Конечно, радостно, что детей, которые «не очень счастливы», с каждым годом становится все меньше. И, что приятно, есть в том и наша заслуга. К примеру, только с начала этого года стали «мамиными и папиными» уже около 150 подопечных социального проекта «Детский вопрос». Так что до конца года наверняка покинут казенные стены еще немало ребятишек, чьи анкеты размещены в «Листе ожидания».  Кстати, всего таких анкет у нас сейчас около 1500. И мы продолжаем пополнять свой банк данных о детях-сиротах. Для этого приходится много ездить по родной стране, открывать все новые «точки» на карте нашего проекта. Сегодня рассказ о новом для нас регионе – об Архангельской области.

 ТОЧКА НА КАРТЕ

Приняли нас радушно, предстоящему сотрудничеству обрадовались. Подробно рассказали о ситуации по «детскому вопросу» в регионе. Игорь Скубенко, министр образования и науки Архангельской области, не без гордости сообщил, что 75 процентов детей, оставшихся без попечения родителей, живут у них не в казенных домах, а в семьях.

И. Скубенко: По состоянию на 1 января 16-го года у нас находились под опекой 3554, в том числе на воспитании в приемных семьях – 1493.

Региональный банк данных о детях у нас ежегодно сокращается примерно на 12 процентов: если на 1 января 2015 года у нас в региональном банке состояло 1475 ребят, то уже на 1 января 16-го года 1246. Если говорить об организациях для детей-сирот, у нас таких на сегодня… (обращается к коллеге) Светлана Брониславовна…

С. Маневская: 43 всего…

И. Скубенко: Это со специальными коррекционными?

С. Маневская (одновременно): Это со специальными коррекционными, а так – детских домов 26…

По словам Светланы Маневской, начальника управления социально-педагогической поддержки, реабилитации и семейных форм устройства детей, в области действуют и два дома ребенка – в Архангельске и в Северодвинске.

И. Зотова: Большие?

С. Маневская: Ну они небольшие. Но Архангельский – у них два структурных подразделения. Там, наверное, около сотни, но надо учитывать, что львиная доля – это дети по заявлению.

И. Зотова: А больниц с «отказничками» у вас нет?

С. Маневская: Если женщина отказывается в роддоме, ребенок, естественно, поступает в областную детскую больничку. И если он здоровенький, его, конечно, переводят, а если больной, то понятно, что там находится.

Э. Гильштейн: У нас на той неделе тренинг состоялся, с фондом профилактики социального сиротства мы как раз разрабатывали алгоритм и внедряли модель профилактики отказов от новорожденных. Как раз участвовали в тренинге и представители роддома, и домов ребенка…

С. Маневская (подсказывает): Детские поликлиники…

Э. Гильштейн (одновременно продолжает): …Детских поликлиник, органов опеки, и всем очень понравилось.

Корр.: Вообще есть цифры по отказам?

Э. Гильштейн: По отказам? Ну у нас ежегодно стабильная цифра.

С. Маневская (одновременно): 54 отказа было в том году, 47 – в предыдущем.

Э. Гильштейн: Но если нет серьезных патологий, то мы таких детей устраиваем… «с колес»: у нас 80 человек, желающих принять от ноля до трех ребенка, в банке данных на учете состоит…

Эльвира Гильштейн – начальник регионального отдела опеки и попечительства. Она рассказала, что в детских учреждениях области малышей живет немного. Гораздо больше там мальчиков и девочек старше семи, а то и десяти лет; детей с братьями и сестрами; ребят с проблемами по здоровью. Много и тех, кто оставлен в детдоме временно, по заявлению родителей в связи с тяжелой жизненной ситуацией.

Э. Гильштейн: Или у которых родители, например, в местах лишения свободы…

Корр. (одновременно): Ну да.

И. Зотова: Скажите, пожалуйста, вот в тот процент детей, которых вы устраиваете в семьи, наверняка входят местные граждане – их большинство?

С. Маневская: Конечно.

И. Скубенко: Да.

