Так сложилось, что в нашем обществе, особенно среди женщин, сформировалось устойчивое мнение о нежелании большинства мужчин брать детей из детских домов. Достаточно почитать специальные форумы, чтобы понять женское возмущение по поводу неготовности сильного пола заботиться о ребенке-сироте. Но согласны ли с такими претензиями мужчины?  

ПРОШУ  СЛОВА!

Конечно, можно только посочувствовать тем семьям, в которых вопрос о приемном ребенке вызывает серьезные конфликты между мужем и женой. Вот только некоторые высказывания на форумах усыновителей и опекунов:

«У нас нет детей по медицинским показаниям. А брать из детского дома муж категорически отказывается. Что делать? Жить всю жизнь без детей?». «Мой муж уверен, что у детей из детдома плохая наследственность. Нормальные родители, по его мнению, детей не оставляют». «Муж не хочет брать приемного, считая, что финансово мы не осилим еще одного ребенка, и что это будет в ущерб своим».

За каждой подобной историей скрываются боль и страдания близких людей от взаимного непонимания. Мы спросили о причинах таких семейных драм одну из активных участниц форумов, Юлию из Москвы.

Корр: Скажите, пожалуйста, мужчина способен взять ребенка из детского дома?

Юлия: Я думаю, что среднестатистический мужчина вряд ли захочет это сделать. Для женщины это смысл жизни, хочется реализовать свой материнский инстинкт, больше свойственны жалость, сочувствие, сострадание, поэтому женщины чаще берут детей из детского дома. Для мужчины это всё-таки не так существенно и, наверное, мужчина хочет детей только вот в семье, от своей любимой женщины, чтобы почувствовать себя продолжателем рода, реализовать себя таким способом. А чужой ребенок для них… м-м-м… наверное, не так важен. Они и своих родных-то не всегда готовы воспитывать, зачем им чужие дети?

Мы решили опросить представителей сильного пола, чтобы понять, на самом ли деле они являются противниками приемного родительства. Надо признать, что многие, к кому мы обращались, узнав о теме беседы, отказывались отвечать на вопросы. Объяснение простое: врать не хочется, но и говорить правду не готовы. И всё же несколько мужчин согласились при условии анонимности откровенно ответить на неудобные вопросы. И в начале разговора мы поинтересовались их мнением о людях, забирающих детей из детских домов.

Даниил: Поступки эти заслуживают уважения. Я думаю, это нужно делать, это правильно. Я такие решения поддерживаю.

Андрей: Вообще, как мужчина, я полностью поддерживаю такие семьи. Они делают очень хорошее дело. Потому что, ну… не каждый согласится брать не своего ребенка в семью. И я считаю, что это очень благородно и правильно.

Артем: Я как мужчина одобряю то, что люди делают шаг навстречу того человека, который не имеет родителей, крова.

Всеволод: Я могу честно сказать, что усыновление, удочерение – это очень нужная вещь. Каждому ребенку нужен родитель, и наличие детских домов и их переполненность в России – это ужасная проблема.

Иван: В принципе, я поддерживаю те семьи, которые берут детей из детских домов, потому что маленький человек должен расти в семье.

Илья: Ну я считаю, что это абсолютно нормально. Более того, в некоторых случаях я бы даже сказал, что это необходимо. Ну если ты имеешь просто какое-то желание помогать людям, то почему нет?

Константин: Безусловно, я одобряю подобные поступки. И… семьи, которые решаются на такой шаг в своей жизни – они большие молодцы и, я считаю, герои.

Согласитесь, такое единодушие в оценке приемных семей отрадно. И получается, что женщины, уверенные в равнодушии мужчин к воспитанникам детских домов, неправы. Тем более, если привести примеры, доказывающие, что мужчины могут заботиться о приемных детях уж точно не хуже женщин. А такие истории в выпусках радиожурнала «Детский вопрос» звучали не раз. Но давайте послушаем ответы наших респондентов еще на один вопрос. Смогли бы они сами взять ребенка из детского дома?

Даниил: При определенных обстоятельствах взял бы, если бы вот так жизнь подвела к тому, что… по-другому никак. Ну у меня у самого двое детей. И есть мысли о третьем, так что пока это вопрос такой… открытый, скажем так.

