Прямой эфир

Социальный проект

«Поезд надежды»
Подробнее
Пятый детский рейс
Юбилей
Опрос
В 2020 году «Поезду надежды» исполняется 15 лет!
Интересно
Смотреть
Фотофильм «Поезд надежды»
Куда обращаться
Куда обращаться

Телефон: (831) 434-14-44.

Начальник отдела социально-правовой защиты детей Министерства образования Нижегородской области Безденежных Татьяна Юрьевна.

adoption52@mail.ru

15

лет

Екатерина Г.

Дата рождения: Февраль 2005 г.

Регион: Нижегородская область

Возможные формы устройства: Усыновление, опека (попечительство), опека по договору (приемная семья)

Уникальный номер на сайте: #4062

Екатерина

Катя –  участница четвертого детского рейса «Поезда надежды».  Онлайн-дневник  >>

Характеристика из ФБД на март 2019 года:

Катя – спокойная, доброжелательная девочка. Умеет дружить. Всегда настроена оптимистично. С удовольствием рисует, создает различные поделки, любит готовить. Недавно у Кати открылся вокальный талант. В ее исполнении детские песни звучат эмоционально и красочно.

Девочке необходимо тепло и участие близких людей. 

Страница Кати в ФБД: http://www.usynovite.ru/child/?id=c698x-1m4qp

Видео >>

Из выпуска 403:

Катя (поет):

Жили да были в маленьком городе в мире с мечтой пополам,

Как оленята, добрые, гордые – дети без пап и без мам.

Души свои от всех прятали, но доверяли снам.

Знакомьтесь: это Катя. Темные глаза, русые волосы ниже плеч, смущенная улыбка. Девочка не сразу адаптируется к вниманию посторонних людей, поэтому кажется скованной. Но на сцену выходит вполне уверенно, потому что больше всего на свете Катюша любит петь.

Катя (продолжает петь):

Снится сон: мама за руку возьмет

И с собой навсегда отсюда уведет.

Мы пойдем с ней по морю из цветов,

И во сне я отдам ей всю свою любовь.

Голос юной певицы сбивается, но это простительно. Ведь фактически поет она о себе.

О. Павлычева: Ну, Катя у нас вообще достаточно сложный ребенок. Особенно вначале, когда она к нам пришла. Вот она у нас с четырнадцатого года. С мая месяца.

Говорит Ольга Евгеньевна Павлычева, директор детского дома.

О. Павлычева (продолжает): Она когда к нам пришла, она вообще такой ребенок была – ну как ежик вот. Она зажатая такая. Ну, у нее не очень благополучно в семье было. Мама у нее умерла. Мама вела такой образ жизни… ну, девочка была с самого рождения, можно сказать, брошенная. У нее есть бабушка, которая ей не занималась и не занимается, не интересуется. Даже вот мы и не знаем, жива ли сейчас бабушка. Тетя, то есть мамина сестра младшая сначала хотела ее взять под опеку, поначалу она сделала заключение о временном пребывании ребенка в семье, то есть она ее брала на выходные дни. Но потом опека ее этого лишила. Она, значит, там тоже и выпивала, и всё. И, в общем-то, с тех пор тетя ей тоже не интересовалась. Поэтому у девочки в жизни как-то вот не было ласки, и она вот такая закрытая очень. Она даже вот сейчас, живя у нас больше четырех лет, она потихоньку-потихоньку открывается. Она сейчас более такая, в общем-то, свободная стала, у нее как-то поведение немножко изменилось. Катя у нас, в общем-то, одаренная девочка, она у нас поет, музыкой занимается, из школы сейчас приходит уже намного позже, потому что она остается там на репетиции, на дополнительные занятия… Здесь она у нас всегда в кружке принимала участие, с самого начала, и вокалом занималась, и в других мероприятиях участвовала всегда. Но всё равно, вот ей уже 14 лет, скованность какая-то – она присутствует. И при пении, и вот когда она разговаривает. Но… она вписалась в коллектив. Коллектив к ней очень хорошо относится. И в детском, и во взрослом.

Несмотря на природную стеснительность, Катя не отказалась пообщаться с нами.

Корр.: Катя, у тебя друзей много?

Катя: Да.

Корр.: Ну сколько?

Катя (со смехом): Много.

Корр.: Со всеми дружишь?

Катя: Да.

Корр.: Понятно. Скажи, пожалуйста, Катюш, какие у тебя есть положительные качества?

Катя: Ну, я добрая слишком.

Корр.: Слишком добрая? А в чем это проявляется?

Катя: Ну, всегда чем-то помогу всем. Ну, если есть возможность.

