Пришло долгожданное лето и началось оно с праздника, который мы, команда «Детского вопроса», считаем профессиональным. Речь идет о Дне защиты детей. Надо сказать, что к этой дате мы подошли с хорошими результатами: с начала года среди подопечных нашего проекта уже более 200 ребятишек стали, как мы говорим, «солнечными человечками». То есть обрели родителей, семью. И хотя новый дом оказывается порой довольно далеко – мальчишки и девчонки уезжают за тысячи километров от тех мест, где жили раньше – страх от неизвестности в детских глазах очень скоро сменяется озорными счастливыми огоньками. Вот и трехлетние двойняшки Максим и Диана вместе со своей младшей сестренкой Полиной перебрались из иркутского дома ребенка в далекий Сургут. С их новой мамой познакомилась наш корреспондент.

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

Корр.: Ну вот вы недавно приехали домой из Иркутска. С ребятишками. А вы не побоялись так сразу троих-то взять?

Дана: Ну немножко боялись, конечно. Потому что у нас не было столько детей враз. У нас одна только своя дочка.

Корр.: У вас первые приемные дети, да?

Дана (слышны голоса играющих детей): Да, первые.

Корр.: То есть была одна дочка, а теперь сразу четверо детей.

Дана (весело): Ну да. Была одна своя, а теперь трое приемных, получается.

Корр.: Ну и как они – ладят?

Дана: Ну по-разному. Они же дети. Бывает, что и балуются. Бывает, что не слушаются. Ну играют вместе все равно – они же братья-сестры.

Корр.: А дочке вашей сколько лет?

Дана: 13.

Корр.: Ну она вам и в дороге помогала, да? Она же с вами ездила?

Дана: Да, потому что мужа с работы не отпустили. Так бы я одна, конечно, не смогла бы их привезти… в самолете сидеть…

Корр.: Ну да: трое сразу, малыши… Как у вас дорога-то прошла? Спокойно?

Дана: Ну-у-у… Мы же самолетом летели, через Новосибирск. Прямого рейса потому что не было – в Сургут не летают из Иркутска прямые рейсы. В принципе… ну немного покапризничали – брали для них разные развлекашки, развлекали их, как могли. Они какое-то время сидели, потом стояли, ходили. Ну а там уже и прилетели мы: в Новосибирске ночевали сутки, а утром домой прилетели.

Корр.: Кстати, вот муж-то как встретил пополнение? Он же их, получается, впервые увидел, когда приехали…

Дана: Да. По фотографиям, конечно, он их только видел. Больше никак.

Корр.: Но фотографии – это одно, а живые дети – совсем другое!

Дана: Как-то вот спокойно встретил, как будто бы они тут и жили все время. (смеется вместе с корреспондентом) Максим сразу как-то к нему привязался… мальчик. Муж же все сына хотел, а тут ему сразу и сын, еще и две дочки!

Корр.: У вас там теперь цветник!

Дана: Да, три дочки и сын, получается.

Корр.: А дочка-то как? Не пожалела еще, что не единственная теперь?

Дана: Она, в принципе, не пожалела, но стала задавать вопросы: «А ты меня еще любишь? А ты меня точно любишь?» Я говорю: «Ну конечно, люблю». Ну конечно, сложно ей: она 13 лет одна росла, все внимание было ей, дома была тишина, покой! (корреспондент смеется) А сейчас сразу трое детей, шум-гам… Ну, привыкнет.

Корр.: А вы сами не пожалели, что у вас теперь такой шум-гам?

Дана: Да пока нет.

Корр.: Не тяжело?

Дана: Ну как?.. Непривычно просто, но уже привыкаем, входим в ритм их, в режим.

Корр.: Вы одна с ними занимаетесь, да? Без нянь?

Дана: Да, я одна. Но муж приходит вечером с работы. Ну вот дочка из школы скоро придет. А так – одна. Ну, в принципе, там потом в садик пойдут двойняшки.

Корр.: А не рано им в садик?

Дана: А там же… двойняшкам три года. Ну сейчас адаптируются, привыкнут к нам, чтоб не сразу их отдавать в сад.

Корр.: Ну да…

Дана (одновременно продолжает): А младшей – год и три.

Корр.: Год и три – ей еще рано…

Дана: Не, ну младшая-то – понятно, она дома будет. Я же и заявление написала по уходу за ребенком до трех лет… Отпуск оформила  на работе.

Корр.: А-а, понятно. То есть пока все хорошо, да?

Дана: Ну пока да – времени-то, в принципе, мало прошло. Месяц прошел, как мы приехали.

Корр.: Ну иногда адаптация прям сразу начинается. У вас нет?

Дана: Нет, ничего такого прям ужасного я еще пока не замечала. Но я, в принципе, уже поняла, кто есть кто, у кого какой характер… (смеется) кто что любит, кто что умеет, кто не умеет. Просто там-то сложно было – я всего лишь пять дней побыла и… что мы там?.. приходили, гуляли… Ну на улице – это одно, а дома – это же другое совершенно.

