это нужно, важно.

Согласитесь, удивительная история. Мы бы даже сказали: исключительная. В приемных семьях, как правило, инициатива забрать ребенка из детского дома исходит от женщины, а здесь всё было наоборот.

Корр.: Ирина, как вы отнеслись к тому, что Владимир предложил вам взять в семью приемных детей?

Ирина: Отрицательно. Я не согласилась. Была вообще очень против, потому что у нас уже были двое приемных, причем мальчики, мне вообще очень сложно с ними. А потом, когда он начал мне предлагать, я вообще была в шоке. Нет, я не согласна, не хочу. Он на то время работал в фонде и бросать не собирался и сказал: «Если ты не согласишься, я всё равно уйду в фонд и буду жить в фонде, дети будут со мной, я их не брошу, потому что я не могу так сделать, что дети дважды потеряют веру в нас, в людей». Сначала я это всё приняла: нет, нет, нет. А потом подумала: а ведь вправду уйдет. Мы-то уже почти тридцать лет вместе прожили …

И постепенно он меня убедил. Я, конечно, переживала в плане бытовом,

материальном. Они же все инвалиды были, их надо лечить, образовывать, социальные вопросы какие-то решать. Он меня от всего освободил и сказал: «Ты ничем этим заниматься не будешь, будешь только заниматься домом». А я люблю дом, мне нравится, эти заботы, уборки.

Корр.: Вы не жалеете, что у вас такая бурная жизнь?

Ирина: Иногда бывает, но в основном, не жалею. Бывает, усталость накатывает, и думаешь: «Ну, когда же будет конец-то?» Но потом отдохнешь, выспишься, и всё вроде бы… Утро вечера мудренее.

Чтобы поставить своих приемных сыновей на ноги, Владимир оставил директорскую должность и с головой ушел в семью. Воспитывал, растил, выхаживал, лечил, учил. В общем, делал всё то, что и должен делать папа.

Корр.:. Как проходил период адаптации?

Владимир: Вполне спокойно. Я иногда общаюсь с коллегами по приемным семьям. Они начинают: ой, то-сё. Мы с женой переглядываемся: «Мать, у нас тобой золотые дети».

Корр.: Подождите, подождите. (Владимир смеется). Вы хотите сказать, что никаких конфликтов, притирок друг к другу не было?

Владимир: Да куча была таких случаев! Но просто это было так давно, что кажется, что не в этой жизни… Саня, например. Ребенок, который передвигается с помощью ходуночков. Ему было тяжелее всех, он и сейчас такой ребятеночек, которому требуется больше всего внимания. Саня не мог надевать носки. И, когда не получалось, он бросался на кровать, начинал кричать, дергаться. Я такой-сякой, сдай меня в интернат, ничего у меня не получится. Я давал ему возможность поистерить, потом, как будто ничего не было, говорил: «Давай надевать носки». Начинали пробовать. Очень долго. Вы не представляете, какой день победы нашей, когда мы наконец-то надели один носок самостоятельно, он смог натянуть этот носок на ногу. И вот таких побед было много. Кстати, у Саши были пальчики срощены, обратите внимание, да. Мы сделали операцию, и теперь пальчики вот так сгибаются, не сгибаются. Саша научился этим пользоваться, тут самое главное другое. Вы обязательно попросите сыграть Сашу на пианино. Просто он такой музыкант, участник конкурсов, вот сейчас готовится к концерту с одним из общероссийских национальных оркестров, которые будут аккомпанировать Саше. Это была его мечта.

Корр.: А он учится в музыкальной школе?

Владимир: Да, по классу фортепьяно.

Корр.: Это Саша. Давайте о других ваших детях поговорим.

Владимир: Илюша. Он студент, 16 лет. Илюша опорник тоже у нас, он параолимпиец. Он загорелся этой идеей. Мы дружим с командой Громовой Ириной Александровной, параолимпийцы сборной России по гонкам на колясках. И Илюха всегда хотел: я хочу попробовать. И буквально недели через две они приезжают к нам с этой гоночной коляской. Илюхе, значит, подобрали. Илюха на седьмом небе от счастья. И вот он начал потихоньку заниматься. Илья – трижды чемпион Москвы среди юниоров по гонкам на спортивных колясках, он бронзовый призер России, на Спартакиаде.

