Незаметно пролетело лето и… «сентябрь уж наступил». Мы открываем новый сезон – сезон юбилейный, так как осенью этого года исполняется 10 лет «Поезду надежды». За прошедшие годы наш необычный «поезд» исколесил всю страну – от Калининграда до Владивостока. Его «пассажирами» в разное время стали 157 семей из 45 регионов России. Почти все они нашли «своих» детей, причем многие взяли не по одному ребенку…

Всего за 10 лет состоялось 19 рейсов. Следующим, 20-м по счету, мы и решили отметить свой юбилей. Поездка состоится через месяц, в начале октября, и будет необычной, поскольку все ее участники в разные годы уже были пассажирами «Поезда надежды». Такая идея – встретиться со старыми добрыми знакомыми – возникла не случайно: вспоминая прежние поездки, многие из них часто говорят нам, что мечтают снова сесть в наш «поезд» и поехать еще за одним ребенком (а то и не одним). «Что мешает этим мечтам осуществиться? – подумали мы. – Да ничего! Соберем всех желающих и вместе со «своими» отметим юбилей».

Итак, в октябре в путь отправятся семь семей: кто-то из них ездил с нами во Владивосток, кто-то в Вологду, кто-то в Екатеринбург. Есть желающие и с московского, крымского, красноярского рейсов «Поезда надежды». Все они очень надеются найти с нашей помощью новых сыновей или дочек. И не только… От одной из участниц тульского рейса «Поезда надежды» (он был в октябре 2011 года) поступила вот такая заявка:

 «Здравствуйте, наши, уже ставшие родными, организаторы «Поезда надежды»! С вашей бесценной помощью в Туле я обрела свое счастье, нашла сына Родиона. А теперь робко надеюсь стать участником юбилейного рейса «Поезда надежды», чтобы найти… мне племянницу, а моему сыну – двоюродную сестричку. Моя родная сестра – Татьяна – тоже в поисках своего счастья: ищет дочку. Ее документы как кандидата в усыновители вот-вот будут готовы. Очень надеюсь, что наша история обретения детей будет иметь продолжение, а мы с сестрой (и с вами) станем свидетелями и участниками этих событий! Искренне благодарна вам за все, что вы для нас уже сделали!!!!

С уважением и огромной признательностью, Наталья, Московская область».

В следующих выпусках программы «Детский вопрос» мы собираемся рассказать вам обо всех участниках предстоящей поездки. А пока – главная интрига, которую до сих пор удавалось держать в секрете: куда же отправится «Поезд надежды» в октябре? Сегодня мы можем, наконец, назвать это место.

ПОЕЗД НАДЕЖДЫ

Мы едем в Иркутск! Вариантов было несколько, однако выбор пал именно на этот регион. Почему именно Иркутск? Ведь «Поезд надежды» там уже был. К берегам Байкала мы летали осенью 2008 года. Кстати, тогда «Поезд надежды» впервые обрел крылья: нашим постоянным партнером в организации благотворительной программы стал «Аэрофлот». И еще одна особенность той поездки: впервые новоиспеченные приемные родители смогли вернуться домой уже с детьми. Это был очень трудный и очень удачный рейс!

И хотя – согласно нашим строгим правилам! – мы не ездим в один и тот же регион дважды, пункт назначения юбилейного рейса, решили мы, как и семьи, тоже может быть хорошо знакомым. Ну а самое главное – в Иркутской области очень много мальчиков и девочек, которым нужны родители: в детских учреждениях там находятся более 4 тысяч ребятишек.

Однако ждут ли нас в этом регионе? Звоним Татьяне Ивановне Плетан, заместителю министра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области.

(Набор номера, длинные гудки)

Корр.: Здравствуйте!

Т. Плетан: Здравствуйте.

Корр.: А можно с Татьяной Ивановной поговорить?

Т. Плетан: Я слушаю.

Корр.: Это «Радио России». Программа «Детский вопрос». Может быть, вы помните, к вам приезжал «Поезд надежды»…

Т. Плетан: Помню. В 8-м году.

