Чтоб расцветала ромашка снова в поле,

Ручьи журчали, слагая песню воли,

И птицы пели, и помогал им ветер.

Семья нужна нам, и дом наш будет светел!

 

Эта песня прозвучала на слете участников программы «Поезд надежды», который прошел в Подмосковье осенью 2012 года. А подарил ее нам дружный девичий коллектив.

И. Зотова: В поездке во Владивосток принимала участие одна очень интересная семья. Анна – преподаватель музыки по классу фортепиано в музыкальной школе. Она приехала из города Майкопа республики Адыгея. Анна стала участницей 15-го рейса «Поезда надежды». И из Владивостока она вернулась с Наташей и Гулей.

 Гуля: Мы жили в детском доме. Мы очень ждали маму с Наташей. Потом приехал «Поезд Надежды» и привез нам маму. Теперь мы с мамой живем очень хорошо, мне у нее очень нравится. И Наташе.

Подобные слова, наверное, мог бы сказать каждый маленький пассажир «Поезда надежды». А именно эти почти 4 года назад произнесла 7-летняя Гуля. На тот момент – самая младшая в большой музыкальной семье. Седьмая мамина дочка. Но, как потом оказалось, не последняя…

 Именно об этой необычной семье и будет наша вторая «Иркутская история».

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

ИРКУТСКИЕ ИСТОРИИ

История вторая – из Майкопа

ГЛАВА 1. Сама себе машинист (Аня и Ванесса, Геля)

Всего десять лет назад у Анны, самостоятельной мамы из Майкопа, было две дочки. А сейчас их уже девять! И семь из них – приемные…

Корр.: Откуда вообще взялась идея взять детей? У вас же уже были дочки. Две. Многие считают, что три – уже много.

Анна (весело): А вот два еще мало! Ну, во-первых, у меня мама сирота войны, которая одиннадцать лет прожила в детском доме… хотя ее воспоминания о детском доме очень светлые. Единственное, что потом… после выпуска из детдома, никто не помог. В восемнадцать лет вручили чемодан и сказали: всё, вперед с песней! Вот… И это, конечно, было очень сложно. Второе: В 2003 году в нашей республиканской газете «Советская Адыгея» появилась рубрика «В поисках семейного очага», в ней стали публиковать фотографии сирот, стали писать о приемных семьях. Я с большим интересом это все читала. Даже познакомилась с одной из семей. Мы стали вместе с ними ездить в интернат. Я сначала начала брать детей на выходные, на каникулы. Там я познакомилась со своей первой дочкой Аней. Она была ровесницей моей младшей дочери Полины. Когда она приезжала  к нам на выходные, на каникулы, девочки подружились. Я видела, насколько ей не хочется ехать назад. Ну я решила, что пришла пора реализовать мое желание и оставить этого ребенка в семье, но когда я пошла узнавать подробности, выяснилось, что у нее есть младшая сестра Ванесса, которая находилась в детском доме. То есть в другом учреждении. Ну я решила их не разлучать и брать двоих.

Так в семье Анны к кровным дочкам – 18-летней Ульяне и 11-летней Полине – прибавились приемные: Аня и ее 6-летняя сестра Ванесса.

Корр.: Аня, ты помнишь, как ты приехала первый раз домой к маме?

Аня: Конечно, помню! (усмехается) Я тогда в стрессовом состоянии находилась, так как меня разделили с младшей сестрой, она была в детском доме – я в интернате. Поэтому первая встреча с мамой не была особо удачной, то есть, я сначала не хотела к ней ехать. Но потом в интернате дети мне стали говорить, что я делаю глупость, что надо съездить попробовать, и в итоге с двумя другими девочками мы приехали к маме в гости… Она мне сразу встречу с сестрой организовала. Это мне очень понравилось, потому что меня хотела взять другая женщина, но она рассчитывала только меня взять, а мне было важно, чтобы нашелся тот человек, который согласился бы на обеих.

Корр.: А когда ты поняла, что ты не просто уже ходишь в гости, а скоро совсем переедешь?

