(Звучит новогодняя мелодия)

Кажется, совсем недавно мы с вами встречали новый, 2014-й год. Но вот уже и декабрь заканчивается, очень скоро опять начнутся новогодние праздники! И этот особенный, юбилейный год станет для нас историей.

Ровно 10 лет назад вышел в эфир первый выпуск программы «Детский вопрос». Тогда, в 2004-м, о детях, которые живут в казенных домах и ждут своих будущих родителей,  вспоминали очень-очень  редко. А программ, подобных нашей, в федеральном теле-радио-эфире  вообще не было. Так что можно с уверенностью сказать: «Мы были первыми!»

За 10 лет из радиожурнала вырос большой социальный проект, благодаря которому около 2500 наших маленьких подопечных обрели семью, стали «мамиными и папиными». Только в уходящем, 2014-м году, удалось закрыть картинкой с «солнечным человечком» фотографии более 400 ребят, размещенных в «Листе ожидания» на нашем сайте.

ПРОЛОГ

Собственно, праздник, посвященный нашему юбилею, мы так и назвали: «Праздник Солнечного человечка». А проходил он 1-го июня, в московском парке Горького. Подробный репортаж об этом событии уже был в эфире. Но, конечно, в программу, вошло не все. «За кадром», к примеру, осталась «Песенка непохожих близнецов».

Звучит песня:

Где найти, в конце концов,

Песню нам про близнецов?

Где найти? Где найти?

Иль самим изобрести?

Мы старались и не раз!

Подключили целый класс.

Но не может целый класс

Сочинить ее для нас.

Припев:

Ты близнец и я близнец

Разберемся, наконец,

Почему, и в этом суть,

Непохожи мы ничуть?

Исполняют эту песню сами «непохожие близнецы» – Катя и Гриша. Кстати, песня была написана специально для них. Почему же близнецы не похожи? Да потому, что одного из этих детей родители привезли из Рязани после рейса «Поезда надежды». На Праздник Солнечного человечка поющие «близнецы» пришли со своими братом и сестрой, тоже «близнецами». Они так же не похожи друг на друга. Потому что один из «двойняшек» – тоже наш подопечный, приехавший с «Поездом надежды» из Иркутска.

Звучит песня:

Но есть общее одно,

Очень важное оно –

Любим маму мы вдвоем,

Ей и песенку поем!

И еще секрет такой –

Друг за друга мы горой

Нас не разольешь водой!

Припев:

Ты близнец и я близнец –

Разобрались наконец!

Непохожи мы ничуть?

Ну и что? Не в этом суть!

Теперь оба «непохожих близнеца», как и большинство других наших подопечных, пришедших на Праздник Солнечного человечка, живут в Москве. С рассказа о родном городе мы и начнем сегодняшний выпуск.

ЧАСТЬ I

Глава 1. МОСКВА

Конечно, с Москвой нас связывает многое. Начать с того, что мы, команда «Детского вопроса», здесь живем и работаем. В Москве находится наша редакция, именно отсюда мы отвечаем на письма и звонки радиослушателей, живущих в разных уголках страны. Но это, разумеется, не все. В 2013 году «Детский вопрос» начал активно сотрудничать с Департаментом соцзащиты Москвы, размещая на страничках одноименного сайта анкеты московских ребятишек. В апреле 2013 года в Москву, в очередной рейс, отправился наш «Поезд надежды». А в уходящем 2014-м наш проект стал лауреатом сразу двух московских премий. В январе руководителю «Детского вопроса» Инне Зотовой была вручена премия Союза журналистов Москвы «Золотое перо». А в сентябре – Московская городская премия «Крылья аиста». Торжественная церемония проходила в Государственном Кремлевском Дворце.

Ведущая: Мы продолжаем церемонию награждения премией «Крылья аиста». Номинация: «Представителю СМИ за лучшую работу по освещению темы семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в городе Москве».

Ведущий: Зотова Инна Юрьевна, руководитель проекта «Детский вопрос» на «Радио России», ведущая программы, член Экспертного совета при Комитете Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей. Инна Зотова не только автор и бессменный руководитель проекта, но и мама-усыновитель. За десять лет работы ее проекта огромное количество детей из Москвы и различных регионов России обрели приемные семьи.

Ведущая: Для получения премии «Крылья аиста» мы приглашаем на сцену Инну Юрьевну Зотову!

