Самая приятная часть нашей работы – закрывать картинкой с «солнечным человечком» фотографии детей, чьи анкеты размещены на нашем сайте. За три месяца этого года такая картинка заменила уже более 100 фотографий наших подопечных, которые покинули казенные стены и уехали домой.

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

Наши постоянные слушатели, наверное, помнят, что в осеннем – бурятском – рейсе «Поезда надежды» приняли участие 13 семей. Одним из его «пассажиров» стала Чимитсу, самостоятельная мама из Бурятии. Во время рейса она подписала согласие на 10-летних сестер, Настю и Наташу. Девочки успели даже погостить у Чимитсу, но забрать их насовсем все никак не удавалось. Наконец этот день настал.

Корр.: Здравствуйте, Чимитсу Санжиевна.

Чимитсу: Здравствуйте.

Корр.: Это «Детский вопрос», «Радио России». Как ваши дела?

Чимитсу: Хорошо.

Корр.: Удалось привезти девочек?

Чимитсу: Девочки сегодня с утра пошли в школу.

Корр.: О… Уже в школу пошли.

Чимитсу: А сейчас они на празднике.

Корр.: Как у вас все быстро. Только приехали: уже и в школу успели, и на праздник.

Чимитсу: Да-да-да, мы сразу с утра прямо (корр. смеется). Ну девочкам понравилось здесь. (смеется вместе с корреспондентом) Знакомых своих нашли.

Корр.: Знакомых нашли? А где же они нашли знакомых?

Чимитсу: Да, мальчик. Видимо, они из одного центра. В четвертом классе учится этот мальчик, а девочки в третьем.

Корр.: Тоже приемный мальчик?

Чимитсу: Да-да-да, приемный. У нас очень много приемных детей.

Позже нам удалось поговорить и с самими девочками. Сначала к телефону подошла Настя.

Корр.: А вы в школу уже ходили сегодня?

Настя: Да.

Корр.: Какие у вас уроки были?

Настя: У нас было мало уроков. Математика, окружающий мир… и все. И потом праздник был.

Корр.: А какой праздник?

Настя: Концерт показывали.

Корр.: А что на концерте было?

Настя: Ребята выступали.

Корр.: Мм… А ты бы хотела выступить?

Настя: Да.

Корр.: А что бы ты стала делать: петь или танцевать? Или стихи читать?

Настя: Наверно, петь и танцевать.

Корр.: Да?.. Ты хорошо танцуешь?

Настя: Угу.

Корр.: А Наташа?

Настя: Не знаю. Она, наверное, стихи выберет.

Как выяснилось в разговоре с самой Наташей, ее сестра не ошиблась.

Корр.: В какие кружки хотите пойти?

Наташа: Стихи рассказывать и петь.

Корр.: Мм. Ты любишь стихи рассказывать?

Наташа: Да.

Корр.: А сейчас можешь какое-нибудь рассказать?

Наташа: Я не знаю, я еще не учила.

Корр.: Понятно. Но будешь учить, да?

Наташа: Угу.

Корр.: Какие-нибудь планы уже есть? Что будете делать на следующей неделе или в выходные? Куда-нибудь собираетесь?

Наташа: Да.

Корр.: Куда?

Наташа: На лыжах покататься.

Корр.: Ну здорово!

Итак, маленьких «пассажиров» бурятского рейса «Поезда надежды» стало уже 14. А радостные новости продолжают приходить и из других уголков страны, самых разных. Например, из Калининградской области мы получили два письма. В них региональный оператор банка данных Елена Ермолаева сообщила нам, что у восьми наших подопечных теперь есть семьи. Звоним в Калининград, чтобы узнать подробности.

Корр.: Алло. Елена Леонидовна?

Е. Ермолаева: Да-да.

Корр.: Здравствуйте.

Е. Ермолаева: Здравствуйте.

Корр.: Это «Радио России». Спасибо вам большое за хорошие новости! Расскажите насчет маленьких детей из дома ребенка.

Е. Ермолаева: Да. Аня уехала к вам.

Корр.: В Москву?

Е. Ермолаева: Да. Ксюша, Артем и Владимир у нас остались.

Корр.: А форма какая?

Е. Ермолаева: Всех их взяли пока под опеку. Возможно, их всех усыновят. Кроме Ксении – у Ксении пока что нет статуса на усыновление.

Корр.: А, ну да, это я помню. Не смутило людей, что статуса нет у ребенка?

Е. Ермолаева: Нет, абсолютно.

Корр.: Еще про вот этих ребят… второе ваше письмо…

Е. Ермолаева: Это которое по старшим  детям, да?

Корр.: Да, да.

Е. Ермолаева: Макар, Иван, Марина и Витя.

Корр.: Да.

Е. Ермолаева: Макар, Иван, Марина – мама восстановилась в родительских правах.

Корр.: Мм. Молодец!

Е. Ермолаева: А Витю усыновляют.