Андрей: Вообще сложный вопрос! Да, знаете, я бы, наверное, хотел усыновить ребенка… ну, как бы банально это ни звучало, но один из способов, скажем так, сделать этот мир лучше и добрее – это правильно воспитывать наших детей.

Артем: Да, мне кажется, взял бы, потому что даже чужой ребенок может стать своим. В то время как много семей заводят своих собственных детей, очень много детей брошенных и находящихся без семьи по другим причинам, таких возможностей не имеют.

Константин: На данном этапе – нет, сейчас это было бы абсолютно не взвешенное решение. Ну, хотя бы потому, что мой текущий образ жизни просто не позволил бы полностью отдаваться и уделять максимум времени ребенку, а это нужно делать, без этого просто никуда.

Всеволод: Это правда очень сложный вопрос, и, поскольку он передо мной сейчас не стоит, я не знаю, что бы я ответил, как бы я поступил, если бы этот вопрос реально стоял.

Иван: На текущий момент я не смог бы взять ребенка из детского дома, ввиду того что у меня нет собственной жилплощади.

Илья: Если я не могу в достаточной мере обеспечить себя и свою семью, то, я считаю, брать еще ребенка из детдома будет абсолютно неправильным.

Чувствуете, как сместился акцент в ответах на второй вопрос? Уже нет былого единомыслия в оценке проблемы, и теперь больше половины опрошенных мужчин честно признались в том, что по разным причинам они не готовы, выражаясь словами одного из них, совершить такой подвиг. А ведь можно вспомнить еще и о тех, кто отказался отвечать на наши неудобные вопросы. Например, на такой: как бы вы поступили, если бы взять ребенка из детского дома предложила ваша жена?

Даниил: В данную минуту не готов, но я готов рассматривать такой поворот в жизни. Я думаю, что, если жена ко мне обратится с таким предложением, наверное, это будет совершенно конкретный ребенок, и, наверное, там уже будет проведен какой-то анализ. Опять-таки, нужно будет смотреть.

Константин: В подобной ситуации играла бы очень важную роль, мне кажется, причина, по которой такая просьба возникла. Еще одним критерием было бы наше текущее финансовое положение. В предполагаемой ситуации мне очень сложно ответить.

Андрей: Если бы меня об этом попросила моя жена, я был бы очень рад. Даже, скорее всего, я бы сам предложил это сделать. Но, наверное, всё-таки после того, как завел бы своих собственных детей.

Артем: Во всяком случае, я думаю, я бы поддержал. Если бы жена высказала подобную идею, мы бы с ней это обсудили и пришли бы к тому, что нам бы обоим это, возможно, хотелось бы.

Всеволод: Ну я бы подумал, прежде всего. Наверное, всё зависит от ситуации, потому что мне бы, конечно, хотелось, чтобы… ну, условно говоря, первый ребенок был моим биологическим. Но… я немного, скажем так, опасаюсь брать ребенка, потому что это большая ответственность.

Иван: Если бы жена обратилась ко мне с таким предложением, и у нас была бы достаточная жилплощадь, и не было бы перебоев с зарплатой на работе, то да, я бы согласился.

Илья: Мне кажется, для подобного рода решений ты должен состояться определенным образом. Причем речь идет не столько о каком-то финансовом благополучии, финансовой стабильности, сколько о каких-то моральных вещах. То есть должно произойти какое-то становление как личности.

Очень хочется, чтобы эти ответы мужчин, молодых и зрелых, разных по характеру и по профессии, с разным жизненным опытом и мировоззрением, внимательно послушали наши женщины. Особенно те из них, кто уверен в неспособности мужчин по-настоящему понять заветную мечту многих воспитанников детского дома, обделенных родительской лаской.

Не спешите обвинять сильный пол в черствости и равнодушии и писать об этом на разных форумах в интернете! Может быть, за нежеланием мужа резво бежать в детский дом за ребенком скрываются совсем другие причины – серьезные и весомые? А в таком глобальном вопросе как усыновление или опекунство требуется, прежде всего, совместное взвешенное решение, основанное на взаимном уважении и понимании друг друга. В противном случае неумение или нежелание услышать своего партнера может обернуться для всех, в том числе и для ребенка, печальными последствиями.