Аня: Мне было на тот момент десять лет, и когда она брала сначала меня с другими девочками, а потом стала брать отдельно меня и интересоваться конкретно мной, естественно, даже ребенок в этом возрасте поймет, что это уже не просто так к тебе люди приезжают. Она очень быстро меня забрала. Ванессу позднее, на неделю, по-моему…

Корр.: Ну, и как произошло воссоединение сестер?

Аня: Ну, как… я за это ей очень благодарна, конечно… не только за то что она меня воспитала, но и за то, что она меня с сестрой не разделила, потому что, честно говоря, для меня то, что меня с ней разделили, было очень болезненно.

Корр.: Полин, скажи, пожалуйста, ты помнишь, как Аня с Ванессой приехали?

Полина: Да, с Аней мы очень быстро нашли общий язык, очень сдружились, и в принципе я была одним из инициаторов того, чтобы ее и Ванессу взяли… ну, мама ждала от меня согласия-несогласия… а Ванессу я не видела до того, как ее вот непосредственно уже взяли… Ну, Ванесса сидела, помню, в зале, и как-то так вот нерешительно смотрела. Какие-то вот такие воспоминания.

Корр.: Ну а какие-то общие интересы быстро появились?

Полина: В принципе да, то есть… мы больше с Аней, потому что мы одногодки, и общих интересов было очень много. Ванесска у нас как-то… ну, она младше была, поэтому она вагончиком таким, чуть-чуть отстающим  была у нас.

Корр.: А Ульяна? Нашла с ними общий язык (она намного старше же была)?

Полина: Да, Ульяна была старше, и она на тот момент в Краснодаре училась, поэтому она уже немножко отделилась, скажем так, от нас. А так вот воспоминаний детско-позитивных очень много.

Однако на двух приемных дочках Анна не остановилась. Почему?

Анна: Ну Полина и Аня сдружились. Они были ровесницами. Вместе играли, вместе все время были, а Ванесса была как бы вот одна в силу возраста. Вообще, надо сказать, она у меня… самый тяжелый это был мой ребенок из всех. Проблемный по поведению. У нас была очень тяжелая и жесткая адаптация. Правда, я тогда еще слова такого не знала, потому что у нас не было ни школ приемных родителей, ни специальной литературы. Вот. Ну с ней было очень трудно. И как-то я думала: может, она так себя ведет, что ей не с кем поиграть, ей скучно, ей плохо?.. Она просила себе подружку из детского дома. Через полтора года я взяла ей ровесницу-одногодку Ангелину из нашего детского дома. Но, как потом оказалось, на тот момент, именно с этой целью это был неправильный шаг, потому что девочки были очень разные: Ангелина более мягкая, ласковая девочка. Дружбы между ними особой не получилось. И наши поведенческие реакции усугубились ревностью к сопернице, скажем так. У Ангелины были свои проблемы, другого характера, но тоже были. Нам очень тяжело давалась школа, потому что я взяла ее на пороге первого класса, ребенку было семь с половиной лет на тот момент, и очень-очень много времени нам приходилось уделять, чтобы нагнать то, что она должна была знать по учебной программе. Ну, справлялись потихоньку. Через три года, как у меня появились дети, у нас открылась первая школа приемных родителей, куда я пошла, узнав про нее. Я пошла сама, никто меня туда не звал, никто меня туда не загонял, но я столько там узнала, столько там всего почерпнула! Вот вроде бы… когда я брала детей, я была педагогом с двадцатилетним стажем, у меня было двое своих детей, успешных, хороших детей. И поэтому как раз первых детей я брала с уверенностью, что опыт есть, и педагогический, и материнский – всё прекрасно. И когда я столкнулась с Аней и Ванессой, я поняла, что педагогика как она идет в школах, к этим детям вообще неприменима. Там столько всяких тонкостей, которые надо знать и правильно на них реагировать, что в голову не придет! Вот эти все знания я получила в школе приемных родителей: у нас очень хорошая школа в регионе. Я стала взахлеб учиться, я поняла очень много того, что не знала, поняла, почему случились у нас вот эти всякие там вывихи. Поняла, что где-то я неправильно реагировала, и можно было все это повернуть по-другому. Ванесса моя… конечно, ребенок уже стал адекватным… у нас, конечно, бывают еще там вспышки определенные, но, по крайней мере, я теперь знаю, как на них реагировать. Вот, и, очень много всего прочитав, очень много всего узнав, пообщавшись с единомышленниками, я подумала: а может, я еще могу взять детей, может быть, я еще смогу? Хотя до этого, конечно, мысли были: ой, да чур меня, да чтоб я еще раз в это влезла! (смеется) А вот там эта мысль появилась.