Корр.: Да, в 2008. Ну вот это как раз мы приезжали. И, в общем-то, я звоню сообщить вам, что у нас есть такие планы, приехать еще раз.

Т. Плетан: Ага. Ага. Ага.

Корр.: Как вы к этому относитесь?

Т. Плетан: Мы не против. Положительно. Я думаю, хорошо все должно у вас получиться.

Корр.: Тем более, у нас будет рейс… ну, не совсем обычный, в том смысле, что мы решили взять всех, ну, как сказать, «старичков». То есть, семьи, которые уже ездили на этом «Поезде надежды» по разным регионам и брали детей. И, поэтому… ну, люди проверенные, во-первых, во-вторых, далеко не все едут за младенцами. Ну, в общем, я все-таки думаю, помощь будет вашему региону.

Т. Плетан: Хорошо, давайте! Мы тоже заинтересованы в этом.

Надо сказать, после той, первой поездки в 2008-м году, мы активно сотрудничаем с этим регионом. И в первую очередь – с его центром, городом Иркутском. А потому сообщили о скором прибытии «Поезда надежды» и Анне Самсоненко, начальнику отдела по опеке и попечительству несовершеннолетних граждан городского управления.

А. Самсоненко: Ой, мы бы были вообще счастливы!

Корр.: Да?

А. Самсоненко: Конечно! Я очень хочу, чтобы вы приехали. Очень! Особенно, если кандидаты у вас будут на ребятишек старше семи лет…

Корр.: Вы знаете, уже пришла заявка, например, на двух сестер 10-12 лет.

А. Самсоненко: Ооо, это просто супер!

Корр.: У нас будут, наверное, заявки и за маленькими, но, в основном, за большими как раз.

А. Самсоненко: Ну, конечно, потому что… Эти детки особенно нуждаются.

Корр.: Да.

А. Самсоненко: У малышни-то есть шанс найти семью, а вот у детей постарше, у них он, конечно, уже крайне маленький.

Корр.: Ну вот. Так что, я думаю, наши с вами интересы совпадают. (смеется)

А. Самсоненко: Да. Я очень рада.

Вообще-то Анне Самсоненко мы позвонили совсем по другому поводу. Этим летом в редакцию пришло письмо, в котором региональный оператор банка данных Иркутской области предложил снять с нашего сайта сразу 106 детских анкет. Это значит, что все они обрели семью, стали «мамиными и папиными». Чтобы узнать подробности о новоиспеченных «солнечных человечках» Ольга Резюкова и позвонила в Иркутск.

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

А. Самсоненко: Надежда К., сентябрь девятого, ушла в семью. Юля С., март тринадцатого. Тоже уже дома, с мамой и папой. За пределами региона, но тоже счастлив ребенок.

Корр.: Ну, красота!

А. Самсоненко: Да вообще! Всех бы в семью. Вячеслав Л., ноябрь шестого. Он вообще самый счастливый из счастливых. У него мамка восстановилась в родительских правах. Вообще просто, из области фантастики (корреспондент смеется).

Корр.: А долго он «сидел»?

А. Самсоненко: Да, более пяти, по-моему, лет у нас находился. Конечно, счастья было вообще, по полной. Потому что одно дело, когда тебя в другую семью… А тут – родная мамочка, так он вообще самый гордый из учреждения у нас.

Корр.: Да, ну еще бы!

А. Самсоненко: Иван М., январь двенадцатого. За пределы региона уехал, но тоже счастливы оба: и мама, и сыночек. Анастасия К., апрель десятого. Тоже недавно она ушла у нас в семью, причем родственников. Надежда Г., ноябрь двенадцатого. Это тоже чудо из чудес, она наконец-то в семье.

Корр.: А почему чудо-то?

А. Самсоненко: У нас в принципе таких детей не смотрят. А тут вот так вот они по фотографиям… Они рядом, в Иркутский район забрали. Сказали: «Мы за любую границу поедем лечить, но это наша девочка».