Когда материал о результатах опроса уже был готов к эфиру, через одну из соцсетей мы получили вот такое сообщение от Анатолия из Самары:

«Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста… Мы с женой не можем иметь детей. Как подготовить супругу? И как корректно сказать о том, что подумываю об усыновлении? Заранее спасибо!»

Честно говоря, до сих пор подобные вопросы нам задавали только женщины. Но наше общество, похоже, действительно меняется прямо у нас на глазах. И, оказывается, такие мысли теперь тревожат и мужчин. Дать Анатолию совет мы попросили нашего давнего друга и постоянного консультанта – семейного психолога Татьяну Павлову.

ШКОЛА  ПРИЕМНЫХ  РОДИТЕЛЕЙ

Т. Павлова: Почему нельзя просто с супругой поговорить, спросить, что она думает по этому поводу? Рассказать о том, что… ну, вообще муж не против этой идеи. (Вздыхает).

Корр.: Может быть, он боится как-то ее задеть тем, что вот она женщина, а не может родить?

Т. Павлова: Ну, тем, что она не может родить – она сама переживает на эту тему. И, по большому счету, женщине стоит сходить к психологу и поработать с темой переживания бесплодия, и паре. Потому что… правда, обычно очень много напряжения, очень много переживаний, беспокойства.

Корр.: Да, конечно…

Т. Павлова: И мне кажется, что для женщины позиция мужа, что он готов быть с ней независимо ни от чего, очень важна. Ее нужно озвучить. Что он жену свою любит, что неважно, может она, там, не может она родить, что они всё равно семья, и способ, каким у них появятся дети, – он уже вторичен. А способов, на самом деле, много, это не только усыновление. А дальше уже по-хорошему стоит пойти к психологу или пойти в школу приемных родителей просто послушать, понять, подходит им вообще эта тема или не подходит. Никто же там не заставляет по окончанию брать ребенка. Вот.

Корр.: Татьяна, а у нас тоже возник вопрос: если между супругами уже достигнуто согласие, но при этом родители потенциальной мамы или потенциального папы (потенциальные бабушка с дедушкой) против, как быть, что делать? Понятно, что, если бабушка и дедушка живут вместе с кандидатами в опекуны, то они просто не подпишут согласие, которое требуется для оформления заключения. А если супруги хотят усыновить ребенка (тогда ничье согласие формально не требуется)? Или бабушки и дедушки живут отдельно?

Т. Павлова: Решение о принятии ребенка в семью – это решение родителей, не бабушки и дедушки, а в первую очередь – жены и мужа, супругов. Потому что предстоит воспитывать ребенка, и надо хорошо понимать, что, когда ребенок в семье появится, это будет их ответственность. Конечно, хотелось бы, чтобы близкие разделяли и поддерживали важные решения, но, к сожалению, далеко не всегда это так.

Важно понимать, насколько семья самостоятельная, потому что бывают ситуации, когда молодая семья зависит финансово от родителей, и при этом они говорят; «Да, мы хотим завести ребенка (не важно, каким образом – приемного или кровного), но вы, пожалуйста, нас содержите, кормите». Или они рассчитывают на то, что старшее поколение – бабушка – будет сидеть и бросит работу, например… Из этой ситуации понятно, что и бабушка, и дедушка, в принципе, имеют право на свое решение, имеют право не хотеть этого ребенка или хотеть. И молодой семье всегда надо понимать, насколько они готовы полностью нести ответственность за этого ребенка. Здорово, конечно, если бабушки и дедушки будут помогать, но они могут и отказаться.

Корр.: Да, могут.

Т. Павлова: А бывает, что в процессе будущие бабушки и дедушки свое решение меняют. Ну, например, не редкость на школе приемных родителей, когда будущие кандидаты говорят: «А можно мы пригласим послушать маму о том, что здесь вообще происходит?» И мне кажется, что это хороший способ: возможно, бабушка подумает, и какое-то решение у нее созреет. Не факт, что она скажет: «Да-да, согласна», может, она, наоборот, испугается, но, во всяком случае, это будет возможность поговорить на одном языке, обсудить, узнать больше об этих детях, потому что часто бабушки против из-за страхов, предубеждений, какого-то негативного опыта, причем чаще не своего, а «кто-то рассказал». Здесь они могут встретиться с реальными приемными родителями и услышать, как это на самом деле бывает (потому что не всегда всё плохо, бывает и хорошо), развеять свои, в том числе, мифы.