(звучит торжественная мелодия)

И. Зотова: Спасибо большое! Я хотела бы только немножко восстановить справедливость. Дело в том, что это, конечно, не только моя награда – это награда большой, дружной, сплоченной, профессиональной команды, команды моих коллег. Все журналисты, которые работают на этом проекте, сами являются родителями-усыновителями, у всех есть приемные дети. Мы в свою веру обратили уже многих коллег и будем продолжать это делать. Мы ответим делом за это, спасибо! (аплодисменты)

Ведущая: Спасибо вам огромное, низкий вам поклон!

Ведущий: Мы поздравляем Инну Юрьевну Зотову! И еще и еще раз ей аплодисменты!

(аплодисменты)

И все-таки получение наград – это уже итог, итог повседневной, часто незаметной работы, о которой мы далеко не всегда рассказываем в эфире. Так, за последние два года в Москве прошли уже четыре Дня аиста, но рассказали мы только о двух из них. «За кадром», к примеру, остался праздник в санаторном детском доме №48, состоявшийся в марте этого года.

(Звучит песня)

Я на сцену выхожу,

В зал от страха не гляжу.

Вам легко смотреть из зала,

Как на сцене я дрожу.

Ручка ходит не туда,

Ножка ходит не туда,

Наша тетя хореограф

Говорит, что не беда!

Припев:

Раз ладошка, два ладошка,

Я пока что не звезда.

Если нравлюсь хоть немножко,

Вы похлопайте тогда!

Кстати, мы работаем с этим детским домом уже давно и, прямо скажем, вполне успешно. Например, недавно на одной из интернет-конференций появилось сообщение, что у нашего подопечного из этого детского дома – 13-летнего Данилы – появились родители. Чтобы убедиться, что за него действительно уже можно порадоваться, мы позвонили социальному педагогу Анжелике Разиной.

Анжелика Владимировна: Добрый день.

Корр.: Здравствуйте, Анжелика Владимировна! Это «Детский вопрос», «Радио России». Нам тут написали, что Даню забрали домой.

Анжелика Владимировна: С вашей подачи! (смеется)

Корр. (радостно): Да? Правда?

Анжелика Владимировна: Они заметили его, насколько активный ребенок… и забрали. И очень хорошо подошли друг другу, прям по его характеру семья. Он очень схож с ними.

Корр.: Ой, ну слава богу! А уже подписали, да, документы? Мы снимаем его с пиара?

Анжелика Владимировна: Все-все-все. Да, вот буквально неделя, как забрали.

Корр.: Как здорово!

Анжелика Владимировна: Да-да, прям он так хорошо им пришелся. Они говорят: «Мы ни на кого даже внимания больше не обращали, как только его увидели, такого активного».

Корр.: Ну отлично!

Анжелика Владимировна: Они сами научные работники оба, муж с женой.

Корр.: Ого!

Анжелика Владимировна: Да. И он с таким увлечением с ними общается! У них прям на одной волне общение пошло. Просто прекрасно! Так что вам большое спасибо!

Корр.: А куда, в Москву забрали?

Анжелика Владимировна: Да, да, московская семья…

Корр.: Понятно.

Анжелика Владимировна: Там у них взрослая дочка – она без ума от него вообще!

Корр.: Да?

Анжелика Владимировна: «Все, буду им заниматься!» (корр. смеется) Я думаю, научным работником тоже, наверное, будет.

Корр. (со смехом): Ну отлично, отлично!

Анжелика Владимировна (тоже смеется): Они с увлечением занялись его подтягиванием, учебой, там… В общем, молодцы.

Корр.: Ну замечательно.

Анжелика Владимировна: Так что можно сказать, что вы крестные!

Глава 2. КРЫМ-ИРКУТСК-МАРИЙ ЭЛ

Возможно, вы уже заметили, что сегодня, вспоминая события уходящего года, мы стремимся рассказать о том, что по каким-то причинам не вышло в эфир. Не прозвучала в свое время и история, которую мы вам сейчас расскажем.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

В нынешнем, юбилейном, году наш «Поезд надежды» выезжал из Москвы только один раз, но, тем не менее, смог совершить два рейса: одновременно мы побывали сразу в двух регионах – в Республике Крым и в городе Севастополе. Напомним, на полуостров с нами отправились 9 семей. В результате 12 детей покинули детские дома и дома ребенка Крыма – уехали домой со своими новыми родителями.