ГЛАВА 2. Первый раз пассажир (Наташа и Гуля)

Приняв это решение, Анна начала действовать. Первым делом достроила второй этаж дома. А потом прислала заявку на участие в приморском рейсе «Поезда надежды». Поскольку все необходимые документы у Анны были оформлены, и она хотела принять в семью двух девочек-школьниц (а для ребят старшего возраста найти родителей обычно непросто), мы включили эту самостоятельную маму в состав участников рейса. Надо сказать, что к поездке Анна подошла со всей серьезностью. Вместе со своими детьми изучала анкеты детей-сирот на федеральном и краевом сайтах, просматривала видеоролики на волонтерских интернет-ресурсах…

Корр.: Девчонки, а вот когда мама ваша отправилась с «Поездом надежды», вы что подумали по этому поводу?

Полина: Я была рада!

Корр.: Да? Почему?

Полина: Ну не знаю… Еще двое, как бы… Когда мы по базе данных искали, мне сразу Гуля с Наташей понравились и всё. И я говорю: «Только их! Больше никого!» (смеется)

Анна: А Геле понравилась еще Ксюша. Помнишь?

Геля: Да, Ксюша…

Анна (Геле): И ты мне еще говорила: «И вон ту тоже привези!» (общий смех) Я говорю: «Ну три – это уже перебор!» (все смеются)

Корр.: Ну а как, не казалось это какой-то странной идеей – куда-то так далеко ехать?

Полина: Не-а!

Корр.: Нет? (весело) Съездить во Владивосток – подумаешь!

Полина: Да все нормально! (смеется)

Своих детей – девятилетнюю Наташу и ее семилетнюю сестренку – Анна нашла не в самом Владивостоке, а в другом городе Приморского края – в Уссурийске. 

Психолог ДД: Вот, знакомимся: Анна Витальевна… (Анна обнимает девочек)…  Долгожданная встреча… (Анне, которая то ли смеется, то ли плачет) Садитесь, садитесь…

Анна (растроганно): Да я уж как-то к ним так по фотографиям привыкла…

Психолог ДД (понимающе)Уже родные…

Анна (гладит девочек по головам): Котята…

Заочное знакомство с девочками не было односторонним. Анна не только каждый день вместе с дочками просматривала видеоролик о сестрах и их фотографии в интернете, но и сама писала письма в детский дом, посылала фото своих дочерей. А на первую встречу и подарки от них привезла. 

Анна (протягивая Геле куклу)Вот это ляля, видишь?

Анна (обращается к Наташе) Это книжка специальная, как делать всякие вышивки… Изучать будешь… Смотри, здесь два готовых набора для браслетов.

Наташа (шуршит пакетами, рассматривает подарки)Вау!

Анна: Когда распакуешь, там написано, как делать. Там инструкция.

Наташа (с восторгом)А… ух ты!

Психолог ДД (одновременно): Красиво…

Наташа: Я и не думала, что у меня такое когда-нибудь будет… Мне все нравится! 

Анна ездила в Уссурийск каждый день: 100 километров туда и 100 обратно, во Владивосток. (фоном начинает звучать «Песня мамонтенка», которую исполняют Анна и ее девочки) И вскоре Наташа и Ангелинка весело пели вместе с новой мамой в автобусе, который навсегда увозил их из казенных стен. Дома, в Адыгее, их ждали сразу пять сестер! А поскольку Ангелина в семье к тому времени уже была, младшая Геля получила еще и новое имя – Гуля.

Корр.: Гуля, как тебе столько сестер иметь – хорошо или плохо?

Гуля (одновременно): Да! Хорошо.

Корр.: Не обижают?

Гуля: Не-а!

Корр. (сочувственно): Наверное, воспитывают…

Гуля: Да!