И. Зотова: Большинство…

Э. Гильштейн (одновременно): Но местные берут только одного ребенка и – не достигшего 6 лет. Все остальные категории забирают приезжие. В основном, это Москва, Московская область, Ленобласть, Вологодская область…

И. Скубенко: И у нас ежегодно фактически реорганизуются детские дома. Какие-то мы совсем закрываем…

И. Зотова: Игорь Васильевич, а среднее количество детей в этих детских домах? То есть вы сокращаете по принципу «укрупняем один» и…

И. Скубенко: Нет.

И. Зотова: Как происходит сокращение?

И. Скубенко: Ну вот смотрите… Буквально недавно я приехал из… Верхнетоемский район у нас такой есть – это за рекой, доступность там достаточно сложная… Детский дом – три человека, там два уже идут на выпуск. Конечно, мы такой детский дом уже сегодня закрываем. Еще ряд детских домов в течение последних двух лет таким же образом были закрыты. У нас сегодня нет переполненности детских домов ни в коем случае. И мы стараемся максимально безболезненно…

И. Зотова: Перепрофилировать…

И. Скубенко (одновременно продолжает): …Перепрофилировать. Ну, прийти к тому, что учреждение должно приобрести какое-то другое направление. Сегодня и постинтернатное сопровождение организуется, последнее время реализуются проекты по строительству детских садов на территориях – это тоже потребность в кадрах и… людей перенацелить надо, переориентировать на другую работу… В любом случае мы стараемся к каждому человеку адресно подойти, то есть нет такого, что «вот, всё – принято решение, закрываемся, и вы нам неинтересны».

С. Маневская: Ну, учитывая, что у нас детские дома не полностью укомплектованы, чтобы не идти на сокращение и учитывая  указы Президента, естественно, что мы развиваем службы сопровождения. У нас их на сегодня 14, а муниципальных образований у нас 25, то есть не все, конечно, охвачены. Но у нас есть такая амбициозная задача: на базе 2-го детского дома вообще сделать своеобразный ресурсный центр, чтоб они проучивали вообще все службы подготовки, в том числе – проводили выездные консультации для тех районов, где нет пока ни таких служб подготовки, ни даже социальных служб (именно системы социальной защиты населения). То есть вот там кто-то подрос… подростковые начинаются самые тяжелые проблемы, и семья остается один на один с этой проблемой. Чтоб у нас не было вот этих вот всех распадов… ну вот не знаю, как у нас получится в этом году, но, во всяком случае, задумки у нас такие имеются. Коллектив там очень такой слаженный, поэтому опыт, конечно, такой есть: и постинтернатное…

И. Зотова (одновременно): Мы сейчас говорим о сопровождении или о школе приемных родителей?

С. Маневская: И подготовка, и сопровождение…

Корр. (одновременно): Это… комплекс.

С. Маневская (продолжает): …Сопровождение здесь у нас, конечно, немножко пока подхрамывает. Подготовка – там уже все выстроено: и программа, и всё. Понятно, что это должно быть в комплексе, и это должен быть непрерывный процесс: и подготовки, и дальнейшего сопровождения.

Нас как организаторов «Поезда надежды», безусловно, интересовал и такой момент, как участие сотрудников служб сопровождения в самом, наверное, психологически сложном этапе – в процессе поиска будущими родителями своего ребенка.

С. Маневская: Конечно, участвуют, потому что, например, в городе Архангельске в каждом детском доме у нас есть психологи, причем, не один. Во-первых, они работают с детками, которые здесь есть, то есть уже есть психологический портрет ребенка, и понятно, в какую семью нужно этого ребенка: либо чтоб он там был именно один, этот ребенок, тогда будет более успешной адаптация; или, может быть, там нужен старший брат или старшая сестра. Делается аналогичная характеристика, психологическая диагностика в отношении родителей. И потом это, по сути дела, в рамках знакомства оно… ну, коннектится, так скажем: подходят-не подходят. И в процессе знакомства всегда присутствует психолог, который наблюдает и за ребенком, и за родителями. Понятно, что в любом случае первый год – он будет самый тяжелый, поэтому интенсивное сопровождение идет именно первый год. Второй – уже по запросу, что называется.