Корр.: М-м, влюбились, да?

А. Самсоненко: Ну, она, конечно, чудесна. Екатерина О., январь шестого года, и Зарина Г., декабрь пятого, ушли в семью замещающих родителей, в Иркутской области. Девчонки, конечно, счастливы. Они из одного учреждения и ушли в одну семью.

Корр.: То есть, две подружки, получается?

А. Самсоненко: Да, две подружки. Хохотушки…

Корр.: Катя и Зарина.

А. Самсоненко: Катя вообще с двух лет ждала своих родителей.

Корр.: Ну, здорово: сбылась мечта ребенка!

А. Самсоненко: И возраст, вы видите, тоже достаточно большой.

Корр.: Да.

А. Самсоненко: Зарина недавно из семьи, и у нее были сохранены отношения с бабушкой. Хотя у нее было заключение о нецелесообразности. И вот мы специально с Зариной ездили. Я беседовала, говорю, «ну если вот найдутся»… И она думала несколько дней, потом сказала, что согласна. И вот мы ей подобрали: просто по области сидели обзванивали, потому что девчонки замечательные… И нашли. Конечно, просто счастливы. Еще у нас Москва приезжала, недавно 15-летнюю девочку забрали. Увидели ролик, мы размещали. И все у них хорошо.

Корр.: Отлично!

А. Самсоненко (одновременно): Ну, и вообще, на пятнадцатилетнюю девчонку приехать, да, вот так вот, в другой регион.

Корр. (одновременно): Ну да-да.

А. Самсоненко: Наверно, это нужно вообще в четыре раза больше смелости, чем на малышню. Да. Едут много, звонят тоже много. Конечно, вопрос: «А как это мы к вам приедем? Давайте-ка по Интернету мы вам документы пришлем?» Мы говорим: «Ну нет, у нас личное обращение».

Корр.: Ага, а мы вам по Интернету ребенка, да? (смеется)

А. Самсоненко: Да… Ну вот хочется иногда ответить. Я говорю, так, нет, приезжайте.

Корр.: Они, вот, когда приезжают, они чего говорят? Потому что мы-то всех отправляем в Иркутск.

А. Самсоненко: Конечно, и от вас едут. Кто-то просто по базе ищет, и находит, и приезжает. Сарафанное радио никто не отменял. Мы иногда зазываем (смеются). И такое бывает. Я говорю, у нас многие приезжают. Без детей от нас еще никто не уезжал, на самом деле.

Такие замечательные новости о «солнечных человечках» приходят не только из Иркутской области. Особенно радостно узнавать, что есть мамы и папы, которые не боятся принимать в семью сразу нескольких братьев и сестер или детей со сложными диагнозами. Вот что рассказала нам Валентина Иванова, начальник отдела охраны детства администрации Калининского района города Чебоксары.

Корр.: Марк Д., 2005 год.

В. Иванова: Его в семью отдали.

Корр.: Ксения Т., 2005.

В. Иванова: Ее тоже забрали в семью.

Корр.: Татьяна К., 2006.

В. Иванова: Мы ее тоже отдали в семью. Там было много детей. Это была одна из них, которая имела проблемы здоровья. И ее забрала та же семья, которая взяла старших братьев и сестер.

Такие же смелые родители живут и в других регионах. Говорит консультант Департамента социальной защиты населения Ивановской области Анна Калачова.

А. Калачова: У нас сейчас и детей-инвалидов уже забирают. Взяли недавно дауна-мальчика. Женщина ходила в учреждение, ухаживала за ним долгое время. И решила взять в семью. Такой вот у нее порыв, прикипела.

Хорошие новости регулярно приходят и от Елены Колбиной, регионального оператора банка данных детей-сирот Кемеровской области. Например, о том, что потенциальные усыновители приходят в казенные учреждения не только за малышами, но и за подростками.

Корр.: Здорово-здорово! Много больших ребят забрали, я смотрю. Половина списка – большие ребята.

