Вот уже 15 лет социальный проект «Детский вопрос» помогает ребятам, оставшимся без родителей, обрести новых мам и пап. За эти годы число анкет в федеральном банке данных о детях-сиротах сократилось в 4 раза, и сейчас их осталось менее 50 тысяч. Да и ситуация в обществе коренным образом изменилась: тема приемного родительства стала популярной, а кандидатов в опекуны и усыновители сегодня гораздо больше, чем когда-то.

Однако находить семьи оставшимся в казенных стенах мальчишкам и девчонкам становится сложнее. Причина проста: потенциальные мамы и папы, во всяком случае, многие из них, по-прежнему мечтают о маленьком ребенке без особых проблем со здоровьем, а большинство воспитанников детских домов сейчас – это подростки, братья и сестры, дети с инвалидностью… Но мы не опускаем руки, и главной наградой за нашу работу становятся вот такие вести…

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

Н. Бурученко: Здравствуйте, дорогие друзья, вас приветствует региональный банк данных о детках по Красноярскому краю. Мы хотим поделиться нашей радостью. Наш мальчик, Максим 2007 года рождения, наконец-то обрел долгожданную семью. Мы желаем ему счастья, здоровья. Чтобы это было навсегда, на всю жизнь. Всего вам доброго, до свидания!

Это сообщение, которое совсем недавно записал наш автоответчик, – от Натальи Бурученко. Замечательно, что маминым и папиным стал 12-летний подросток.

Порадовал нас и разговор с Наталией Прытковой – региональным оператором банка данных о детях-сиротах Нижегородской области.

Корр.: Я хочу спросить по поводу трех ребятишек… Коля, Алеша и Илона – два брата и сестра.

Н. Прыткова: Их забрали в приемную семью.

Корр.: Всех троих?

Н. Прыткова (весело): Ну конечно. Мы их не делим.

Корр.: Здорово! Свои забрали или уехали куда-то?

Н. Прыткова: Наши, местные. Давно их планировали в семью отдать, но как-то не подходили… Пожелания не совпадали и детей, и кандидатов.

Корр.: Понятно. Никак не складывалось…

Н. Прыткова (одновременно): Угу!

Корр.: А тут сложилось, да?

Н. Прыткова: Угу!

Корр.: Давно уехали-то?

Н. Прыткова: Да нет! Вот прям буквально недавно.

Корр.: Понятно. Ну, мы очень рады за ребятишек!

Н. Прыткова: Мы тоже.

Еще один звонок – в управление по вопросам защиты семьи и детства департамента образования и науки Кемеровской области. Спрашиваем Олесю Арыжакову о двух ребятишках из этого региона.

О. Арыжакова: Давайте посмотрим. А что за детки?

Корр.: Владимир К., октябрь 2005-го.

О. Арыжакова: Нет, нет такого ребеночка в банке! Он ушел совсем недавно у нас.

Корр.: Забрали?

О. Арыжакова: Угу!

Корр.: Далеко уехал-то, не знаете?

О. Арыжакова: В Москву. К вам уехал.

Корр.: Соседями будем! Понятно…

О. Арыжакова (одновременно): Ну да.

Корр.: Очень рады за него! Так, а еще Петя С., январь 12-го года. Сложный вроде такой мальчишка-то.

О. Арыжакова: Ну да! Он ушел прям вот буквально меньше месяца назад.

Корр.: Замечательно! Свои забрали или тоже уехал куда?

О. Арыжакова: Нет, местные. Всё-таки кто-то решился взять на себя такую ответственность.

Корр.: Да, мальчик сложный…

О. Арыжакова: Прям даже из города никуда не уехали. Обалдеть! Как я за него рада!

Эмоции Олеси Валерьевны понятны: у Пети есть проблемы со здоровьем, и из-за этого ему долго не удавалось найти родителей. Но теперь у него появилась семья!