Подробный репортаж об этой поездке уже был в эфире. Возможно, вы помните наш рассказ про одну из семей-участниц, которая попала в «Поезд надежды» в последний момент. Она заняла внезапно освободившееся место. Чье же это было место?

Супруги Нурзиля и Вильдан из Республики Марий Эл прошли отбор и готовились стать пассажирами «Поезда надежды». Однако этого не произошло.

Корр.: Нам сегодня позвонила опека Иркутска.

Нурзиля: Угу.

Корр.: И сказала: «У нас есть чудная девочка, четыре года – красивая, здоровая. Мы подготовили на нее документы, но семья, которая собиралась ее взять… ну, в общем, что-то там в семье случилось, и они ее не забирают. Найдите, пожалуйста, ей родителей!». Завтра обещали фотографию прислать. Вам такой вариант как?

Нурзиля: Хорошо.

Корр.: Поедете в Иркутск?

Нурзиля: Нам любой вариант!

Корр.: Но в Иркутск уже придется самостоятельно поехать, потому что «Поезд надежды» там уже был, а второй раз мы обычно не ездим. То есть, вам придется самим поехать.

Нурзиля: Ну мы фотографию ждем! (смеется)

Корр.: Да?

Нурзиля: Да, ждем!

Корр.: Ну вы только, пожалуйста, скажите. Потому что вы же у нас в «поезде»-то числитесь.

Нурзиля: Конечно!

Корр.: Тогда, если вы решите за ней бежать, роняя тапки, (смеется) вот, тогда мы будем уже убирать вас из нашего списка.

Нурзиля: Хорошо.

Через два дня Нурзиля позвонила нам сама:

Нурзиля: Ни есть, ни пить не могу, спать не могу… (смеется)

Корр.: Да что вы!

Нурзиля (смеется): Я звонила сегодня в полшестого утра в опеку Иркутска. Но нам толком ничего не сказали. Сказали, что при личном знакомстве, прилетайте…

Корр.: Нам вчера сказали: «Да пусть приезжают! Даже если вдруг им не понравится девочка, хотя девочка хорошая, мы им другую найдем, еще лучше!» Там действительно много детей, много девочек. Так что я бы на вашем месте рискнула.

Нурзиля: Они мне сказали, что: «Если вы утром прилетите, то вечером уже, как бы»…

Корр. (подсказывает): Можете улететь.

Нурзиля: Можете улететь. Да.

Корр.: Ничего себе скорости! Так, по-моему, у нас еще не было! (смеется)

Нурзиля: Пакет документов, говорит, на нее полностью готов.

Корр.: Ну да, да.

Нурзиля: Она говорит, второе независимое пришло…

Корр. (подсказывает): Обследование.

Нурзиля: Обследование.

Корр.: А говорите ничего не сказали!

Нурзиля: Ну вот только вот это и сказали. Я так поняла, она у них давно. В детском доме.

Корр.: Вот этого я не знаю. Дело в том, что у нас ее не было даже на сайте… Собирайтесь и бегите!

Нурзиля: Да.

Корр.: Пока не увели, да.

Нурзиля: Я вот тоже боюсь, что уведут. Они говорят, прилетайте прямо в понедельник… Я боюсь. В понедельник… не знаю, успею, не успею…

Корр.: Прилетайте в понедельник! И в понедельник, раз они вам обещают, в понедельник же полетите обратно. Или во вторник. Мы вчера им звонили, они нам сказали: «Так вроде бы уже собираются от вас приехать к нам?» Мы говорим: «Да нет… Мы никого не посылали пока. Мы ждем, когда вы нам фотографию пришлете!» Они говорят: «А вот еще из Москвы тоже звонили! Хотели приехать». Я к тому, что… я вам советую в понедельник лететь.

Нурзиля: Значит, считаете, что стоит туда ехать за этой девочкой?

Корр.: Я думаю да. Причем, быстро.

Нурзиля: Ладно, спасибо! С одной стороны, мы тоже подумали, что сразу два ребенка…никакого опыта, своих детей-то не было…

Корр. (одновременно): Да! Да!

Нурзиля (продолжает говорить): Может, нам с одного лучше начать? А если понравится…

Корр.: Вот! Мы тоже думали об этом, да. Что лучше бы с одного начать. И с не очень большого. У нас «поезд»-то в этот раз, видите, еще такой, специфический. И везем мы туда за двоими, там, за большими детьми… В общем, да. Вот Иркутск, мне кажется, лучший вариант для вашей семьи.

