Вы любите чудеса? А делать их своими руками? Ведь это же здорово – почувствовать себя волшебником! Стать доброй феей хотя бы для одного ребенка, которому так нужно чудо… Например, нашей подопечной – 15-летней Софье из маленького городка в Хакассии.

C этой девочкой мы познакомились осенью прошлого года. Рассказывали ее историю в эфире программы, на наших страницах в соцсетях. И история эта – как мрачная черно-белая иллюстрация поговорки «Не родись красивой»…

Соня жила во вполне обычной семье, заканчивала музыкальную школу, была любимой внучкой и дочкой… Но два с лишним года назад ее мама, молодая, красивая, жизнерадостная женщина, попала в автоаварию и стала лежачим инвалидом. Больше года Соня вместе с бабушкой ухаживала за мамой. Но потом бабушка умерла. Внезапно. После этого маму перевели в интернат для инвалидов, а Соня попала в детский дом. Больше всего на свете девочка хотела помочь маме. Все говорила: «Вот выйду из детдома и сразу ее заберу». Однако этой мечте не суждено было сбыться: в ноябре прошлого года мамы у девочки не стало… Так 14-летняя Соня осталась круглой сиротой.

В марте у нашей юной подопечной был день рождения. Пятнадцатый в ее жизни и первый без близких людей рядом. Чтобы как-то поддержать подростка, помочь Соне хотя бы на время забыть все плохое, что с ней произошло, мы и пригласили девочку в Москву. В общем, предложили ей превратиться в Золушку и поехать на бал.

Но это, как говорится, только вершина айсберга. Самая главная цель, к которой мы стремились: еще раз рассказать о Соне и дать ей шанс обрести новую семью. Нам так хотелось чуда! Вот почему единственным «пассажиром» второго детского рейса «Поезда надежды» была выбрана именно Соня.

ПОЕЗД НАДЕЖДЫ

КАНИКУЛЫ ДЛЯ ЗОЛУШКИ

День первый

(Звук самолета).

В Москву Соня прилетела вместе с заместителем директора детского дома Валентиной Поповой. Обе они оказались в столице впервые.

(Слышны звуки аэропорта).

В. Попова: Это мы. Здравствуйте!

Корр.: Здравствуйте! Здравствуй, Соня!

Соня: Здрасьте!

Корр.: Как вы долетели?

В. Попова: Ну ничего, первый раз летели.

Корр. (Соне): Как тебя ребята провожали?

Соня: Нормально.

Корр.: Напутствовали?

Соня: Смски утром писали.

Корр.: Что писали?

Соня: Ну, возвращайся… типа такого.

Корр.: Желали хорошо отдохнуть, что-то новое узнать, да?

Соня (одновременно, тихо): Угу.

Корр.: Тебе хотелось сюда приехать?

Соня: Угу.

«Аэроэкспресс», мигом домчавший нас до Белорусского вокзала, и метро, на котором мы поехали дальше, были для Сони и Валентины Анатольевны в диковинку.

Оставив вещи в отеле, наши гостьи пришли в редакцию «Детского вопроса».

Во время встречи волновались все – и Соня, и мы, журналисты. Девочку немного смущало такое внимание пока еще малознакомых людей, она настороженно смотрела в объектив фотоаппарата и почти не улыбалась. Мы решили в первый день не задавать ей много вопросов, а дать время освоиться, осмотреться.   

(Звук шагов).

В. Попова: Здравствуйте!

Голоса сотрудников «Детского вопроса»: Здравствуйте! Здравствуйте!

В. Попова: Это мы!

И. Зотова: Мы рады!

О. Резюкова: Проходите.

И. Зотова: Устали? Очень?

В. Попова: Устали. Давай, Сонечка, уже подари свои… (Помогает девочке доставать из сумки пакетики).

И. Зотова: С подарками приехала!

О. Резюкова: Ух ты, как много!

И. Зотова: Смотрите, какая красота-то, а! Это из шелковых ленточек, да?

Голос: Вау!

В. Попова: Это такие деревца удачи.

Чей-то голос: Класс!

В. Попова: Это на удачу. Декоративно-прикладное искусство.

И. Зотова: Какие красивые привезла подарки-то! А-ах!

Голос (одновременно): Ух ты, какая красота!

И. Зотова: Это ты сама делала?