А мы продолжаем искать мам и пап для ребят, которые всё еще живут в казенных стенах и продолжают ждать. И используем для этого любые возможности. Например, когда мы узнали, что наши давние партнеры из благотворительного фонда «Арифметика добра» решили провести свой аналог «Поезда надежды» – «Счастливый рейс», то с удовольствием поддержали коллег. И даже посоветовали принять участие в первой поездке нового проекта своей «подопечной» – самостоятельной маме Наталье из Москвы.

Наши постоянные слушатели, наверное, знают, что мы уже несколько месяцев наблюдаем за событиями в жизни Натальи и регулярно возвращаемся к истории этой женщины. Наша героиня много лет проработала педиатром в больничном отделении отказничков, в качестве волонтера помогала выпускникам детских домов адаптироваться к самостоятельной жизни. А еще она давно хотела стать приемной мамой. И, вроде бы, опыта Наталье не занимать (есть приемный брат и уже взрослый, 19-летний сын), но сомнения в своих силах мешали ей принять смелое решение. Наша поддержка помогла москвичке, наконец, определиться: она собрала необходимые документы и получила заключение о праве быть опекуном одного или двух детей. О том, что произошло дальше,  мы расскажем в рубрике…

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

ЗАДАЧА НА ДЕЛЕНИЕ…

Корр.: За каким ребенком едем?

Наталья: Едем за десятилетней девочкой.

Корр.: Нашли по базе?

Наталья: Да, обратила внимание на нее по базе, изначально на сайте ФБД. А потом уже из фонда позвонили, тоже про нее рассказали.

Корр.: То есть надеетесь увидеться с ней скоро?

Наталья: Ну, надеюсь увидеться, да, познакомиться, пообщаться.

Этот разговор состоялся у нас с Натальей возле здания департамента образования Владимирской области.

Корр.: Какие-то есть ожидания, опасения?

Наталья: Ну, есть и ожидания, и опасения есть. Вот. Ожидания, конечно… очень хочется, наладить контакт, почувствовать друг к другу какой-то интерес. Изначально хотя бы. Узнать всё поподробнее про ребенка. Опасения? Ну, опасения тоже есть. Я просто не знаю ничего сейчас про ее семью, есть ли общение с родителями, есть ли общение вообще там с родными с кем-то, поэтому… Ну, много так вопросов.

Корр.: Понятно, ну, вот будем узнавать, да?

Наталья: Угу.

Конечно, Наталья волновалась, как пройдет знакомство с потенциальной дочкой, понравятся ли они друг другу, захочет ли девочка пойти в семью… Однако сложности поджидали ее еще до посещения детского дома. Об этом рассказала организатор поездки, психолог Татьяна Павлова.

Т. Павлова: Мы сегодня открыли официальную часть в департаменте образования. И очень надеялись на то, что всё будет хорошо, то есть нас очень тепло встретили, всё пообещали, руки пожали, сказали: «Всё будет здорово». Дальше начались интересные вещи. У нас сегодня была семья – Наталья. Предварительно мы договорились с департаментом про ребенка, на которого мы приедем: там брат и сестра, их нужно делить. Департамент дал предварительное добро, и с этой задачей мы сегодня приехали. В департаменте образования нас тоже погладили и сказали: «Да-да-да, у нас направление выписывают за углом». И дальше начались сюрпризы… Предлагаю Наталье поделиться тем, как всё прошло.

Наталья: Очень много сумбурных эмоций сейчас внутри, потому что, конечно, когда ожидаешь чего-то одного, да… То есть там двое детей, речь шла о том, что детей этих разделят, потому что там еще мальчик чуть помладше, но он с большими проблемами по здоровью, и опека говорила, что они пойдут на то, чтобы их разделить в интересах девочки, потому что девочка в системе из-за того, что брат (вздыхает) с такими проблемами. Но оказалось, что опека на деле не хочет их разделять.