Нурзиля: А  потом поживем… и за мальчиком? (смеется)

Корр. (строго-шутливо): Так. Сначала девочку возьмите! (смеется)

Этот разговор состоялся в пятницу, а в понедельник Нурзиля была уже в Иркутске.

Корр.: Как ваши дела?

Нурзиля: Все. Все оформила.

Корр.: Да?

Нурзиля: И еду в дом ребенка забирать девочку.

Корр.: Забирать уже?

Нурзиля: Да, завтра вылетаем, наконец-то будем дома.

Корр.: Вот это да! Ну я вас поздравляю!

Нурзиля: Спасибо!

Корр.: А сама Алинка-то вам как?

Нурзиля: Красавица! Болтушка, красавица…

Корр.: Как она вас приняла? Какая реакция была?

Нурзиля: Девочку привели, она на мена посмотрела сначала, так, недоверчиво. Алина, говорят, к тебе гости пришли! И она сразу заулыбалась, протянула мне ручку. Ты, говорят, хочешь, чтобы она твоей мамой была? Она такая: «Да!» Я говорю, ты поедешь со мной? Она говорит: «Да!» Я  тебя очень-очень долго искала, говорю, вот наконец-то я тебя нашла. Вот.

Корр.: Ну здорово!

Нурзиля: Она ждала… переживала, что ее не забрали.

Корр.: Конечно!

Нурзиля: Ходили-ходили и не забрали. Она переживала…

Корр.: Маленькая…

Нурзиля: Сейчас она, вот… я чувствую, она еще не совсем ко мне открылась. Она насторожена, всего боится…

Корр.: Она боится, что ее опять предадут.

Нурзиля: Да, да. И я говорю, что обязательно за тобой вернусь. Сейчас, говорю, куплю билеты… В опеку съездила, документы забрала, билеты купила, сейчас вот еду за ней. И мне сказали, что она уже оделась и ждет! Не спит…

Корр.: Уже сидит, ждет вас?

Нурзиля: Да, сидит, ждет.

Корр. (смеется): Господи… Ну классно все! Все здорово! Я очень рада, что все получилось. Это, значит, точно ваша дочка, раз она дождалась… Раз у вас, видите, все как переигралось быстро? Не надо было вам в «Поезд надежды», не надо было.

Нурзиля: А завтра у нее день рождения, кстати, седьмого.

Корр.: Да? Ну надо же, какой ей подарок-то! Вы завтра улетаете, да?

Нурзиля: Да, завтра улетаем.

Корр.: И завтра дома будете? Да?

Нурзиля: Да.

Корр.: Ну вот у вас и День аиста будет в день рождения.

Нурзиля: Да.

Корр.: Это же здорово.

Нурзиля: У нас сегодня еще хороший праздник… Курбан-байрам. У мусульман. Вот.

Корр.: А, да-да-да!

Нурзиля: Три дня подряд благие дела надо делать. И мы как раз попадаем в третий день, вот… Такое дело совершаем в такой праздник. (смеется)

Корр.: Ну вот!

Нурзиля: Огромное спасибо, что вы делаете такие добрые дела и что вы существуете!

Корр.: Спасибо за добрые слова! (смеется) Ну, самое главное, чтобы у вас все сложилось. Я вам желаю удачи, и тогда я вам потом еще домой позвоню, хорошо?

Нурзиля: Ага, хорошо!

Три дня спустя из Йошкар-Олы пришло электронное письмо.

Корр.: Ну я получила фотографии и… Такая красавица она у вас!

Нурзиля (гордо): Ужасная красавица! (смеется)

Корр. (со смехом): «Ужасная!» Ну как?

Нурзиля: Мы счастливы очень. Я очень вам благодарна! Большое вам, огромнейшее от нас спасибо за это чудо!

Корр.: Ну, я надеюсь, что она не будет сильно чудить… чудо ваше… Потому что у вас сейчас наверняка, как мы говорим, «медовый месяц», эйфория и так далее. Но вы приготовьтесь, что все так чудесно не будет всегда.

Нурзиля (со смехом): Я понимаю, конечно!

Корр.: Вы мне расскажите, как они с папой-то встретились?