Еще один момент, это про то, что бывают, конечно, ситуации, когда бабушки свое мнение не меняют, и они не могут принять приемного ребенка. Не могу сказать, что это очень часто, но, к сожалению, такое тоже возможно, и, опять же, вернусь к тому, что мы говорили в начале: надо хорошо понимать, что этот ребенок ваш. Не бабушкин, не дедушкин, а ваш, и вам его воспитывать.

Корр.: Понятно. Спасибо большое, Татьяна!

Опыт подсказывает, что принятие такого важного и судьбоносного (не только для будущих родителей!) решения требует гармонии внутри семьи. Об этом мы и говорим в сегодняшнем выпуске. А для тех, кто уже перешел на следующую ступеньку – от размышлений к действию, а именно – к поиску ребенка, традиционная рубрика радиожурнала.

 ГДЕ  ЖЕ  ТЫ, МАМА?

Катя (поет):

Жили да были в маленьком городе в мире с мечтой пополам,

Как оленята, добрые, гордые – дети без пап и без мам.

Души свои от всех прятали, но доверяли снам.

Знакомьтесь: это Катя. Темные глаза, русые волосы ниже плеч, смущенная улыбка. Девочка не сразу адаптируется к вниманию посторонних людей, поэтому кажется скованной. Но на сцену выходит вполне уверенно, потому что больше всего на свете Катюша любит петь.

Катя (продолжает петь):

Снится сон: мама за руку возьмет

И с собой навсегда отсюда уведет.

Мы пойдем с ней по морю из цветов,

И во сне я отдам ей всю свою любовь.

Голос юной певицы сбивается, но это простительно. Ведь фактически поет она о себе.

О. Павлычева: Ну, Катя у нас вообще достаточно сложный ребенок. Особенно вначале, когда она к нам пришла. Вот она у нас с четырнадцатого года. С мая месяца.

Говорит Ольга Евгеньевна Павлычева, директор детского дома.

О. Павлычева (продолжает): Она когда к нам пришла, она вообще такой ребенок была – ну как ежик вот. Она зажатая такая. Ну, у нее не очень благополучно в семье было. Мама у нее умерла. Мама вела такой образ жизни… ну, девочка была с самого рождения, можно сказать, брошенная. У нее есть бабушка, которая ей не занималась и не занимается, не интересуется. Даже вот мы и не знаем, жива ли сейчас бабушка. Тетя, то есть мамина сестра младшая сначала хотела ее взять под опеку, поначалу она сделала заключение о временном пребывании ребенка в семье, то есть она ее брала на выходные дни. Но потом опека ее этого лишила. Она, значит, там тоже и выпивала, и всё. И, в общем-то, с тех пор тетя ей тоже не интересовалась. Поэтому у девочки в жизни как-то вот не было ласки, и она вот такая закрытая очень. Она даже вот сейчас, живя у нас больше четырех лет, она потихоньку-потихоньку открывается. Она сейчас более такая, в общем-то, свободная стала, у нее как-то поведение немножко изменилось. Катя у нас, в общем-то, одаренная девочка, она у нас поет, музыкой занимается, из школы сейчас приходит уже намного позже, потому что она остается там на репетиции, на дополнительные занятия… Здесь она у нас всегда в кружке принимала участие, с самого начала, и вокалом занималась, и в других мероприятиях участвовала всегда. Но всё равно, вот ей уже 14 лет, скованность какая-то – она присутствует. И при пении, и вот когда она разговаривает. Но… она вписалась в коллектив. Коллектив к ней очень хорошо относится. И в детском, и во взрослом.

Несмотря на природную стеснительность, Катя не отказалась пообщаться с нами.

Корр.: Катя, у тебя друзей много?

Катя: Да.

Корр.: Ну сколько?

Катя (со смехом): Много.

Корр.: Со всеми дружишь?

Катя: Да.

Корр.: Понятно. Скажи, пожалуйста, Катюш, какие у тебя есть положительные качества?

Катя: Ну, я добрая слишком.

Корр.: Слишком добрая? А в чем это проявляется?

Катя: Ну, всегда чем-то помогу всем. Ну, если есть возможность.

Корр.: Это очень хорошо. А недостатки у тебя есть?