Т. Павлова: То есть регоператор живет своей жизнью, департамент образования своей, органы опеки своей, и детские дома своей. У каждого есть свое важное, суверенное мнение про то, как надо жить и что делать, и очень долго мы пытались это прояснить, уяснить, договориться с департаментом. В общем, мы договорились всё-таки начать какой-то рабочий процесс: посмотреть, исходя из интересов детей, правильно их разделить, или нет, и этот процесс будет совместный. Наталья взяла сегодня направление на двоих детей. Мы теперь ждем, когда Наталья съездит в детский дом, познакомится с детьми, и дальше уже будем смотреть, как будет происходить знакомство, как впечатление, и у нас впереди общение со специалистами, чтобы определить, что в интересах этих детей, а что – нет.

Поскольку брат и сестра живут в отдаленном от Владимира детском доме, в первый день Наталья не успела поехать на знакомство с ними. А назавтра ей пришлось вернуться в Москву по рабочим делам. И приехать на встречу с ребятами удалось только через несколько дней. Конечно, эта вынужденная пауза далась Наталье нелегко.

Наталья: Все эти дни, честно говоря, спалось не очень хорошо, потому что эмоций у меня и мыслей было очень много. Ну, мне уже хочется разобраться, мне уже хочется посмотреть на этих детей. Действительно ли там такая серьезная ситуация с этим мальчиком, есть ли шансы у этой парочки быть пристроенными вместе? Потому что если это попытка просто удержать детей в детском доме, тогда я буду стараться отделить девочку. Если там не настолько страшная ситуация с этим пацаном, как мы предполагаем, то возможно, что у них будут шансы быть вместе в семье. Может быть, кто-то (так же, как и я) смотрит на то, что у мальчика четвертая группа здоровья, и листают дальше. Надо посмотреть, что и как, какое там состояние здоровья у одного, у второго, какие отношения между ребятами, насколько они друг к другу привязаны, потом уже решать. Разобраться надо. Поэтому я приехала.

Приехав в детский дом, первым делом Наталья пообщалась с директором и посмотрела документы детей, чтобы узнать их историю.

Наталья: Посмотрели мы сначала их дела, директор сначала была такая – ежик, в колючках. Такая всё… злюка-злюка, потом, правда, в разговоре оттаяла немножко, всё нам порассказала и т.д., и т.п. Там, конечно, темная история вот с мамой, потому что мама в 14 лет все свои документы порвала и уехала. А ребятки… ну такие чудные. Девочка умненькая, симпатичненькая. С характером. Мальчик, конечно… есть там отсталость, задержка такая приличная. Вот… в какой степени… ну, за счет того, что им не занимались, потому что он в школу вообще не ходил.

Корр.: А сколько ему сейчас?

Наталья: Девять.

Корр.: Девять уже, да?

Наталья: Представляете? Восемь лет они скитались, бродяжничали и т.д., и т.п. Он в школу вообще не ходил. То есть им вообще не занимались.

Корр.: А изъяли-то их когда?

Наталья: Два года назад. Мама их привезла, оставила бабушке, ну, мы не знаем толком, когда там она у бабушки оставила. Вот. Это школа сообщила (девочка ходила в школу), что у них двое детей без материнского присмотра. И их изъяли. Потом мама написала временное, там, «в связи с временными трудностями», их поместили. Потом бабушка оформила опеку. И вот они почти всё это время (там, до марта прошлого года) были у бабушки. Потом их изъяли, потому что дети там ночевали на улице… и т.д., и т.п. Вот. Ну, вот после этого они были в приюте. Вот.

Полгода назад брата и сестру перевели из приюта в детский дом, где Наталья с ними и познакомилась. Какое впечатление дети произвели на нее?

Наталья: Мальчику ставят умственную отсталость… он, конечно, на уровне трехлетнего ребенка по развитию. Но он обучаемый. Его учили заправлять постель, его учили там… навыкам каким-то. Он этого ничего не умел. Девочка умеет больше. У нее всё абсолютно нормально с развитием, она вообще здоровая. Вот.