В. Попова: Да. Это Соня делала вместе с Настей.

И. Зотова (Соне, одновременно): Ты сделала? Сама?

Голоса сотрудников «Детского вопроса»: Ух ты! Спасибо! Спасибо, Сонь!

И. Зотова: А мы тоже подарки приготовили! Я не буду раскрывать всех секретов. Сюрпризов у тебя будет много. (С улыбкой). Расслабься, все приятные!

Чей-то голос (шепотом): Экзаменов не будет!

И. Зотова (одновременно продолжает): Кормить будут регулярно, спать будешь мало, туфли на каблуках могут понадобиться! У вас каждый день будут сопровождающие из числа сотрудников, поэтому ты познакомишься со всеми, со всеми будешь общаться. У нас такая поездка… развлекательно-профориентационная получается. Поскольку ты в Москве первый раз, Москву мы тебе, конечно, хоть как-то попытаемся показать: естественно, Красную площадь, центр немножечко. Но еще одна будет такая важная часть, которую мы хотим сделать, – это профориентация.

  Еще до приезда девочки в Москву нам рассказали, что после тестирования психолог в детском доме назвал три профессии, которые должны подойти Соне. Это – библиотекарь, стилист и стюардесса. Мы решили построить программу так, чтобы наша подопечная смогла познакомиться с каждой из этих профессий.

И в первый же день, после обеда, мы с Соней и Валентиной Анатольевной отправились в Российскую государственную детскую библиотеку.

Голоса: Здравствуйте! Здравствуйте!

Н. Рубан: Театр начинается с вешалки, библиотека начинается с гардероба и сектора учета. У нас существует электронный читательский билет (это для читателей библиотеки), а для гостей существуют вот такие гостевые билетики. Я сейчас вам раздам – вы пройдете через такой специальный турникет…

Наталия Рубан, руководитель научно-библиографического отдела РГБД, начала экскурсию прямо в фойе.

 Н. Рубан: У нас здание занимает площадь 10 тысяч квадратных метров.

Корр.: Ого!

Н. Рубан: Это самая крупная библиотека в мире. По площади, по масштабам работы, по количеству читателей и так далее…

Наталия Станиславовна провела Соню по нескольким залам и кабинетам, девочка узнала много интересного о главной детской библиотеке страны. А о самой профессии библиотекаря ей рассказали руководители еще двух отделов – Ольга Климкина и Марина Манулевич.

О. Климкина: Что делает библиотекарь в зале? Принимает книги, рекомендует книги, поэтому надо быть очень начитанным и всегда быть в курсе каких-то литературных новинок. Какие новые услуги мы предоставляем? Мы можем продлевать книги по электронной почте (то есть необязательно звонить сотруднику). Мы можем предложить услугу электронного заказа книг: например, Софья не хочет приезжать в библиотеку и выбирать долго книги, она хочет приехать и сразу взять пять книг, которые ей нужны; она пишет письмо – мы подбираем эти книжечки, в ответном письме пишем: «Софья, приходите завтра, книжки вас ждут в таком-то зале».

Голос: О, это очень удобно!

О. Климкина: Очень, очень удобно. Есть виртуальная справка, есть он-лайн справка, то есть мы можем отвечать очень быстро нашим читателям. Ну что еще? Сотрудники проводят мероприятия сами. Вот у нас читательские клубы… То есть мы не только выдали книгу – мы собираемся, читаем, там семейные какие-то клубы: реальные читающие люди, которые приходят в библиотеку не просто чтоб взять книгу и уйти, а чтобы остаться, вместе ее почитать (в том числе и в микрофон)…

М. Манулевич: Очень много молодых людей у нас работают. Приветливые, жизнерадостные, всегда готовые помочь. Здесь все стрессоустойчивые. Здесь ведь надо быть и массовиком-затейником, в то же время – и ББК (библиотечно-библиографическая классификация), и все это знать. То есть профессия очень… ну я бы сказала, сложная, непростая.

О. Климкина: Нужно и читать любить, и людей любить. И еще понимать, что есть вот эта рутинная работа по расстановке книг: она очень много времени отнимает, но без нее мы не сможем в дальнейшем ни сами найти книгу, ни читатели не смогут воспользоваться нашими богатыми фондами. Работа не для всех. Есть некий миф, в котором говорят, что библиотека – это тихое место, можно сидеть и читать книги. Но это вот совсем не про нашу библиотеку.