Э. Гильштейн: Мы мечтаем о том, чтобы у нас было обязательное сопровождение хотя бы первый год. В программе это учли – кризисное и мониторинговое в первый год обязательно. В связи с нашими природными условиями… и учитывая протяженность области… не всегда это получится, но мы планируем мобильные выездные бригады.

Чтобы важные решения не принимались только в тиши кабинетов узким кругом чиновников, при министерстве образования создан и действует Общественный Совет опекунов (попечителей) и приемных родителей. А в прошлом году в Архангельской области впервые прошел Форум принимающих семей.

И. Скубенко: Представьте, 450 человек приемных родителей собрались вместе, мы организовали консультационные столы необходимых специалистов. Ну и другие площадки, где могли, так скажем, их услышать и себя тоже показать (смеется) с профессиональной точки зрения, потому что понятно, что им поддержка, конечно, необходима. И они нам здорово помогают, на самом деле, потому что предложения снизу – всегда они принимаются, где какие проблемные точки, и что необходимо еще сделать, чтобы их избежать.

В заключение нашей встречи мы договорились о дальнейшем сотрудничестве. Причем – не только устно.

С. Маневская: Соглашение мы подписали свое?

И. Скубенко (одновременно): Да, с нашей стороны подписано.

С. Маневская: Мы его вам можем отдать.

И. Зотова: Да, спасибо большое!

И. Скубенко: И вам спасибо!

И. Зотова (одновременно продолжает): Я очень надеюсь, что мы очень хорошо поработаем, и я думаю, что общими усилиями мы детям постараемся помочь.

И. Скубенко: Хорошо. Спасибо!

И. Зотова и корр. (вместе): Спасибо! Спасибо вам!

Во время нашего пребывания в Архангельске состоялось немало встреч – важных, интересных, трогательных…  Сегодня мы расскажем об одной из них.

 ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

У САМОГО БЕЛОГО МОРЯ

ПРОЛОГ

(Звучит первый куплет песни «Город Архангельск гостей приглашал»)

Корр.: Скажи мне, пожалуйста, ты в каком городе живешь? Как ваш город называется?

Соня (стараясь не картавить): Архангельск.

Корр.: Понятно. А про свою семью мне расскажи.

Соня: Мама иногда ходит на фитнес. Папа работает, но мама тоже иногда работает. (Ольга смеется)

Корр. (с улыбкой): Иногда работает, да. В свободное от фитнеса время (смеется).

Соня (одновременно): Тёма, мой брат он…

Корр. (перебивает): Тёме сколько лет?

Соня: Сколько, мама?

Ольга: 13.

Соня: 13! Он ходит в школу, в седьмой класс. А вот Петя уехал в Тулу.

Корр.: Теперь там живет Петя?

Соня: Да. А вот Таня поехала в Питер.

Корр.: А Таня – это кто?

Соня: Это моя сестра.

Корр.: Старшая? Так…

Соня (одновременно): Мама, а сколько Тане лет?

Ольга: 19.

Соня: Ого!

Корр.: Какая у тебя взрослая сестра.

Соня: Она на детского врача учится… (маме) А Пете сколько?

Ольга: 22.

Соня: А-а! Это уже очень-очень слишком много!

Корр. (смеется вместе с Ольгой): «Слишком много»!

Соня: А я… Мне шесть лет. А скоро мне исполнится семь. Я буду в настоящую школу ходить.

Корр.: Ты хочешь?

Соня: Да.

(Звучит припев песни «Город Архангельск гостей приглашал»)

Город Архангельск гостей приглашал.

Сказку такую север создал.

Севером дышат леса и озера.

Сполохи светят в улыбке помора.

ГЛАВА 1. «Поезд надежды»

Нашу маленькую собеседницу зовут Соня. Родилась она в Сибири, в Красноярском крае, а теперь вот живет на Севере, у самого Белого моря. Прошло больше шести лет, как мы познакомились с этой девочкой. Было это в октябре 2009 года. Но сначала от ее будущей мамы, Ольги, поступила заявка на участие в программе «Поезд надежды».  По телефону женщина объяснила, почему решила сесть в наш «поезд».