Корр.: Подождите, если он на уровне трехлетнего ребенка, как же он в школу-то ходит?

Наталья: Он ходит в коррекционную. Он по первости прятался под лестницу от всех. Когда со мной только первый раз встретился, он спрятался за директора. Ну, потом я стала с ним разговаривать, и он достаточно быстро пошел на контакт… дал мне руку, и потом он подходил, меня брал и вел, мне показывал все свои интересные штуки на территории. То есть он доверился… Мы, например, подошли к ребятам, которые фотографировались, и он опять начал прятаться. Но взял меня за руку и успокоился. Но всё равно попытался меня увести за угол здания… и там всё показывал и уже и веселился, там, что-то там рассказывал… Он не всё хорошо выговаривает, у него есть нарушения логопедические. Но, тем не менее, он отвечает, и как бы… Да, он не будет академиком. И, конечно, он нуждается в особом таком уходе, то есть, он нуждается в… (вздох) в том, чтобы с ним посидели и первые годы вообще лучше, чтобы он не в коррекционную школу ходил, а именно дома позанимался, на домашнем.

Корр.: Понятно… Ну а между собой они как общаются?

Наталья: Они общаются, но вот в силу того, что он еще вот ребенок, ей, конечно, не очень с ним интересно. Ей самой. Он в ней нуждается, он к ней привязан больше, чем она к нему. И он гораздо эмоциональнее, теплее, чем она. То есть тронул меня больше он, чем девочка. Он прям нуждается. И он вот идет на контакт. Ну и он очень добрый, он очень теплый. То есть он, конечно… вот хорошо было бы его в такую в приемную семью, в которой вот смогут посидеть с ним, ну, вот именно уделить внимание.

Корр.: А девочке тоже надо именно в эту семью или всё-таки их лучше разделить? Потому что у них разные потребности. Нет, вам так не показалось?

Наталья: Не знаю. Если вот семья будет достаточно грамотная, мне кажется, им в одной семье будет хорошо. Я думаю, что им нужно искать семью для них двоих.

Может быть, Наталья говорит так, потому что не почувствовала в девочке свою дочку?

Наталья: Я не могу сказать, что я прям посмотрела и сказала, что это моя девочка. Так вот прям – это моя девочка! – нет, это не ёкнуло, но, насколько я понимаю, оно не всегда может ёкать, и не у всех оно ёкает. Не знаю, я не смогу написать отказ от мальчика, не отказавшись от девочки… Нет, не смогу. Мне кажется, неправильно это как-то. Мне очень жалко, я не знаю, как правильно. (Вздыхает). Сложно на самом деле, потому что… ну ребята хорошие, да…

Так какое же решение приняла наша героиня?

Наталья (вздыхает): Просить разделять я их не буду. Взять их двоих – это нужно сидеть дома. Я не могу этого сделать. Несмотря на то, что вот правда мальчик меня тронул. И я знаю, что у меня бы хватило бы… ну, любви, ресурса, чтобы справиться, если бы у меня была возможность именно вот заняться им. Потому что с ним надо просто вот заняться, особенно на первых порах.

Корр.: Понятно.

Наталья: Так прям жалеешь… что не в браке. Или не имеешь какого-то дохода. Такого… Прям очень пожалела, очень!..

Корр.: То есть поиски продолжаются?

Наталья: Да, поиски продолжаются…

Продолжение следует…

Не прекращаются и наши поиски. Мы хотим вернуться к еще одной истории, уже не раз звучавшей в эфире, – о Катюше из Нижнего Новгорода, которую «Поезд надежды» привозил недавно на весенние каникулы в Москву. Свою новую подопечную мы назвали «заколдованной принцессой» из-за ее молчаливости и скрытности. И после поездки интерес к этой «таинственной» девочке у нас только усилился.

«ПОЕЗД НАДЕЖДЫ»

Корр.: Кать, скажи, пожалуйста, ты в детстве сказки любила?