Чуть позже Елена Леонидовна прислала третье письмо, в котором просила снять с сайта анкеты еще пяти ребят. Оказалось, что сразу несколько из калининградских «солнечных человечков» воспитывались раньше в одном и том же, хорошо знакомом нам, детском доме. Конечно, мы позвонили директору Надежде Тоняевой.

Корр.: Хотели спросить у вас. Вот нам ваш регоператор сообщил, что братьев у вас забрали – Рому и Женю, Сашу и Кирилла…

Н. Тоняева: Ага, ага.

Корр.: Да? Кто забрал?

Н. Тоняева: В приемную семью… Здесь, из нашего района.

Корр.: И тех, и других забрали?

Н. Тоняева: Да.

Корр.: Просто Рома и Женя, они же очень долго были  у вас, я помню.

Н. Тоняева: Да! И он не хотел идти в семью, а потом вдруг, знаете… с такой радостью, воспитатели даже удивились.

Корр.: Надежда Ивановна, у вас недавно девочку забрали в Москву. Ее Аня зовут.

Н. Тоняева: Да, Аня!

Корр.: Это с чего вдруг ее забрали, как узнали, вы не в курсе?

Н. Тоняева: Они увидели на сайте. А потом обратились уже в департамент.

Корр.: Я же ее фотографировала, разговаривала с ней…

Н. Тоняева: Вот. На сайте увидели. После вашего посещения как-то оживилась работа.

Корр. (смеется): Вот! Значит, не зря…

Н. Тоняева (не дослушав): Да ну что вы! Мы всегда очень рады, и всегда есть результаты хорошие после этого. Молодцы!

Хорошими результатами нас порадовали и в другом отдаленном уголке России: благодаря новым мамам и папам, в кемеровском разделе «Листа ожидания» анкет стало меньше.

Сотрудник ДД: Увидели сначала у вас на страничке Александра.

Корр.: Ага.

Сотрудник ДД: Но этого ребенка мы уже передали в семью. И когда потенциальная мама  приехала, мы познакомили ее с другим ребенком.

Корр.: А что за ребеночек?

Сотрудник ДД: Дмитрий. Она в него влюбилась и увезла с собой.

Корр.: О, как здорово! Замечательно!

Сотрудник ДД: Ой, мы безумно счастливы! Настолько хочется, чтоб каждый из детей обрел семью… Особенно, после того как ребенок ушел в семью, я поняла, что это не безнадежно.

Корр. (смеется): Понятно.

Сотрудник ДД: Огромное вам спасибо за наших детей!

Корр.: И вам!

Сотрудник ДД: И думаю, будем сотрудничать очень тесно.

Корр.: Да-да, обязательно. Мы будем очень рады. Ждем от вас письма.

За своими детьми потенциальные родители готовы лететь хоть на край света. В Приморском крае об этом знают не понаслышке. О детях, у которых теперь есть дом, нам рассказала представитель органов опеки города Артема Ольга Супряга.

Корр.: Алло? Ольга Анатольевна?

О. Супряга: Да.

Корр.: Здравствуйте! Программа «Детский вопрос», «Радио России». Помните, мы с «Поездом надежды» приезжали?

О. Супряга: Да-да-да.

Корр.: Хотелось бы узнать, может, кого-то из ребят забрали уже, и надо снять фотографии у нас на сайте?

О. Супряга: Так… Полина, Александра – две сестры.

Корр. (записывает): Полина…

О. Супряга (одновременно): Полина Л., Александра Л. Так… Дмитрий Б. Сколько ему там лет?

Корр.: Дмитрий Б.? Март пятого года. То есть ему девять лет.

О. Супряга: Да-да-да.

Корр.: Свои забрали  или уехал куда?

О. Супряга: Нет. У нас, в Приморском крае, в Уссурийске.

Корр.: Мм. Недалеко. Относительно.

О. Супряга: Недалеко, да. А вот Полина и Александра в Петербург уехали.

Корр.: Ух ты!

О. Супряга: Да.

Корр.: Через всю страну.

Между прочим, случаи, когда семья для ребенка нашлась на другом конце страны, – совсем не редкость. Вот, например, какое письмо пришло на нашу электронную почту из Санкт-Петербурга:

(стук клавиатуры)

«Здравствуйте, уважаемые создатели и ведущие социального проекта "Детский вопрос"! 28 марта прошлого года из иркутского детского дома мы забрали братика и сестричку, Артема и Диану М., о которых вы рассказывали в передаче от 16 марта 2013 года. Мы очень счастливы – теперь у нас большая и дружная семья! Очень хотим попросить вас выслать нам на память копию той записи, если это возможно…»

К письму прилагались фотографии. Честно говоря, мы с трудом узнали в радостно смеющихся ребятишках наших бывших подопечных. Конечно, мы с удовольствием выслали их новой маме копию выпуска – для семейного архива. А наш корреспондент пообщался с ней и вспомнил, как совсем недавно сам познакомился с Артёмом и Дианкой…

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Год спустя…

(Фрагмент из выпуска 227)

Корр: Здравствуй, Артем!