Ольга: Когда еще училась в школе, летом подрабатывала в детских домах нянечкой. С детства мечта у меня такая была – взять ребенка из детского дома. Думала, нарожав своих, я как-то поборю это желание, но оно только разгорелось. И вот год назад (раньше-то не получилось, потому что муж у меня был не очень «за») – в том году он мне сам предложил. По телевидению-то сейчас много показывают этих сюжетов. Он увидел, говорит: «Оль, может, мы тоже возьмем?» Вот, и мы в том году уже стали собирать документы. И в мае этого года получили их на руки. Хочется ребеночка одного вытащить из этого заведения страшного. Вы знаете, у нас такой потенциал, сейчас у нас все хорошо, и… почему нет? Я занимаюсь немножечко волонтерской деятельностью, хожу по этим заведениям, помогаю, деток вижу – прямо сердце кровью обливается.

Корр.: Понятно. Может быть, у вас какие-то вопросы есть?

Ольга: Вы знаете, у меня-то один вопрос: возьмете вы нас или нет? (корр. смеется)

Корр.: Я вам могу сказать, я вас поздравляю: мы вас берем, да.

Ольга (одновременно): Да? Ура! (корреспондент смеется) Спасибо! Будем готовиться.

Еще до отъезда в Красноярск Ольга и Павел (так зовут ее супруга) увидели на нашем сайте фотографию совсем маленькой девочки. К ней и поехали на «Поезде надежды». Встреча с малышкой, которая произошла в первый же день, произвела на Ольгу сильное впечатление.

(Шум детского праздника)

Ольга: Я в таком шоке. Но я просто под впечатлением.

Корр.: Видели?

Ольга: Да. Маленькая-маленькая!

Корр.: Так, а вы скажите, пожалуйста, вы ехали…

Ольга (опережает вопрос): К ней. Такая интересная, понравилась очень. Не разочаровались ни капельки. Как вот она мне понравилась по фото, по видео… Ну, она там только потолще, покрупнее выглядела на фотографии.

Корр.: А как она себя вела?

Ольга: Мы пришли, она спит. Так сладко-сладко. Я ее пофоткала скорее. Она мне сразу же сонная понравилась. Ее разбудили, она не закапризничала, ничего. Я ее на руки взяла, она мне заулыбалась сразу, за палец меня схватила.

Корр.:  А как ее зовут?

Ольга: Мы будем удочерять и менять имя. У меня муж мечтает о Сонечке давно уже. Вот ему пускай будет подарок.

Надо ли говорить, что Ольга и Павел уже в первый день твердо решили: домой они поедут втроем. И сразу перестали нервничать. 

Корр.:  Как спали? Как настроение?

Павел:  Прекрасное.

Ольга: Уснули, как сурки. Сказалось два дня недосыпу, волнений. С радостным настроением проснулись, уже отдохнувшие, уже все успокоилось в душе.

Корр.:  Решение по-прежнему кажется абсолютно правильным?

Ольга: Конечно! Это уже все, это наше. Едем сейчас с документами – лишь бы проблем не было.

Павел:  С таким коллективом, который нас сопровождает, никаких проблем не может быть.

Ольга (одновременно): Да-да.

Павел:  В «Поезде надежды» нам только плавниками шевелить так вот, чуть-чуть, а на плаву нас будут поддерживать. Так что никаких проблем!

Собственно, проблемы, если они все-таки возникают, обычно решаются на так называемых «родительских собраниях», которые в «Поезде надежды» проводятся каждый вечер.

И. Зотова: Дальше у нас Павел и Ольга. Что у вас сегодня происходило, как вас встретили?

Ольга: Встретили замечательно.

Павел (одновременно): Все отлично.

Ольга: С ребеночком пообщались, покормили, поспали. Меня всю облили (смеется, смех в зале).

И. Зотова: Кто кормил ребенка?

Ольга: Я.

И. Зотова: Так, а папа что?

Павел: А я поспал с ней немножко… (смех в зале) Всё ей закупили полностью сегодня.

Ольга (одновременно): Да, сейчас сходили купили…

Как супруги и рассчитывали, из Красноярска они уехали вместе с маленькой дочкой. Месяц спустя мы позвонили в Архангельск.

(Набор номера, длинные гудки)

Ольга: Алё!