Корр.: Ну какие-то неожиданные открытия были – в характерах, в поведении?

Дана: Неожиданности были, например, мне показалось, что Максим более непослушный… когда мы там были. А выяснилось, что, оказывается, Диана более непослушная, которая там казалась послушной…

Корр.: О-о-о!

Дана: А здесь она, оказывается, может совершенно себя по-другому вести. (корреспондент смеется) Ну вот только если это открытие было.

Корр. (весело): Тихий омут оказался, да?

Дана: Да! У нее такие хитрые глазки! (корреспондент смеется) Она… так, знаете, может с таким хитрым лицом (тоже смеется) что-нибудь натворить – приходит и улыбается!

Корр. (со смехом): Понятно!

Дана: Ну а маленькая, Полина… Ей было раньше как бы все равно, наверное, прихожу я, ухожу или как… А сейчас она до такой степени привыкла, что я даже из комнаты выйти не могу. Максим с Полиной как-то вот спокойно остаются с мужем, там, с дочкой… Ну, бегут просто, когда я прихожу, там, кричат: «Мама, мама!» А она – нет, ей надо, чтоб она не видела, когда я уйду, чтоб ее отвлекли, потому что она может долго плакать и искать меня. Сразу, конечно, такого не было… вот когда домой приехали…

Корр.: Ну это хорошо… Значит, что привязанность уже сформировалась. Замечательно!

Дана: Да, она как-то привязалась ко мне.

Корр.: Очень хорошо! А вот друзья, родные, знакомые знали, что вы так пополнится решили радикально?

Дана: Ну-у-у… с моей стороны родные знали, а со стороны мужа… (смеется) не знали. Он их просто шокировал, когда я там была: я ему видео высылала детей, ну он пошел маме сразу их всех показал… Сестре, маме, брату (ну у них тоже в семье трое детей, у мужа). Ну мама где-то несколько дней была в шоке, а сейчас уже нормально – в гости приезжали… Все нормально. Они сказали: «Вы взрослые люди, это ваше решение». Свекровь мне позвонила и говорит: «Кто-то всю жизнь рожает, а кто-то сразу, да, многодетной мамой становится?» Я говорю: «Ну да, как-то, – говорю, – сразу за одну неделю. Поехали, привезли и стали. Теперь у нас четверо детей!»

Новая мама иркутских малышей ездила за ними самостоятельно, как и большинство россиян, решивших стать усыновителями или опекунами. Но есть в нашей стране счастливчики – чуть больше 150 семей, кому найти «своих» детей помог «Поезд надежды». Об одной из них – сегодняшний рассказ.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

«У меня завелись ангелята…»

ПРОЛОГ

(Звучит 1-й куплет песни А. Вертинского «Доченьки»)

У меня завелись ангелята,

Завелись среди белого дня!

То, над чем я смеялся когда-то,

Все теперь восхищает меня!..

Эта история началась с письма, которое пришло в нашу редакцию летом 2014 года. Письмо очень грустное…

Из письма:

 «Добрый день!

Меня зовут Светлана, моего мужа Александр, мы живем в столице Адыгеи Майкопе. Начну свою историю с того, что каждая девочка, как мне кажется, мечтает о белом платье, о здоровой и полноценной семье. Вот и я когда-то мечтала, но все сложилось совсем по-другому. Да, я встретила замечательного человека, моего мужа Сашу, были и свадьба, и белое платье. Вместе мы уже 13 лет. Мы оба мечтали о детках. Саша очень любит детей, и они его тоже очень любят. В 2003 году у нас родился мальчик, мы были просто счастливы! Правда, совсем недолго: нашему ребенку поставили диагноз ДЦП. Но мы не сдавались – лечили его, возили для этого в разные города, в лучшие клиники страны. Однако в возрасте 5 лет наш малыш погиб…

Спустя два года у нас родился второй мальчик – замечательный ребенок! Но что такое? В 8 месяцев малышу ставят тот же диагноз – ДЦП. Мы лечили его всеми силами: были в Москве, Краснодаре, Астрахани, даже ездили в Китай. В итоге малышу диагностировали другое, генетическое заболевание, которое, к нашему сожалению, нигде в мире не лечится…

Мы с мужем долго думали об усыновлении и, наконец, решились на этот шаг. «Хотим взять в нашу семью девочку, а может и не одну, в возрасте до 5 лет. Помогите нам, пожалуйста!»

Письмо это пришло вместе с заявкой на участие в очередном рейсе «Поезда надежды». В октябре он должен был отправиться в Крым. И отправился, естественно. Пассажирами нашего «поезда» стали девять семей из разных регионов России. В том числе – Светлана и Александр из Майкопа.

ГЛАВА 1. Москва-Симферополь

Несмотря на то, что супруги живут совсем недалеко от Крымского полуострова, свое путешествие они начали вместе с остальными пассажирами «Поезда надежды» – в Москве. Впрочем, самолет компании «Аэрофлот» быстро домчал наш «поезд» до Симферополя.