Корр.: Это очень хорошо. А недостатки у тебя есть?

Катя: Да. Стеснительность. Ну, иногда лень.

Корр. (с улыбкой): Ну, это, наверное, у всех есть. А вот ты говоришь, ты стеснительная, а на сцене выступаешь.

Катя: Ну да.

Корр.: То есть получается перебороть, да?

Катя: Да.

Корр.: Так у тебя, получается, сильный характер?

Катя: Угу. (Корреспондент посмеивается).

Корр.: Я знаю, что ты очень любишь петь. Давно занимаешься вокалом?

Катя: С десяти.

Корр.: С десяти лет, да? А сейчас тебе 14. То есть четыре года.

Катя: Угу.

Корр.: Тебе какие больше песни нравится петь – народные или эстрадные?

Катя: Эстрадные.

Корр.: Скажи, что еще ты любишь делать в свободное время?

Катя: Рисовать.

Корр.: А что ты рисуешь?

Катя: Обычно… пейзажи.

Корр.: Зимние или летние?

Катя: Осенние.

Корр.: Ммм, ты любишь осень?

Катя: Да.

Корр.: А почему тебе нравится осень?

Катя: Красиво, листопад.

Корр.: Золотая осень тебе нравится?

Катя: Угу.

По словам Ольги Евгеньевны, в детском доме работает много разных кружков: по рукоделию, по домоводству, по кулинарии. Катюша успевает везде: и мягкие игрушки шьет, и готовить учится. Про уроки тоже не забывает.

О. Павлычева: У нас же организованно всё это проходит. Вот с четырех до шести у нас самоподготовка. Все делаем уроки. Потому что это вот… у нас режим! И она садится, делает. С ней проблем в этом плане нет. Надо помочь – обращается. Там, воспитатель помогает. Так – сама всё… С компьютером она, в общем-то, дружит. Она презентации вот свободно делает очень хорошо. Они же готовятся к мероприятиям вот у нас, да? Ну много чего. Она везде участвует. Она, кстати, года, наверное, три занималась лыжным двоеборьем. И неплохо у нее получалось. Она не боялась, она прыгала с трамплина. Не боялась!

Корр.: Ммм, молодец!

О. Павлычева: Да. Но вот в этом году бросила. Потому что времени тоже много занимает, и она выбрала всё-таки больше вот пение, музыку. Вот это вот творческая ее такая стезя… И ее хвалит очень ее музыкальный руководитель в школе.

В музыке Катя видит и свое будущее.

Корр.: Кем ты хочешь стать, куда поступить?

Катя: Ну, связать себя с музыкой.

Корр.: Музыка – это очень широкое понятие. Можно много кем быть в музыке.

Катя: Учителем музыки!

Корр.: Детей будешь учить или взрослых?

Катя: Детей.

Корр.: А куда нужно поступать, чтобы выучиться?

Катя: В музыкальное училище.

Корр.: Ты готовишься как-то?

Катя: Начну.

Корр.: А туда что нужно сдавать, не знаешь?

Катя: Сольфеджио.

Корр.: Ты занимаешься уже сольфеджио?

Катя: Нет еще.

Корр.: Собираешься после девятого класса поступать, да?

Катя: Да.

Сейчас Катя учится в седьмом классе. А значит, времени на подготовку к поступлению осталось совсем мало – чуть больше двух лет. Юная певица считает, что сможет освоить все необходимые предметы самостоятельно, но вряд ли это возможно. Чтобы помочь Катюшиному таланту раскрыться полностью, ей нужно много персонального внимания. И лучше всего – внимания приемной семьи. Почему же ее до сих пор нет у такой одаренной девочки?

О. Павлычева: Ну вот, знаете как… К ней ведь очень много приходило людей. С самого начала ее почему-то все всегда выбирают. Но вот первые, которые пришли к нам, они с натиском прям каким-то, они: «Ой, Катенька, ты нам так вот понравилась, ты такая…» Они ее прям даже как-то вот с ног, наверное, сбили вот этим (в переносном смысле). Она не любит вот этой лести, например, да?

Корр.: А-а-а…

О. Павлычева: Да! Катя – у нее какой-то такой даже аскетичный характер. Она не поддается ни на какие там подарочки. Да. И если ей, ну, нравятся какие-то подарки, нужны, то от своих уже близких, там – друзей, людей, которых она любит. А так ей ничего тогда не надо. Причем Катя сама выбирает. Так-то вот приходят у нас семьи – они считают, что они выбирают детей. Катю не выберешь! (Корреспондент смеется). Она сама должна, да… Вот такой ребенок.