Корр. (с удивлением): А тебе нравится, когда воспитывают?

Гуля (подумав): Ну-у-у… Не всегда…

Корр. (одновременно): Не нравится, да? А чего ж тогда говоришь – «хорошо»?

Гуля (весело): Не знаю!

Корр.: Не знаешь? (поворачивается к другим девочкам) Ну-ка, а может, есть другие версии? (девочки смущенно хмыкают) Наташ!

Наташа: Если бы у меня было столько сестер… Ну, у меня они есть… (девочки хихикают) Мне с ними весело! И не скучно.

Корр.: Ну а что вы делаете, чтоб не скучно было?

Наташа: Разговариваем, в игры играем…

Геля: В салочки… «Менеджер», «Твистер»…

Корр.: А скажите мне… Наташа и Гуля приехали полгода назад к вам. Как вы, быстро подружились?

Полина: Да.

Наташа: Быстро.

Геля: Мы в первую ночь с ней… с Наташей…

Корр.: Прям в первую ночь подружились?! (общий смех) И как это выглядело?

Геля: Ну-у-у… ну всю ночь болтали практически.

Гуля: Всегда так!

Полина: Не давали спать.

Корр. (подхватывает): Всем…

Полина: Да. (девочки смеются)

В общем, с точки зрения девочек, расширение семьи прошло быстро и безболезненно. А как это воспринимала их мама?

Анна: Один из моих больших интересов, который меня толкал, было как раз то, что я получила очень много знаний об адаптации… Мне было интересно посмотреть, как мы пройдем с новыми детьми этот период жизни. Но то ли дети мне попались такие золотые, то ли я действительно уже мама такая опытная… В общем, адаптацию мы так и не дождались, скажем так. (смеется) Ну были какие-то детские моменты, но это свойственно всем детям в любых семьях. Ну, Наталья, там, Гулю очень любит так исподтишка толкать, там, подщипать, вот, а та не жалуется никогда. Вот если у Ванессы была манера – чуть что, они с Гелей бежали на друг друга докладывали: (изображает капризные крики девочек) «Она, она, она, она виновата!», и никогда не разберешься, естественно, кто там из них прав, кто виноват… Эта – нет, как партизан. Такая светлая девочка, солнечная именно девочка, такая всегда позитивная, открытая для мира для всего. Наташа – она более сдержанная, она такая старательная, нацеленная на успех.

Ну, вообще, надо сказать, детки очень хорошие. Все очень разные, хоть вроде в одной семье живем, и пытаюсь я их собирать едиными делами. У нас традиция: постановка ежегодных спектаклей со сменными декорациями: на всю комнату там одна уезжает, другая приезжает, с костюмами, с гримом. Дети это все делают сами.

Есть в этой семье и еще одно общее увлечение: занятия музыкой. Дело в том, что Анна – преподаватель музыкальной школы.

Анна: Музыке, я считаю, надо обучать всех детей, потому что… скажем так, массаж кончиков пальцев ведет к развитию мозга! (смеется) Вот… Любой логопед, любой психолог вам скажет, что если у детей есть какие-то отставания, а у детей из детских домов у всех есть какие-то отставания, то мелкая моторика, напрямую связанная с деятельностью головного мозга, – это развитие математических и речевых центров, и так далее, и так далее. То есть, это очень и очень полезно. Так вот, занятия фортепьяно, то есть постоянное прикосновение кончиков пальцев к клавишам, это и есть та самая мелкая моторика, развитие которой всем рекомендуется. Заодно еще и учим усидчивости, учим культуре, выдержке на сцене… то есть, очень много положительных качеств воспитывается, которые вообще потом в жизни детям пригодятся.

Тогда, четыре года назад, Анна с гордостью говорила, что у нее теперь настоящая семья: семь «я», семь дочек…

Анна: Конечно, в ближайшую пятилетку никаких прибавлений у нас не будет, потому что этих деток надо еще поднять, а что будет потом – не знаю. Ну, когда старшие девочки… если уедут учиться, там будет видно. Ну, если мы будем пополняться, то только с «Поездом надежды», это вот сто процентов! (смеется вместе с корреспондентом)

Корр.: Понравилось?