В первый же день семьи-участницы программы «Поезд надежды» отправились к региональному оператору Республики Крым – становиться на учет. Большинство из них еще дома определились, с кем из ребятишек хотели бы познакомиться в первую очередь. Героям нашей истории, например, очень понравились двухлетние девочки-двойняшки – Ира и Катя. Получив направление на встречу с этими малышками, супруги поехали в дом ребенка.

(Фрагмент из выпуска 274)

(Шаги)

Корр.: Давайте, заходите!

Сотрудник: Заходите сюда.

Детский голос: Дядя.

Сотрудник ДР: Дядя, да.

Александр: Привет!

Сотрудник ДР: Дядя. Дело в том, что у нас же женщины, в основном. Поэтому дядя – это у них, понимаете, «О, дядя!». Дядя. (какой-то ребенок заплакал). Не бойся.

Корр. (Светлане и Александру): Все будет хорошо. Все хорошо, не бойтесь!  Доставайте игрушки.

Сотрудник ДР (1): Ирочка, не бойся.

Корр. (увидев, как Иришка прыгнула Александру на руки, смеется): Класс, класс!

Сотрудник ДР (1): Катюша, иди куколку возьми. Катюш! Иди, посмотри, какая куколка!

Сотрудник ДР (2): Иди, иди, не бойся, возьми!

Сотрудник ДР (1): Это ж куколка, дай поиграться, а потом она тебе тоже даст, да?

(Многоголосье и шум)

Сотрудник ДР (1): Мишку, на тебе мишку, на!

Александр (Иришке): Нажимай. Сюда. Сильнее нажимай…

Корр.: Хорошо играют…

Первыми впечатлениями Светлана и Александр начали обмениваться сразу, как вышли из группы. Сотрудники дома ребенка тоже участвовали в этом разговоре.

Сотрудник ДР: Красотки, да. Но характеры противоположные полностью.

Александр: Уже показали…

Корр.: Ира к папе сразу пошла, прям сразу.

Сотрудник ДР: Она его только увидела…

Светлана: Катюха сидела…

Сотрудник ДР: Ну, тогда переспите ночь и запишите дополнительные вопросы. Потому что завтра будет и невролог, и психиатр. Вы можете задавать вопросы, какие вы посчитаете нужным.

Корр.: Хорошо.

Сотрудник ДР: Ждем вас завтра.

О том, что было на следующий день, Светлана и Александр рассказали нам на традиционном родительском собрании.

О. Резюкова: Начнем, наверное, с вас. Светлана и Александр!..

Светлана: Я расскажу про наших деток. Мы определились, что подпишем. Утром проснулись с ясной головой, да, что это наши детки, что мы их будем брать. Всё. Провели нас по детскому дому – показали как там детки спят, как у них там все дела происходят… Потом на утреннике нам девочку одну дали нашу, а другая была на массаже и ее не привели, и мы были с одной. Сначала она так вот… Я ее на руках держала – она, бедная, вся дрожала, чувствовалось, что она тоже переживает… И я переживаю, и она переживает. Потом как-то все нормально… Потом нам вторую девочку дали – пошли погуляли с ними. Все хорошо. Они уже потом освоились вообще… что-то уже лепетали. Песенки пели, когда мы катались…

Александр: Белочку смотрели…

Светлана: Белочку увидели там сразу…

Александр (одновременно): Живую…

Светлана: Потом… Что мы? Поехали – подписали согласие…

О. Резюкова: Так. Первое согласие подписано! (звучат аплодисменты)

Голос в зале: Ура!

ГЛАВА 2. Симферополь-Майкоп

Несмотря на то, что в крымском рейсе «Поезда надежды» Светлана и Александр подписали согласие на опеку самыми первыми, сразу увезти дочек из Симферополя им не удалось – помешали бюрократические препоны. Прошел месяц, прежде чем супруги смогли снова приехать в Крым, чтобы забрать наконец своих девчонок. Прямо оттуда, из Симферополя, Светлана и связалась с нами по телефону.

(Фрагмент из выпуска 277)

Светлана: Здравствуйте! Добрый вечер вам!

Корр.: Да, здравствуйте!

Светлана: Ну все! (смеется) Нам сделали распоряжение, отдали документы в опеке…

Корр.: Да?!

Светлана: Так что, вот так вот… Мы довольные, счастливые. (смеется)

Корр.: Так вы сейчас где?

Светлана: Ну вот сейчас едем в дом ребенка и завтра уже хотим домой ехать. С девочками.

Корр. (со смехом): Папа-то доволен, что ли?

Светлана: Конечно! Сияет весь. Конечно, все довольны!

Не прошло и часа, как главное событие свершилось!

Светлана: Алло! Ольга Борисовна…

Корр.: Алло! У вас все хорошо?