Е. Колбина: Ну вот, как-то так получилось.

Корр.: Но вообще, много издалека-то приезжают?

Е. Колбина: Да много! Уже и отдавать некого.

Корр. (смеется): Так хорошо, что некого. Пусть всех заберут!

Е. Колбина: Это точно!

Детских анкет в Федеральном банке данных (да и в нашем «Листе ожидания») становится все меньше, а это значит, что все больше взрослых людей попадает в разряд приемных мам и пап. Именно для них сегодня вновь начинаются занятия в нашей радиошколе приемных родителей. Проведет урок юрист Оксана Хухлина.

ШКОЛА ПРИЕМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ

О. Хухлина: Летом вступила в силу поправка в трудовой кодекс, облегчающая немножко ситуацию для родителей-опекунов, усыновителей детей-инвалидов, которые работают. Очередной отпуск они могут получать тогда, когда им это удобно. Я думаю, что это будет хорошо, потому что очень часто у нас, например, ребенок-инвалид, который имеет право на санаторно-курортное лечение, получает путевку. Такая, например, случится в семье история – вдруг предложат путевку. Соответственно, родители, или усыновители, или опекун может отпуском воспользоваться в любой момент и съездить с ним отдохнуть и полечить.

Важный момент: с сентября-месяца вступит в силу постановление Правительства №481, которым установлены новые требования и новый порядок работы учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. До этого было постановление правительства, которое устанавливало некие общие рамки, что дети должны находиться в комфортных условиях. Постановление, которое в сентябре вступает в силу, будет носить более конкретный характер. И там расписаны такие очень интересные вещи, как, например, четко указано, по аналогии с семейным кодексом, что ребенок помещается в учреждение временно. То есть, это не считается постоянным устройством, и на органы опеки, и на руководителей этого учреждения возлагается обязанность все-таки искать этому ребенку семью. Второй момент: четко прописаны нормативы расселения детей. Установлено требование, что, если это дети-родственники, дети, которые ранее воспитывались в одной семье (они могут быть полнородными или не полнородными), должны помещаться в одно учреждение независимо от возраста. Прямо установлены ограничения по количеству детей в группах. То есть, от шести до восьми человек максимум в группе может быть. Также у нас прописано то, что группы, где будут жить дети, должны быть организованы по семейному принципу. То есть, там должно быть помещение для отдыха, помещение для каких-то игр, там, занятий и так далее, должны быть бытовые помещения и помещения для приема или приготовления пищи. Также прописано, опять же впервые, то, что за детьми должно быть закреплено постоянное количество воспитателей.

Прописаны требования к организации знакомства детей с потенциальными опекунами или усыновителями. Во-первых, график приема кандидатов, которые с направлением приходят, он должен быть удобен не только для самого учреждения, но и для кандидатов. То есть, в будни должна быть возможность посетить учреждение, скажем, в вечернее время, учреждение должно быть доступно в выходные и праздничные дни, чтобы тоже могли кандидаты приехать. И что руководитель организации должен создать какие-то комфортные условия для безопасного знакомства ребенка и потенциальных родителей.

Еще одна очень интересная штука относительно временного помещения детей. У нас, в принципе, семейный кодекс предусматривает, что и родитель, попавший в какую-то тяжелую ситуацию, и опекун-попечитель, также попавший в тяжелую ситуацию, который не может временно воспитывать ребенка, может по заявлению поместить ребенка на какое-то время в эту организацию. Сейчас тоже четко прописана эта процедура, то есть, во-первых, должны быть определенные документы, которые представляет родитель или опекун. Во-вторых, указан срок – шесть месяцев, в течение которых с ним заключается договор. И там прописано, что он должен ребенка посещать, заботиться о нем, что-то приносить… На органы опеки возложена обязанность контролировать эту ситуацию. Если вдруг, скажем, через полгода человек пропал, не появляется и не говорит, будет он забирать ребенка или не будет, соответственно, эта ситуация должна быть на контроле, чтобы понимать: то ли семье нужна еще какая-то дополнительная помощь и поддержка, и они все-таки выйдут из этого кризиса и ребенка заберут. То ли уже надо ставить вопрос об ограничении в правах  и устройстве этого ребенка в новую семью, чтобы он опять же у нас не зависал в этом учреждении.