Анна (со смехом): Очень понравилось!

ГЛАВА 3. Снова пассажир (Оля и Тася)

Прошло три года. Минувшей осенью мы готовили в путь юбилейный, 20-ый рейс. И вдруг, среди заявок на участие в поездке, мы увидели… письмо от Анны! Конечно, мы сразу ей позвонили.

Корр.: Что это у вас вдруг возникла такая мысль?

Анна: Ну, во-первых, не вдруг. Старшие девочки выросли: Ульяна замужем, сейчас в ожидании пополнения; Полина поступила учиться, в Краснодар  уезжает; Аня тоже. У меня остаются дома всего четверо, а для меня это – «всего»…

Корр.: Всего! (смеется)

Анна: Уже всё на рельсах, всё гладко, вполне можно еще на один заход пойти. У меня все документы уже, как говорится… «Я готов к труду и обороне».

Надо сказать, что при подготовке к своему второму рейсу Анна решила повторить успешный приморский опыт. Вместе с дочками она заранее просматривала сайты с фотографиями и видеороликами иркутских сирот. А когда определилась, что хочет поехать за 8-летней Олей и 6-летней Наташей, через регионального оператора отправила для них свои семейные фото и видео. И это снова сработало!

Сотрудница ДД1 (Наташе): Входи!

Анна: А вот и Наташенька пришла!

Сотрудница ДД (одновременно)2: А что сказать-то надо? «Здравствуйте!» скажи.

Наташа: Здравствуйте!

Анна: Здравствуй, красавица!

Сотрудница ДД1: Наташ! Кто это? Ты помнишь?

Наташа: Аня.

Сотрудница ДД1: Аня, ну, вот (смеется)

Анна: Тебе же кино показывали?

Наташа: Угу!

Анна: Ну как? Тебе понравился наш дом?

Наташа: Да.

Анна: А кто тебе из наших животных запомнился? Тебе же показывали наших зверей?

Наташа: Морская свинка.

Анна: Ты к нам хочешь поехать?

Наташа (тихо): Угу.

Анна: Дочкой моей хочешь быть?

Наташа: Да.

Анна: Мы сделали твою фотографию, поставили уже к себе и девочки говорили: «О! Наша Наташа! Пусть Наташа к нам приезжает скорее!» (смеется). Вот, девочки тебя ждали и… сейчас я тебе вот покажу (шуршит пакетом), они сплели тебе браслетики. Ну это тебе всякие заколочки, красивые бантики. А вот смотри… Знаешь, что это такое?

Наташа: Часы.

Анна: Часы. Вот такие специальные часы купила с куколкой. Чтоб ты знала, когда у нас сколько времени. Я к тебе сейчас буду приходить в гости, будем смотреть по часам: ага, сейчас мама придет.

Встреча Анны со старшей девочкой тоже прошла легко и непринужденно. В первый же день Оля провела для своей гостьи экскурсию, и показала, где живет.

Оля: А это моя комната…

Анна: А где твоя кроватка?

Оля: Моя – вот она.

Анна: Вот кроватка. Цветы у вас такие красивые. Фотообои – прямо как живые. А кто у вас убирает тут в комнате?

Оля: Мы сами убираем по графику.  А какая у тебя школьная форма? Ну-ка, покажи… Ну, я представляю, какая ты красавица в этой школьной форме.

Оля (достает из шкафа): Вот такая еще есть.

Анна: Еще и такая? А, сарафанчик.

Оля: Есть и такой сарафанчик…

Анна: Ой! Школьница. А в школе как дела, подруга?

Оля: Нормально.

Анна: Нормально? Хорошо. Ответ достойный… ученика (хохочет).

Оле Анна тоже подарила часы. Но другие.

Анна: Смотри, как они интересно одеваются. (щелчок) Шлеп!.. И они вот так застегиваются. Будешь как взрослая смотреть, когда в школу ходить. Да?

Оля (одновременно, еле слышно): Да.