Нурзиля: Дорога-то длинная. Переживала, как ребенок перенесет? – Очень хорошо перенесли и полет, и на поезде. Фотографии мужа ей показала: «Это твой папа!» Спустились из вагона, муж идет с пакетом, куклу ей купил. Я говорю: «Вон твой папа». Она посмотрела, побежала к нему… И на ручки. И все.

Корр.:  А папа как?

Нурзиля: Папа полюбил с первого взгляда! Он сейчас в командировке, в Москве. И он отпросился у своего начальства на один день пораньше. Сейчас в поезде едет, завтра утром будет дома. Каждые три часа звоним, «папочка-папочка!» Папа куклу еще одну купил, вот. Теперь ждем папу.

Корр.: Ну все, папа будет баловать дочку, я так чувствую.

Нурзиля: Папа будет баловать, да. Он ее вообще изначально хотел. Вот… В душе он хотел девочку.

Корр.: Ох, как хорошо-то!

Нурзиля: Вот так, Ольга Борисовна! Сейчас мы вам стишок расскажем, подождите!

Корр. (обрадовано): Да? Давайте!

Нурзиля: Алина!.. Алинка!.. Заснула…

Корр.: Заснула, да? Ну ладно, пусть спит. Устала, маленькая! Конечно…

Нурзиля: Прыгаем-прыгаем!.. Единственное, чего боимся – это слова «спать».

Корр.: Да?

Нурзиля: И вечером, и ночью… Как только говорю: «Спать!» – ребенок начинает плакать.

Корр.: Значит, не надо это слово произносить. Надо говорить: «Давай-ка полежим с тобой, книжку почитаем…» Вот так.

Нурзиля: Главврачу позвонила, она мне говорит, что, наверное, боится заснуть и… в детском доме проснуться. Но говорит, со временем это пройдет.

Корр.: Угу. Так вы вдвоем сейчас, да?

Нурзиля: Бабушка пришла, к бабушке приучаем пока. Потому что…

Корр.: А-а… Бабушка помогает?

Нурзиля. Да. При виде новых лиц плачет сразу.

Корр.: Пугается, что заберут. Все время говорите: «Я тебя никому не отдам!»

Нурзиля: Я ей так и говорю. Я тебя, говорю, никому не отдам. Это твоя бабушка, она тебя тоже очень любит.

Корр.: А бабушка, кстати, как?

Нурзиля: Сейчас бабушка в друзьях, целуем ее… Мы еще с ней ходили в зоопарк. Кошек-собак очень сильно боится… Истерика у нас, пока не можем никак приучить. А в зоопарк сходили нормально. Кроликов покормила немножко, белочек…

Корр.: А это я видела! Фотографии, да.

Нурзиля: Да. У нас есть в Медведевском районе замечательный чудо-остров. Там островок, а вокруг маленькое озеро. И на этом острове живут куры, ламы, волк, лисички, свинки… мишка есть один у нас.

Корр. (одновременно): Здорово!

Нурзиля: И на лодочках катаемся. И там уточки… Вообще, замечательный такой уголочек есть у нас.

Корр.: Здорово! Ну что, все хорошо?

Нурзиля: Да! Я не верю своему счастью даже еще. Спасибо вам, я вообще… я вам так благодарна!

Корр.: Ой, ну ладно. Я так рада, прям, что все получилось у вас. Очень рада.

Нурзиля: Я сама очень рада! Жуть как рада! (смеются вместе с корреспондентом)

Корр.: Ладно! Все хорошо, даже, я бы сказала, отлично…

Нурзия: Отлично, да, Ольга Борисовна!

Корр.: Мужу привет большой! И мои поздравления. Он теперь папа.

Нурзиля: Спасибо!

Корр.: Да. Ну а Алинку поцелуйте от нас.

Нурзиля: Хорошо!

Продолжение следует…

Глава 3. КАРЕЛИЯ

«За кадром» пока осталась и недавняя командировка наших сотрудников в Петрозаводск, где они приняли участие в Форуме приемных семей Карелии, который проходил там в ноябре.

(Звучат фанфары)

Ведущая: Добрый день, дорогие друзья! Форум приемных семей прошу считать открытым (аплодисменты). Сегодня в этом зале собрались приемные семьи и специалисты служб по подготовке и сопровождению замещающих семей, которые представляют 16 муниципальных районов и городских округов нашей республики. Принять ребенка, оставшегося без родителей (или без их попечения), дело чрезвычайно важное с позиции истинных человеческих ценностей и почетное – с точки зрения социальной значимости. Все мы должны стремиться к тому, чтобы как можно больше детей-сирот обрели свою семью.