На учреждения возлагается обязанность готовить детей. Должна быть создана служба, которая будет не только родителям оказывать какие-то консультационные услуги, но и  будет готовить детей к передаче в семью. То есть, объяснять, рассказывать, готовить к контакту, к знакомству и так далее.

Возможно, такая подготовка потребуется и нашему новому подопечному, с которым вас сейчас познакомит Ирина Поварова.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Копна соломенных волос, открытая улыбка и спокойный, уверенный взгляд серых глаз… 14-летнего Сережку нам повезло встретить в одном из детских домов Кемерова. Да, вы не ослышались – именно повезло, потому что застать этого паренька днем в жилой комнате группы нелегко: он постоянно занят каким-нибудь делом.

Сережа: Я вообще с работы пришел только, а мне говорят, иди на интервью.

Корр.: А что за работа, Сереж?

Сережа: Ну, в школе у нас там бригада…

Корр.: Ммм…

Сережа: Разнорабочий.

Корр.: А что делаете?

Сережа: Стены шпаклюем, красим, мусор выносим… вообще, что по школе скажут, то и делаем.

Корр.: Это у вас какой-то такой трудовой лагерь или что?

Сережа: Ну, можно сказать и так, что трудовой лагерь. У нас там… работаем на ноль пять ставки, но зарплата будет, аванс, как положено.

Корр.: О, как взрослые уже.

Сережа: Да.

Корр.: Здорово. А на что деньги потом тратите?

Сережа: Ну, допустим, на тренировки хожу я, на бокс, перчатки купить там боксерские надо. Можно телефон купить…

Корр.: А боксом ты давно занимаешься?

Сережа: Нет, только вот две недели назад начал заниматься.

Корр.: А почему… решил?

Сережа: Ну, просто… понравился вид спорта. Сначала футболом занимался. Мы выигрывали. На России третьи были. А у нас в городе первые были – всех обыграли.

Корр.: Среди детских домов?

Сережа: Угу. Детских домов и школ-интернатов. В Новосибирске третье место заняли. Это всероссийские были соревнования. Второй этап. А потом тот, кто первое место занимает в Новосибирске, в Сочи уезжает, а после Сочи – в Лондон. Это уже там с «Арсеналом», с командой «Арсенал» встреча… тренировка у «Арсенала»… там у них в Англии. Но мы пока не доходили еще. Мы еще не так играем хорошо.

Корр.: Понятно. А ты где играешь в защите, в нападении?

Сережа: На воротах.

Корр.: О, ты вратарь?

Сережа: Да.

Корр.: Здорово. А почему ты решил стать вратарем?

Сережа: Ну, не знаю, вся команда как-то так повлияла на меня… ну вот я и вратарь.

Корр. (со смехом): Понятно. А чтобы улучшить реакцию, решил заняться боксом, да?

Сережа: Ну, можно и так сказать.

Корр.: А еще чем бы ты хотел заняться?

Сережа: Музыкой. Музыкой я уже занимаюсь. В музыкальной школе учусь. На следующий год у меня выпускной будет, экзамены. Сейчас в четвертом классе отучился. У нас пять классов музыкальных… ну это у оркестрантов общих – пять классов… А потом я планирую поступать в Москву в военно-музыкальное… в суворовское.

Корр.: Понятно. А ты сейчас в каком классе?

Сережа: Закончил седьмой, перехожу в восьмой. На отлично учусь.

Корр.: Ну молодец! А какие у тебя предметы самые любимые?

Сережа: Математика, русский, вообще легко дается.

Корр.: То есть все предметы легко идут?

Сережа: Ага.

Корр.: И физика?