Светлана: Да. Ну… Катя испугалась, не хочет в машине ехать, вот мы гуляем сейчас… (корреспондент смеется) Да, козявка маленькая? Скажи, листочки собираем, да?

Корр.: То есть, вы пока не едете?

Светлана: Пока мы свободны, да.

Корр.: Понятно. А может, Саша наконец-то со мной поговорит?

Светлана: Да-да-да, сейчас я даю вам его, держите!

Корр.: Давайте!

Александр: Але!

Корр.: Саша, здрасьте!

Александр: Добрый вечер! (ребенку) Скажи «Привет!» (дочка что-то пищит, Александр смеется). Иришка проказница!

Корр.: Это Ирочка там, да?

Александр: Да!

Корр.: Ну, рассказывайте, как они вас встретили? Узнали?

Александр: Ой, узнали! Ирка меня как обняла-обняла, (смеется) аж чуть не придушила. (корреспондент смеется) А Катюшка обижалась.

Корр.: Да? (слышны детские крики и писки)

Александр: Да. Чуть-чуть губки надула. (Ире) Говори, говори! Скажи: «Эй!»

Ира: И-и-и!!!!

Корр.: Ой! Какой звонкий голос!

Александр: Это у нас Иришка! (Ира снова что-то пищит)

Корр.: Ух ты! Молодец!

Александр (смеется): Еще давай! Катюха! Катюха! Опа!

Корр.: Вы там… Вы прямо по территории дома ребенка гуляете, да?

Александр: Нет, уже вышли, за воротами ходим.

Корр.: Все, уже на свободе?

Александр: Да! (смеется) Они, наверное, чуть-чуть растерялись. Свобода…

Корр.: Ну да. По-моему, вы тоже, у меня такое ощущение. Нет?

Александр: Да. Правильное ощущение! (смеется) Как обезьяны с гранатой: не знаем, что делать! (корреспондент смеется) Все вроде прошли, всему учили, а… (хмыкает) Вот так вот. Сейчас пойдем музыку слушать в машине. (на заднем фоне слышно, как поют хором Светлана и девочки)

Корр.: Ой, они там поют, что ли?

Александр: Да! Катя со Светой.

Корр.: О! А что поют?

(Александр разворачивает трубку к поющим, слышно исполняемое на разные голоса «Ля-ля-ля!»)

Александр: «Ля-ля-ля!» поют.

Корр.: А! Хорошая песенка! (смеется)

Светлана: Ира, спой песенку!

Ира (старательно): Ля-ля-ля!

Светлана: Молодец! Умничка! А Катя, спой песенку? Не хочешь? Ля-ля-ля! Обезьянка ты маленькая! (смеется)

Александр: Вот такие вот.

Корр.: Ну, здорово!

Александр: Воображули маленькие.

Корр.: Здорово, даже песенку нам спели. Ну, вообще.

Александр: Ой, Ольга Борисовна, сейчас мы домой приедем, оклемаемся, обязательно вам перезвоним.

Корр. (смеется): Ладно-ладно! Отходите!

Александр (одновременно): Мы сейчас просто…

Корр.: Ну, еще не отошли после родов.

Александр: Да, еще не отошли. Точно! Я вспомнил это состояние. (смеется) Это оно!

Корр. (со смехом): Ну ладно, все хорошо!

Александр: Да. Все хорошо. Осталась дорога домой, и все.

На следующий день мы узнали подробности поездки домой…

Корр.: Алло, Светлана? Добрый вечер! У вас уже все дети дома?

Светлана: Да.

Корр.: Отлично! (Светлана смеется) Очень хорошо!

Светлана (одновременно): Все дома, да, детки? Ира вот бегает, Катя там сидит, все хорошо.

Корр.: Ага. Так, ну кто мне будет рассказывать по порядку, как все было?

Александр: Давайте я расскажу! Все началось у нас с трехчасового уговаривания детей сесть в машину… (корреспондент хихикает) Вот. Они у нас боялись машины. Потом мы вернулись в группу. Пришли в группу, Света говорит: «Ну что, Кать, пойдем в группе покушаем, там, согреемся!» Катя такая: «Нет!» А Ира даже с рук не спустилась. (смеется)

Корр. (со смехом): Правильно!

Александр: Воспитатель вышла такая: «Что случилось?» Мы говорим, ну, так и так, не хотят в машину садиться. И молодая такая девочка говорит: «Ира! Катя! Что ж вы родителей мучаете?! Езжайте уже домой!» Ну и все. «Пока-пока» сказали, и мы пошли к машине.

Корр.: И поехали.

Александр: И поехали, да. Мы так боялись, а все хорошо у нас прошло. Девчонки супер. У каждого свой характер. Что еще? Сегодня ходили вечером мусор выносить на улицу. И я понимаю, что я сильно высокий для них, приходится нагибаться, чтоб их за ручки вести… (смеется вместе с корреспондентом) Все такие идут навстречу, улыбаются! Все такие: «Вот это семейка!» (слышен плач ребенка) Что там у тебя? А что плачет?