На форуме мы встретили много интересных людей. В следующем году некоторые из них обязательно станут героями наших историй. Но об одной приемной маме – Марине из города Кемь – мы хотим рассказать уже сегодня.

Марина: У меня погиб сын, единственный сын. Долгое время… ну, сами понимаете, тоска, сумасшествие, там, чуть ли крышу не сорвало… Потом как-то стала задумываться. У меня есть племянники, то есть, дети в доме были. Но свой есть свой. Хочется не так, чтобы он пришел и ушел. Не помню, как меня эта мысль посетила. Думаю, надо, наверное, отдать то, что у меня есть, кому-то, какому-то ребенку. Несколько лет шла к этому. Потом у меня знакомая пошла подрабатывать медсестрой в детский дом. А у меня сын же был, я все думала, если буду брать, то буду брать только мальчишку.

Корр.: То есть, у вас мысли-то были раньше?

Марина: Да, да, да. Вот как он погиб, у меня мысль… стала меня грызть, что надо кому-то…

Корр.: Это когда было?

Марина: Двенадцать лет назад у меня погиб сын. Первую девочку я взяла семь лет назад. Ну, в общем, подруга у меня устроилась в детский дом, и как-то раздается звонок: «Марин, слушай, не знаю, чего делать… Тут девочка есть одна такая, она очень хочет в семью». Я говорю: «Слушай, не знаю, я как-то хотела пацана…» Она говорит: «Ну ты подумай, у нее сейчас умерла мать, девочке очень тяжело. Хоть она с матерью не жила, долго была в детском доме…» Но, тем не менее, все-таки…

Корр.: Все равно мать.

Марина: Мать есть мать. Конечно. Ее, говорит, вроде отпускают на похороны. А мы там рядом живем. Потом оказалось, что я и мать ее знала, городишко-то у нас маленький. Я говорю: «Ну организуй нам встречу!» Она мне говорит: «Ну хорошо!» Договорились мы встретиться с Аридой с моей. Иду, смотрю – стоит на крыльце. Встретились взглядом, и все. Наверное, я попала… (смеется) Хотя подросток.

Корр.: А сколько ей было лет?

Марина: Пятнадцать лет ей было…

Корр.: У-у! Большая девочка!

Марина: Пятнадцать лет, большая девочка, конечно. Что я ей сказала? Я ей сказала: « Арид, пойдешь ко мне в семью?» Как-то вот сходу. Я, говорю, я не обещаю, что я тебе стану матерью… Ребенок мать хоронит, да?

Корр.: Ну да.

Марина: Я говорю: «Я не обещаю, что я тебе стану матерью, но поверь мне, подругой я тебе стану и помогу тебе всегда в жизни… если нужна будет такая помощь». Она мне сходу так отвечает: «Пойду!» Ну, и я быстро туда, в опеку. Все собрали, и она у меня в семье. Но сначала-то месяц-два сидит вроде дома нормально… Два месяца проходит, она меня сама называет мамой. Я чуть не упала… Потом потянуло ее в детский дом, к подружкам. Поехала к подружкам, (смеется) приезжает ко мне со своей подружкой из детского дома, с девочкой-ровесницей. Стала та девочка ко мне ездить, я оформила как гостевой режим. На выходные, на каникулы у меня…

Корр.: То есть, две уже?

Марина: Уже две. Стала ко мне ездить Иришка. «Ириш, ну так, может быть, и ты останешься тогда уже?» Но побоялась – девятый класс, экзамены… Говорит: «Нет, можно, я буду к вам так ездить?

Корр.: В гости приходить.

Марина: В гости приходить. Я говорю, а, хорошо, давай будешь так приходить в гости. Потом какое-то время проходит, она говорит: «Я так пожалела, что отказалась!» Я говорю: «А что ж ты мне не сказала?» Она: «Ну, мне неудобно…» Моя-то, Арида, говорит, а там еще осталась Алена. Ей восемь лет, ей не дают выезжать же в город… Говорит, поехали, съездим к Алене? И мы поехали. (смеется) «Съездим к Алене». Один раз приехали, второй раз приехали. И я стала задумываться, чтоб Алену к нам забрать.

Корр.: Так, это уже третья?

