В завершении каждого выпуска нашей программы мы напоминаем слушателям о редакционном автоответчике. Он работает круглосуточно: без выходных, праздников и отпуска. Но связаться с журналистами «Детского вопроса» можно не только по телефону. Интернет также является площадкой для общения: мы ведем активную переписку по электронной почте и в соцсетях. Например, совсем недавно нам написала Екатерина из Улан-Удэ. Женщина столкнулась с неправомерными действиями органов опеки и просила совета.

Корр.: Расскажите, пожалуйста, поподробнее, что именно там у вас случилось?

Екатерина: Мы собирали документы на опеку. И при выдаче постановления от органов опеки было указано, что мы можем взять только одного ребенка.

Корр.: Они как-то это мотивировали? Чем-то объяснили?

Екатерина: Они нам сказали, что якобы у нас жилплощадь не позволяет.

Корр.: Они указали, сколько должна быть жилплощадь, где это написано?

Екатерина: Нет, ничего не указывали… Они вообще не хотели нам давать постановление, что мы можем быть опекунами: то у нас доход якобы не подходит, то у нас жилье маленькое… хотя мы оба работаем, у нас дом, квартира в собственности. В итоге я вышла на прокуратуру, вышла на представителя по делам детей, и только тогда нам дали постановление. И там было указано, что один ребенок.

Корр.: Вы взяли ребенка-то?

Екатерина: Да, мы взяли девочку. Девочку-инвалида с ДЦП и тугоухостью. Вот там остался мальчик. Мальчик – инвалид тоже. Он ходит, ему полтора годика, но он слабовидящий. И вот его никто не берет. И мы хотели бы его забрать. Сейчас мы переехали, купили дом, двухэтажный. Большой дом.

Когда к нам обращаются люди, которые оказались в сложной, неоднозначной ситуации, мы просим прокомментировать их случай наших экспертов: юристов, врачей, психологов. Но с проблемой «недостаточности метров» за 15 лет работы в теме семейного устройства сирот сталкивались настолько часто, что давно уже выучили все соответствующие законы практически наизусть.

Корр.: Дело в том, что нормы метража для опеки и усыновления нет.

Екатерина: Они не хотели давать постановление, они создали комиссию. Вот этой комиссии главный специалист нам сказала: «Ну, да, норм нет никаких…» Я говорю: «Я в курсе, что норм нет! – я говорю – весь интернет перерыла, я не могу понять, на основании вы нам отказываете». Ну, вот они нам дали…

Корр.: Строго говоря, вы просто должны показать, где дети будут спать, что у них есть места для хранения вещей, игрушек, для занятий… И всё.

Екатерина: При том, что вот когда мы первый раз собрали документы, они приехали, сделали осмотр жилья, у нас уже было все готово на два ребенка!

Корр.: А квартира-то какая была?

Екатерина: Там, получается, 62 квадрата было.

Корр.: А проживало там сколько человек?

Екатерина: Я, муж и двое детей.

Корр.: Ну а сейчас вы в другом районе живете, да? У вас другой орган опеки?

Екатерина: Да, да. Вчера у нас были органы опеки с нового района, смотрели нашу… нашу жилплощадь, ну, как бы на постановку на учет и уехали.

Корр.: Вы можете просто повторно подать заявление уже в свой новый районный орган опеки.

Екатерина: А нам, получается, всё заново надо будет собирать? Весь пакет документов?

Корр.: Вы те справки когда получали?

Екатерина: В мае.

Корр.: Те документы, которые вы получали в мае, еще действуют, вы вполне можете их же приложить. Но нужны, конечно, будут и новые документы. Например, у вас новое жилье. Соответственно, нужны будут на жилье новые документы – выписка из домовой книги… И они тогда проведут повторный осмотр жилья для заключения. Будем надеяться, что сейчас проблем не будет. Поскольку у вас изменилась семейная ситуация (теперь у вас еще один ребенок есть), вам уже в соответствии с этой ситуацией будут выдавать новое заключение, и по нему вы сможете взять еще ребенка.