Обе встречи с девочками прошли довольно гладко, что с большими детьми бывает нечасто. И на первом родительском собрании участников иркутского  «Поезда надежды», то есть в тот же вечер, Анна сообщила:

Анна: Я в опеке уже согласие подписала. Вот. Поэтому мне теперь осталось…

О. Резюкова: На кого согласие?

Анна: На обеих… (звучат аплодисменты)

Так у нашей героини появились еще две дочки: Оля и Наташа-младшая, которую в семье теперь зовут Тасей. Интересно, как их встретили старшие сестры?

Анна: Да, хорошо приняли, они же их ждали. У меня Ванесса была, скажем так, против. Тем не менее, очень так лояльно с ними, играла, как-то села пазлы с Тасей собирать. Думаю: «Надо же!» (смеется) Они сейчас живут, старшие, на втором этаже, относительно отдельно. Тем не менее, я вчера уезжала на родительское собрание. Ванесса мне жалуется: «Они пришли в нашу комнату! Стали там прыгать! Я не могла их выгнать!» Я говорю: «Ванесса, ты?! Не могла выгнать двух мелких шмакодявок из своей комнаты? (корреспондент смеется) Это ж надо, чтоб тебя малыши пережали!» В общем, я с мелкими поговорила. Сказала, чтоб туда не ходили. У вас, говорю, есть игровая, целая комната большая на втором этаже. Там ваши игрушки, ваши коляски, ваши куклы. Там играйте, сколько хотите, скачите, прыгайте, а к девочкам в комнату не лезьте. Границы определенные они, конечно, щупают старательно. Это само собой. Зажигают! Такие милые все из себя были, добрые, ласковые (смеется), а теперь скачут. Тася построила тут всех! Все делают только то, что она им командует. Они втроем живут: Гуля, Оля и Тася. Гуля, вообще, она ведомая по жизни. Я и хоть назначила ее старшей по комнате, она слушается уже мелкую. Ольга хитрая, конечно, очень, хитрая девушка.

Корр. (одновременно, весело): Ну, у неё и глазки хитренькие сразу были!

Анна: Ну, да. Тася – лидер. Подрастет, тоже даст жару. Командир! Тут всем всё указывает, старшим: «Ванесса, ты не так накрасилась, посмотри, на кого ты похожа!» Умненькая такая. Такие диагнозы ей рисовали, я там чуть не перепугалась! А такой ребенок хороший оказался,

Анна говорит, что особых проблем с адаптацией младших дочек в семье не было.

Анна: Мне в этом плане как-то знаете… я хлебнула в свое время со своими майкопскими, с первыми… Ну, а эти, что вот уссурята, что вот иркутята – то ли я уже как-то все это знаю, как реагировать, как воспринимать. То ли детки действительно такие – подарочные. Ну все нормально! И Ольгу я же думала на второй год оставлять: ее ж собирались выводить в коррекцию, у нее ж дата комиссии была назначена. То есть если бы я не приехала, они бы ее в коррекционку перевели, а она абсолютно нормальный ребенок. Стали заниматься – сначала, конечно, тяжеловато было, но ничего, нагоняем, продолжаем заниматься, даже вот в четвертой четверти четверки получили по русскому, по математике.

Корр.: Ну вообще!

Анна: Я, честно говоря, сама не ожидала. Я приготовилась, что это два-три года будет вытягивание, как со всеми остальными, то есть постепенно будем, а тут как-то удалось нам рвануть, так что пишет сейчас и диктанты, и все остальное. А то ж вообще – она текст не могла переписать, совершенно не могла, то есть в каждом слове ошибка, а то и две. На слух вообще не воспринимала. Ну, а сейчас ничего, даже один диктант директорский умудрилась на пять написать. Таська тоже умница, все ловит на ходу… уже читаем, букварь закончили уже читать, примеры уже по учебнику второго класса решаем.

Корр.: Да-а.

Анна: Школу, слава богу, победили, ой… я ожидала, что у меня будут проблемы с устройством Таси в садик, но никак не ожидала, что у меня будут проблемы с устройством детей в школу! «Вы не нашего района!» Конечно, они мне нервы помотали от души. И вот потом точно так же не принимали документы Таси. Говорили: вы не с нашего района, идите куда хотите. И тоже приходилось и туда, и туда, и туда обращаться… звонили в школу, беседовали… в итоге нас взяли. Так что будут дети учиться вместе…

А сами-то девчонки рады этому?