Корр.: А со здоровьем как?

Владимир: Ну, у нас инвалидность. Я вообще своим пацанам всегда говорю, что у нас есть слово «инвалид», но мы не применяем его к себе. Мы договорились, что мы не инвалиды. Да, когда нужно будет, мы достанем эту бумажку. Но в повседневной жизни мы забудем про эту бумагу, потому что хотим чувствовать себя такими же, как все. Мы единственное, что просим: создайте нам условия, чтобы мы могли чувствовать себя такими же людьми.

Корр.: И еще двое пацанов.

Владимир: Олег. Это Олежка, он спортсмен, очень любит футбол. И он шахматист. И у него была мечта. Ну, у людей должна быть мечта. Обычно мы пишем, мы до сих пор пишем Деду Морозу письма.

Корр.: «Мы пишем». Это кто?

Владимир (со смехом): Мы все собираемся, уже взрослые дети. «Папа, – говорят, – передашь Деду Морозу?» Они долго думали и потом загадали. Илюха – участвовать в соревнованиях параолимпийских. Его мечта сбылась. Санька – сыграть с оркестром. Мечта практически сбылась, а Олежка загадал сыграть с чемпионом мира по шахматам. И его мечта тоже сбылась

Корр.: Это как?

Владимир: Он играл с Карякиным. Один из благотворительных фондов устраивал сеанс одновременной игры и приглашал ребятишек из приемных семей. Мы были одни из первых и вошли в число восьми человек, которые были приглашены, и матч этот играли. И Олежка был последним, кто проиграл Карякину.

Корр.: Восьмой приемный ребенок – откуда он?

Владимир: Дима. 15 лет. Он появился в марте месяце. Совершенно случайно. Так получилось, ну очень тяжелая такая история. Парень хороший. Классный, здорово. У нас есть проблемы, да. Моя жизнь, наша жизнь поменялась, превратилась из размеренной в немножко взрывную.

Корр.: Сейчас получше?

Владимир: Да всегда было хорошо. Понимаете, он хороший пацан.

Корр.: Владимир, у вас мальчишки увлечены кто спортом, кто творчеством. Это вы их подталкивали к этому?

Владимир: Был момент, когда я задумался, как мои дети будут кормить себя, свои семьи? Да, я выступал инициатором, безусловно. Я сам учился сначала, потом им показывал. И пока это было интересно, занимался.

Корр.: Владимир а вот мужскому?..

Владимир (перебивает): Обязательно.

Корр.: А что конкретно вы делали?

Владимир: Вот эта дорожка, которая ведет от калитки к дому, построена нами. Спортивную площадку мы с пацанами ставили сами. Они у меня в этом плане молодцы. Они всё могут.

Корр.: То есть, гвоздь в стеночку забьют?

Владимир: Однозначно. И стену построят сначала, и потом забьют. (Общий смех). Я спокоен за своих ребят.

Кого считать отцом ребенка? Того, кто родил и бросил, или того, кто воспитал и поднял на ноги? Думаем, двух мнений здесь быть не может. Настоящим отцом может считаться лишь тот мужчина, кто любит своих детей и заботится о них.

Ирина: Володя, он очень добрый и надежный. Он любит детей. Он вырос в большой семье, был десятый в своей семье. Он был младший, его любили, пестовали. И вот это чувство любви он пронес через всю свою жизнь. Как говорят, в семье кнут и пряник. Он всегда пряником был. Хотя при этом и очень строгий. Я с ним, как за каменной стеной.

Саня: Если сказать честно, моя жизнь была – это детские дома и больницы. А вот после того, как меня уже усыновил мой отец, вот эти пять лет – они, наверное, в сто раз отличаются от жизни по пансионатам и больницам. Здесь я свободен, я могу гулять, могу куда-то ездить с семьей и получать нормальное образование.

Дима: В семье намного лучше жить. Я пожил в детском доме 9 месяцев. Там просто тебя закрывают в 4 стенах, как в клетку по факту. Семья – это то, что всегда тебя поддержит, что тебя всегда направит.

Корр.: Вы чувствуете себя единой семьей? Помогаете друг другу?

Все: Да, да. Конечно.

Корр.: А вот этот дом, в котором живете, чувствуете своим? Олег?

