У «Поезда надежды» есть традиция: во время всех рейсов обязательно работает выездная Школа приемных родителей. И первое занятие проходит еще в Москве, перед отъездом – на вокзале или в аэропорту. Кстати, один из таких уроков может пригодиться не только потенциальным опекунам или усыновителям. А провела его Татьяна Павлова, давний член команды организаторов «Поезда надежды».

Т. Павлова: Я – детский и семейный психолог, еще я – преподаватель школы приемных родителей. И интересная такая у меня есть возможность – участвовать в обучении сотрудников опек. Рассказывать про то, что усыновители и кандидаты – это люди не страшные. (Смеется). Очень интересно бывает увидеть, что они тоже боятся тех, кто к ним приходит. И картинка у них очень тоже такая… разная. То есть когда их начинаешь спрашивать: «А кто же вот эти люди, кто к вам приедут?» – Там такая палитра мнений: от желания помочь и как-то там взять за руку, провести и сказать, что «вот они такие несчастные, они не знают, что они хотят, мы им сейчас всё расскажем», до полного ужаса, что «это люди, которые приходят, всё время от нас что-то требуют, они на нас нападают непонятно за что»…

Голос из зала: За деньгами только, за льготами, да.

Т. Павлова: Ну то есть совершенно разные люди. Я надеюсь, что вам встретятся приятные сотрудники опек. А единственный такой совет – вот в этом контакте всё-таки быть достаточно корректными, но помнить о своих требованиях, о том, что вы хотите получить в конечном итоге. О своих правах. Потому что… ну есть действительно такая тенденция, что, если вы не скажете, что вам это надо, вам это и не покажут. Поэтому, если что-то интересно, лучше спросить, еще раз переспросить: «Покажите».

Если вам говорят: «Нет, у нас нет детей вообще. И кто вы такой? Идите отсюда». – То лучше реагировать спокойно, не включаться в эту ссору. Потому что это будет для вас неприятно. Еще очень хорошо помогает брать письменные отказы. То есть, если они отказывают, помогает, если вы пишете письменный запрос на то, что вы хотите делать. Если у вас отказываются это принимать, то можно это передать через канцелярию. Они будут обязаны вам ответить письменно. И тогда уже будет конкретно понятно, что там, кто там, кого нет, и всё прочее.

Здесь, скорее, такой вот еще факт, психологический – что, когда вы включаетесь в выяснение отношений с кем-то, в конфликт, вы больше теряете, чем выигрываете в результате конфликта. Сотрудник должен защищаться, если уж он начал кричать, он… Я не видела ни одного, который бы сказал: «Извините, я был не прав. Вы на меня повысили голос – всё, я осознал свои ошибки». Человеку приходится становиться в позицию спорщика. Он начинает защищаться, начинает искать, как бы к вам придраться, что бы сделать. Если вы корректны, то вы – пострадавший человек. Вы выходите из этого с другой позиции. Тот, кто на вас накричал, начинает думать: «Может быть, я был не прав, может быть, я зря, там, что-то сделал». То есть вот такой вот момент.

И вообще, с чиновниками лучше всё-таки достаточно нейтрально и спокойно общаться. Хотя иногда это довольно трудно делать.

Думаем, теперь все, кому предстоит общение с чиновниками (по самым разным поводам), смогут воспользоваться полезными советами нашего эксперта. 

 

Из выпуска 494 >>