Артем: Здрасьте!

Корр: А тебе сколько лет, знаешь?

Артем: Четыре.

Корр: Молодец! Расскажи, какая у тебя сестренка?

Артем: Диана.

Корр: Она хорошая девочка?

Артем: Да.

Корр: Диан, тебе сколько лет?

Диана: Три.

Корр: Три годика?

Диана: Да!

Не по годам взрослые глаза, серьезные лица без тени улыбки – такими были Артем и Дианка, когда наш корреспондент познакомился с ними в Иркутске. Незадолго до этой встречи брат с сестрой лишились семьи. Чтобы поскорее найти для них родителей, в марте прошлого года мы рассказали о ребятишках в нашей постоянной рубрике «Где же ты, мама?». Вскоре к нашим маленьким подопечным приехала Анастасия.

Корр.: А где вы их увидели?

Анастасия: Вообще изначально документы собирались на маленькую полуторагодовалую девочку, но пока я проходила школу приемных родителей, пока документы собирала, ее благополучно удочерили… (смеется) Поэтому стала звонить по поводу некоторых деток из федеральной базы, которые понравились. И совершенно случайно, в разговоре с региональным оператором Иркутской области… мне сказали, что новые детки появились, совершенно недавно в базе, и посоветовала мне на них обратить внимание… А потом уже выяснилось, что и передача о них была… (смеется вместе с корреспондентом) как раз ваша – «Радио России», «Детский вопрос». Оказывается,  детки уже известные… (смеется)

Корр.: Ребятки вам понравились сразу как увидели фотографии, да?

Анастасия: Да, сразу. Я даже не раздумывала. И ехала специально за ними.

Корр.: А вы в Иркутск в одиночку летали? Не с мужем?

Анастасия: Да. Летала одна. Мои мужчины остались ждать дома. Я собрала чемодан, накупила детских вещей, игрушек, книжек и полетела.

Корр.: Ну а вы решили, что если контакт сложится, то забираем и все – это еще до поездки, да? Или как?

Анастасия: Вы знаете, у меня даже мысли не было, что я буду делать, если контакт не сложится, как ни странно. (смеется вместе с корреспондентом) Я решила, что, наверно, буду на месте уже как-то там ориентироваться. Но почему-то мне казалось, что они мои и все, что я приеду и заберу. Как-то даже сомнений не было таких, что что-то меня может смутить или они ко мне не пойдут.

Корр.: А у мужа тоже не было сомнений?

Анастасия: Ну как-то мы уже настроились, что дети наши (смеется), что нас ждут. Нас и в опеке ждали. Заранее подготовили кое-какие документы. Я как-то вот… летела за нашими детьми!

Корр. (с улыбкой): То есть муж уже ждал, что все, без вариантов, вы привезете этих ребят?..

Анастасия: Да. Уже все было готово в комнате: и спальные места, и кое-какие игрушки. Большой стол поставили… в общем-то, все было готово именно для этих деток, да.

Корр.: И как, сразу приняли решение?

Анастасия: Да, да. Сразу же написала согласие. Пообщавшись буквально час, уже летела в опеку, чтобы не задерживать их, они просили. (смеется вместе с корреспондентом) Ну и я просила побыстрее оформить документы, чтобы не задерживаться. И мне за 5 дней все сделали!

Корр.: О, быстро!

Анастасия:  И, конечно, большое спасибо, они в нерабочее время, в свой обеденный перерыв даже задерживались. Ну молодцы, все сделали, все как нужно! В общем-то, только огромная благодарность! Я сто раз звонила и в опеку, и региональному оператору, то есть меня уже все знали, все ждали. (смеется вместе с корреспондентом) Сумасшедшую мамашку из Петербурга, которая непонятно почему… вот такой поступок. Почему именно двоих… (смеется)

Корр.: Кстати, действительно. Вы собирали документы на одного ребенка. Не испугало, что их двое?

Анастасия: Ну меня трудно чем-то испугать. Я всю жизнь работаю с детьми. У меня высшее педагогическое образование. Я работала и в садике, и в доме ребенка с отказными детками. Детей видела разных. И сложных. И покладистых. И послушных. В общем, разных. (смеется)

Корр.: Угу.

Анастасия: Разного возраста. Но самодельный был один. Поэтому такое вот у меня несоответствие: всю жизнь с детьми, а свой только один. Ну так получилось. И поэтому всегда хотелось, чтобы и дома тоже…

Корр.: Много было.

Анастасия (продолжает): …Был у меня детский сад. (смеется вместе с корреспондентом) Я с детства знала, что у меня будет несколько детей в любом случае.

(Фрагмент из выпуска 227)

Корр: Диан, а ты рисовать любишь?

Диана: Да.

Корр: А гулять любите?

Артем и Диана (хором): Да!

Диана: Артем гуляет, а я еще дома оставаюсь.