Екатерина: Хорошо. Но всё равно же будет учитываться то, что у нас уже есть опыт с ребенком-инвалидом?

Корр.: Да, да, конечно. Вы можете это указывать, особенно если есть улучшения состояния здоровья, в развитии…

Екатерина: У нас есть значительные, значительные улучшения! Мы ходим.

Корр.: Замечательно, это обязательно нужно указать. Там в заявлении есть пункт насчет особого опыта. Вот там это нужно обязательно указать, что есть опыт реабилитации ребенка-инвалида, что у вас такие-то, такие-то успехи за такой-то срок.

Екатерина: Хорошо, спасибо вам большое за помощь!

Корр.: Да не за что. Если что – пишите!

***

Звонки, письма и сообщения в соцсетях на самые разные темы мы получаем регулярно. Так что постоянно находимся в контакте с нашими радиослушателями и посетителями сайта. Особенно часто в последние месяцы мы общаемся с москвичкой Натальей, историю которой в подробностях рассказываем вам с осени прошлого года.

Вы уже знаете о многолетней работе нашей героини в больничном отделении отказничков и ее волонтерской помощи выпускникам коррекционных детских домов в адаптации к взрослой жизни. Знаете о давней мечте Натальи принять в семью ребенка из детского дома – так же, как в свое время сделала ее мама, много лет назад взяв под опеку мальчика. 19-летний сын Гоша, приемный брат, и вся семья одобряли это желание Натальи, однако женщина сомневалась в своих силах. Заручившись поддержкой журналистов «Детского вопроса», всё-таки она собрала необходимые документы и получила заключение о праве быть опекуном одного или двух детей.

Наша героиня мечтала найти девочку детсадовского или младшего школьного возраста (возможно, с братом или сестрой). Но это оказалось не так-то просто. Наталья просматривала банки данных о детях-сиротах, ходила в органы опеки и даже ездила знакомиться с детьми в несколько регионов страны. Однако… по разным причинам всё никак не складывалось. И вот недавно Наталья отправилась в Белгород, где в одном из детских домов познакомилась с 13-летним Пашей и его 5-летней сестрой Ритой.

Наталья: Пашка – реально очень хороший мальчик. Прям… сыночек. Ритка мне очень понравилась. Посреди игры она спросила: «А поехали домой?» Прям сразу: «Ты нас заберешь?»

Сразу поехать домой, увы, не получилось. Хотя дети понравились Наталье, она им тоже, все сотрудники детского дома единодушно решили, что контакт налажен, и брату с сестрой в этой семье будет хорошо. Вот только Паша наотрез отказался ехать в Москву: его очень пугали такие кардинальные перемены в жизни.

Наталья: Психолог четко сказала: «Даже если вы останетесь еще до конца вашего направления, он протянет все эти дни, а в итоге всё равно ничего не скажет. Он просто не может, да и не хочет в каких-то моментах этого делать».

Наталья оставила Паше свой номер телефона и контакты в соцсетях, сказала, что готова продолжать с ним общаться. Но домой вернулась одна и была, конечно, очень расстроена.

Наталья: Пока не знаю, что я буду делать дальше. Наверное, я всё-таки возьму небольшой тайм-аут. Хотя бы неделю – прийти в себя. Не знаю, выйду ли я сразу на работу, либо всё-таки неделю эту побуду с Гошкой. Наверное, выйду на работу. (Вздыхает). А дальше посмотрим. Сейчас ничего не могу загадывать. Ну я просто не могу сейчас прям сразу взять и поехать знакомиться с кем-то еще. Пока у меня… просто… мне нужно немножко, наверно… приехать домой, переночевать дома, повидаться с Гошаком. Прийти в себя, чтобы восстановиться, а потом уже что-то решать.

Казалось, что и белгородский этап поисков закончился для нашей героини безрезультатно. Однако всего через несколько дней Наталья сообщила, что Паша всё-таки согласился поехать к ней в гости.