Корр.: Оля?

Ольга: Да.

Корр.: Здравствуйте! Это программа «Детский вопрос».

Ольга: А-а, здравствуйте!

Корр.:  Хотела узнать, как ваши дела?

Ольга: Замечательно. Песни уже поем. Бабушка уже сказала, что самая любимая внучка (смеется).

Корр.:  Да? Другие-то дети не ревнуют?

Ольга: Нет, все замечательно, даже лучше, чем думала. Все родственники уже пришли с подарками. Я даже не ожидала такой реакции.

Корр.:  Ну, а вообще она изменилась?

Ольга: Очень! Приехали – заторможенные были. За неделю изменилась. Пупсик такая стала. У нее такие щеки, ямочки, уже кругом вся в складочках. Молчала все, спала, сейчас, вон, заливается смехом. Кожа совсем другая: такая сейчас бархатная, беленькая, упругая стала. И взгляд другой, темно-темно-синие глаза стали. А были какие-то серые, блеклые.

Корр.:  Оль, а любовь-то возникла у вас?

Ольга: Ой, да она еще заранее возникла. Это у меня копилось годами. Просто сейчас вот кнопочку нажали, и это все выливаться начало. У меня уже такой материнский рефлекс отработанный, что я всех люблю (смеется). Полностью наша.

Корр.:  А Павел как?

Ольга: Придет с работы – сразу к ней: «Маленькая, солнышко…». Если бы был первый ребенок, может быть, как-то и по-другому бы относились. А у нас уже вот…

Корр.:  …Четвертый.

Ольга (продолжает): Следующий наш. Как по маслу.

Корр.:  Ну, слава богу. «Поезд»-то вспоминаете?

Ольга: А как не вспоминать? Каждый день, господи, думаю, как здорово! Без «поезда»-то что бы мы? Не получилось бы у нас такого. Все говорят: «Что вы так далеко поехали?» Судьба, видимо. Она, вот, ждала именно нас.

ГЛАВА 2. Северное сияние

Кажется, не так далеко от Москвы находится Архангельск, во всяком случае, гораздо ближе, чем Красноярск. Тем не менее, прошло шесть с половиной лет, прежде чем мы долетели до этого города. С Ольгой и Сонечкой встретились в первый же вечер – они пришли к нам в гостиницу.

Ольга: Здравствуйте!

Корр. (одновременно): Здравствуйте!

Соня: Здравствуйте!

Корр.:  Приветик! Ты Соня?

Соня: Да.

Корр.:  Ух ты, какая большущая стала!

Ольга: Ну да. Если сравнивать с тем, что было… (смеется вместе с корреспондентом)

Корр.: Ну, может, пойдемте в номер ко мне? (Звук шагов)

Ольга: Утром прилетели?

Корр.:  Да.

Ольга: И вы, вот, в один детский дом сходили, да?

Корр.:  Ну, по сути – в два.

Соня: Меня забрали в другом детском доме.

Корр.:  А ты помнишь, что ли?

Соня: Ну, нет, я не видела, но мне мама рассказывала.

Корр.:  Да вообще в другом городе, не только в другом детском доме. (Слышно, как отпирают дверь) Заходи, не бойся, сейчас везде свет будем включать.

Соня: О… У вас такая маленькая квартирка?

Корр.:  Да это не квартирка! Это гостиничный номер.

Соня: Вы тут живете?

Корр.:  Буду жить. Еще не жила. Давай сначала мы с тобой поболтаем, потом с мамой, хорошо?

Соня: Угу.

Корр.:  Ну, расскажи мне, как ты живешь?

Соня: Очень хорошо!

Корр.:  Да?

Соня: Я хожу в садик и в подготовительную школу.

Корр.:  Ну и как тебе там, нравится?

Соня: Там мы английский учим.

Корр.:  О-о! И что ты уже выучила? (Соня считает на английском языке от 1 до 10) Молодец! Что вы еще там делаете?

Соня: Рисуем еще, прописываем любую цифру, например… (гордо) У меня собственный пенал есть!

Корр.:  Ты прям как настоящая школьница уже.

Соня: Да я и есть настоящая!