Голос: Ну это видно, да. У вас очень жизнь… Да…

О. Климкина (одновременно): Кипит жизнь! И действительно появляются какие-то новые услуги, и ты должен быстро перестроиться! И поэтому кто любит работать в такой скорости большой – тому это интересно. Кто-то устает и говорит: «Это не моя работа…»

Экскурсия продолжалась больше часа. Конечно, столь основательный рассказ произвел на Соню впечатление. Но ранний подъем, долгий перелет, 4-часовая разница во времени и столько новых знакомств, сведений очень утомили нашу юную гостью: сил для участия в долгих разговорах у нее не осталось. Впрочем, после ужина, уже в гостинице, девочка призналась, что, пожалуй, не видит 

себя в профессии библиотекаря…

Соня: Но интересно было. Библиотека классная!

Корр.: То есть сама библиотека понравилась?

Соня: Угу.

Корр.: А работа – не твое…

Соня: Нет.

День второй

Ранним утром вторника мы с Соней встретились в гостинице. Девочка, конечно, все еще была смущена и растеряна (еще бы – пристальное внимание взрослых и сумасшедший московский темп жизни сделали свое дело), но уже чувствовала себя немного свободнее, чем накануне. Пока мы были в дороге, она расспрашивала о столице и о московском метро. На лице Сони все чаще стала появляться улыбка.

(Гул в метро).

Соня: Здесь шумно!

Корр.: Пойдемте теперь на эскалатор… (Звук подъезжающего поезда метро).

Соня: Это вместо автобусов?

Корр.: Автобусы тоже есть, и мы тоже на них покатаемся сегодня… (Звук набирающего скорость поезда метро).

А отправлялись мы к Вагану Вогу, известному стилисту, мастеру международного уровня. Удивительная история этого человека, который тоже вырос в детском доме, не так давно звучала у нас в эфире. Еще тогда Ваган говорил, что готов помочь нашим подопечным, мечтающим о профессии стилиста или парикмахера. Поэтому, когда мы ему позвонили и попросили уделить время Софье, мастер сразу согласился. А еще пообещал превратить девочку в настоящую принцессу.

Корр.: Здравствуйте! А мы к Вагану, да. Пойдемте? (Стук в дверь). Можно?

В. Вог: Да, пожалуйста!

Голос: Выберет, да, она?

В. Вог: Да, конечно. Мы можем чуть-чуть кончики подстричь. Если Соня не против, можно освежить…

Соня (одновременно): А можно постричься полностью?

В. Вог: Кардинально хотите?

Соня: Ну, вот так. У меня мама так пострижена была

Корр.: Ты прям уверена, что ты так хочешь коротко?

Соня: Да.

В. Вог: Удлиненное каре… Ну, Соня, ты что угодно можешь пожелать, но я предупрежу тебя, что это сделает тебя немножко постарше. Но мы постараемся сделать это более стильным… Но, с другой стороны, интересно, почему нет? Сделаем, не вопрос! Будешь сейчас голливудской знаменитостью у нас. Если что-то тебя интересует в этой сфере деятельности, в свое время в моей сети салонов красоты была написана небольшая книжечка. В ней рассказывается о культуре, технике стрижки, умении общаться с людьми. Ты просто можешь почитать: вдруг что-то в жизни тебе пригодится. В этой индустрии настолько может быть интересно. В других сферах деятельности нет столько свободы личности. Здесь люди более творческие.

Корр.: Парикмахерское искусство – тебе нравится?

Соня: Красить нравится. Не волосы.

В. Вог и корреспондент (хором): А что?

Соня: Ну, там, глаза.

В. Вог: Визажист. Это, кстати, параллельная профессия. Без этого тоже никак в сфере красоты. Если вдруг у вас будет желание это продолжить в дальнейшем – мы, собственно, постараемся вам помочь в этом – у кого-нибудь отучиться. Вас может стимулировать красота, люди, общение, свободное творчество. Если вы будете визажистом, это хорошая профессия, очень востребованная в наше время: телевидение, театр, кино.

Соня внимательно слушала и иногда оглядывалась по сторонам: для нее был в новинку и красивый интерьер салона, и стены, увешанные яркими картинами, написанными Ваганом.