Корр.: То есть, она не любит, когда нарушают ее личное пространство. Ей нужно какое-то свое такое пространство?

О. Павлычева (одновременно): Ну да, да… Вы знаете, вот они приходят, все эти семьи, я им объясняю, говорю, как надо с ребенком… Они всё знают «сами» (смеется): «Вот, у меня уже есть ребенок, мы знаем, мы вот умеем, мы вот и туда ходим, и сюда ходим! И у нас есть свой круг, в общем, всех этих приемных семей». И начинают: «Катя, мы тебя так любим, ты нам так понравилась. А вот давай мы так!» – и начинается… Всё! Вот только сегодня вспоминала с кем-то из воспитателей: ей уже 10 лет было, вот она у меня забилась в угол, отвернулась от них: «Нет!» и всё.

Корр.: Понятно.

О. Павлычева: Вот не разговаривала. Такой вот опыт у нее, в общем-то, очень негативный достаточно общения.

Корр.: Ну просто люди неподходящего темперамента.

О. Павлычева: Да, да. Ну им объясняешь, а они вот не понимают.

Корр.: А как вы думаете, какая ей семья подошла бы?

О. Павлычева: Спокойная и уравновешенная. И вот не… такая вот, знаете, не набивающаяся, а… рассудительная. Которая даст возможность ей самой как-то вот высказаться, предложить что-то. Терпеливая! Терпеливая семья.

Корр.: То есть, эмоционально сдержанные такие люди должны быть. Не «фонтанирующие».

О. Павлычева (одновременно): Да, да, да.

А что думает сама Катя насчет жизни в семье?

Корр.: Кать, а как ты считаешь, сложно это – жить семьей, жить в семье?

Катя: Да. Потому что надо… (задумчиво) м-м-м… надо много что знать.

Корр.: Что именно надо знать?

Катя: Ну для начала надо получить образование, поступить. Чтобы заработок был хороший.

Корр.: Понятно. Но это ты уже про свою семью думаешь, которую сама будешь создавать, да? Когда вырастешь…

Катя: Угу.

Корр.: Конечно, это ответственное решение. Ну а вот если, например, найдется семья, которая захочет с тобой познакомиться, захочет тебе помочь в твоих жизненных планах, как ты к этому отнесешься?

Катя: Ну, я пока не знаю.

Корр.: Ты согласишься с ними пообщаться?

Катя: Да.

Корр.: А как ты думаешь, вот семья – какая она должна быть?

Катя: Дружная.

Корр.: И всё?

Катя: Ну… (Задумалась). Не знаю.

Корр.: Ну, вот у мамы, у папы – какие должны быть качества? Какими они должны быть?

Катя: Добрыми. Справедливыми.

Катя (поет):

Снова рассвет и снова развеются эти волшебные сны,

Но дети верят, дети надеются, что будут мамам нужны.

Если мы все за них помолимся, сбудется этот сон.

Мы надеемся, что этот волшебный сон сбудется, и у Кати появится такая семья, которая найдет подход к этой непростой, но очень интересной девочке. Где Катюша обретет счастье и сможет осуществить свою мечту.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Журналисты социального проекта «Детский вопрос» решили помочь Кате сделать шаг навстречу профессии ее мечты. (Фоном слышен гудок паровоза и стук колес). Слышите характерное шипение, стук колес и победный гудок? «Поезд надежды» вот-вот отправится в четвертый детский рейс. И на этот раз пассажиром станет 14-летняя Катя из Нижнего Новгорода.

Мы очень постараемся, чтобы московские каникулы Катюша провела с пользой: перед ней откроется огромный и пока чужой ей город, у девочки будет шанс узнать что-то доселе неизвестное не только о мире музыки, но и, возможно, о себе самой. И самое главное: очень хочется верить, что «Поезд надежды» привезет нашу юную подопечную в новый теплый дом, к самым близким людям, которые помогут, поддержат и никогда не предадут. И как знать, может быть, именно вы ответите на самый главный и самый сложный детский вопрос…

Из выпуска 411 (эфир 25 мая 2019 года):

Мы хотим вернуться к еще одной истории, уже не раз звучавшей в эфире, – о Катюше из Нижнего Новгорода, которую «Поезд надежды» привозил недавно на весенние каникулы в Москву. Свою новую подопечную мы назвали «заколдованной принцессой» из-за ее молчаливости и скрытности. И после поездки интерес к этой «таинственной» девочке у нас только усилился.

Корр.: Кать, скажи, пожалуйста, ты в детстве сказки любила?

Катя: Нет.

Корр.: Совсем, никогда?

Катя: Да.

Корр.: Или это игра такая со мной?