Корр. (продолжает): С собственным пеналом… Куда еще ты ходишь, кроме подготовительной школы?

Соня: В садик. У меня есть друзья в садике. Антон. Я на нем буду жениться…

Корр.:  Да ты что? Ты уже так решила?

Соня: Да. Денис еще.

Корр. (шутливо):  Ты на нем тоже будешь жениться? (Соня качает головой) Нет? Почему?

Соня: Мне не надо два мужчины!

Корр. (Ольге):  Какой развитый ребенок, а? (смеется)

Ольга: Чересчур.

Корр.:  Ты мне расскажи лучше про маму-то свою.

Соня: Мама добрая.

Корр.:  Не ругает тебя никогда?

Соня: Иногда она меня ругает, но прощает.

Корр.:  Правильно: мама строгая, но справедливая, да? (Соня смеется) А еще какая мама?

Соня: Она… Мама, ты на кого хочешь учиться?

Ольга: Да мне уже поздно учиться, солнце мое… (все смеются)

Соня (продолжает): И еще она называет меня солнцем…

Корр.: Тебе нравится?

Соня (шепотом): Да.

ГЛАВА 3. Женские секреты

Усадив Соню за письменный стол, мы с Ольгой дали ей бумагу и карандаш, а сами попытались уединиться в другом конце комнаты.

Корр.:  Но все-таки хотелось узнать: как вообще эти годы… все это было?

Ольга: До года мы, конечно, по больницам походили. После года у нас все диагнозы сняли. У нас было восемь диагнозов.

Корр.:  Вы вылечились или это были ошибочные диагнозы?

Ольга (одновременно): Э… Что-то было преувеличено, а остальное мы все вылечили.

Корр.:  Так, ну а была у вас адаптация?

Ольга: Вообще абсолютно никакой адаптации не было. Некогда нам было адаптироваться – мы сразу по больницам, да и старшие тут на подхвате… И как-то, как само собой разумеющееся.

Корр.:  Как старшие дети приняли вас? Вообще, вы вспоминаете, как все было-то?

Ольга (одновременно): Конечно! Мы приехали ночью. У нас что-то с самолетом произошло, была метель – нас Архангельск не принимал. Мы прилетели только в четыре утра, то есть мы почти сутки до дома добирались...

Корр.:  Как ребенок это все перенес?

Ольга: Мужественно (смеется). Мама там и поплакала… Но вот приходим мы домой: нас все ждут. Бабушке я подаю этот кулек: «Мама, держи!» Она берет: «А где ребенок-то?» Ребенок вниз туда…

Корр. (смеется вместе с Ольгой): Провалился!

Ольга (продолжает): В конверте. Я так испугалась! Дочка Танюшка… Я говорю: «Танечка, ты чего не идешь?» А я, говорит, сейчас причешусь, а то вдруг она меня лохматой увидит, так я ей не понравлюсь (смеется).

Корр.:  А сыновья?

Ольга: Ну, мальчишки не так трепетно, конечно, как Танюшка. Но в садик за ней ходили, нянчились, и гуляли, и играли с ней.

Корр.:  Они ж тогда подростки были, да?

Ольга: Это у нас был 2009 год… Значит, маленькому семь было. А старший – у него уже там свои увлечения, друзья, так он так: «Делайте, что хотите». Папа у нас детей любит, и у них такая с Сонькой любовь взаимная большая…

Корр.:  То есть, адаптации не было. А друзья ваши как это восприняли все? Вообще, они в курсе были?

Ольга: Близкие-то друзья, конечно, были в курсе. Мягко сказать, в шоке все были. Учитывая, что это у нас не первый ребенок. Кто-то не понимал. Соседи тоже у нас: «Как? Вчера ничего не было – сегодня с коляской». Я это не скрываю, но особо не афиширую, потому что у нас люди не деликатные часто бывают...

Корр. (одновременно): Ну да.

Ольга: Но первый шок проходит. Потом начинается удивление, потом понимание, потом принятие идет. И потом уже поддержка. Я, честно говоря, особо не думаю об этом. Меня не волнует чужое мнение.

Корр.:   А что было самое трудное?