Оля, Тася и Геля: Да. Да, очень. Ну да, да.

Корр.:  А почему, Геля?

Геля: Ну, нам удобней так.

Корр.: Оля?

Оля: Потому что одной не очень нравится ходить, а так с сестрами можно поразговаривать, поиграть с ними…

Геля: Мы вместе все идем, и отводим, забираем вместе, уходим. Ну, они немножко нас будут ждать на продленке.

Тася: Если, например, я в другую школу попаду, они будут за мной ходить туда-сюда. Это будет долго.

Корр.: Тася, ты скоро в школу пойдешь, да?

Тася: Да.

Корр.: Первоклассницей будешь?

Тася: Да!

Корр.: Ты хочешь вообще в школу-то идти?

Тася: Хочу!

Корр.:  А что ты там будешь делать?

Тася: Учиться. Мы с мамой уже занимались, я уже почти читаю… я уже умею читать.

Корр.: Здорово. Олечка, а ты в каком классе?

Оля: Сейчас уже перехожу в третий. Мы с мамой очень много занимались, теперь я учусь только на пятерки-четверки, иногда бывает одна троечка…

Корр.: Ну, ты молодец, умница. Геля, а вы вместе уроки делаете?

Геля: Нет, уроки мы вместе не делаем, просто иногда они просят помочь или объяснить, и когда мама занята, мы объясняем Оле… Тася пока не учится.

Корр.: А сложно это – быть старшей сестрой?

Геля: Да нет, вроде.

Корр.: Ну, а что тебе больше всего нравится в младших?

Геля: Не знаю… в игры с ними играть (смеется)

Корр.: Тогда можно и самой поиграть, да?

Геля: Ну да. Вспоминаем детство…

ГЛАВА 4. Начальник поезда

На этом можно было бы и завершить рассказ об Анне и ее дочках, однако…

Светлана: Я сама на сайтах искала… сестрички или братишки… Аня нам прислала несколько видеороликов. Третий видеоролик, который мы посмотрели… нам понравились дети, как-то вот сразу пришлись по душе. Тут Аня пишет, что позвонила психолог из Уссурийска, спрашивает: «Та семья, которой понравились эти дети, взяли бы всех четверых или нет?» И как раз мы приехали в опеку, и нам сказали: «Мы вам даем добро». Ну мы отсылаем весь пакет документов, буквально за три дня прилетаем туда, нас встретили очень хорошо, с детьми встретились хорошо. Покупаем билеты, летим… Прилетели домой – дети, те, кто были дома, приняли очень положительно. Нас очень ждали.

Это, конечно, совсем другая история, но к нашей сегодняшней героине – Анне – она имеет самое непосредственное отношение.

Корр.: Вы мне расскажите про свои вагончики-то, которые вы то и дело отправляете… «Вагончики надежды».

Анна (со смехом): Это началось в прошлом году, когда у меня была семья, которая хотела брать троих детей разом, и мы написали заявку на «Поезд надежды», а тогда вы сказали, что «только те, кто ездил».

Корр.: Угу.

Анна: Ну а люди у меня пришли, две семьи, хотели… Ну, люди добрые, ну я могу вам предложить только то, где была сама, где знаю, что вас хорошо встретят. Ну и мы связались с Уссурийском, и они полетели в Уссурийск. Одна семья троих детей взяла – брат, сестра и отдельно мальчик, вторая семья одну девочку взяла 11-ти лет. И вот они вернулись такие счастливые, с такими квадратными глазами – как их там хорошо встречали, как их там за руку водили, как их там работники опеки кормили, и вообще не ожидали такого отношения, как к близким родственникам. И про детей все рассказали, и всё-всё-всё. В общем, это было так здорово, они в таком восторге вернулись, что, услышав подобное, остальные наши люди тоже захотели ехать туда же. В общей сложности тогда привезли восемь человек…

Корр.: Это сколько семей, значит?