Наталья: Честно говоря, вот эти вот несколько дней, пока там сидела, я уже думала, может быть, с опекой разговаривать, чтобы взять под опеку Риту, а его на гостевой, там, на каникулы, например. Ну… попробовать зайти через Ритку.

Корр.: Угу.

Наталья: Чтобы потихонечку, потихонечку – может, он и влился бы. Я чувствовала, что эта ситуация у нас не закончилась. Потому что что-то вот между нами произошло за эти пять дней. Ну, я просто так думала, что она будет тянуться всё равно еще долго. Я очень боялась, что я решусь на что-то другое, я уже там всё устрою, а он к этому моменту станет готов. Ну вот видите, ситуация немножечко по-другому разрулилась.

Корр.: А сейчас, получается, приедет только Паша, без Ритки?

Наталья: Сейчас приедет только Паша. Ритка еще в санатории.

 На вокзале Наталью вместе с Гошей и Пашкой встретили журналисты «Детского вопроса».

ИСТОРИЯ В ПОДРОБНОСТЯХ

ЗИГЗАГ УДАЧИ

1. В гостях

Корр.: Привет, Наташа!

Наталья: Привет!

Корр.: Привет, Гошка! Паш, здравствуй!

Каких-то полчаса дороги, и вот мы уже идем от станции к дому Натальи.

Корр.: Ух ты, это музыкальная школа, что ли?

Наталья: Это и музыкальная, и художественная.

Корр.: Паш, а ты чем-нибудь занимаешься – музыкой или рисованием?

Паша (нарочито серьезно): Ну, я лежу на диване, смотрю телевизор…

Наталья: Искусство! Научишь?

Паша (тем же тоном): Нет, вы… вы недостойны.

Наталья: А, может быть, у меня талант скрытый к этому?

Паша: Вы сначала попробуйте сами. А если у вас не получится…

Наталья: Договорились!

Пашка дурачится, Гоша с мамой подыгрывают ему, а заодно рассказывают, какие вокруг есть парки, пруды и другие интересные места. Наталья говорит, что к приезду дорогого гостя напекла пирогов: с мясом и с яблоками.

Наталья (с улыбкой): Главное, чтобы они вкусные получились. Мы их не пробовали!

Паша: Я, кажется, знаю, зачем вы меня сюда привезли…чтобы я первым пробовал этот пирог… да?

Наталья: Слушай, ты гениально придумал!

Так, с шутками-прибаутками, мы и добрались до дома.

Паша: А у вас что – Новый год до сих пор?

Наталья: Нет, это у нас вообще круглый год висит. Вот так… а мне нравится… (Звон музыкального ветерка). Это комната. Только придется всё переставить, поменять. Убрать стол.

Паша: Классно!

Наталья: Предполагается, что кровать будет стоять там, двухъярусная, ну то есть мы можем разместиться все. А заниматься, например, уроки делать – Гошак тебе здесь освободит часть полки, чтобы ты мог здесь закрываться и спокойно, ну, чтоб Ритка не мешала тебе, уроки делать.

Паша: Тут еще закрываться можно?

Наталья: Ну, тесновато, конечно, зато весело.

Паша (весело): Игрушки!

Наталья: Игрушки.

Паша: Классно… (Наталья и корреспондент смеются).

Настало время и для пирогов. Они, кстати, оказались очень вкусными!

Паша: Хочу еще пирог.

Наталья: Какой?

Паша: С мясом.

Наталья: Большой или маленький?

Паша: Какой-нибудь. Да, вот тот.

Наевшись, ребята ушли в Гошину комнату – к компьютеру. А мы с Натальей остались на кухне: не терпелось узнать, почему Паша всё-таки согласился съездить в Москву.

Корр.: Сколько времени прошло между отъездом из Белгорода и вот этим решением Паши приехать?

Наталья: Моим отъездом?

Корр.: Да.

Наталья: Ну, я в пятницу уехала. Вот… в пятницу же он постучался ко мне в друзья, и мы с ним списались. Директор в понедельник вышла из отпуска, Юлия Александровна. И она с ним поговорила и в понедельник, и во вторник. Такой, видать, серьезный разговор был именно больше во вторник, какие-то еще доводы нашла, наверное.