Сережа: И физика… химия в следующем году будет… не знаю, как, но мне кажется, тоже нормально будет все.

Корр.: Это хорошо. А есть у тебя нелюбимые предметы?

Сережа (поразмыслив): Нет.

Корр.: Все нравятся?

Сережа: Все нормальные.

Корр.: Ну, а, скажи, что ты ценишь в людях?

Сережа: Я ценю в людях настойчивость, чтоб стержень был у человека, строгий характер. Чтобы никаких поблажек не давал. Допустим, педагог. Если он дает поблажки, то ребенок не так осваивает то, что он ему пытается донести. Доброту ценю в людях. Надо чтоб были добрыми, а не скверными. Доброту ценю в людях и отзывчивость.

Корр.: А сам ты добрый?

Сережа: Ну, не знаю… это надо у тех людей, с которыми я общаюсь, спрашивать. Я сам себя оценить не могу.

Корр.: Ну вот сам как ты думаешь? Ты стараешься соответствовать своему идеалу?

Сережа: Да, более-менее.

Корр.: А что не получается?

Сережа: Ну, иногда не получается мне быть отзывчивым. Бывает такое, что у тебя настроение плохое, к тебе подходят, спрашивают, а тебе даже отвечать неохота, да, просто я молчу и все… даже ничего не отвечаю.

Корр.: Ммм, ну, а тебе хотелось бы в себе что-нибудь исправить?

Сережа (после паузы): Ну да… характер хотелось бы исправить.

Корр.: Что бы ты исправил?

Сережа: В характере?

Корр.: Да!

Сережа: Лень.

Корр. (с улыбкой): Ааа, лень.

Сережа: Да. Ну, это не то чтобы в учебе. В учебе все получается, в творчестве все получается. А вот, допустим, в спорте… мне надо достичь какой-то цели, чтоб на соревнования поехать, а я не хочу.

Корр.: А что так?

Сережа: Не знаю – лень. Ну, вот раньше хуже было. Я вот когда дома был, мне вообще: первый, второй, третий класс, у меня вообще, тройки были. А сюда пришел – думаю: «Надо учиться. Взяться за голову». Ну и теперь одни пятерки. Постарался. Нагнал материал, который пропустил.

Корр.: Молодец!

Сережа: Теперь нормально.

Корр.: А ты на каком инструменте-то играешь, а?

Сережа: На духовом инструменте – альт. Ну это, можно сказать, сейчас у нас в оркестре альт, а во всех остальных оркестрах – это валторна… ну, я солирую, у меня высокие ноты… партия такая, из аккомпанемента самая сложная.

Корр.: Понятно. А ты как-то сам выбрал этот инструмент или так получилось?

Сережа: Да нет. Сам выбрал. Мне давали выбор.

Корр.: А почему ты именно ее выбрал, валторну?

Сережа: Не знаю. Понравилась.

Корр.: Просто, как звучит, понравилось?

Сережа: Да. И как выглядит, понравилось.

Корр.: Красивая, наверное, да?

Сережа: Да.

Корр.: Это важно, чтоб красиво выглядела?

Сережа: Да нет. Важно, как звучит, скорее всего… как выглядит – это не особо важно.

Е. Командирова, заместитель директора детского дома (издалека): У нас проблема: у него очень старый инструмент и мы не можем купить ему новый.

Елена Командирова гордится достижениями своих воспитанников и всегда рада продемонстрировать их таланты. Правда, в летние каникулы репетиции оркестра уже давно не проводились, а инструменты и костюмы оказались убраны… (фоном начинает звучать марш Петровского полка в исполнении духового оркестра детского дома) Но Елене Юрьевне очень хотелось, чтобы мы смогли послушать, как играют юные музыканты (и Сережа в их числе).

Е. Командирова (на фоне звуков оркестра): Вот смотрите есть записи, это мы готовились к конкурсу в Москве и снимали оркестр на сцене. Это они год назад так играли. Сейчас они еще лучше играют… Там больше восьмидесяти произведений в репертуаре. Военные марши. Очень много сейчас музыки 70-х и 80-х годов включены.