Корр.: Ну, как тебе салон?

Соня: Ну, красивый. Здесь картины красивее, чем в библиотеке.

Корр.: А это Ваган, собственно, рисует.

Соня (одновременно): А, да?

Корр.: Это его творчество, да.

(Звук открывающейся двери)

В. Вог: Ну, что, как дела?

Соня: Нормально.

В. Вог: Масочку наносите?

Ассистент: Да.

В. Вог: Все готово?

Ассистент: Угу.

В. Вог: Как вы обычно расчесываете?

Соня: Сначала кончики, а потом…

В. Вог: По сути, получается, мы максимально длину сохраняем. Удлиненное..

Соня: Угу. Только не сильно сзади коротко.

В. Вог: Хорошо, что предупредили.

(Звук стригущих ножниц, затем звук фена и звук машинки, потом – снова звук ножниц)

Соня: Спасибо.

В. Вог: Очень благородно. Вы можете по-разному носить: от лица, к лицу, играть с ними в любую сторону (Звук пульверизатора). Виктория Бэкхем, только в юности.

Соня: Спасибо!

В. Вог: Теперь обед! (Слышны звуки столовых приборов).

Пообедав в компании Вагана, мы отправились на Арбат. Авторскую экскурсию специально для Софьи предложил провести Игорь Шидловский, заслуженный учитель Российской Федерации и замечательный экскурсовод.В такси, по дороге к пункту назначения девочка беспрерывно снимала телефоном московские красоты. Кстати, во время экскурсии Соня на фотосъемку уже не отвлекалась…

И. Шидловский: Здравствуйте! Меня Игорь Михайлович зовут, мы сейчас находимся на окраине древней Москвы. Изначально центром Москвы был Кремль. На самом деле, никто толком не знает, когда Москва родилась, потому что единственные документы исторические, которые когда-то про Москву рассказывали – это были летописи. Писали их монахи, и где-то в конце XI – начале XII века, и все события, которые были до этого, они писались со слов… Но мы знаем, где она появилась – это вот как раз был Кремль.  Огороженное место получило название «город». А как ты думаешь, от кого они спасались, что они огораживали?

Соня: От войны, наверное?

И. Шидловский: От войны? Кроме врагов, от кого можно еще…

Соня: От животных?

И. Шидловский: От животных. Да, совершенно верно. Первоначально вся Москва умещалась в довольно небольшой треугольник, где находится Кремль.

Игорь Михайлович оказался удивительным рассказчиком, поэтому мы даже не заметили, как пролетели первые два часа экскурсии. Было видно, что Соне очень интересно.

И. Шидловский: Итак, смотрим. Это – Пушкин, это – Натали.

Соня: А она прям такая и была?

И. Шидловский: Портрет довольно такой, близкий к…

Соня: И шея такая длинная у нее, да, была?

И. Шидловский: Ну, насчет шеи не могу тебе сказать, честно…

Соня: И она такая, выше него была?

Корр.: Выше него была.

И. Шидловский: Да, сто процентов.

В самом конце нашего путешествия Игорь Михайлович предложил Соне пройти небольшой тест.

И. Шидловский: Как переводится Арбат?

Соня: Пригород.

И. Шидловский: Да. Отлично. Так, дальше…

Соня: Дорога на какой…

И. Шидловский: На какой древний город дорога?

Соня: Смоленск.

И. Шидловский: Во дает девочка, смотрите, а! Она заполняет тетрадь…

Соня: Купцы?

И. Шидловский: Да. Ты смотри, молодец какая! Кто из русских бардов пел песни про Арбат?

Соня: Вот этот?

И. Шидловский: Да. Булат Окуджава. Кому принадлежал дом… Помнишь, я говорил, родился незаконнорожденный сын у Екатерины…

Соня (одновременно): Бобринский.

И. Шидловский: Да. Бобринский, да. В бобровой шкуре он был. Так, вот этот дом номер 53 – кто этот дом снимал?

Соня: Ну, Пушкин.

И. Шидловский: Молодец! (Все аплодируют). Оценка – отлично!

На прощание Игорь Шидловский подарил Соне памятный сувенир. После теплого прощания с экскурсоводом мы решили немного отдохнуть и перекусить. Кстати, в этот день Соня часто дотрагивалась до своих волос – ей было непривычно с новой прической. Да и зеркальные поверхности, мимо которых мы время от времени проходили, не оставались без внимания преображенной девочки.