Корр.: Ну, хорошо знает его, значит.

Наталья: Ну да. Она, конечно, прям человечище! Там 38 человек, она всех знает. Во вторник он мне написал вечером поздно: «Можно ли приехать?»

Мы порадовались, что директор нашла нужные слова и смогла уговорить Пашу. Вскоре мы попрощалась с нашими героями, чтобы дать им возможность пообщаться и наладить контакт в новой для мальчика – домашней – обстановке. А уже через пару дней мы в редакции рассматривали фотографии, на которых Пашка вместе с Гошей и братом Натальи – Дмитрием – собирал двухъярусную кровать для себя и сестренки.

Корр.: Когда он принял решение, что всё, он согласен?

Наталья: Он уже… когда в первый день, когда он приехал, и он посмотрел вот квартиру, посмеялся, сказал, что «когда вы говорили, что она маленькая, я не думал, что она настолько маленькая». Он меня спросил, куда что я планирую поставить. И в этот вечер уже с рулеткой носился и всё измерял. И на следующий день мы уже сидели, смотрели кровать. То есть, в принципе, насколько я поняла, для себя внутренне он уже… ну, что-то решил. Вот…

Корр.: То есть главное было – его всё-таки заманить просто сюда?

Наталья: Получается, да. Ну, я думаю, что он уже когда ехал, он уже… потому что он меня когда спрашивал, осталось ли мое предложение в силе (когда вот мы с ним списались), я у него спросила: «Какое? В гости приехать или в семью?» – «Какое из предложений в силе?» Я ему написала, что оба в силе. Но и спросила, какое он имеет в виду. Он сказал: «Оба». Видать, где-то внутри у него уже вот это вот решение – оно созревало.

2. Снова в Белгороде

Итак, Паша принял решение уйти вместе с младшей сестрой из детского дома в семью Натальи. Но чтобы оформить постановление об опеке и забрать Риту, надо было снова отправиться в Белгород. Как и в первую поездку, мы были постоянно на связи по телефону.

Корр.: Как дела? Чем заняты?

Наталья: Хорошо. Ну, ждем, сейчас Пашка там отвальные устраивает, кормит всех тортами.

Корр.: Как Пашка-то вообще?

Наталья: Вот… ой, ну, Пашка, конечно, цветет и пахнет, носится, как этот самый… Глаза горят!

Корр.: В гостинице жил, да? С вами с Гошей?

Наталья (одновременно): Да, да. Он совсем не хотел возвращаться, ночевать тут. То есть ну вообще никак. Ни в какую. «А можно? А можно?» Я ему говорю: «Ну, давай», – говорю – «тогда…»

Корр.: А как Ритка вас встретила?

Наталья: Ритка… Ритка, конечно, довольная, звезда такая. Я ее познакомила с Гошкой, от Гошки в полном восторге. Она его сначала за папу приняла. «А ты, – говорит, – папа?» Он говорит: «Нет! Я твой брат Гоша, старший». Он еще ей там подбитбоксил немножко. И она такая в восторге в таком на него смотрела: «Вау! А я свистеть умею!» (Смеется). Короче, свистели втроем.

Корр.: Здорово!

Наталья: И всё узнала: когда, значит, что и как, точно ли мы забираем ее домой, точно ли с Пашкой, когда мы поедем. Вот мы с ней обговаривали, что две ночи еще она поночует здесь, а потом мы поедем. Вчера приходили с ней играть, она такая: «Вот мне еще одну ночь только осталось поспать, и мы поедем домой!» Всё нам показала, всем нас показала, всем рассказала, что у нее есть мама, что у нее есть брат Гоша. Что скоро мы поедем к нам жить и т.д., и т.п.

Корр.: Здорово!

Наталья: Вчера ребята купили такой тоник для волос бирюзовый, они решили побаловаться.

Корр. (одновременно, со смехом): А, покрасились, что ли?