Катя: Да. Стеснительность. Ну, иногда лень.

Корр. (с улыбкой): Ну, это, наверное, у всех есть. А вот ты говоришь, ты стеснительная, а на сцене выступаешь.

Катя: Ну да.

Корр.: То есть получается перебороть, да?

Катя: Да.

Корр.: Так у тебя, получается, сильный характер?

Катя: Угу. (Корреспондент посмеивается).

Корр.: Я знаю, что ты очень любишь петь. Давно занимаешься вокалом?

Катя: С десяти.

Корр.: С десяти лет, да? А сейчас тебе 14. То есть четыре года.

Катя: Угу.

Корр.: Тебе какие больше песни нравится петь – народные или эстрадные?

Катя: Эстрадные.

Корр.: Скажи, что еще ты любишь делать в свободное время?

Катя: Рисовать.

Корр.: А что ты рисуешь?

Катя: Обычно… пейзажи.

Корр.: Зимние или летние?

Катя: Осенние.

Корр.: Ммм, ты любишь осень?

Катя: Да.

Корр.: А почему тебе нравится осень?

Катя: Красиво, листопад.

Корр.: Золотая осень тебе нравится?

Катя: Угу.

По словам Ольги Евгеньевны, в детском доме работает много разных кружков: по рукоделию, по домоводству, по кулинарии. Катюша успевает везде: и мягкие игрушки шьет, и готовить учится. Про уроки тоже не забывает.

О. Павлычева: У нас же организованно всё это проходит. Вот с четырех до шести у нас самоподготовка. Все делаем уроки. Потому что это вот… у нас режим! И она садится, делает. С ней проблем в этом плане нет. Надо помочь – обращается. Там, воспитатель помогает. Так – сама всё… С компьютером она, в общем-то, дружит. Она презентации вот свободно делает очень хорошо. Они же готовятся к мероприятиям вот у нас, да? Ну много чего. Она везде участвует. Она, кстати, года, наверное, три занималась лыжным двоеборьем. И неплохо у нее получалось. Она не боялась, она прыгала с трамплина. Не боялась!

Корр.: Ммм, молодец!

О. Павлычева: Да. Но вот в этом году бросила. Потому что времени тоже много занимает, и она выбрала всё-таки больше вот пение, музыку. Вот это вот творческая ее такая стезя… И ее хвалит очень ее музыкальный руководитель в школе.

В музыке Катя видит и свое будущее.

Корр.: Кем ты хочешь стать, куда поступить?

Катя: Ну, связать себя с музыкой.

Корр.: Музыка – это очень широкое понятие. Можно много кем быть в музыке.

Катя: Учителем музыки!

Корр.: Детей будешь учить или взрослых?

Катя: Детей.

Корр.: А куда нужно поступать, чтобы выучиться?

Катя: В музыкальное училище.

Корр.: Ты готовишься как-то?

Катя: Начну.

Корр.: А туда что нужно сдавать, не знаешь?

Катя: Сольфеджио.

Корр.: Ты занимаешься уже сольфеджио?

Катя: Нет еще.

Корр.: Собираешься после девятого класса поступать, да?

Катя: Да.

Сейчас Катя учится в седьмом классе. А значит, времени на подготовку к поступлению осталось совсем мало – чуть больше двух лет. Юная певица считает, что сможет освоить все необходимые предметы самостоятельно, но вряд ли это возможно. Чтобы помочь Катюшиному таланту раскрыться полностью, ей нужно много персонального внимания. И лучше всего – внимания приемной семьи. Почему же ее до сих пор нет у такой одаренной девочки?

О. Павлычева: Ну вот, знаете как… К ней ведь очень много приходило людей. С самого начала ее почему-то все всегда выбирают. Но вот первые, которые пришли к нам, они с натиском прям каким-то, они: «Ой, Катенька, ты нам так вот понравилась, ты такая…» Они ее прям даже как-то вот с ног, наверное, сбили вот этим (в переносном смысле). Она не любит вот этой лести, например, да?