Но на этом длинный вторник не закончился. Вечером нашу Золушку ждал еще один сюрприз: мюзикл с таким же названием – «Золушка».

Соня собиралась в театр, как на настоящий бал. (Слышны звуки в фойе театра). Она впервые надела туфли на высоких каблуках и очень волновалась: сможет ли проходить в них весь вечер и не потеряет ли туфельку?

Диктор: Уважаемые гости, до начала спектакля осталось несколько минут, просим вас занять места в зрительном зале.

Соня: Пойдемте, сядем?

Фотокорреспондент: Мюзикл – это когда поют. И немного разговаривают.

Соня (одновременно): А еще я была знаете где? Там такая большая была люстра. Называется «Под первой звездой». Там скрипки были…

Корр.: В опере?

Соня: Не-а.

Фотокорреспондент: В филармонии?

Соня: Да.

Корр.: И как тебе, понравилось?

Соня: Да. Очень сильно. Я даже диск покупала.

(Аплодисменты, начинает звучать музыка).

День третий          

На третий день у Сони появилась возможность познакомиться с одной из самых романтичных профессий. Благодаря компании «Аэрофлот» – соорганизатору проекта «Поезд надежды» – девочка смогла своими глазами увидеть, как готовят к работе в небе стюардесс.

Когда мы приехали в Шереметьево, в Авиашколу «Аэрофлота», там уже полным ходом шли занятия. В огромном тренажерном зале, посреди которого установлены настоящие надувные трапы самолетов, молодые люди в белых форменных комбинезонах отрабатывают свои действия при аварийной посадке. Наш экскурсовод Татьяна, сама проработавшая в воздухе много лет, объясняет Соне:

Татьяна, экскурсовод: Это комплекс, где проходят подготовку по аварийно-спасательным процедурам. Но, слава богу, в «Аэрофлоте» это бывает очень редко… То есть мы с этим не сталкиваемся в повседневной жизни, но обязательно должны быть готовы к любой ситуации. Главная наша задача – одна из главных задач! – это обеспечение безопасности, поэтому наши бортпроводники тренируются… Вот сейчас идет тренировка именно … как это должно быть. 

Экскурсовод сообщила Соне, что Тренажерный комплекс «Аэрофлота», в котором мы находимся – один из крупнейших в Европе. И предложила юной гостье подняться по лесенке в салон самолета.

Татьяна: Это реальный широкофюзеляжный самолет Ил-96, который использовался компанией. Здесь проводится тренировка, когда идет подготовка к аварийной эвакуации. То есть, если что-то случилось в полёте, то бортпроводники готовят наших пассажиров для эвакуации, в зависимости от того, что случилось. Здесь есть различные варианты заданий, да, это и пожар в самолете, задымление в самолете, всё реально здесь включается, идёт дым, загорается огонь, есть турбулентность, то есть он подвижный этот тренажер.

Полное название того места, где для Сони проводили экскурсию, звучит так: Центр подготовки авиационного персонала по аварийно-спасательной подготовке «Вода-Суша». Тому, как себя вести во время аварии на воде, учат в бассейне тренажерного комплекса.  

Татьяна: Здесь проходит отработка ситуации, если самолет совершает экстренную аварийную посадку на воду. Это тоже бывает, и были такие ситуации. В этом случае  бортпроводники и пилоты должны эвакуироваться сами из самолета, потому что самолет все равно через какое-то время  пойдет ко дну, и эвакуировать пассажиров. То есть бортпроводники обязательно тренируются. (Слышно, как тренер подает команды через мегафон). Вдруг случится, например, приводнение, если это какой-то океан или море. Сейчас будет как раз упражнение как отпугивать акул.

Корр.: Ого!

И. Зотова (спрашивает Соню): А что надо делать, чтобы отпугнуть акул, знаешь? (Соня отрицательно качает головой)

Корр.: Вот сейчас увидишь.

И. Зотова: Не шевелиться.

Татьяна (смеется): Нет! Наоборот! Как раз наоборот…

И. Зотова: Да?!

Татьяна: Вот смотрите… Нужно… собраться...

Корр.: Можно поближе подойти?

Татьяна: Да. Нужно собраться… (Слова Татьяны заглушает звук свистка и громкий плеск воды).