Корр: А почему ты дома остаешься?

Диана: Потому что меня ругают.

Корр: А за что это тебя ругают?

Диана: Я не слушаюсь.

Корр: А Артем слушается?

Артем: Да.

Корр: Диан, а давай ты тоже будешь слушаться? Тогда тоже будешь ходить гулять. Да? Хочешь?

Диана: Хочу. Гулять с мамой.

Мечта Дианки исполнилась – у девочки есть мама. Правда, много гулять с ней пока не получается…

Анастасия: Дианочку мы до сих пор лечим, она у нас в больнице. Диагнозы неутешительные всплыли. Артем-то быстро поправился, одного курса лечения хватило… МРТ сделали, все в порядке, в садик ходит. А у Дианы, видимо, организм более ослаблен и, к сожалению, уже 3 курс, и пока безрезультатно.

Корр.: А там про диагноз неизвестно было?

Анастасия: Нет, у них стояла аллергическая реакция на туберкулин. То есть, видимо, поленились дальше обследовать. А была, наверное, самая-самая начальная стадия заражения.

Корр.: Ммм.

Анастасия: Мы думаем, что, возможно, у них и мама умерла от туберкулеза, просто, может быть, не знали эту информацию…

Корр.: Может, не установили диагноз просто или неверно установили.

Анастасия: Ну да. Видимо, неверно установили, потому что манту-то делали. Там на манту было ясно, что такой скачок – вираж, они называют. Вот, но, не знаю почему, дальше не стали обследовать. Лекарства какие-то назначили, и то они не пропили в детском доме полный курс. И поэтом, видимо, по нарастающей так все пошло. И здесь, уже в Петербурге, мы сделали плановое манту, совершенно без задней мысли, и вот так сразу же загремели в больницу.

Корр.: Получается, они без лечения сколько пробыли?

Анастасия: Я их забрала в конце марта прошлого года… А мама у них умерла в ноябре 2012. И вот, видимо, там, еще будучи в семье, заразились. Не знаю, от мамы ли, или от кого-то, может быть, кто с ними еще проживал.

Корр.: То есть около полугода, получается.

Анастасия: Ну да, да.

Корр.: Понятно.

Анастасия: Ну, надеемся, конечно, мы на лучшее. Каждый день езжу в больницу. Она одна не остается. Но все равно ей хочется домой. (смеется)

Корр.: Ну конечно, конечно.

Анастасия: Переживает, потому что мы всей семьей прожили, наверно, месяца три. Дети только почувствовали, что такое семья, что такое любящие родители и вот так вот, к сожалению… Надолго теперь пришлось в больницу лечь, потому что это не ОРЗ, не ОРВИ. Такой длительный процесс – лечение туберкулеза, как выяснилось… Потом еще реабилитация в санатории будет, как мне сказали, в обязательном порядке. Потом только разрешат посещать дошкольные учреждения, ну и жить дома.

Корр.: Понятно. Будем надеяться, что поможет лечение.

Анастасия: Да, я тоже очень надеюсь. Но домой ее разрешают забирать, то есть у нас не открытая форма, она не опасна для окружающих. Поэтому забираем на выходные домой. С вечера пятницы до утра понедельника. В понедельник опять у нас отъезд в больницу. Вот. Все равно, даже если бы я знала этот диагноз, взяла бы именно этих детишек, потому что так вот сразу понравились мне…

Корр.: А скажите, когда вы с ними встретились, с малышами-то, сразу, наверное, нашли общий язык? Помогла как-то профессия?

Анастасия: Ну да. Учитывая то, что я везла им много книжек, игрушек разных (смеется), чтоб было чем заинтересовать. Ну, в общем-то, они детки открытые, очень активные, подвижные, не стеснялись даже, с удовольствием сразу начали общение. Даже воспитательница говорит: «Как будто они ваши и были!»  Даже нашли сходство со мной… (корреспондент смеется) на удивление. Ну и правда похожи, хотя специально не выбирали. Как-то так получилось совершенно случайно. И даже на концерте, когда, чествовали приемных родителей от нашей опеки…Нам дарили подарки, поздравляли, и все пытались отгадать, кто же приемный у нас, а кто родной.

Корр. (со смехом): И как?

Анастасия: Я сразу все карты не раскрывала. И никто не сказал, что (смех) дети приемные. Все думали, что мой кровный сын – вот он как раз приемный… (корреспондент смеется) Потому что он-то как раз на нас и не похож. И по дороге домой меня сын пытал, что «Мама! Может быть, вы и меня взяли? Может быть, в грудном возрасте, может, я не помню… Сейчас ты можешь мне сказать?» (смеется вместе с корреспондентом) Так что так интересно бывает.

(Фрагмент из выпуска 227)

Корр: Диан, а во что ты играешь?

Диана: Я игру играю.

Корр: В какую игру?

Диана: В которую кубики давают.

Корр: Кубики? А что вы с ними делаете?