Корр.: Кто плачет?

Александр: Света уходит, Ира плачет.

Корр.: Ну вот.

Александр: Должны быть в поле зрения. Кушать будете? (рев продолжается) Все, мы капризничать начали, мы, наверное, хотим кушать.

Корр.: Ну, ладно. Вы мне одно скажите: вы об этом мечтали? Вы этого хотели?

Александр: Да! (смеется)

Корр.: Ну вы счастливы?

Александр: Ой! Очень счастливы. Сейчас еще вот у нас все это устаканится, потому что все эти первые дни еще… Не понимаем…

Корр.: Ну да. Конечно. Утрясется все, утрясется.

Александр (продолжает): Да… Насколько у нас счастья-то привалило…

ГЛАВА 3. Москва-Майкоп

«Счастье привалило» супругам в ноябре 2014-го. Тогда они еще не знали, что ровно через год, в ноябре 2015-го, их сына не станет. Светлана и Александр очень тяжело перенесли эту утрату. Они и сейчас еще не пережили свое горе, хотя внешне стараются этого не показывать. В первую очередь – ради девчонок, которым было сказано: Тимур, так звали мальчика, теперь все время будет жить в больнице – это нужно для его усиленного лечения. Сестрички поверили и больше не спрашивают родителей, почему брата так долго не выписывают домой…

Прошло еще шесть месяцев, и в мае этого года у нас появилась возможность побывать в Майкопе. Светлана и Александр пригласили нас к себе в гости, но сразу предупредили: о Тимуре мы говорить не будем.

Корр.: Здрасьте-здрасьте! Вы кушаете?

Катя: Да… (что-то кричит папе)

Корр. (шепотом): Ты что, папу зовешь, что ль?

Катя (тоже шепотом): Да.

Корр.: Давай, ешь быстрее. Я вам что-то привезла.

Ира (заинтересованно): Да?

Корр.: Да-а. Доедайте быстрей.

Ира: Денюськи?

Корр.: Денежки? Да ну, зачем вам денежки (смеется).

(Катя что-то громко кричит)

Ира: Тетя Оля.

Корр.: Да, это тетя Оля. А тебя как зовут?

Ира: Ира.

Корр.: Ира тебя зовут. А тебя как зовут?

Катя: Катя.

Ира (с любопытством смотрит на пакет корреспондента): А что, что там?

Катя: Покажи.

Корр.: Сейчас покажу. Ну что, достаем? А-а-а. Сейчас. Оп! (Достает из пакета игрушки) Так, это кому? Тебе, да?

Ира: Да.

Корр. (Кате): А это тебе. Нравится?

Катя: Да.

Ира: Да.

Светлана: Что нужно сказать за подарки?

Катя: Спасибо!

Корр.: Это вам от «Поезда надежды» нашего. От «Детского вопроса».

Светлана: Спасибо большое.

Ира (обнимает и целует корреспондента): Асиб!

Корр. (тоже обнимает малышку): На здоровье! (целует) Ух ты, моя хорошая.

Когда девочки наигрались, мы решили с ними побеседовать:

Корр.: Так, ну что, девушки? Расскажите-ка мне, как вы живете. Это мы где сейчас находимся? Это ваш дом, да?

Ира: Да.

Корр.: А кто в этом доме живет?

Катя: Катя и мама, и папа.

Светлана: А еще кто?

Катя: И Ира.

Корр.: Еще Ира. Так. Вы мне скажите, это кто?

Ира и Катя (хором): Мама.

Корр.: Да? А как маму зовут?

Ира: Мама Света.

Корр.: А мама красивая у вас?

Катя: Красивая.

Корр.: А еще какая? Добрая?

Ира: Да.

Корр.: Так, а там кто сидит, Ир?

Ира: Папа!

Катя: Папа!

Корр.: А папу как зовут?

Ира: (сначала что-то неразборчиво)Волосы маленькие.

Светлана: У папы волосы маленькие, у мамы длинные.

Корр.: Все понятно. (все смеются) Ты папу-то любишь?

Ира: Да.

Ира и Катя (хором, громко): То-о-орт!!!

Александр: Ну что, вы будете торт?

Корр.: Ах, какой красивый тортик!

После тортика уложить девчонок спать было совсем непросто. Наконец дети заснули.

Корр.: Давайте поговорим, пока «уши» спят…

Светлана: «Уши спят»? (смеется вместе с Александром)

Корр.: Вы приехали. Вы помните, да? И?.. Что было дальше?

Светлана: Когда с ними домой уже приехали?

Корр.: Да.

Светлана: Да это было уже так давно, что и не помню. Кажется, что они с нами были всегда. Это уже, как в тумане. (смеется) Как будто не с нами. Кино какое-то показывают, но не про нас это все. Вот так уже мы к ним… Да?

Александр: Вспоминаем.