Марина: Это уже, получается, третья. Забрали мы к себе Алену. Алена-то у меня сколько-то лет живет, попадает в больницу. Когда мы идем из больницы… я ее забрала… она мне говорит: «Мам, там детишки плачут за стенкой!» Там дети брошенные. У меня что-то сердце так… (показывает, как трепыхается)

Корр.: Понятно.

Марина: Стала я узнавать что-то про детишек. И узнала, что там есть мальчик, Руслан. Пришла к Руслану, пообщались. Ему еще трех лет нет. Я уходить – он за палец (показывает, как он хватал за палец), в слезы, чтоб я не уходила. Я несколько раз так пытаюсь уйти, а он не дает. Вышла из больницы, на следующее утро – в опеку… (смеется) Опять все по новой! Забрала Руслана. Потом… С опекой-то мы сотрудничаем, так как я председатель Клуба приемных семей Кеми… А мне задают вопрос: нужно найти семью для девочки, такой же, как Руслан, на два месяца его постарше, тоже три годика. Ну что? Ищем семью.

Корр. (со смехом): Не находим…

Марина: Нет, сначала я нашла семью.

Корр.: Да?

Марина: Захотели ее взять… пару дней проходит, звонок: «Извини, мы не сможем взять ее, потому что мы в Питере берем троих!» Там… братья и сестры. Девочка остается, там… времени вот-вот-вот, неделя остается… она в дом малютки пойдет. Ну куда уж я ее отпущу, если я ей так семью искала? Я говорю, ну давайте возьмем и ее. Вот и вся моя семья!

Корр.: Да… То есть, сколько, получается, у вас? Трое? Вот сейчас.

Марина: В данный момент – трое. Тем старшим по 23.

Корр.: Угу. А они где? Старшие-то?

Марина: Вот сейчас одна из них у меня с малыми дома.

Корр.: Это которая?

Марина: Ирина.

Корр.: Подружка которая? На гостевом?

Марина: Да, которая была на гостевом режиме. Но она, соответственно, с девятого класса постоянно у меня. Учиться поступала – помогала, свадьбу играла… Вот и гостевой режим!

Корр.: А как муж-то, кстати, ко всему этому относится?..

Марина: Хорошо, хорошо.

Корр.: С самого начала?

Марина: Нет… Скрывать не буду. Я не знаю, почему… когда с Аридой я такое решение приняла, у нас вплоть до того, что он: «Если ты ее возьмешь, я уйду». Я говорю: «Ты извини, я ходила не в обувной магазин. Значит, уйдешь ты!» Вот просто. Один раз у нас разговор состоялся, все, больше мы его никогда в жизни не поднимали. Остался он, осталась Аридка, потом он уже ей кашки, супчики варил… (смеется) Ну, у нас папа такой… Папа у нас очень добрый, очень хороший, такой плюшевый медведь… такого мужика поискать…

Вот так, по-разному, приходят дети в семьи. Мы благодарны Марине за откровенный рассказ и желаем всем ее детям, большим и маленьким, семейного счастья и любви!

Звучит первый куплет песни «Зимняя сказка»:

Тихо-тихо сказку напевая,

Проплывает в сумерках зима.

Теплым одеялом укрывая

Землю и деревья, и дома.

Над полями легкий снег кружится

Словно звезды падают с небес.

Опустив мохнатые ресницы,

Дремлет в тишине дремучий лес.

ЧАСТЬ II

Глава 1. БРЯНСК

В начале осени жители Брянской области впервые услышали по радио новые позывные…

Звучит музыкальная отбивка и заставка программы «Шаг навстречу»:

Детский голос:

Как цветок без корней, я увянуть могу,

Но добро и заботу замечу.

Вы поверьте в меня! Я вам помогу

Сделать первыми шаг мне навстречу.

Мужской голос:

«Шаг навстречу» – проект «Радио России-Брянск», автор и ведущая – Татьяна Субботина.