Диана: Играем просто с Артемой.

Корр: А вы кубики друг на друга ставите или рядышком?

Диана: Да.

Артем: Друг на друга.

Корр: И что получается?

Диана: Домик.

Корр: Домик? А кто у вас в домике живет?

Диана: Люди.

Корр: И много у вас в домике людей-то живет?

Диана: Да.

Корр: А вы там живете?

Диана: Да.

Артем: Да.

Корр: О, какой у вас большой домик-то получается!

Чуть больше года назад наши маленькие герои могли только фантазировать, что живут в своем игрушечном домике вместе с большой семьей. А теперь такая семья у них есть на самом деле!

Корр.: А с родными как? Быстро они нашли общий язык? С вашей семьей…

Анастасия: Моя мама как-то сразу приняла деток, идея ей понравилась. Единственное, она хотела получить ответ на вопрос: «Зачем?» То есть чтобы я ей объяснила. (смеется вместе с корреспондентом) Я говорю: «Мама, я сама себе четко не могу объяснить. Знаю, что нужны, что, может быть, в этом мое предназначение как раз и заключается как женщины, как мамы – иметь большую семью». Ну вот четко не могу сформулировать ответ на вопрос, даже для себя. (вздыхает) А родители мужа как-то так сначала настороженно… ему советовали как следует подумать, еще раз взвесить, стоит ли? Опять же – ответственность. Вот. Ну а потом, постепенно как-то… смотрят – дети как дети, обычные. (смеется вместе с корреспондентом) Никаких ни рожек, ни копытец у них нет. Что они  особо ничем не отличаются. Так же балуются, так же ведут себя, как обычные дети, и, в общем-то, сейчас с удовольствием и в гости принимают, и сами приезжают к нам… так что очень-очень радостно, что сейчас никаких проблем у нас нет в общении, потому что знаю случаи, когда вот из-за этого ссорятся, да, не только…

Корр.: Да, к сожалению.

Анастасия (продолжает говорить): …Подруги отворачиваются, друзья, но и родственники.

Корр.: К сожалению, бывает, да. А как ваши друзья, окружение восприняли идею эту и такой шаг вообще?

Анастасия: Когда говорила по телефону, у людей трубки выпадали прям… (смеется вместе с корреспондентом) из рук… Что как-то так, очень неожиданно, заранее мы никому не говорили…

Корр.: Мм.

Анастасия: А потом уже по факту говорили. (смеется вместе с корреспондентом) И как-то никто от нас не ожидал этого, почему-то. Хотя, в общем-то, я склонна в жизни к таким авантюрам, да… Ну, для меня, поездка в Иркутск, сама по себе, была… (вздыхает) таким неожиданным решением.  

Корр.: Ну да. Не ближний свет, прям скажем.

Анастасия: А тут, тоже, сам по себе такой поступок, неординарный. (корреспондент смеется) И поэтому, (вздыхает) от неожиданности оправились и стали по очереди приезжать к нам в гости, посмотреть на деток, пообщаться. Но сейчас уже, конечно, нас воспринимают как большую дружную семью! (смеется) То есть нас уже отдельно от детей никто не воспринимает. И Новый год мы отмечали у друзей большой шумной компанией, где много деток, много взрослых. Для детей целую программу мы отрепетировали. С подарками, с сюрпризами, с конкурсами. В общем, незабываемый такой Новый год. Именно потому что много деток было. И мы для них старались. Ну и они нас веселили тоже.

Корр. (со смехом): То есть в итоге детей приняли все.

Анастасия: Да, да. (вздыхает) Между собой с Дианой они, бывает, конфликтуют. Вот как двойняшки растут: бывает у них борьба за лидерство. Так вот и у них – они погодки, и часто…

Корр.: Мм, да, близкий возраст…

Анастасия (продолжает): …Бывает, что спорят или ссорятся из-за игрушек, или кому-то если в тарелку, не дай бог, чуть-чуть больше еды положила (корреспондент смеется), чем другому. (смеется) Это тоже тогда, трагедия!

Корр. (с улыбкой): А старший, наверное, непререкаемый авторитет…

Анастасия: Старший – да. Если он что-то сказал, то все, уже даже не спорят. (смеется вместе с корреспондентом) Они его приняли сразу же, и он тоже как король! (смеется)

Корр.: А кровному сколько?

Анастасия: Ну сейчас уже 12,5. Уже жених у нас.

Корр.: О-о. Большой.

Анастасия: Да. Ну он как-то на удивление спокойно воспринял изначально эту идею. Я думала, что, возможно, будет возмущаться. Все-таки он был раньше один король! (смеется вместе с корреспондентом) Что хотел, то и делал. Все игрушки его, все ему, только ему. И тут вдруг с кем-то нужно чем-то делиться. Вот. Он спокойно воспринял появление детей. Единственное, был неприятный ему момент, когда ломали его какие-то игрушки… (смеется вместе с корреспондентом) которые он оберегал и все детство лелеял…

Корр.: Угу.