КатяНет, серьезно.

Корр.: Все дети в детстве любят сказки.

Катя: Я не люблю сказки, потому что я в них не верю.

Прошло уже два месяца с тех пор, как участница четвертого рейса детского «Поезда надежды» – четырнадцатилетняя Катя – вернулась в свой детский дом, а нам всё не давал покоя наш разговор на перроне вокзала. За Катиными словами о неверии и нежелании чуда наверняка скрывались какие-то события в ее жизни, которые не отпускают девочку и по сей день. Может, поэтому наша «заколдованная принцесса» уже не раз отказывала в общении потенциальным приемным родителям, приходившим с ней познакомиться?

Чтобы получше разобраться в ситуации, мы позвонили в Нижний Новгород, директору детского дома Ольге Павлычевой. Этот разговор стал поводом порадоваться за Катю: по словам Ольги Евгеньевны, поездка в Москву помогла нашей подопечной почувствовать себя более взрослой, ответственной и открытой. Но нас интересовало еще и другое. Изменила ли девочка прохладное отношение к своим надеждам и ожиданию чуда? И в беседе с Катей мы повторили свой вопрос.

Корр.: Катюш, ты по-прежнему не веришь в сказку?

Катя: Нет.

Корр.: А для тебя сказка – это что?

Катя: Ну, какая-то интересная выдумка.

Корр.: А может быть, это мечта какая-то?

Катя: Нет.

Корр.: А ты сама любишь мечтать?

Катя: Нет.

Корр.: Никогда не мечтала, ни о чем?

Катя: Нет, мечтала.

Корр.: О чем ты любишь мечтать?

Катя: Ну, это отдельная тема.

Почему же Катя так упорно продолжает утверждать, что не любит чудеса? Что это – страх, боязнь разочарования? Великий сказочник Ганс Христиан Андерсен как-то сказал, что сказка – это то золото, что блестит огоньком в детских глазах. Где же ты прячешь золотые огоньки в глазах своих, Катюша? Ответ на этот вопрос наверняка знает только тот, кто не просто знаком девочке, а кого Катя выделяет из всех и очень уважает. Мы нашли этого человека.

Корр.: Татьяна Евгеньевна, я так понимаю, Катя вам доверяет…

Т. Артемьева: Я с ней начала заниматься и, конечно, мы с ней могли каждый день по три часа разговаривать на тему просто о ее жизни, на тему искусства, и не только, на разные темы. И вот после долгих разговоров мы с ней начали дружить, и каждый день мы с ней ходим в школу, со школы. Она старается мне всё рассказывать. Так что она, конечно, мне доверяет, и мне очень лестно это. Потому что она стала дорога мне и как ученица, и как человек, и я достаточно много о ней знаю.

Согласитесь, когда школьный педагог говорит о своей ученице, что они друзья, это дорогого стоит. Учитель музыки в школе, где учится Катя, – Татьяна Артемьева-Акименко – как раз и является тем человеком, который не просто учит ее музыке. Она старается объяснить девочке простые житейские истины, не всегда понятные подростку в четырнадцать лет.

Корр.: Расскажите о Кате, пожалуйста.

Т. Артемьева: Она очень способная девочка. Она только иногда в себя не верит, но, на самом деле, зря. Потому что действительно у нее очень хороший слух, очень хорошие руки, мы сейчас с ней занимаемся фортепьяно, и она схватывает всё на лету, она играет, очень быстро программу осваивает. У нее изумительный голос: звонкий, высокий, прекрасный! Так что, конечно, у нее есть талант к музыке. У нее талант ко всем видам искусства. Она потрясающе рисует (она несколько раз дарила мне рисунки – это надо видеть, они потрясающие), она рисует, делает поделки разные, даже видела один раз, как она танцует, так что у нее получается всё!

Татьяна Евгеньевна не только видит способности ученицы к своему предмету, но может оценить и ее человеческие качества.

Т. Артемьева: Катенька на самом деле замечательный человек. Она заботится о своих друзьях, о незнакомых ей людях. Помогает деткам, может с ними играть. Был пример, она играла и занималась с глухонемой девочкой, делала с ней разные поделки. Со своими друзьями, со своими сверстниками она помогает с домашними работами им. Также она занимается пением со всеми остальными, в хоре всем помогает, она у нас активистка. Поэтому могу только сказать массу добрых хороших слов.

Корр.: Татьяна Евгеньевна, вы знаете, на весенних каникулах она ездила в Москву.

Т. Артемьева: Да…

Корр.: Скажите, после поездки в Москву поведение Кати, ее мысли остались такими же или что-то изменилось?