Мужской голос: Подходите ближе-ближе, к краешку!

Когда мы выходили из бассейна, экскурсовод уверенно заявила:

Татьяна: Я думаю, что, даже если Софья будет с нами, придет в наш коллектив и будет стюардессой, то вот это ей никогда не пригодится (смеется). Как и большинству моих коллег. Я отлетала 32 года сама, и никогда, слава богу, никакой аварийной ситуации не было.

Соня: А туфли они на каблуках носят в самолете?

И. Зотова: Давай спросим! (Татьяне) У нас тут вопрос возник. А стюардессы в какой обуви ходят в самолете? Туфли надевают? На каблуках или?..

Татьяна: Конечно, туфли. (Смеется). Но невысокий каблук должен быть, не выше пяти сантиметров. Потому что иначе беда будет вашим ногам.

Корр.: И дырки в самолете.

Татьяна: Шпильки нельзя. Когда вы видите стюардесс на высоких каблуках, это только рекламный вариант.

И. Зотова: Ну понятно. А работают они…

Татьяна: Не выше пяти сантиметров каблуки.

Покинув Центр аварийно-спасательной подготовки мы направились в другой корпус Авиашколы, больше напоминающий самолетный ангар. Да и звук нас там встретил характерный. (Слышен звук работающих авиадвигателей). Представитель «Аэрофлота» Марьям рассказала Соне, что здесь находятся полнопилотажные тренажеры. Они позволяют вполне реально «летать» на земле. Позже к нам подошел инструктор и добавил, что правдоподобность такого «полета» равна 95 процентам. «Не моделируется только перепад давления, все остальное моделируется», – объяснил он Соне. После чего усадил ее в кресло второго пилота и попросил пристегнуть ремни, предупредив о вероятности попадания самолета в «зону турбулентности».

Инструктор: Задача такая: рука сюда (Кладет руку Сони на джойстик.) Мы сейчас поедем по полосе. На самом деле поедем – ее всю видно… При скорости 140 узлов я вам дам команду: взлетать! Значит, вы от себя потихонечку – рраз! (показывает).

Соня: Угу.

Инструктор: И тогда мы взлетим… (Слышно, как заводятся двигатели). Так, ты не достаешь до педалей. Я рулю педалями…

Соня: Угу.

Инструктор: Ты – ручку на себя, как я говорил, и взлетаем. Да. Хорошо?

Соня: Да.

Инструктор: Всё! Сейчас у вас изображение появится… Готово! Полетели!.. (Двигатели заработали в полную силу, очень громко). Скорость 60 узлов у нас… 80 узлов… 100 узлов… 120… Ручку на себя… Всё!

Марьям: Полетели!

Инструктор: Резко! Резко очень… Чуть-чуть от себя… Чуть от себя… Еще от себя… На себя!

Марьям: Всё, мы летим, да? (Соне) Ой! На себя, на себя, на себя…

Инструктор: На себя…

(Звучат команды на английском языке)

Инструктор: Так, теперь ручку вправо – мы направо полетим, ручку влево – мы влево полетим… На себя, на себя… Теперь от себя… От себя, от себя… Резко очень!.. Мы падаем… Так нельзя резко!.. Ты так старайся, чтобы вот эта зелененькая звездочка была у тебя вот здесь… Сейчас от себя… От себя и опять на себя… Еще раз на себя и подальше от себя. Держи чуть-чуть вверх, всё-всё-всё. Опять от себя…

Марьям: А где мы летим? Куда мы летим и откуда? Расскажите!

Инструктор: Это мы летаем… в Марселе, Франция.

Марьям: О, мы во Франции, Сонь.

Это был второй полет в жизни Сони. Не настоящий, правда, но зато почти самостоятельный! Когда девочка вышла из летной кабины, первой ее встретила Инна Зотова.

И. Зотова: Что на экране было?

Соня: Ну… Взлетная полоса…

Корр.: Марсель! Там был Марсель!

И. Зотова (удивленно): В Марселе ты была?

Соня: Угу.

Корр.: Марсель-то видела? (Соня мотает головой) Взлетную полосу видела… Ну и как сажали самолет? Кто сажал самолет?

Соня: Ну… не я.

Марьям: Соня – она взлетала!

И. Зотова: Ты взлетала?