Анастасия: …И тут все это ломанное валяется на полу. Вот тогда он, конечно, призадумался, но закончилось тем, что что-то припрятал, вот именно такое, которое сердцу дорого…

Корр.: Мм.

Анастасия: Собрал их в кучку и припрятал повыше. (смеется) От детей.

Корр.: Не спрашивал: «А когда обратно повезем?»

Анастасия: Ну нет. Нет. Я изначально с ним проводила беседы, мое второе образование – оно еще и психологическое, поэтому…

Корр.: Ооо!

Анастасия: …Я некоторые тонкости знаю, (смеется) с какой стороны подойти и как правильно поговорить, чтобы не было таких вот острых ситуаций, чтобы они сводились к минимуму. И поэтому, в общем-то, были готовы и сын, и муж. С мужем пришлось мне года четыре, наверно, работу проводить. (смеется) Вот, ну а сейчас уже родные-любимые, уже даже муж говорит, что трудно представить нас с одним Артемом (с нашим старшим) и все (смеется), что нет маленьких детей. Как-то даже вот трудно представить.

Корр. (весело): Так у вас два Артема теперь?

Анастасия: Ну у нас маленький согласился стать Тимофеем. (смеется)

Корр.: Мм.

 Анастасия: То есть с его согласия мы решили поменять ему имя. Изначально предложили поменять имя старшему Артему… (корреспондент смеется) Потому что он всю жизнь был недоволен, говорил: «Мама, почему ты меня так назвала? Мне никогда не нравилось имя Артем». Я ему: «А кем бы ты хотел быть?» И он мне все время: «Я хочу быть Димой. У меня любимое имя Дима». И когда мы взяли маленьких деток, я ему как раз предложила: «Тема, такой сейчас волшебный настал момент, что ты сможешь стать, наконец, Димой, если хочешь». (смеется вместе с корреспондентом) А он у нас серьезно футболом занимается, в футбольной школе. Еще в музыкальной школе, помимо основной… Вот он сказал, что: «Ты с ума сошла. Меня все знают как Артема, и вдруг я (смеется) в 12 лет становлюсь Димой… (корреспондент смеется) Как-то нелогично!»

Корр.: Не рискнул.

Анастасия: Да. Не рискнул. Хотя (смеется вместе с корреспондентом) вариант был предложен. И когда я сказала младшему: «Посмотри, неудобно. Я вас зову – Артем. И оба Артема бегут. И как-то так неудобно. Может быть, какое-то тебе другое…»

Корр.: Другое имя.

Анастасия: «Пока подпольное, домашнее имя, а потом, если оно тебе понравится, то, возможно, оно у тебя останется». Вот. И мы выбрали имя Тимофей. То есть почему Тимофей? Тима. Тема-Тима. Мне показалось, что вот меняя одну букву, можно изменить кардинально.

Корр.: Ну да, похоже, в принципе, да.

Анастасия: Да. И сейчас он уже, если кто-то, глядя на документы, к нему обращается Артем, он уже даже не откликается на это имя. (корреспондент смеется)

(Фрагмент из выпуска 227)

Корр: А вы какой-нибудь стишок или песенку знаете?

Диана: Мы про елочку… которую мы в праздник учили.

Корр: А ты можешь сейчас ее спеть?

Диана: Да.

Корр: Спой, пожалуйста!

Диана: Я не хочу.

Корр: Не хочешь? Ну ладно. Артем, а ты что умеешь?

Артем: Я играю только.

Корр: А во что ты играешь?

Артем: В игрушки.

Корр: А какая твоя самая любимая игрушка?

Артем: Машина.

Да, мальчишки есть мальчишки! Хоть год назад, хоть сейчас…

Корр.: Вот вы сказали, что Тимка ваш в садик уже ходит. Да?

Анастасия: Да.

Корр.: Там у него как отношения с ребятами?

Анастасия: Ну, частенько жалуются воспитатели… на то, что дерется. Ну я так думаю, что он просто привык отстаивать свое место под солнцем, как умеет. То есть я, конечно, с ним пытаюсь разговаривать, что нужно общаться, договариваться. Не сразу же все отбирать и кого-то бить! (смеется вместе с корреспондентом) Только в крайнем случае, если совсем тебя обижают и очень сильно. Вот. И воспитательница, по прошествии нескольких месяцев считает, что все-таки есть результаты у нас, и что он более спокойным стал. Я по нему смотрю… первое время, когда он приехал домой, пока адаптировался, может быть, себя не в своей тарелке чувствовал…

Корр.: Ну конечно!

Анастасия: И были такие реакции, что ночью плакал ни с того, ни с сего, с криком просыпался… На данный момент гораздо спокойнее стал. Меньше стал ломать игрушек, поначалу он очень агрессивно играл, все кидал, а сейчас что-то может и починить даже… (смеется) с папой. К папе очень тянется. Сейчас как раз такой возраст – ему пять с половиной лет, и вот в этом возрасте мальчики предпочитают мужское общение женскому.