Светлана: Вот наши, и все! Приехали домой, здесь была бабушка. Она так: «Ой, мои внученьки! Ой, приехали!» А они так как-то вот… непонятно. Ну, потом побежали по комнатам, все нормально, все рассмотрели. Когда заходили в подъезд, мы говорили: «Это наш дом. Мы здесь будем жить – и мама, и папа, все вместе». Ну, как-то нормально.

Корр.: Но все-таки первое время было тяжело…

Светлана: Очень тяжело. Они боялись – и купаться одни боялись, и спать одни боялись. Это был ужас! Я говорю: «Саша, я не знаю, что будет, если соседи куда-то пойдут, как будто мы им что-то делаем». Вот просто их в ванну… Саша купался с ними в ванной. Он прям садился (смеется) и брал сначала одну мыл, я уносила, потом другую мыл, я уносила…

Корр.: Сидя в ванне, да?

Светлана: Он сидел в ванне. (смеется) Сначала он помоет их, потом помоется сам.

Александр: Кричали очень сильно. Особенно когда на голову поливали – из душа или из ковшика.

Светлана: Да, и спать они не хотели, они кричали. Ну, не знаю, сколько времени прошло, месяца два или три. Вот плачут и плачут, и все. Я уж ставила тазик, набирала воды. Говорю: давайте пупсиков будем купать. Мы пупсиков искупаем и все. Вечером идем мыться – нет, опять крики. Но потом, благодаря там… книжка одна была – «Зайкин день» называлась. Вот я ее читала им. И там тоже зайку купали. Потом мы нашли зайку и с ним купались. И вот как-то они начали привыкать и уже потом… Сейчас они с радостью купаются .

Ира и Катя – двойняшки, но, как говорили еще сотрудники дома ребенка, характеры у них абсолютно разные.

Александр: Катя худее, шустрее и… ну, как она…

Корр.: Она лидер у вас, да?

Александр: Не лидер, нет. Лидер Ирка.

Корр.: Да?

Светлана: Ира говорит: «Дай мне носки, я их надену»… (смеется)

Александр: Вот так вот.

Корр.: Дедовщина.

Александр: Да. Отбирает у Кати всегда все.

Светлана: Нет, ну я говорю, что так нельзя, конечно, но она вот, ну, она просто такая… (смеется) Игрушки всегда у Кати забирает. Катя вот как-то… она помягче немножко.

Александр (одновременно): Открытая.

Конечно, задали мы и наш традиционный вопрос:

Корр.: Что было самое трудное?

Светлана: Говори-ка ты первый, я подумаю.

Александр: Страшно было, когда они к чужим уходили по первости. Это да. А трудно…

Корр.: Ну, в смысле, могли на улице к кому угодно пойти…

Светлана: Да. Вот Ира. Был случай… Вот мы идем, дядя какой-то: «Ну, пошли». Она: «А пошли».

Александр: Улица темная была, ночь уже была. Мы тогда очень сильно испугались, прям акцент на этом стали делать. А потом все… вот уже все прошло. А самое тяжелое… Не знаю. Что самое тяжелое?

Корр.: Ну, что, прямо все легко было?

Александр: Нет, но трудное чтобы…

Корр.: Адаптация… У вас долгая была адаптация?

Александр: Да она, наверное, еще идет.

Корр.: У-у?

Александр: Да. Потому что мы там прочитали, вон, Света заглянула в тетрадки  по обучению. Адаптация сколько? Три-пять лет да у нас?

Светлана: Нет, до трех может…

Александр: До трех лет. Ну вот…

Корр.: Ну, это теория. Иногда бывает вообще без адаптации.

Светлана: Вот сейчас, когда заговорили про адаптацию, да, я помню, первый месяц-два было тяжело, да, то, что они не слушаются, бегают и все. Плачут, спать не хотят, кушать не хотят… Я помню, возьмешь, почитаешь эту книжку, там написано три года. Я говорю: «Саша, только месяц прошел… Сколько нам еще?» А потом как-то вот это вот все – бац! Быстренько все, и как будто так оно и было. Я не знаю, мы так давно этого хотели…

Александр: Для меня все-таки действительно, наверное, вот это было тяжело. Перестроиться. Перестроиться с того ритма жизни, в котором мы жили постоянно…

Светлана: Да, в тишине.

Александр: Ну, и тишина, и то, что Тимур болел… У нас как-то все другие переживания были, совсем в другом русле.

Корр.: Но не было такого… разочарования, что вы так мечтали, так хотели… А потом привезли детей и…

Александр: Наверное, было, Ольга Борисовна.

Корр.: И…

Александр: Промелькнуло, может быть, разочек. Мне кажется, было…

Светлана: Да, мелькало, было, может, ну пару раз, да? Вечером, уже там… Вот это все переслушаешь, да, как они рыдают. Саше говорю: «Слушай, ну что такое?!» Не в плане, что я жалела, что мы их взяли, нет! Ну, не знаю, как это объяснить… Отдать – нет, ни в коем случае, назад – нет. Просто, что нужно сделать нам для того, чтобы сложилось все хорошо, и чтобы им было легче и нам легче. Вот как-то вот это искали…

Корр.: Ну, то есть не думали, что так тяжело, да, будет?