Т. Артемьева: Когда она приехала, она стала более открытой, более активной, и в эмоциональном плане тоже. Это видно по ней, это чувствуется.

Корр.: Понятно. На ваш взгляд, Катя открытый человек или закрытый?

Т. Артемьева: На самом деле, закрытый человек. Для того, чтобы всё-таки с ней сдружиться, сблизиться, очень нужно много времени с ней провести. Нужно для нее открыться, чтобы она почувствовала вот эту вот теплоту, и чтобы она вам могла лично открыться, потому что ей очень тяжело открываться каждому встречному, для этого надо принять массу усилий.

Корр.: Получается, она не доверяет людям или что-то другое здесь?

Т. Артемьева: Недоверие к людям у нее есть. Наверное, это всё-таки идет с какого-то ее детства, но доверие можно привить.

Корр.: Катя несколько раз отказывалась уходить в семью, когда ей предлагали, и оставалась в детском доме. Как вы думаете, почему?

Т. Артемьева: Я с ней много раз на эту тему разговаривала. Она умалчивает личные свои ощущения, потому что ей неприятно об этом говорить. Но, на мой взгляд, она очень боится чужих людей, она не понимает, как они будут к ней относиться: тепло или по-другому. Она достаточно долгое время пробыла в детском доме и, на мой взгляд, она боится этих новых ощущений, боится, может быть: вдруг опять будет плохо в ее жизни. Ведь на самом деле сейчас у нее очень много хороших друзей, педагоги, которые ее ценят. И она боится всё потерять.

Корр.: А что бы вы посоветовали потенциальным приемным родителям Кати, если вдруг они бы подошли к ней?

Т. Артемьева: Я бы посоветовала им, конечно, наверное, всё-таки терпения, в плане того, что нужно немножко подождать. Не всё сразу с ней получится, потому что она не сразу им откроется, нужно с ней очень много разговаривать, нужно к ней подходить каждый день, если они действительно хотят взять под опеку этого замечательного человека, потому что нужно ей очень много внимания уделять. И только после вот этих трудов, возможно, она им доверится и сможет пойти к ним в семью.

Корр.: Вы, как педагог, в ее будущее верите?

Т. Артемьева: Если она будет трудиться, если она будет заниматься, если она будет упорной, то, конечно, да. Единственное, что ей может помешать, – это ее какой-то личный страх. Если она не будет бояться, будет в себя верить, если у нее будет такой стержень, тогда она может свернуть горы. Потому что она действительно талантливый человек.

Корр.: Что бы вы пожелали Кате?

Т. Артемьева: Катюша, дорогая, верь в себя, не бойся идти и спотыкаться по жизни, все эти мелкие вещи, которые будут встречаться на твоем пути – это всё можно пройти. Ведь через всё, что ты пройдешь, оно тебя только закалит. Ты сможешь стать сильной, сможешь стать мудрой только благодаря всем этим мелким проблемам, которых ты боишься, которых ты избегаешь. Катюша, доверься людям, которые к тебе приходят, потихонечку им открывайся, начинай им доверять, и тогда у тебя всё сложится. И думаю, что тогда ты попадешь в хорошие руки, в хорошую семью. У тебя будет замечательная уютная атмосфера в семье, и эти люди также станут для тебя друзьями, близкими, родными людьми.

Корр.: Катя утверждает, что она не верит в сказки. На самом деле она так думает?

Т. Артемьева: Нет, на самом деле, нет. Вот сколько раз мы с ней разговаривали, конечно, она верит. Она просто боится споткнуться и расстроиться потом.

А знаете, что разместила наша подопечная на своей страничке в соцсети через несколько дней после возвращения из Москвы? Видеоклип о девочке, которая по сюжету вместе с мамой радуется своим мечтам и с нетерпением ждет чудес. И называется этот клип «Сказка».

Катюш, ты слышишь? Мы теперь точно знаем, что никакая ты не «заколдованная принцесса», и в твоей душе, где-то в самом сокровенном ее уголке, тоже затаилось ожидание чуда. А в маленьком сердце живет большая надежда. И это замечательно! Ведь если это так, значит, всё в твоей жизни будет хорошо.

(Звучит припев из песни «Сказка»).

Новый день, новая история перед сном зазвучит.

В каждый дом, и в каждую комнату чудо забежит.

Под пышным одеялом с мамой рядом

Мы с трепетом ждем чудеса.

Всюду гаснет свет – и звездная красота!

Мы закрываем глаза. Мир обернется сказкой…

И на ночь мы услышим ее!

Нам очень хочется, чтобы для Катюши всё-таки сбылась та сказка, в которую она боится поверить.