Наталья: Да! Я думала, что мы побалуемся… вечером, дома уже. Короче они сегодня с утра Пашку покрасили. Пашка пришел в детский дом с бирюзовой головой. Он там произвел полный фурор среди всех. Потом документы все оформили, пошли пока погулять, пока Ритка спала. Зашли… ну, там есть парк – постреляли в тире, заработали призы. В виде призов мы выбрали такие заячьи уши.

Корр.: Заячьи уши?

Наталья: Идем с этими заячьими ушами… короче, нас здесь запомнят надолго. (Смеется вместе с корреспондентом). Финальная точка у нас здесь была яркая. Сначала с бирюзовой головой, теперь с заячьими ушами. Короче, говорю: нас запомнят тут все! Со вчерашнего дня я называюсь в одно имя «тетя Наташа-мама-опекун». (Смеется вместе с корреспондентом). Вчера была, «мать-тетя Наташа-опекун», сегодня «тетя Наташа-мама-опекун». (Корреспондент смеется). Вот. Сейчас, когда я стала зайкой, «тетя Наташа-зайка-мама-опекун».

Корр.: Ой, какая прелесть!

Наталья: В одно слово. Сейчас вот Пашка там чайку попьет…

Корр.: И поедете уже на вокзал?

Наталья (одновременно): Да, и всё. И будем потихоньку, да, собираться. Но у нас еще времени-то много, у нас в девять часов поезд.

3. Уже дома

Вечерний поезд от Белгорода до Москвы идет всю ночь. И рано утром четверо наших героев были уже дома. А через пару недель Наталья снова пригласила нас в гости.

(Слышен дверной звонок, потом щелчок замка).

Гоша: Здрасьте!

Корр.: Здрасьте. Привет, Пашка! Привет, Гоша!

Рита: А кто это?

Наталья: Подруга моя.

Корр.: Боже мой! Это что за принцесса у нас такая?

Рита: У меня есть корона-резиночка.

Корр.: Да, здорово! А я с подарками. (Открывая пакет). Минуту!..

Рита: Где?

Корр.: Сейчас, подожди.

Рита: Подарки!

Корр.: А где Пашка-то? Ему тоже подарки.

Наталья: Пашк, иди сюда!

Корр.: Тебе, Паш.

Паша: Ой, спасибо!

Наталья (одновременно): Ух ты!

Корр.: Это от нашего проекта.

Рита: А мне?

Корр.: И тебе! (Вручает подарок Рите). Тебе, Ритусь.

Рита: Это что там?

Корр.: Открывай, смотри: футболочка, банданочка, значок и рюкзачок.

Рита: Ух ты!

Корр.: Ну-ка, давай померяем.

Наталья: Бандана – это наше всё. У нас игра в пиратов…

Рита: У меня с пожаром!

Корр. (со смехом): С пожаром? Это «солнечный человечек» такой. Те, кто домой попадают, у нас называются «солнечные человечки». Так что ты теперь самый настоящий «солнечный человечек»! И Паша тоже.

Наталья: Прикольно!

Паша (повязывая на голову бандану): Пиратская такая!

Наталья: Вот как у Паши, я так могу завязать, Ритк. Будешь настоящая пиратка! (Рита смеется).

Корр.: Да!

Рита: Ого!

Мы пили чай, играли в настольную игру, болтали обо всём на свете, смеялись, дурачились. Как это бывает, наверное, в любой семье, когда устраивают посиделки с друзьями. Но нам, конечно, хотелось с каждым поговорить и на серьезные темы. Пашка, впрочем, продолжал дурачиться…

Корр.: Ну что, Пашка, как жизнь-то?

Паша: Хорошо.

Корр.: Жить стало лучше?

Паша (нарочито серьезно): Возможно.

Корр.: Возможно? (Паша хихикает). То есть в чём-то не лучше?

Паша (со смехом): Да нет, нормально всё.

Корр.: Ну, не жалеешь вообще, что приехал-то? Что согласился?

Паша: Да нет.

Корр.: Нет? (Шепотом). А что не соглашался-то?

Паша: Так было надо. Часть плана.

Корр.: М-м-м… И в чём состоял план?