Соня.: Угу.

Корр.: Штурвал на себя, да?

Инструктор: Летали на тренажере А-320…

И. Зотова: Ну и как? Понравилось? Страшно?

Соня: Да.

И. Зотова: В Марселе была хорошая погода, видимо… Хорошо сели, мягонько…

Соня: Угу… (Смеется вместе с И. Зотовой).

Совершив посадку в виртуальном Марселе, мы вернулись в реальную Москву. Прогулка по Красной площади и вкусное мороженое в вафельном стаканчике сделали свое дело: кажется, Соня оттаяла окончательно. Наверное, помогла и фотосессия на фоне кремлевских стен, которую провела замечательный фотограф Наталья Пьетра. Кстати, Наташа и ее камера сопровождали девочку все эти дни. А перед отлетом Соня получила в подарок диск с красивыми профессиональными фотографиями.

В этот день случилось еще одно маленькое приключение. Соня узнала, что в московском метро, на станции «Площадь революции», есть волшебные бронзовые собаки, которые исполняют желания, если потереть им нос. Конечно же, девочке захотелось увидеть эти скульптуры.

(Шум метро)

Мужской голос: Вон, видишь, человек проходит, и просто на автомате хоп – дотронулся!

Корр.: Там другая собака.

Женский голос: А вы в курсе, что надо эту собаку…

Корр.: Да, это та собака?

И. Зотова: Ты загадала желание?

Женский голос: А вон смотри – еще одна!

Мужской голос: Их всего четыре.

И. Зотова: Пойдем, на всякий случай потрем всех собак.

День четвертый

 В день отъезда Сони в Москве было очень холодно. Поэтому после экскурсии на красном двухэтажном автобусе по центру города мы вернулись в редакцию. Соня грелась, завернувшись в теплую шерстяную накидку, пила чай с тортом. И делилась впечатлениями об увиденном в столице.

Корреспондент: Тебе понравился мюзикл?

Соня: Да, понравился. Пели классно.

Корр.: Ага. Ну вот ты приедешь… наверное, будешь рассказывать, да, друзьям?

Соня: Ну, конечно, буду.

Корр.: Что ты видела… Ну вот в первую очередь ты о чем расскажешь?

Соня: Скажу, что была у стилиста.

Корр.: Посмотрите мою прическу, да?

Соня: Угу. И еще скажу: подарки мне еще вкусные…

Корр.: Подарков много.

Соня: Угу.

Корр.: Ты же, наверное, когда ехала сюда, у тебя были какие-то ожидания? Вообще ты хотела сюда ехать?

Соня: Да.

Корр.: А какие у тебя были ожидания? Есть у тебя это ощущение, что какие-то новые знания, какие-то эмоции новые появились?

Соня: Угу. Впечатления. Стилист понравился.

Корр.: А чем он тебе понравился?

Соня: Ну просто мне понравилось у него.

Корр.: Ну мы сейчас говорим о чем: о профессии или мы говорим именно об этом месте, где ты была?

Соня: О профессии.

Корр.: Ага. То есть тебя заинтересовала профессия стилиста, правильно я понимаю?

Соня: Угу. Стилистом я теперь хочу быть.

Корр.: То есть ты прям вот так загорелась?

Соня: Угу…

Корр.: А раньше ты как-то думала о ней?

Соня: Да. Но только не сильно.

Корр.: То есть ты как считаешь, поездка-то не зря была?

Соня: Нет, конечно. Спасибо большое всем.

Валентина Попова, заместитель директора детского дома, где живет Соня, все эти дни была рядом с девочкой. Поэтому вполне естественным было задать вопрос и ей:

Корр.: Как, на ваш взгляд, поездка удалась-не удалась?

В. Попова: Я считаю, что поездка удалась, конечно. Было очень приятно увидеть Москву. То есть вот эти все экскурсии, Соне тоже очень понравилось. Ну, конечно, график был такой насыщенный, поэтому, может быть, она немножко подустала. А вообще… мы вчера с ней разговаривали – до часу ночи не спали… Просто она не может выражать вот эти все чувства свои, благодарность. Она вот такой человек, какая она есть: не умеет играть.

Корр.: Ну мы тоже за искренность.