Олег: Да. Потому что я большое время провел в нём, больше жизни.

Корр.: Саш?

Саня: По большей части да, потому что я тут был воспитан, точнее воспитаюсь и буду воспитан здесь, я здесь живу пять лет и, когда я приехал в этот дом, он мне реально понравился очень.

Корр.: Понятно. Дима, а у тебя?

Дима: Я тут по факту прожил полгода. Это место я могу назвать местом, где ко мне хорошо относились, и где меня всегда примут с открытой дверью, и с открытой душой. Если будет всё плохо, я могу сюда приехать. Это то место, где меня не бросят.

Корр.: Илья, ты чувствуешь себя счастливым человеком?

Илья: Ну да. У меня всё есть. Близкие люди, крыша над головой. Я люблю свое дело, поэтому могу сказать, да, я счастлив.

Корр.: А ты, Саня?

Саня. Я просто счастлив находиться в семье в окружении любимых людей, когда в любое время помогут и в любое время поддержат.

Корр.: Сань, я хотел бы послушать, как ты играешь на пианино.

Саня: С удовольствием.

 (Саша начинает играть на пианино).

У каждого из этих славных мальчишек – свой характер, личные интересы, особый взгляд на будущее. Но всех их объединяет один большой и уютный дом. И самое главное – рядом с ними по жизни идут надежные и любящие их родители. А это значит, что всё в их семье будет хорошо.

Корр.: Владимир, вы считаете себя счастливым человеком?

Владимир: Не кривя душой, скажу, я счастливый человек. Однозначно.

Корр.: Правильно ли я понимаю, что ваше счастье – это ваш семья?

Владимир: Да. Семья для меня всё.

(Звучит куплет из песни «Дом, мой дом» в исполнении Сергея и Николая Радченко).

Ночью, когда спят кругом,

Млечным хожу я путем,

К дому родному, отчему дому,

К дому, что в сердце моем.

Дом, дом, дом,

Кто нынче в нём?

Может, чужие, может, родные,

Кого приютил мой дом?

Наш разговор с этой семьей состоялся полгода назад. Удивительная история их жизни, конечно, привлекла общее внимание, и недавно мы снова позвонили Владимиру, чтобы узнать, как сейчас живет его семья.

Корр.: Владимир, расскажите, как живете-поживаете, как Новый год встретили?

Владимир: Новый год встретили здорово. Это действительно семейный для нас праздник, потому что приехали все дети, в этот раз мы собрались всей семьей: из Уфы, из Волгограда, из Липецка. Все каникулы мы были вместе. Так что классно. Вы знаете мое отношение к моим детям. Они самые лучшие, я ими доволен, уважаю их желание, их мнение, их видение мира. Я стараюсь это поддерживать.

Корр.: Понятно. Вы куда-то ездили в последние месяцы?

Владимир: Да, мы летали на Кубу. Две недели на Кубе.

Корр.: А как вы там оказались?

Владимир: А вот мы так решили, а не пора ли нам отдохнуть? И все, конечно, очень захотели. Так получилось, наши друзья предложили нам легенький тур, не очень дорогой, который мы смогли быстренько освоить. Буквально за 2-3 дня мы собрали вещи, сели в самолет, пролетели 11 часов и оказались в райском уголочке. Дети – они были такие счастливые, и все в восторге, до сих пор все обсуждаем, вспоминаем.

Корр.: Здорово! Ну, расскажите чуть поподробнее, как живут ваши мальчики, какие новости?

Владимир: Всё хорошо, развиваемся, учимся, спорим, бунтуем.

Корр.: Вот даже так?

Владимир: Ну да, возраст подростковый. Пытаемся доказать, как бы, определиться со своим местом в этой жизни. А так, в основном, всё хорошо. У нас вот Саша – обладатель Гран-при Российского конкурса «Овация» для ребятишек инклюзивных.

Корр.: Замечательно, поздравляю!

Владимир: Спасибо! Илья, вы знаете, студент, нормально закончил первый семестр, во второй с новыми силами, с новыми надеждами. Есть еще успехи, пошли, наконец-то, у Димы нашего. Дима молодец – наконец-то определился (ну, мне хочется верить в это), какие-то перспективы на будущее появились. Не столько перспективы, а сколько вот видение этого будущего. Дима у нас сейчас поступил на курсы, это вот компьютерные технологии, у нас есть вот при Бауманском университете. Дима вот занимается, причем не ожидал я от него такого рвения. Ему это очень нравится.