Паша: Сначала не согласиться, а потом согласиться!

Корр.: Классно. А зачем?

Паша: Это засекреченная информация!

Корр.: А-а-а… то есть никому не скажешь? (Паша усмехается). Точно?

Паша: Точно.

Корр.: Ты бы хотел еще что-нибудь изменить в жизни в своей?

Паша: Да нет. Пока всё устраивает.

Корр.: Всё хорошо, да?

Паша: Да, вполне себе.

Корр.: Какие у тебя ближайшие планы?

Паша: Жить, учиться.

Корр.: В какой класс пойдешь?

Паша: В седьмой.

Корр.: Страшно идти в новую школу?

Паша: Да не особо.

Корр.: Ну а расскажи мне: кто у тебя в семье есть, что это за люди, какие они?

Паша: У меня есть брат, мама, сестра, я. Веселые люди.

Корр.: А кто самый веселый?

Паша (хмыкнув): Даже не знаю… все веселые.

Корр.: Не слишком веселые?

Паша: Да не, нормально, в самый раз!

Корр.: Расскажи, какие у тебя отношения со старшим братом? С Гошей.

Паша: Хорошие отношения.

Корр.: Вы уже что-то вместе делаете?

Паша: Да. Мы делаем очень важное дело: играем за компьютером. Еще мы ходим вместе в магазин.

По словам Гоши, совместных занятий у них с Пашей пока не так уж много, но он считает, что это дело наживное – со временем придет само.

Корр.: Ну… каково это – быть старшим братом?

Гоша: Ммм…

Корр.: Нравится? Не нравится? Или пока не понял?

Гоша: Пока не понял, наверное.

Корр.: А вообще – какие ощущения? «Всё классно!» или «Ой, зачем мы это сделали?»?

Гоша (со смехом): Ну как бы и то, и то. (Смеется).

Корр.: Какие-то негативные моменты в твоей жизни появились?

Гоша: Ну то, что… покоя нет. Ну такого прям, как раньше было. Раньше я мог прийти просто в свою комнату – там была тишина. Сейчас у нас почти везде крики. Это, конечно, так себе, но… терпимо.

Корр. (весело): А хорошего что появилось?

Гоша: Хорошего – нас больше! (Смеется).

Корр.: Это хорошо?

Гоша: Да.

Корр.: А в чём это?

Гоша: Семья больше. Постоянно можно с кем-то пообщаться! Там – с одним, с другим, с третьим. Есть, чё поделать. (Смеется).

Корр.: Скажи, а мама как-то изменилась с появлением младших?

Гоша: М-м-м… Наверное, более активная еще стала. Тоже как дети, приблизительно.

Корр. (со смехом): Еще активнее?!

Гоша: Ну да! В какие-то моменты их, там, построже, ну воспитание идет же!

Корр.: А в ваших отношениях что-то изменилось – вот в твоих с мамой отношениях?

Гоша: Может, я с ней меньше общаюсь чуть-чуть. Ну, в принципе, всегда найдем время пообщаться, я думаю. Если очень надо, мы и вечером соберемся. Ну-у, не вечером – ночью! (Смеется вместе с корреспондентом). Мы обычно ночью собираемся, там, тоже обговариваем, что да как… (Посмеивается).

Интересно, а что думает сама Наталья?

Корр.: Ну что, как впечатления от первых дней большой семьи?

Наталья: От первых двух недель почти. Ну… здорово! Не скучно! (Смеется). Если коротко говорить, то не скучно. Потому что работа и мозгам, и терпению, и… вот всему! Потому что сразу-сразу много всяких таких ситуаций, которые приходится решать, и которые не всегда сразу понятны, как вообще в них поступать. Но так здорово, весело, потихоньку обживаемся, привыкаем друг к другу, к каким-то привычкам. Вырабатываем, ну… совместное такое проживание, правила – что и как.

Корр.: Ну и как вообще – нет сожалений «ой, зачем я это сделала?»