Ольга: Я почему-то очень боялась, что она у меня не вырастет. Девчоночка-то была хрупенькая. Мы ее привезли, она не могла палец сжать даже. Попочки вообще не было. Сейчас самая высокая в садике. Худенькая была такая у меня, прямо тростиночка. А сейчас думаю, как бы нам похудеть? (смеется) Покушать мы любим. А так, конечно, радует очень меня она. Такая боевая. В садике, значит, ко мне воспитательница периодически подходит и говорит: «Поговорите с Соней, пожалуйста. Во время детского часа она детей подбивает пойти на море. Они ведь за ней пойдут, она же авторитет!» (Ольга и Соня смеются) Всех детей за собой ведет. Романтик такой у нас. Всем помогает, на утренниках у нас главная помощница воспитательницы. Дома приберет без напоминаний. Мамина радость!

Соня: Я даже когда-то целую квартиру подмела!

Корр.: Молодец!

Ольга (одновременно): Квартира большая, так что это – подвиг.

Корр.:  Помощница!

Ольга: Так что у нас все хорошо, все в порядке.

Соня явно заскучала в своем уголке, потому и подошла к нам, держа в руках свой рисунок. 

Соня: Вот собака. У нее много игрушек. Тут еще, на спине у нее…

Корр. (одновременно): Ну так дорисуй тогда. Еще много надо нарисовать.

(Соня опять уходит к письменному столу)

Ольга: Она любит рисовать. Маленькая-то была, конечно, чуть по потолкам не прыгала. Такой энерджайзер! А сейчас стала успокаиваться. Я радуюсь – к школе… более-менее усидчивая.

Корр.:  Оль, ну, вы счастливы?

Ольга: Да. Конечно, счастлива. У меня все в порядке. Детеныш здоровый, веселый. Она что-нибудь такое выдаст, так, бывает. Вчера буквально вот она говорит: «А вы ради меня поехали в детский дом?» Я говорю: «Да, Сонечка, я тебя увидела, фотографию, и вот поехала». «А почему вы меня выбрали?» Я говорю: «Потому что ты самая красивая, самая хорошенькая была». Интересует ее тема периодически.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Соня: Про маму есть песенка.

Корр.: А хочешь спеть мне ее?

Соня: Ну я, конечно, забыла слова…

Корр. (удивленно): Забыла слова?

Соня: Да.

Корр.: Ну вспомни. Хоть одно. Может, мы тебе подскажем…

Соня: Я не знаю. Я забыла. Но про папу – нет.

Корр.: Про папу хочешь спеть?

Соня: Угу.

Корр.: Ну спой про папу.

(Соня поет)

Папа может, папа может все, что угодно,

Плавать брассом, спорить басом, дрова рубить!

Папа может, папа может все, что угодно,

Только мамой, только мамой не может быть!

Только мамой, только мамой не может быть!
           

Корр.: Молодец!

(Звучит припев песни «Город Архангельск гостей приглашал»)

Продолжение следует…

Конечно, было у нас много встреч и в детских домах – как в Архангельске, так и в области. Среди ребят, с которыми мы там познакомились, Даня – очень открытый, улыбчивый русоволосый паренек.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Мальчика привела заместитель директора детского дома Татьяна Моисеева.

Т. Моисеева: У нас Данька – это, конечно, наш героический ребенок, который выдержал уже все телевизионные программы города. Очень он у нас хочет попасть в семью. Вот с самого маленького – все мечтает о маме с папой. Парень у нас очень хороший. (Дане) Ну, сейчас все сам расскажешь.

Даня: Меня зовут Даня. Мне девять лет. Я учусь во втором классе. Я люблю ходить в школу, потому что там я решаю примеры и учусь красиво писать.

Корр.: Ну, тебе нравится или не очень?

Даня: Нравится.

Корр.: А какие тебе больше всего уроки нравятся?

Даня: Мне нравится физкультура.

Корр.: А что вы делаете на физкультуре?

Даня: А мы бегаем, прыгаем и катаемся на лыжах.

Корр.: На лыжах? У тебя хорошо получается?

Даня: Да. Мы еще с друзьями играем в футбол.

Корр.: Ну, это летом, наверно, да?