Корр.: Как у Олега дела?

Владимир: Олежка учится, с Олежкой немного сложнее. Подростковый возраст, чувства первые, и очень тяжело переживаем. Стараемся щадить и приводить в чувство. В общем, жизнь продолжается.

Корр.: Очень хорошо. Владимир, 23 февраля считается мужским праздником. Что бы вы в канун праздника пожелали всем мужчинам?

Владимир: Верьте в себя, мужчины, верьте в свои силы, верьте в своих спутниц… всё самое доброе, что может быть. Я думаю, что нужно просто всегда оставаться мужиком. Принимать решения именно с этой точки, что ты мужчина, ты отвечаешь за свою семью, за свою супругу, за жизнь вообще вокруг, всё как бы на твоих плечах: раз уж ты принял решение стать во главе семьи – значит, ты должен это нести, не сопя и не жалуясь. К сожалению, поскольку сейчас еще есть детки, которым нужна семья, пусть нашего брата, приемного папы, будет как можно больше….

Продолжение следует…

Мы верим, что сыновья Владимира усвоят все его ценные уроки и постараются стать в делах своих и поступках похожими на отца. А пожелание «про приемных пап» – одобряем и поддерживаем. И кто знает, может быть, двум мальчишкам, о которых мы сейчас расскажем, тоже повезет, и они обретут замечательных родителей…

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Братья Артур и Богдан живут в Хабаровском крае. Мальчишки оказались в детском доме полтора года назад. Однако для 12-летнего Артура это учреждение открыло свои двери во второй раз. Дело в том, что он уже попадал в детский дом в раннем детстве, но вернулся в кровную семью. И вот – снова казенные стены…

О том, как живется братьям сейчас, мы расспросили их воспитателя, Елену Юрьевну Попову.

Е. Попова: Артур, поскольку он тут всё знал, и все его вспомнили, он хорошо влился. А Богдану было тяжелее, потому что от мамы оторвали уже в сознательном возрасте. Поэтому у него единственное свет в окошке – это брат. Прям хвостиком: куда брат, туда и он. Всегда вдвоем: и гулять, и куда-то в кино. И они в семью решили прямо пойти твердо. Осознанно. Поэтому мы с их согласия начали искать им семью.

Корр.: А как ребята учатся?

Е. Попова: Артур учится неплохо. Сейчас, в шестом классе, сложнее, потому что он налег на спорт: соревнования, выезды… И тренер говорит, что у него прям есть предпосылки заниматься. Мы вроде и не возражаем, потому что хорошо, что социализируется, где-то учеба у нас упускается… Но мы стараемся подтягивать. Он соображалистый. И у Артура еще база какая-то есть. С ним садишься – я читал вот книжку про войну, а вот я читал это… Богдан похуже. Ну тянем, развиваем, с логопедом занимается. Труды, физкультуру он очень любит. Поделки, ИЗО…

Корр.: Понятно. Ну, в общем, всё, что прикладное такое?

Е. Попова: Всё, что творческое, да, прикладное. Ну математику… Артур больше на серьезные предметы, чем на творчество.

Артур поделился с нами: из всех школьных предметов больше всего ему нравится литература и биология – всегда есть над чем поразмышлять! А вот свободное время мальчик посвящает секциям борьбы и футбола.

Корр.: А школе, кстати, не мешает вот то, что занимаешься?

Артур: Нет. Ну я с утра просыпаюсь, еду на тренировку с братом, потом прихожу и сразу в школу. После школы иногда, когда успеваю, еще на тренировку по футболу.

Корр.: Ого! То есть, получается, ты учишься во вторую смену, и у тебя бывает по две тренировки в день?

Артур: Да.

Корр.: Ничего себе! Вот это режим. Ты, наверное, к вечеру сильно устаешь?

Артур: Ды нет.

Корр.: Понятно… В общем, твое самое главное увлечение – спорт. А хотел бы, может быть, еще чему-нибудь научиться?

Артур: Ну хотел бы… рисовать научиться.

Корр.: А что тебе больше нравится всё-таки?