Наталья: Нет, сожалений нет. Ну, это решение же не просто, там, – я их увидела, мне их стало жалко. Это же давно уже как бы зрело, зрело, зрело…

Корр.: Ну вот всё так, как мечталось?

Наталья: Ну не знаю… в чём-то лучше намного… (Слышен щелчок двери).

Рита (входя на кухню): А пойдемте, со мной поиграете!

Наталья: Ну, мы сейчас еще чуть-чуть поболтаем…

Корр.: Мы еще немножко поразговариваем!

Наталья: Чуть-чуть вот…

Рита: А!

Корр.: Скажи, какая у тебя мама? Ну-ка, расскажи мне про маму!

Рита: Мама Наташа!

Корр.: Да-а? А какая она?

Рита: Мама Наташа – доктор!

Корр.: Доктор? Ух ты! А ты кем будешь, когда вырастешь? А?

Рита: Дочка! Вот кто я буду!

Корр. (удивленно): Дочка будешь? Так ты уже дочка!

Рита: Всё равно я дочка буду!

Корр.: А-а, ну это правильно, конечно!

Рита: Большой дочкой! (Корреспондент смеется).

Наталья (улыбаясь): Большой будешь дочкой.

Корр.: Молодец, правильно говоришь! Ты всё равно будешь дочкой!

Продолжение следует…

А ведь Рита действительно права. В свои пять неполных лет она уже знает то, что частенько не понимают кажущиеся совсем взрослыми подростки: для своих родителей мы навсегда остаемся детьми. А мамы и папы нужны в любом возрасте: и в пять, и в тринадцать, и в шестнадцать. Поэтому в нашей главной рубрике нет «возрастного ценза». И сегодня мы познакомит вас с совсем не малышом, который тоже хочет быть для кого-то сыном.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Кареглазый русоволосый Дима живет в Брянской области. Ему 16. Этот застенчивый юноша ведет жизнь обычного подростка – со своими интересами, проблемами и увлечениями. Ими он поделился с нашей коллегой Татьяной Субботиной, когда та отправилась в школу-интернат на встречу с Димой.

Корр.: Дим, что бы ты сам хотел о себе рассказать?

Дима: Люблю заниматься спортом. Учусь хорошо. Участвую в разных мероприятиях.

Корр.: Что нравится тебе? Какие занятия?

Дима: Я хожу на кружок, на кулинарию. А еще учитель физкультуры нас отвозит в город, мы там соревнуемся: бегаем, например, 60 метров, 200… вот. Тоже тренируюсь. У меня хорошо получается. И я этим занимаюсь.

Корр.: А что на кулинарных занятиях делаете?

Дима: Ну, мы там готовим разные блюда, учимся. То, что готовим, сами потом пробуем.

Корр.: То есть вам приносят продукты, да, говорят, как готовить?

Дима (одновременно): Да, да.

Корр.: А чему ты там уже научился?

Дима: Мы делали макароны по-французски. Супы разные делаем. У меня больше всего получается делать жареную картошку. Я сам пробовал делать, и хорошо получалось.

Корр.: Если о спорте разговаривать, что больше всего тебе нравится?

Дима: Ну, мне больше всего нравится плавание. Я очень хорошо плаваю. Нас возят – тут недалеко у нас есть центр, там бассейн. Там и волейбол, играем в футбол.

Корр.: А вас кто-то учил плавать?

Дима: Ну, я сюда приехал, уже умел.

Корр.: Ты приехал когда и откуда?

Дима: Я приехал сюда с Москвы…

Корр.: А что в Москве делал?

Дима: Был у крестной.

Корр.: Почему пришлось сюда приехать?

Дима: Не сладились…

К сожалению, приемные родители не всегда трезво оценивают свои возможности, да и детям в нежном возрасте непросто принять некоторые требования взрослых. Вот и получаются подобные истории – с открытым финалом. Потому что, несмотря на грубое слово «возврат», у этих ребят всё равно есть надежда на обретение семьи. Социальный педагог школы-интерната Светлана Разуванова представила взгляд специалиста на Димкину ситуацию.