Даня: Да.

Корр.: Тебе, вообще, что больше нравится-то: лето или зима?

Даня: Лето.

Корр.: Почему?

Даня: Потому что мы едем в лагерь и купаемся.

Вместе с Даней на встречу с нами пришли и сотрудники детского дома. Логопед Галина Лейко с удовольствием рассказывает об успехах своего ученика.

Г. Лейко: В том году мы с ним начали работу, и уже сейчас, во втором классе, видны результаты. Ребенок леворукий, он уже хорошо левой рукой владеет. Видит рабочую строку в тетради, наклон букв уже оформлен правильно. Учится он удовлетворительно, но я думаю, что благодаря нашей работе, его стараниям, его упорству, мы к четвертому классу как-то его постараемся так выровнять. Он научился отгадывать ребусы, кроссворды. Начали писать синквейны, это помогает для развития связной речи в дальнейшем при составлении рассказа.

И. Зотова: Вот, если у него не получается что-то, он как на это реагирует?

Г. Лейко: Ну, он может рассердиться сначала, а потом он так успокоится и все: «Давайте еще попробуем». Он старается, он упорный. Он очень любознательный, любит задавать вопросы.

И. Зотова: Молодец! (поворачивается к Дане) Слушай, а вот какую бы ты хотел семью?

Даня: Чтобы она была добрая и любящая.

И. Зотова: Так. А кто в ней должен быть?

Даня: Мама, папа, дедушка с бабушкой.

И. Зотова: А если ты будешь один в семье, тебе скучно не будет?

Даня: Будет.

И. Зотова: Надо еще кого-то в семью, да, из детей?

Даня (одновременно): Да, да.

И. Зотова: Хорошо. А друзья у тебя есть?

Даня: Да.

И. Зотова: А много?

Даня: Один друг в школе, а здесь еще один.

И. Зотова: А настоящий друг – он какой?

Даня: Он всех спасает друзей своих.

У Дани проблемы со зрением, поэтому он занимается по специальной программе. И хотя мальчик немного отстает от своих ровесников, взрослые не могут не заметить, какой это старательный, а главное – добрый, ласковый ребенок. Говорит воспитатель Дани Лариса Миронова.

Л. Миронова: Даня в детском доме живет уже шестой год. Мальчик у нас жизнерадостный, доброжелательный. Очень хорошо идет на контакт и со взрослыми, и с детьми. Очень любит заниматься спортом, с мальчишками гоняет в футбол, в школе с удовольствием занимается в бассейне. Данечка отлично танцует, выразительно читает стихи, с удовольствием участвует в различных инсценировках, поет. В свободное время он играет лего конструктором, собирает пазлы. И с мальчишками любит, конечно же, еще и в шумные игры…

И. Зотова: Не конфликтный?

Л. Миронова: Нет. Он за себя может постоять, но не особо конфликтный. Он даже если что-то сделал плохое, он все равно подойдет, извинится.

И. Зотова: А с ребятами как он все-таки общается?

Л. Миронова: Ребята хорошо к нему относятся. У него много в детском доме друзей.

Т. Моисеева: Еще у нас Данька очень любит обниматься.

И. Зотова: Чтобы его погладили, да?

Л. Миронова (одновременно): Погладили, обняли. Он может залезть к тебе на колени. Прижаться.

Т. Моисеева: Вот, наверно, это один из детей, который постоянно хочет в семью. Да, не будет отличником в школе. Но не это самое-то главное! Он вот ласку готов принять! Он и сядет рядом, и пообнимается, и он будет…

Л. Миронова (подхватывает): А из школы бежит? (изображая Даню) «Здравствуйте!» – и вот так вот бежит. И в группе-то для нас, воспитателей, он, конечно, помощник. Когда бы ни попросила его – «Я помогу». Незаменимый помощник. Мы бы, конечно, очень хотели, чтобы он попал в семью. Хотелось бы, чтобы и папа был, потому что он действительно тянется к мужчинам, ему нужна вот эта вот поддержка мужская, да? Какое-то плечо.

Т. Моисеева: Но если одна женщина будет, тоже не страшно… Лишь бы в семью!

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?