Корр.: А-а-а…

О. Павлычева: Да! Катя – у нее какой-то такой даже аскетичный характер. Она не поддается ни на какие там подарочки. Да. И если ей, ну, нравятся какие-то подарки, нужны, то от своих уже близких, там – друзей, людей, которых она любит. А так ей ничего тогда не надо. Причем Катя сама выбирает. Так-то вот приходят у нас семьи – они считают, что они выбирают детей. Катю не выберешь! (Корреспондент смеется). Она сама должна, да… Вот такой ребенок.

Корр.: То есть, она не любит, когда нарушают ее личное пространство. Ей нужно какое-то свое такое пространство?

О. Павлычева (одновременно): Ну да, да… Вы знаете, вот они приходят, все эти семьи, я им объясняю, говорю, как надо с ребенком… Они всё знают «сами» (смеется): «Вот, у меня уже есть ребенок, мы знаем, мы вот умеем, мы вот и туда ходим, и сюда ходим! И у нас есть свой круг, в общем, всех этих приемных семей». И начинают: «Катя, мы тебя так любим, ты нам так понравилась. А вот давай мы так!» – и начинается… Всё! Вот только сегодня вспоминала с кем-то из воспитателей: ей уже 10 лет было, вот она у меня забилась в угол, отвернулась от них: «Нет!» и всё.

Корр.: Понятно.

О. Павлычева: Вот не разговаривала. Такой вот опыт у нее, в общем-то, очень негативный достаточно общения.

Корр.: Ну просто люди неподходящего темперамента.

О. Павлычева: Да, да. Ну им объясняешь, а они вот не понимают.

Корр.: А как вы думаете, какая ей семья подошла бы?

О. Павлычева: Спокойная и уравновешенная. И вот не… такая вот, знаете, не набивающаяся, а… рассудительная. Которая даст возможность ей самой как-то вот высказаться, предложить что-то. Терпеливая! Терпеливая семья.

Корр.: То есть, эмоционально сдержанные такие люди должны быть. Не «фонтанирующие».

О. Павлычева (одновременно): Да, да, да.

А что думает сама Катя насчет жизни в семье?

Корр.: Кать, а как ты считаешь, сложно это – жить семьей, жить в семье?

Катя: Да. Потому что надо… (задумчиво) м-м-м… надо много что знать.

Корр.: Что именно надо знать?

Катя: Ну для начала надо получить образование, поступить. Чтобы заработок был хороший.

Корр.: Понятно. Но это ты уже про свою семью думаешь, которую сама будешь создавать, да? Когда вырастешь…

Катя: Угу.

Корр.: Конечно, это ответственное решение. Ну а вот если, например, найдется семья, которая захочет с тобой познакомиться, захочет тебе помочь в твоих жизненных планах, как ты к этому отнесешься?

Катя: Ну, я пока не знаю.

Корр.: Ты согласишься с ними пообщаться?

Катя: Да.

Корр.: А как ты думаешь, вот семья – какая она должна быть?

Катя: Дружная.

Корр.: И всё?

Катя: Ну… (Задумалась). Не знаю.

Корр.: Ну, вот у мамы, у папы – какие должны быть качества? Какими они должны быть?

Катя: Добрыми. Справедливыми.

Катя (поет):

Снова рассвет и снова развеются эти волшебные сны,

Но дети верят, дети надеются, что будут мамам нужны.

Если мы все за них помолимся, сбудется этот сон.

Мы надеемся, что этот волшебный сон сбудется, и у Кати появится такая семья, которая найдет подход к этой непростой, но очень интересной девочке. Где Катюша обретет счастье и сможет осуществить свою мечту.

Журналисты социального проекта «Детский вопрос» решили помочь Кате сделать шаг навстречу профессии ее мечты. (Фоном слышен гудок паровоза и стук колес). Слышите характерное шипение, стук колес и победный гудок? «Поезд надежды» вот-вот отправится в четвертый детский рейс. И на этот раз пассажиром станет 14-летняя Катя из Нижнего Новгорода.

Мы очень постараемся, чтобы московские каникулы Катюша провела с пользой: перед ней откроется огромный и пока чужой ей город, у девочки будет шанс узнать что-то доселе неизвестное не только о мире музыки, но и, возможно, о себе самой. И самое главное: очень хочется верить, что «Поезд надежды» привезет нашу юную подопечную в новый теплый дом, к самым близким людям, которые помогут, поддержат и никогда не предадут. И как знать, может быть, именно вы ответите на самый главный и самый сложный детский вопрос…