Светлана: Ну конечно, не думали. Думали, ой, все, вот такие детки будут. Слушаться будут нас, вот такие хорошенькие. А они, оказывается, еще оговариваться могут… (смеются) Но вообще, конечно, сейчас просто с ними нужно побольше разговаривать, общаться. И они все понимают. Вот когда они ругаются, дерутся, просто нужно их отвлечь на другое что-то, и они перестают драться.

Александр: Привыкли. Уже мы привыкли, уже мы семья.

Корр.: Но уже приросли они к вам или пока еще нет?

Светлана: Да, конечно.

Корр.: Саш…

Александр (неуверенно): Ну, я не знаю.

Корр.: Саша пока не понял.

Александр: Я вот последние полтора месяца, перед вашим приездом, с работы приезжал только раз в неделю – в субботу приезжал вечером, а в воскресенье утром уезжал рано. Поработал, посидел один, как-то все переосмыслил, что ли… Или как-то пауза эта нужна была, что ли. И приехал, а они мне: «Папочка! Папочка!» Лежу, отдыхаю, телевизор смотрю. Катька пришла, ухо на грудь положила: «Папочка, мой папочка».

Корр. : Ну, классно же!

Александр: Да. Вот это – да. До того, как я уехал на работу, у нас так еще все было… Да, привыкли, что папа рядом всегда, как-то такого вот не было. А мне этого хотелось. И иной раз Ирку так прижму, она вырывается, пищит. Светка все время: «Ира, папа любит тебя, че ты пищишь?» «Не хоцю!» (смеются) Упирается. Вылезет и все, побежит дальше играть.

Светлана: Не, но в то же время, только дверь открывается – «Папа-а-а!» Забывает, что там мультик или еще что-то. Все, на шею и целует все: «Папочка, папочка».

Корр.: Это Ира?

Светлана: Обе.

Александр: Катька меня не отпускала… Повисла на ноге: «Я папу никуда не пущу».

Светлана: «Не пустю, не пустю».

Александр: Ходил, ходил с ней. «Все, Кать, – говорю, – мне ехать пора». Пошла мультики смотреть.

 (Фоном – детский писк из спальни)

Мы разговаривали довольно долго, но вот из детской послышались сонные голоса.

Корр.: Ой, кто проснулся!..

Светлана: Выспались?

Корр.: Катюша проснулась.

Катя: А где гостя?

Светлана (передразнивает): «Гостя где». А как гостя зовут? Тетя Оля, да?

Ира: Да.

Александр: Так что, Ольга Борисовна, еще полгода назад мы такие: «О-о-й! Только год прошел…» (смеются) А полтора года прошло – уже…

Корр.: Уже нормально, да?

ЭПИЛОГ

Александр: Вышел из поликлиники, пошли до машины, в машине салфетки были. Стою… Кате руки протер уже, Ире вытираю… и бабушка подходит… старенькая такая: «Сынок, я вот за тобой шла…» Как она сказала?.. «Ты такой красивый…» или «Тебе так идет…» Что-то такое вот! (Светлана хихикает)

Корр. (со смехом): Дети идут?

Александр: Да! «Знаешь, – говорит, – сынок, это твоя старость обеспеченная». (Светлана смеется) Я Светке пришел, сказал…

Корр. (со смехом подхватывает): «Я об этом еще не думал!» (Света тоже смеется)

Александр (весело продолжает): Да, еще не думал!

Светлана: А бабушка уже, видишь, все подумала! (смеется)

Корр.: Бабушка посмотрела со своей колокольни на это дело.

Александр: Это дочки, говорит.

Светлана: Да…

Александр (нежно): Дочки-дочки!..

(Звучит припев из песни А. Вертинского «Доченьки»):

 «Доченьки, доченьки, доченьки мои!

Где ж вы, мои ноченьки, где вы, соловьи? »

Продолжение следует…

Вот такая история – в ней и радость, и печаль одновременно. Собственно, как и в жизни. Например, даже в праздник (а может быть, в праздник – тем более) мы не забываем о том, что в детских домах продолжают ждать родителей чьи-то сыновья и дочки. Да, их сейчас значительно меньше, чем было 12 лет назад, когда только появилась наша программа. Но зато и семью таким детям найти труднее. Потому что у оставшихся ребятишек есть либо серьезные проблемы со здоровьем, к чему готов не каждый взрослый, либо – совсем не младенческий, а вполне себе подростковый возраст, либо есть братья и сестры, и без них ребенок никуда не пойдет. Ситуация с детьми за прошедшие годы, конечно, изменилась. Но вот самый главный детский вопрос – пока остается…

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

В одном из детских домов Архангельской области мы встретили красавицу Нину и ее младшего брата Костю. Сначала пообщались с Костей, серьезным кареглазым пареньком.

Корр.: Сколько тебе лет, Костя?