В. Попова: Но ей тоже очень понравилось! Спасибо вам за прекрасную поездку, за то, что вы нас пригласили на этот проект. Здорово вообще: программа вся такая замечательная и по профориентации была для Сони. Ну, вот ей все-таки Ваган понравился.

Корр.: Да, все-таки стилист.

В. Попова: Все-таки она говорит, прям… Она даже все это проговаривала, как он ей говорил завязать платок, как, где, что застегивать, как пробор нужно правильно делать… Ну, то есть, вообще вот такие мелочи: как стричь, как что укладывать, все-все вот он с ней проговорил… Ну, тем более, он тоже из детского дома, поэтому они как-то нашли… Ну, молодец он, конечно. Я вам от лица нашего детского дома и, наверное, от Хакасии, хочу выразить особые слова благодарности: всем руководителям проекта и вашему дружному коллективу. Низкий вам поклон за то, что вы делаете такое доброе и благородное дело. Помогаете деткам обрести семью. И я надеюсь на дальнейшее сотрудничество. Что мы будем плодотворно работать, нам хочется, чтобы не только Соня, но и другие дети у нас тоже мечтают в семью. У нас сейчас по группам получается 24 ребенка. Поэтому надеемся на вашу помощь.

Постскриптум

Когда часы на Спасской башне пробили полночь, самолет унес нашу юную гостью из московской сказки в суровую реальность, в детский дом. Но есть огромная надежда, что в казенные стены наша Золушка вернулась ненадолго…

Пока Соня была в Москве, редакционный телефон не умолкал, приходили письма и на электронную почту: очень много людей из разных городов страны заинтересовались девочкой, некоторые даже отправились оформлять документы.

На днях мы позвонили директору детского дома Инне Кагаленок, чтобы узнать, изменилось ли что-нибудь в жизни Сони.

Корр.: Здравствуйте, Инна Алексеевна!

И. Кагаленок: Добрый день!

Корр.: Как Соня, рассказывает что-то?

И. Кагаленок: Ну… (с улыбкой) Соня на небесах. Первое, что она сразу сказала: «А вообще меня уже пригласили на работу, я там буду работать стилистом – даже не важно, какие у меня будут оценки! Вы представляете? У меня же там есть вот, вот уже вот, вот…». (Корреспондент смеется). Я говорю: «Ну ты понимаешь, как это здорово?» Ну, сейчас с друзьями общается, рассказывает очень много. Она, конечно, хвалится подарками – там ее задарили. (Корреспондент смеется). Все показывала, все рассказывала. Я посмотрела фильм. Я посмотрела эту насыщенную программу, посмотрела то, что Валентина Анатольевна привезла… С Соней мы переговорили… Мне очень понравилось, когда они мне показывали фотографии и рассказывали параллельно, где они были: и Арбат, и авиационная школа – это супер просто (смеется). Прям действительно самолеты – как это здорово, и как Соня… я на нее совсем с другой стороны посмотрела в плане того, что вот уверенно держать штурвал самолета – это тоже (смеется). Ну и, с другой стороны, очень много интересного в глазах у нее. Она у нас не всегда улыбается, но все равно – нотки, особенно по Арбату… Есть такие вот, прям, жизнерадостные фотографии… Настолько это такой большой праздник! Она, конечно же, очень устала: это чувствовалось по фотографиям. Потому что Москва – это расстояния, это движение, это суета, это время… Не все к этому готовы, потому что мы же привыкли, что у нас город маленький… Я вам очень благодарна, что мы попали в социальный проект – это такое счастье, что ребенок получил возможность, во-первых, побывать в Москве, что мечты сбываются, что насколько все интересно, насыщенно. Ждем с нетерпением теперь, как дальше будут развиваться события. Мне, конечно, очень хотелось бы, чтобы дети имели такую возможность… чтобы была семья.

Сонины друзья по несчастью, живущие в детском доме, так же как и наша Золушка, мечтают о том, что в их жизни настанут счастливые дни и появятся близкие люди, которым можно будет довериться. Мы очень хотим, чтобы все ребята, лишенные родительского тепла, смогли стать мамиными и папиными. И постараемся сделать все, что можем, чтобы это произошло.

Продолжение следует…

Фотографии Сони, а также других ребятишек из Республики Хакасия, которые очень ждут своих будущих родителей, вы можете посмотреть в нашем «Листе ожидания».

Дневник второго детского рейса "Поезда надежды" >>