Катя: Нет.

Корр.: Совсем, никогда?

Катя: Да.

Корр.: Или это игра такая со мной?

Катя: Нет, серьезно.

Корр.: Все дети в детстве любят сказки.

Катя: Я не люблю сказки, потому что я в них не верю.

Прошло уже два месяца с тех пор, как участница четвертого рейса детского «Поезда надежды» – четырнадцатилетняя Катя – вернулась в свой детский дом, а нам всё не давал покоя наш разговор на перроне вокзала. За Катиными словами о неверии и нежелании чуда наверняка скрывались какие-то события в ее жизни, которые не отпускают девочку и по сей день. Может, поэтому наша «заколдованная принцесса» уже не раз отказывала в общении потенциальным приемным родителям, приходившим с ней познакомиться?

Чтобы получше разобраться в ситуации, мы позвонили в Нижний Новгород, директору детского дома Ольге Павлычевой. Этот разговор стал поводом порадоваться за Катю: по словам Ольги Евгеньевны, поездка в Москву помогла нашей подопечной почувствовать себя более взрослой, ответственной и открытой. Но нас интересовало еще и другое. Изменила ли девочка прохладное отношение к своим надеждам и ожиданию чуда? И в беседе с Катей мы повторили свой вопрос.

Корр.: Катюш, ты по-прежнему не веришь в сказку?

Катя: Нет.

Корр.: А для тебя сказка – это что?

Катя: Ну, какая-то интересная выдумка.

Корр.: А может быть, это мечта какая-то?

Катя: Нет.

Корр.: А ты сама любишь мечтать?

Катя: Нет.

Корр.: Никогда не мечтала, ни о чем?

Катя: Нет, мечтала.

Корр.: О чем ты любишь мечтать?

Катя: Ну, это отдельная тема.

Почему же Катя так упорно продолжает утверждать, что не любит чудеса? Что это – страх, боязнь разочарования? Великий сказочник Ганс Христиан Андерсен как-то сказал, что сказка – это то золото, что блестит огоньком в детских глазах. Где же ты прячешь золотые огоньки в глазах своих, Катюша? Ответ на этот вопрос наверняка знает только тот, кто не просто знаком девочке, а кого Катя выделяет из всех и очень уважает. Мы нашли этого человека.

Корр.: Татьяна Евгеньевна, я так понимаю, Катя вам доверяет…

Т. Артемьева: Я с ней начала заниматься и, конечно, мы с ней могли каждый день по три часа разговаривать на тему просто о ее жизни, на тему искусства, и не только, на разные темы. И вот после долгих разговоров мы с ней начали дружить, и каждый день мы с ней ходим в школу, со школы. Она старается мне всё рассказывать. Так что она, конечно, мне доверяет, и мне очень лестно это. Потому что она стала дорога мне и как ученица, и как человек, и я достаточно много о ней знаю.

Согласитесь, когда школьный педагог говорит о своей ученице, что они друзья, это дорогого стоит. Учитель музыки в школе, где учится Катя, – Татьяна Артемьева-Акименко – как раз и является тем человеком, который не просто учит ее музыке. Она старается объяснить девочке простые житейские истины, не всегда понятные подростку в четырнадцать лет.

Корр.: Расскажите о Кате, пожалуйста.

Т. Артемьева: Она очень способная девочка. Она только иногда в себя не верит, но, на самом деле, зря. Потому что действительно у нее очень хороший слух, очень хорошие руки, мы сейчас с ней занимаемся фортепьяно, и она схватывает всё на лету, она играет, очень быстро программу осваивает. У нее изумительный голос: звонкий, высокий, прекрасный! Так что, конечно, у нее есть талант к музыке. У нее талант ко всем видам искусства. Она потрясающе рисует (она несколько раз дарила мне рисунки – это надо видеть, они потрясающие), она рисует, делает поделки разные, даже видела один раз, как она танцует, так что у нее получается всё!