Корр.: Да. Появляются мужские интересы.

Анастасия: Да, да. Но и меня тоже любит.

Корр.: Угу. (смеется)

Анастасия: …В день нужно раз пять, наверно, обняться, поцеловаться. Перед сном обязательно. Не засыпает, если не обнимемся, не поцелуемся, книжку не почитаю на ночь. То есть такой мальчик ласковый, несмотря на то, что в садике жалуются, и со сверстниками дерется, но… все равно. (смеется)

Корр.: Ну, наверное, и старший брат тоже большим авторитетом пользуется?

Анастасия: Да, да. К старшему тянется тоже очень. Ему это нравится – то, что он… старший брат.

Корр.: Почувствовал себя таким взрослым, наверное.

Анастасия: Да. Спортом занимается с Тимофеем. Играют в футбол, в хоккей. Тут и настольный хоккей недавно купили – с удовольствием играют. Вот. Тимофея на карате записали. Думаем, что вот эту всю энергию будет выплескивать на тренировках. Восточное единоборство вообще очень хороший вид спорта. Воспитывает не только силу, но и дух. И главное – тренеры считают, что нужно научиться защищаться, в первую очередь, а не кидаться в драку… (смеется)

Корр.: Это правильно!

Анастасия: …Надо уметь постоять за себя, за своих близких. Что очень важно для мальчика.

Корр.: Ну конечно.

Анастасия: Ну а Диана, к сожалению… начали мы заниматься художественной гимнастикой, она прошли огромный отбор из 40 человек на место. Она такая худенькая у нас, стройненькая, гибкая. И, к сожалению, пока не вылечимся, все это для нас закрыто

 Корр. (одновременно): Ну конечно, надо вылечиться.

Анастасия:  Да. Возьмут ли снова – теперь под вопросом.

Корр.: Ну, может быть, возьмут, почему бы нет? Она еще маленькая.

Анастасия: Ну да, надеемся, что… еще, все таки, четыре годика. Еще возраст пока позволяет. (смеется)

Корр.: Позволяет, позволяет, конечно. Ну есть, в конце концов, и другие виды спорта.

Анастасия: Ну да. Даже если не гимнастика, то что-то найдем по душе. У нас еще, в общем, мыслей-то много разных. (смеется) Пианино, в конце концов, дома стоит. В музыкальную школу можно было бы отдать, если слух есть. Вот к Артему, к старшему, ходит учительница, дополнительно занимается, дети это с интересом воспринимают.

Корр.: Присматриваются, да?

Анастасия: Да. Присматриваются. Что, мама, может быть и мы тоже? (смеется)

Корр.: Ну, наверное, тоже захотят.

Анастасия: Так что думаю, что чем-нибудь интересным мы все-таки займемся.

Корр.: Замечательно. Прям слышно, какой у вас настрой позитивный!

Анастасия: Да, я стараюсь не унывать. Но я по жизни такой человек – оптимист. Что бы ни было, стараюсь как-то не думать о плохом, а думать о том, что у нас впереди все самое лучшее… (смеется вместе с корреспондентом) И все болезни останутся позади, все это лечится. Самое главное – что сейчас не прошлый век, и все мы преодолеем.

Корр.: Ну я тоже думаю, у вас все получится! (смеется) Спасибо большое, Анастасия. Вам желаем много-много счастья!

Анастасия: Спасибо! И вам тоже огромное спасибо, что наших деток выбрали для передачи. (смеется вместе с корреспондентом) Что очень приятно!

Корр.: Ну они такие чудесные, их трудно было не выбрать

Анастасия: До свидания!

Корр.: До свидания!

Продолжение следует…

Теперь мы можем быть совершенно спокойны за Дианку и ее братишку – вместе со своей замечательной семьей они справятся со всеми трудностями и наверняка будут счастливы! Ведь они уже стали самыми настоящими «солнечными человечками». Но в детских домах еще очень много ребят, которым нужны родители. А наш «Лист ожидания» постоянно пополняется – этой зимой, например, появился раздел Республики Удмуртия. С одним из наших новых подопечных мы  вас познакомим.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Воспитатель: (Шум) Хороший мальчик, артист настоящий. Во всех мероприятиях у нас всегда участвует. Всегда выигрывает. Наша опора, надежда.

Воспитатель Валентина Петровна Шихова рассказывает нам об одном из своих подопечных – восьмилетнем Паше.

Воспитатель: Учится хорошо, когда старается.

Корр.: А часто старается?

Воспитатель: Часто, часто. Любит новые игры. Всегда их сам собирает, разбирает. Футбол подарили, Паша нам его собрал.

А вот подошел и сам Паша. Русоволосый паренек легко вливается в беседу. Мальчик открыто улыбается, вежливо отвечая на вопросы, а в его лучистых карих глазах пляшут веселые чертики.