Артур: Ну как бы… футбол я представляю…эээ…свой дом. А борьбой я занимаюсь сам.

Корр.: Интересно. Никто тебя не знает лучше, чем ты сам… такой вопрос: есть какие-нибудь черты, какие ты хотел, например, в себе изменить?

Артур: Ну хотел бы… выработать… кхм… силу воли. Хотел быть упорнее на тренировках, на соревнованиях.

Корр.: Понятно. Много у тебя друзей, Артур?

Артур: Да! Ну самый лучший – один у меня.

Корр.: А вот почему он друг самый лучший?

Артур: Ну потому что мы с ним общаемся давно, я его уже знаю. Ну мне с ним как-то спокойней. У нас есть общие интересы. Он учит меня немножко рисовать. Ну и сам он рисует.

Корр.: А ты его не учишь приемам каким-нибудь?

Артур: Он и так все знает. Он же раньше тоже ходил. Ну он не на борьбу ходил. На другие виды спорта.

Корр.: То есть, вы оба такие спортивные, творческие ребята?

Артур: Да! Ну вместе мы ходим на футбол.

Корр.: Кстати, как друга зовут?

Артур: Алексей.

О ценности дружбы мы поговорили и с девятилетним Богданом – обаятельным братишкой Артура.

Корр.: Богдан, а у тебя есть лучший друг?

Богдан: Да.

Корр.: А почему ты его выделяешь среди остальных?

Богдан: Потому что он всегда помогает, может помочь, там, уроки сделать.

Корр.: А брат помогает уроки делать?

Богдан: Да.

Корр.: Ага. Какой у тебя брат – Артур?

Богдан: Он хороший.

Корр.: Артур, расскажи, пожалуйста, какой у тебя брат?

Артур: Ну он… делится всегда.

Корр.: Щедрый?

Артур: Да.

Корр.: Ну а как вы – не ссоритесь?

Артур: Ну с ним бывает иногда, что он ленится. Он ругается на меня, но потом мы сразу миримся.

Богдан учится во втором классе. Он любит решать задачки по математике и мастерить поделки на уроках труда. Мальчик во многом берет пример со своего брата Артура.

Корр.: Артур, такой вопрос: какое твое любимое время года?

Артур: Лето.

Корр.: А почему лето?

Артур: Ну мы ездим на море. Ну и весна. Потому что всё просыпается – интересно.

Корр.: Ага… Поняла. Так. А какой у тебя любимый праздник?

Артур: Праздник… ну день рождения.

Корр.: Почему?

Артур: Когда ты становишься старше, тебе больше доверия.

Богдан тоже отметил, что день рождения – самый долгожданный день в году. Наши новые подопечные во многом похожи друг на дружку. Внешне – пшеничного цвета русые волосы, зеленые глаза. Оба занимаются борьбой. И даже заветная мечта – одна на двоих…

Корр.: Слушай, Артур, ты много читал, знаешь, есть такая сказка про золотую рыбку.

Артур: Да.

Корр.: Вот если бы у тебя была возможность загадать одно желание, какое бы ты загадал?

Артур: Ну… хм… чтобы меня забрали в семью.

Корр.: Хорошо. А как ты думаешь, какая должна быть семья?

Артур: Чтобы была активная. Ходили мы с ней, там, на рыбалку, в походы.

Корр.: А ты когда-нибудь ходил на рыбалку?

Артур: Да.

Корр.: А скажи, вот какие должны быть мама и папа, вот какими ты себе их представляешь? Может быть, внешне. Может быть, какие-то качества у них есть? Вот по характеру какие-то они?

Богдан: Ну я бы хотел родителей добрых. Хороших. Чтобы они не ругались.

Корр.: А, то есть, не должны быть строгими? Или должны быть чуть-чуть?

Богдан: Ну немножко.

Корр.: Елена Юрьевна, как вы считаете, какая семья им нужна?

Е. Попова: Обязательно чтобы был мужчина. Если мужчина будет с активной жизненной позицией – спорт, туризм, природа – они очень втянутся. Отца у них нет. Поэтому любой мужчина в семье для них будет примером подражания. Если будет одна женщина, я думаю, они будут хитрить. А если будет полная, хорошая, такая вот крепкая семья, они будут благодарны. Если в семье будут дети, они нормально сойдутся.