Татьяна Евгеньевна не только видит способности ученицы к своему предмету, но может оценить и ее человеческие качества.

Т. Артемьева: Катенька на самом деле замечательный человек. Она заботится о своих друзьях, о незнакомых ей людях. Помогает деткам, может с ними играть. Был пример, она играла и занималась с глухонемой девочкой, делала с ней разные поделки. Со своими друзьями, со своими сверстниками она помогает с домашними работами им. Также она занимается пением со всеми остальными, в хоре всем помогает, она у нас активистка. Поэтому могу только сказать массу добрых хороших слов.

Корр.: Татьяна Евгеньевна, вы знаете, на весенних каникулах она ездила в Москву.

Т. Артемьева: Да…

Корр.: Скажите, после поездки в Москву поведение Кати, ее мысли остались такими же или что-то изменилось?

Т. Артемьева: Когда она приехала, она стала более открытой, более активной, и в эмоциональном плане тоже. Это видно по ней, это чувствуется.

Корр.: Понятно. На ваш взгляд, Катя открытый человек или закрытый?

Т. Артемьева: На самом деле, закрытый человек. Для того, чтобы всё-таки с ней сдружиться, сблизиться, очень нужно много времени с ней провести. Нужно для нее открыться, чтобы она почувствовала вот эту вот теплоту, и чтобы она вам могла лично открыться, потому что ей очень тяжело открываться каждому встречному, для этого надо принять массу усилий.

Корр.: Получается, она не доверяет людям или что-то другое здесь?

Т. Артемьева: Недоверие к людям у нее есть. Наверное, это всё-таки идет с какого-то ее детства, но доверие можно привить.

Корр.: Катя несколько раз отказывалась уходить в семью, когда ей предлагали, и оставалась в детском доме. Как вы думаете, почему?

Т. Артемьева: Я с ней много раз на эту тему разговаривала. Она умалчивает личные свои ощущения, потому что ей неприятно об этом говорить. Но, на мой взгляд, она очень боится чужих людей, она не понимает, как они будут к ней относиться: тепло или по-другому. Она достаточно долгое время пробыла в детском доме и, на мой взгляд, она боится этих новых ощущений, боится, может быть: вдруг опять будет плохо в ее жизни. Ведь на самом деле сейчас у нее очень много хороших друзей, педагоги, которые ее ценят. И она боится всё потерять.

Корр.: А что бы вы посоветовали потенциальным приемным родителям Кати, если вдруг они бы подошли к ней?

Т. Артемьева: Я бы посоветовала им, конечно, наверное, всё-таки терпения, в плане того, что нужно немножко подождать. Не всё сразу с ней получится, потому что она не сразу им откроется, нужно с ней очень много разговаривать, нужно к ней подходить каждый день, если они действительно хотят взять под опеку этого замечательного человека, потому что нужно ей очень много внимания уделять. И только после вот этих трудов, возможно, она им доверится и сможет пойти к ним в семью.

Корр.: Вы, как педагог, в ее будущее верите?

Т. Артемьева: Если она будет трудиться, если она будет заниматься, если она будет упорной, то, конечно, да. Единственное, что ей может помешать, – это ее какой-то личный страх. Если она не будет бояться, будет в себя верить, если у нее будет такой стержень, тогда она может свернуть горы. Потому что она действительно талантливый человек.

Корр.: Что бы вы пожелали Кате?

Т. Артемьева: Катюша, дорогая, верь в себя, не бойся идти и спотыкаться по жизни, все эти мелкие вещи, которые будут встречаться на твоем пути – это всё можно пройти. Ведь через всё, что ты пройдешь, оно тебя только закалит. Ты сможешь стать сильной, сможешь стать мудрой только благодаря всем этим мелким проблемам, которых ты боишься, которых ты избегаешь. Катюша, доверься людям, которые к тебе приходят, потихонечку им открывайся, начинай им доверять, и тогда у тебя всё сложится. И думаю, что тогда ты попадешь в хорошие руки, в хорошую семью. У тебя будет замечательная уютная атмосфера в семье, и эти люди также станут для тебя друзьями, близкими, родными людьми.