Костя: Мне десять лет. Учусь в четвертом классе на «четыре» и «пять».

Корр.: По каким предметам у тебя «пятерки»?

Костя: У меня «пять» по математике, по английскому, по литературному чтению, по ИЗО и по физкультуре. Но у меня лучше всего получается  математика.

И. Зотова: А списать даешь?

Костя: Не-а.

И. Зотова: Нет? Почему?

Костя: Потому что если я дам списать, они ничего не поймут.

И. Зотова: То есть они просто спишут, а знать ничего не будут?

Костя: Да.

Сотрудник ДД: В чем он молодец: он ходит на рукопашный бой, да? Причем Костик – такой человек, он очень добрый. Я помню, что даже ребят пытался развести по разным углам. То есть за справедливость без насилия.

И. Зотова: Скажи мне, пожалуйста, есть что-то, чего тебе очень-очень-очень хочется?

Костя: Да. Работать спецназом.

И. Зотова: А учиться ты где-нибудь хочешь, вот, когда ты закончишь школу?

Костя: Сначала в армию. Потом поеду в Москву.

И. Зотова: В военную академию куда-нибудь пойдешь?

Костя: Да.

И. Зотова: Хорошо. У тебя есть сестра, да?

Костя: Да.

Корр.: Расскажи нам про свою сестру.

Костя: Нина любит русский язык. Любит рисовать, гулять. Она добрая.

И. Зотова: Она о тебе заботится?

Костя: Да.

И. Зотова: А ты ее защищаешь?

Костя: Да.

Корр.: Хотя она старшая сестра.

Костя: Да. Ей 11.

Корр.: Она учится так же, как и ты, хорошо?

Костя: Да, но я ей с математикой помогаю.

И. Зотова (удивленно): Ты ей с математикой помогаешь?

Костя: Да.

Сотрудник ДД: Они в одном классе учатся.

Корр.: Ну, молодец. Ты ходишь на рукопашный бой, а Нина-то в какие кружки ходит?

Костя: На кулинарию, шьет.

Корр.: А ты пробовал то, что она «накулинарила»?

Костя: Обычно мы все вместе готовим.

Корр.: То есть ты тоже ходишь на кулинарию?

Костя: Да. Недавно готовили плюшки.

Корр.: И как?

Костя: Вкусно.

Характеры брата и сестры хорошо знает волонтер Ирина Соловей, которая периодически общается с детьми. Оказалось, что Костя умолчал о многих своих талантах.

И. Соловей: Он рукастый. Это парень, у которого руки дружат с головой. Он и плетет из кожи, и вырезает из дерева. Мне кажется, вот с таким не пропадешь никогда. Если еще в правильное русло все это, да? Он живее. Нина очень спокойная, а он живее. Достаточно домашние дети. Это тоже очень ценно. Нина как девочка – она, вот, хозяюшка. Она очень тихая. Когда где-то идет суета и повышение тона, она немножко уходит в сторону. Такая она девочка покладистая, она мама, вот я вижу в ней маму. Она никогда не откажет. Она такая труженица, не боится трудностей. Хозяюшка.

А что о себе рассказывает сама Нина?

Нина: Я хочу стать парикмахером. Люблю кукол.

Корр.: В школе тебе нравится учиться?

Нина: Да.

Корр.: А больше «пятерок» или «четверок»?

Нина: Больше «четверок».

Корр.: А кроме школы, что еще делаешь?

Нина: Хожу на кружки по шитью, по рисованию.

Корр.: А что больше нравится шитье или рисование?

Нина: Шитье.

Корр.: А что ты там делаешь?

Нина: На платочках там цветочки, пчелок вышиваем.

Корр.: И хорошо получается?

Нина: Угу. Даже отправляли на выставку мои картинки.

Корр.: О-о, здорово!

Конечно, мы не могли не спросить Нину о ее младшем брате.

Корр.: Вы дружите с Костей?

Нина: Да.

Корр.: Он хороший друг?

Нина: Угу. Добрый, всегда делится.

Корр.: А как думаешь, какая должна быть семья?

Нина: Добрая, искренняя и заботливая.

А вот о какой семье мечтает Костя.

Костя: Где будут добрые родители, домашний питомец. Где рядом будут мои друзья жить. Ну, чтобы были добрые соседи.

И. Зотова: А если еще дети есть в этой семье? Это подойдет?

Костя: Да.

И. Зотова: А они должны быть младше или старше, как тебе хочется?

Костя: Мне… все равно.

И. Зотова: Ты и с младшими поладишь, и со старшими разберешься.

Костя: Да.

И. Зотова: Это обязательно должна быть семья, где вы вместе с сестрой?

Костя: Да.

И. Зотова: А вот если получится так, что эта семья будет не в этом городе. Ты поедешь?

Костя: Да.

И. Зотова: Не пугает, не смущает?

Костя: Не-а.

И. Зотова: Если хорошая семья, хорошие люди, то все сложится там.

Костя: Да.