С. Разуванова: Он очень хороший парень. Трудолюбивый, исполнительный. Дима учится хорошо. Любит осваивать такие предметы, как география, история – это ему очень нравится. А еще Дима у нас великолепный актер. Ни одно мероприятие не прошло без его участия. У Димы много друзей в школе, он готов прийти на помощь любому. Мальчик очень сопереживает, когда неудача у кого-то. Радуется, когда сам достигает определенных результатов в какой-то деятельности. Поддерживает связь со своей крестной, которая присылает ему подарки к праздникам, и переписывается с ней, созваниваются. Приходит зачастую, рассказывает, о чем разговаривал, как дела идут у крестной. Вообще очень общительный мальчик. Еще много доброго могу сказать о Диме, как и о других детях.

Корр.: А почему так случилось, что всё-таки он сюда попал?

С. Разуванова: У него единственный родитель – мама – лишена родительских прав.

Корр.: А крестная вот эта?

С. Разуванова: А крестная – это он зовет ее так. Он жил в приемной семье.

Корр.: Почему оттуда пришлось уехать?

С. Разуванова: Ну, потому что крестная эта с ним не справилась, с его поведением…

Корр.: Просто сложно было…

С. Разуванова: …Сейчас он с возрастом всё это осознал, и старается себя сдерживать.

Корр.: К сожалению, у многих такое впечатление, что ребенок будет очень благодарен за то, что его взяли, никаких негативных последствий в его поведении не должно происходить. Потому что «ну, как? Мы же такое доброе дело сделали!» Но такого не бывает.

С. Разуванова: Ребята в силу своих возрастных особенностей не понимают таких великих ценностей, как благодарность… Но когда они взрослеют, они это осознают. И вот и Дима говорит, что он вёл бы в семье совершенно по-другому себя сейчас.

Корр.: Как вы думаете, есть перспектива у Димы вновь попасть в семью? И захочет ли он быть в семье?

С. Разуванова: Вы знаете, как бы не было хорошо в детском доме, как бы мы тут не создавали им какие условия, любой ребенок хочет в семью. Потому что семья – это начало всех начал. Поэтому и Дима хочет.

Чтобы пережить предательство, любому человеку требуются время и силы. И, конечно, важно не ожесточиться, не возненавидеть весь мир в этот период. Мы спросили Диму о том, как сложилась его жизнь после возвращения в казенные стены.

Корр.: Помнишь первое время, когда приехал сюда?

Дима: Меня сначала познакомили со всеми детьми, потом с педагогами.

Корр.: Быстро удалось друзей завести здесь?

Дима: Когда я сюда приехал, здесь были мои знакомые. Я же был еще в Жуковской школе-интернат. У меня здесь даже друг есть из самого детства.

Корр.: Что вообще такое – дружба и кто такой настоящий друг?

Дима: Для меня дружба – это тогда, когда тебе друг всегда помогает в чём-нибудь, никогда не бросит в беде.

Корр.: А если вдруг обиделись друг на друга? Подойдешь первым?

Дима: Да!

Корр.: Часто вообще ссоритесь? А из-за чего?

Дима: Ну, из-за всяких неважных проблем. Не поделили что-нибудь.

Корр.: Новый учебный год. Вам что-то задавали на лето?

Дима: Книжки какие-нибудь почитать, но я люблю читать книжки. У меня есть любимая книжка – Эрин Хантер, про котов-воителей.

Корр.: Это книги о таких волшебных, да, котах?

Дима: Да, это фантастика. У них там свои племена, они там за них сражаются.

Корр.: Они добрые?

Дима: Угу.

Корр.: Кстати, вот это слово «добро» – что оно значит для тебя?

Дима: Помогать каждому, всегда прийти и выручить.

Корр.: А если человек тебе не нравится, ему нужно помогать?

Дима: Да.

Несмотря на непростые жизненные обстоятельства, Димка не вешает нос и верит в лучшее. Мы надеемся, что для такого классного подростка найдутся любящие родители. Ведь именно в семье у Димы будет шанс не только встать на ноги, но и не оступиться, совершая первые шаги во взрослую жизнь.