Корр.: Катя утверждает, что она не верит в сказки. На самом деле она так думает?

Т. Артемьева: Нет, на самом деле, нет. Вот сколько раз мы с ней разговаривали, конечно, она верит. Она просто боится споткнуться и расстроиться потом.

А знаете, что разместила наша подопечная на своей страничке в соцсети через несколько дней после возвращения из Москвы? Видеоклип о девочке, которая по сюжету вместе с мамой радуется своим мечтам и с нетерпением ждет чудес. И называется этот клип «Сказка».

Катюш, ты слышишь? Мы теперь точно знаем, что никакая ты не «заколдованная принцесса», и в твоей душе, где-то в самом сокровенном ее уголке, тоже затаилось ожидание чуда. А в маленьком сердце живет большая надежда. И это замечательно! Ведь если это так, значит, всё в твоей жизни будет хорошо.

(Звучит припев из песни «Сказка»).

Новый день, новая история перед сном зазвучит.

В каждый дом, и в каждую комнату чудо забежит.

Под пышным одеялом с мамой рядом

Мы с трепетом ждем чудеса.

Всюду гаснет свет – и звездная красота!

Мы закрываем глаза. Мир обернется сказкой…

И на ночь мы услышим ее!

Нам очень хочется, чтобы для Катюши всё-таки сбылась та сказка, в которую она боится поверить. И чтобы такое же чудо произошло в жизни тысяч мальчишек и девчонок из детских домов. С двумя из них мы вас сегодня познакомим.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Милана: Петушок, петушок,

Золотой гребешок,

Маслена головушка,

Шелкова бородушка.

Что ты рано встаешь,

Глупо песни поешь?

Детям спать не даешь!

Корр.: Молодец. Ты играть любишь?

Милана: Да. В куклах.

Корр.: У тебя какая кукла – большая или маленькая?

Милана: Маленькая.

Пятилетняя Милана – бойкая и артистичная девочка. Как и многие малыши, она интересуется игрушками, ей нравится играть в дочки-матери и катать коляску с любимым пупсом. А еще Мила – маленькая рукодельница: девочка мастерит поделки к каждому празднику, учится вышивать крестиком и придумывает фантазийные платья куклам. У Миланы есть старший брат, пока что это ее главный помощник и защитник. Зовут мальчика Артем, ему семь лет. У обоих ребят карие глаза и темно-русые волосы.

Корр.: А с Артемом во что вы играете?

Милана: Мы в кубиках.

Корр.: А что вы из кубиков делаете?

Милана: Дом!

Корр.: А кто у вас в этом доме живет?

Милана: Лисички.

Корр.: Много их там?

Милана: Да.

Корр.: А почему не кошечка, не собачка, а лисичка? Тебе нравятся лисички?

Милана: Да.

Корр.: Они, наверное, на тебя похожи. Тоже такие хитренькие, умненькие. Да?

Милана: Да.

Корр.: А ты сладости любишь?

Милана: Нет.

Корр. (недоверчиво): Да ладно! Не может быть. Скажи, пожалуйста, Артем о тебе заботится?

Милана: Да.

Корр.: А как он заботится? Помогает тебе?

Милана: Да.

Корр.: А тебе что больше нравится – зима или лето?

Милана: Лето!

Корр.: Что вы летом делаете на улице?

Милана: Играем. Качаемся.

Корр.: На качелях?

Милана: Да. На карусели еще катаемся.

Корр.: У вас и карусели есть?

Милана: Да.

Корр.: А ты когда вырастешь, ты кем хочешь быть?

Милана: Героем.

Корр.: Каким героем?

Милана: Леди Баг!