Корр.: Кем хочешь стать, когда вырастешь?

Паша: Мм… Писателем… стихов.

Корр.: Стихи будешь писать? Да?

Паша: Угу.

Корр.: А ты уже сочинял какой-нибудь стих? Сам.

Паша: Ни разу. (смешок)

Корр.: Еще нет? И не пробовал?

Воспитатель: Иногда в рифму попадает, 2-3 слова. И уже радуемся… Но бывает.

Корр.: А почему ты хочешь стать именно поэтом?

Паша: Мм, ну, чтобы стихов было больше.

Корр.: А тебе нравятся стихи, да?

Паша: Угу.

Корр.: Ты хочешь, чтобы было еще больше?

Паша: Угу.

Корр.: Здорово. А какие будешь стихи писать? Веселые? Или какие-нибудь романтичные.

Паша: Веселые.

Корр.: Любишь шутки?

Паша: Угу.

Корр.: А сам шутишь?

Паша: Угу.

Корр.: А как ты шутишь?

Паша: Мм, ну например, я сегодня двойку получил в школе. (все начинают смеяться)  А на самом деле пятерку. (Все смеются)

Воспитатель (со смехом): А наоборот бывает?

Корр.: То есть ты говоришь, что получил двойку, а на самом деле пятерку. Да?

Паша: Да. Когда мы уроки начинаем учить, они смотрят, а на деле – пятерка.

Корр.: Ясно. А еще что любишь?

Паша: Мм…Играть. Ну там, машинки, роботы. Вот мне подарили одного такого большого  робота, из лего собирать, ну я его пока не собрал, и еще трансформера.

Корр.: Мм.

Паша: Тоже  лего.

Корр.: А ты уже собрал трансформер?

Паша: Неа.

Корр. (одновременно): Нет еще?

Воспитатель: Времени нет. (смеется).

Корр.: Не успел?

Паша: А еще старого дофи… много.

Корр.: То есть ты любишь конструктор собирать.

Паша: Угу.

Корр.: Здорово. А еще что любишь?

Паша (задумчиво): Мм. Еще-еще-еще-еще-еще-еще-еще.

Корр.: Рисовать любишь?

Паша: Нет. Я люблю выступать.

Корр.: Ух ты! Выступать любишь. А что ты делаешь? Стихи читаешь? Поешь или танцуешь?

Паша (одновременно): Стихи…

Корр.: Стихи?

Паша: Читаем.

Корр.: Там конкурсы всякие, да?

Паша: Угу.

Корр.: Наверно выигрываешь.

Паша: Угу.

Корр.: Много?

Паша: Да.

Корр.: Ну какой ты конкурс выигрывал, например?

Паша: По танцам.

Корр.: Ты еще и танцуешь?

Паша: Угу.

Корр.: Ух ты. А что танцуешь?

Паша: Все танцы. И народные, ииииии… и всякие! (веселится)

Корр. (со смехом): Ясно. А скажи, друзей у тебя много?

Паша: Друзей… мм… Да почти что вся группа! (смешок)

Корр.: А самый лучший друг есть?

Паша: Владик…

Корр.: А почему ты думаешь, что это твой самый лучший друг?

Паша: Мм… Он всегда улыбается и смеется! Ну почти.

Корр.: То есть ты и друзей любишь веселых.

Паша: Угу.

Корр.: А скажи, тебе что больше нравится – зима или лето?

Паша: Я не знаю даже пока. Я не пойму, что мне больше нравится. Когда лето, жарко, то мне хочется зимы. Потом зима, холодно, хочется лета.

Корр.: То есть любое время года чем-то хорошо.

Паша: Угу.

К середине разговора уже все взрослые улыбаются во весь рот, слушая этого смешливого, искреннего и светлого мальчишку. Даже о таких серьезных вещах, как собственное будущее, он не может говорить без смеха:

Корр.: У тебя мечта есть?

Паша: Да.

Корр.: Какая?

Паша: Побыстрее вырасти! (посмеивается)

Корр.: А что ты будешь делать, когда вырастешь?

Паша: Буду работать полицейским.

Корр.: Полицейским? Так ты же хотел поэтом стать? Или ты будешь в свободное время стихи писать?

Паша:  Да, в свободное время.

Корр.: А почему  ты хочешь полицейским стать?

Паша: Так надо же  людей охранять. (смешок)

Корр.: Чтоб был порядок?

Паша: Угу.

Корр.: Хорошо.

В свои восемь лет Паша уже умеет, что называется, «держать лицо» и, несмотря на отсутствие поддержки самых близких людей – родителей,  сохраняет присутствие духа. Поэтому и мы, и сотрудники детского дома совершенно уверены, что Паша непременно добьется в жизни многого!

Воспитатель: Что мне в нем очень нравится: он умеет отстаивать свою точку зрения. Спорит, доказывает, аргументирует. Умеет с людьми находить контакт. Очень хорошо это у него получается. Хо-роший парень!

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?