Сережа (добавляет): Джаз, блюз…

Е. Командирова: Потом они работают еще у нас летом… (начинает звучать «Веселая кадриль» в исполнении оркестра детского дома) Парковые игры так называемые, то есть они развлекают горожан в «Парке чудес». То есть они вот в этих парковых играх фактически выполняют роль городского оркестра. На девятое мая был грандиозный концерт. (обращается к Сергею) Сколько вы там часов играли в парке Жукова?

Сережа: В парке Жукова мы не на сцене играли, а мы так играли… ну около часа примерно.

Е. Командирова: То есть вы представляете, у них репертуар на час!

Корр.: А что с инструментом, вы говорили?

Е. Командирова: Он у него такой старый, что в Москве на сцене чуть не развалился. Можете себе представить? Там сидели специалисты. Он потом бедный красный, зеленый у меня был там. Чуть ли не рыдал ребенок, потому что он не смог выдуть там то, что положено. Дыра у него там какая-то внутри… А спецы сказали: «Парень не виноват. Это у него инструмент старый…»  

Корр.: Понятно.

Е. Командирова: Вот он сейчас будет год еще учиться у нас, то есть девятый класс, он заканчивает… (Сергею) Сейчас идешь в восьмой у нас?

Сережа: Да в восьмой.

Е. Командирова: В восьмой. Потом девятый. То есть два года у нас до училища. Потом надо его везти на прослушивание, но надо везти с нормальным инструментом и репертуаром, который он сможет подготовить. Самостоятельно. То есть у нас два года на подготовку. Вот.

Корр.: Сереж, а скажи… вот ты говоришь, что хочешь поступать в военно-музыкальное училище. А почему именно туда?

Сережа: Ну, не знаю, мне понравилась музыка. И военные – это сейчас вообще… престиж. То, что ты военный. Тем более – оркестр военный. Можно и дальше пойти, поступить в консерваторию, получить высшее образование. Если нет образования, то куда ты пойдешь? По жизни? Ну как-то так.

Корр.: Понятно… ты хочешь потом получить высшее образование?

Сережа: Да.

Корр.: А дальше что?

Сережа: Ну, а дальше… Буду работать в оркестре в каком-нибудь, зарабатывать деньги, семью строить.

Корр.: А какая у тебя семья будет? Как ты думаешь?

Сережа: Я не знаю. Загадывать не могу.

Корр.: Ну, а какую бы ты хотел?

Сережа: Ну, чтоб в семье было понимание… дети чтоб были, и все нормально там.

Корр. (тихо): Понятно.

(фоном звучит вальс «Под небом Парижа» в исполнении духового оркестра детского дома)

Сережка – очень приятный собеседник, с ним интересно поговорить на самые разные темы. Но любое интервью рано или поздно заканчивается. Сергей попрощался и умчался по своим делам, которых у него всегда очень много. А теперь еще и учебный год начался: новые предметы в общеобразовательной школе, новый репертуар в музыкальной… У этого открытого, дружелюбного паренька большие планы на будущее и он хорошо знает, что для их осуществления надо приложить много сил. Сережка готов трудиться. Упорство и целеустремленность, конечно, помогут ему. Но… Даже самым сильным и самостоятельным людям нужна поддержка близких, родных людей. Нужна она и Сереже.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Напоминаем, что Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко проводит Первый всероссийский конкурс дневников приемных семей «Наши истории». Принять участие в конкурсе могут родители, воспитывающие одного или нескольких детей, оставшихся без попечения. Работы можно присылать до конца сентября по адресу, указанному на сайте благотворительного фонда.

Кстати, среди номинаций конкурса есть и наша. Ее учредило «Радио России». Называется она «Мой «Поезд надежды» и предназначена для приемных родителей, которые привезли своих детей из других регионов. В том числе – на нашем необычном «поезде», либо нашли на сайте социального проекта «Детский вопрос», в рубрике «Лист ожидания».