Братишка Миланы, Артем, тоже любит гулять на свежем воздухе. Компанейскому и любознательному мальчику не терпится отправиться в школу, для этого Тема ходит на подготовку и уже научился считать до десяти.

Корр.: А как ты готовишься к школе?

Артем: Пишу буквы.

Корр.: А ты какие уже буквы знаешь?

Артем: «А», «о», «и».

Корр.: Ух ты, сколько букв уже знаешь! Скажи, а во что ты любишь играть?

Артем: В догонялки.

Корр.: А ты с кем играешь?

Артем: С Никитосом. Никита – мой друг.

Корр.: Твой лучший друг, да? А почему ты с ним дружишь?

Артем: Потому что он меня не бьет.

Корр.: То есть он – добрый мальчик. А ты добрый мальчик? Ни с кем не дерешься?

Артем: Нет.

Корр.: И не ссоришься? Со всеми дружишь?

Артем: Да.

Корр.: Тебе какое-нибудь время года нравится?

Артем: Зима. Я люблю снежки кидать.

Корр.: А что еще зимой бывает?

Артем: Санки, ледянки.

Корр.: А праздники зимой бывают?

Артем: Да.

Корр.: Ну, какой, например, праздник зимой есть? Подарки дарят всем.

Артем: Новый год!

Корр.: Любишь Новый год?

Артем: Да.

Корр.: А какие подарки Дед Мороз дарит?

Артем: Конфеты, игрушки, шоколадки.

Корр.: А ты какие игрушки больше любишь?

Артем: Тачку Маккуин, черепашку-ниндзя, конструктор.

Корр.: А что вы строите из этого конструктора?

Артем: Автоматы там и…

Корр. (одновременно): Автоматы?

Артем: …самолеты, машины. Замок.

Корр.: А кто у вас в замке живет?

Артем: Машины.

Корр. (с улыбкой): Какой у вас интересный замок – для машин!

Артемка признался, что мечтает стать супергероем и ловить бандитов. Мальчик верит в добро – о нем он узнал в том числе из любимых книжек и мультфильмов. Воспитатель Анна Владимировна Берник с удовольствием согласилась поговорить о Милане и Артеме.

А. Берник: Ну, Артем у нас мальчик очень умный, дружелюбный, любит помогать детям, младшему воспитателю – приготовить методический материал к занятиям, накрывать столы. Играет дружно, ни с кем не ссорится. У него сестра в нашей группе младшая. Он всегда ей помогает: где-то обуться, где-то причесаться.

В прошлом году Милана поступила с дома малютки. Она там недолго была. И так как Артем у нас, ее перевели к нам в группу. На занятия она ходит в среднюю группу, а так вот все вместе: спят, кушают, гуляют, играют. Тоже любит помогать. Любит разукрашивать. Сейчас вот мы с подготовительными детьми пишем буквы, а ей рисуем квадратики, кружочки, палочки. Она старается, аккуратно получается у нее, молодец! Живет она дружно с детьми, с девочками в куклы любит играть. Хорошая девочка!

Артем очень любит рисовать, лепить. Запоминает хорошо стихи и песни, молодец!

Корр.: Скажи, пожалуйста, ты какое-нибудь стихотворение прочитаешь?

Артем: Да.

Корр.: Ну давай!

Артем: Стойте, стойте, погодите.

Танцевать вам не велю.

Приглашенье не прислали

Вы осеннему дождю.

Буду здесь у вас я плакать,

Лужи разведу и слякоть.

Всех сейчас я промочу

И, конечно, огорчу!

Корр.: Это про дождик, да?

Артем: Да.

Корр.: Молодец, здорово!

Это стихотворение Артемка выучил для выступления на празднике в детском доме. На такие концерты, в основном, приходят сотрудники учреждения, другие ребята. Хочется верить, что в будущем Милана и Артем не перестанут выступать с любимыми стихами и песнями, а сделают это доброй традицией. Но только не в казенных стенах, а дома, в кругу семьи и близких. –