Анна: Четыре семьи. Первый заезд –  трое и один, а потом брали двух братьев, и потом еще раз двух братьев-близнецов. Потом, когда я была в Иркутске, я ж там сразу везде говорила, что у меня есть люди, которые ждут, готовы ехать… И вот у меня они поехали… В прошлом году семья… в декабре они привезли мальчика четырехлетнего… Потом две семьи привезли трех девочек взросленьких – вот 10, 11 и одной 7…

Корр.: А они сестры, что ли?

Анна: Нет-нет-нет, это все отдельные девочки, причем две из них – это вот Олины подружки, они вместе жили в одной комнате. И в Уссурийск потом еще поехали… и у нас сейчас уже «уссурят» 14 человек. У нас как диаспора – перевозим их детский дом. У них сейчас есть программа: телевидение местное снимает раз в неделю, и они выставляют в интернете видеоролики. И мы, собственно, заходим туда и ищем через вот эти видеоролики – я ж тоже в свое время Наташу с Гулей нашла именно через сайт видеороликов. И всех деток, что мы оттуда брали – мы их всех через видеоролики нашли: пошел, полистал, подобрал… спросил, информацию получил – поехал. Уссурийск в этом плане открыт – очень мы им благодарны, как они людей наших встречают, провожают, так быстро документы делают…

Корр.: Только очень далеко они. К сожалению.

Анна: Очень далеко, к сожалению, но, тем не менее, люди готовы – у нас скоро опека на дыбы встанет – всех своих детей раздали, так значит теперь со всей страны везем… У нас дошкольный детский дом закрыли уже года два как, а в этом году полностью закрыли интернат школьный.

Корр.: То есть у вас совсем учреждений не осталось?

Анна: У нас остался один интернат в Адыгее, там совсем-совсем инвалиды дети, лежачие, и один интернат умственно-отсталых, который тоже сейчас разбирается. То есть в сельскую местность берут тоже умственно-отсталых, как говорится, к сельскому труду, то есть вот таким вот образом…

Корр.: Так значит, «уссурят» у вас четырнадцать?..

Анна: Да…

Корр.: И теперь Иркутск еще. «Иркутята».

Анна: Ну вот «иркутята» – получается, шесть человек. Моих двое, там мальчика еще взяли и троих девчат еще привезли, то есть, шесть у нас «иркутят» теперь уже. Вот такие у нас «вагончики».

Корр.: Итого двадцать получается.

Анна: Вообще-то, крестников больше. У меня их еще до этого было человек пять. Мне все время звонят, то одни, то другие. Всю библиотеку мою перечитали уже, что у меня за эти годы было собрано. Приходят, и так часа на три-четыре… присядем с ними беседовать, так сказать, беседы…

Корр.: Ну, то есть, вы еще и как служба сопровождения работаете?

Анна: Ну это да, это постоянно. (смеется)

Продолжение следует…

Дети (поют):

Чтоб приходила любовь всегда с весною,

Чтоб сердце билось, стуча без перебою,

И птицы пели, и помогал им ветер.

Семья нужна нам и дом наш будет светел.

Нам нужен дом на земле,

Самый большой и светлый.

Пусть расцветают сады,

Кругом смеются дети.

Будем любить мы сильней,

Взявшись за руки дружно,

Близких, родных и друзей.

Нам это очень нужно!

Да!

Судя по многочисленным звонкам и письмам в нашу редакцию, немало людей мечтают стать пассажирами «Поезда надежды». И очень хорошо, что кроме нашего, основного состава, появляются и вот такие – маленькие, но очень нужные: с помощью и поддержкой тех, кто сам прошел этот путь. А вообще, как известно, «дорогу осилит идущий»: если решение принято, все необходимые документы уже на руках, вполне можно попытаться стать машинистом своего собственного «Поезда надежды». Или «Самолета надежды». Или даже «Автомобиля надежды». Для этого достаточно открыть любой сайт с фотографиями детей, которые очень ждут родителей, найти телефоны региональных операторов или органов опеки, позвонить, договориться и – приехать за своим счастьем.

А начать можно, например, с нашего «Листа ожидания», где вы найдете множество анкет наших подопечных из разных регионов России. А мы чем сможем – поможем. И точно – поддержим.