Т. Субботина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! С большим волнением и благодарностью я начинаю первый выпуск социального проекта «Шаг навстречу». Волнение мое, думаю, вам понятно, а вот насчет благодарности немного поясню. На подготовку этой рубрики, признаюсь, было потрачено довольно много времени и сил. И далеко не только моих – каждый человек, к которому я обращалась за помощью или советом, моментально вдохновлялся этой идеей и стремился меня поддержать. Конечно, не лично меня, а скорее тех детей, ради которых мы создаем этот цикл – детей, оставшихся без попечения родителей, живущих сейчас в приютах и детских домах. Знакомство с ними мы начнем уже сегодня, но сначала расскажу о многодетной приемной семье, одной из самых больших в нашей области…

С автором и ведущей новой радиопрограммы Татьяной Субботиной мы познакомились еще в августе – сначала переписывались, а потом и увиделись лично. Недавно Татьяна снова побывала у нас в гостях и, конечно, мы не упустили возможности расспросить коллегу о ее проекте.

Т. Субботина: Эта передача возникла, можно так сказать, из того, что выходит на «Радио России»… из программы «Детский вопрос», которую я слушаю, чтобы набираться опыта, чтобы тоже быть грамотным специалистом в этом деле. Я этой темой заинтересовалась вплоть до того, что нашла сайт «Детский вопрос» и прослушала, наверное, около 15 программ, как говорится, залпом, потому что было очень интересно… Затем стали узнавать, что в нашей Брянской области тоже довольно много детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей. Захотелось помочь. Так пришла эта идея. И для того, чтобы ее воплотить, была поездка в Москву, была консультация о том, как можно делать эту программу, о том, какие вопросы нужно обсуждать заранее, какие нужно знать моменты, чтобы не ошибаться в каких-то своих суждениях. В общем, так оно зарождалось. Это было в сентябре этого года, и уже в сентябре вышла первая программа. Такой очень волнующий момент это был, потому что решалась судьба (ну, для меня, по крайней мере) тогда – пойдет оно дальше или не пойдет. И сразу было очень много отзывов, я даже не ожидала, что такое вообще может быть, то есть люди звонили, люди спрашивали, люди интересовались. И все, я тогда поняла, что да – это пойдет, и это нужно делать.

Корр.: Вы уже наладили контакты с чиновниками, с детскими домами?

Т. Субботина: С чиновниками – да. Это, наверное, были самые первые шаги для создания программы, потому что без их помощи и участия, конечно, мы не смогли бы взаимодействовать. С детскими домами мы налаживаем контакты. По крайней мере, голоса детей, которые находятся в детских домах Брянщины, люди могли услышать и узнать о них информацию.

Корр.: То есть вы уже рассказывали о детях?

Т. Субботина: С самой первой передачи, да, мы начали рассказывать. Естественно, каждый раз это новый ребенок. И сейчас уже на данное время двое из этих детей находятся в семье.

Корр.: То есть уже первые «солнечные человечки»…

Т. Субботина: Первые «солнечные человечки», да, появились. И первый мальчик вообще довольно быстро – буквально через месяц мне уже позвонила региональный оператор и сказала, что ребенок в семье.

Корр.: Но я так понимаю, вы рассказываете о детях довольно больших, не малышах…

Т. Субботина: Да, действительно. Еще когда первый раз я обратилась в Департамент семьи и социально-демографической политики Брянской области, они сказали, что с малышами в Брянской области особых проблем нет. В основном, проблемы возникают с детьми от десятилетнего возраста. И мы сразу решили попробовать с ними.

Корр.: Уже о скольких ребятах вы рассказали?

Т. Субботина: На данный момент, так как шли некоторые повторы этой программы, наверное, человек восемь уже. Потому что, например, мы могли повторять историю приемной семьи, но давать рассказ о другом ребенка, потому что тот мог быть уже усыновлен или взят в приемную семью. Ну а так, конечно, каждую передачу мы стараемся, чтобы слушатели  узнали о новом ребенке.

Корр.: То есть восемь рассказов о детях – и двое уже в семье?

Т. Субботина: Получается так, да.

Корр.: Замечательный результат! Какие планы на будущее?

Т. Субботина: Ой, ну, конечно же, самые волнующие, наверное, планы – это выезды в детские дома, общение с этими ребятами. Я надеюсь, что помогут сотрудники того или иного детского дома сделать эту работу. А так дальше – взаимодействовать… может быть, более сложные какие-то ситуации рассматривать и рассказывать. И помогать людям, отвечая на их вопросы, потому что уже созданы группы и в «Контакте», и в «Одноклассниках», которые тоже называются «Шаг навстречу»; и люди, которые, может быть, стесняются позвонить, пишут туда – задают вопросы. Будем надеяться, что мы сможем им помогать.

Корр.: То есть у вас работа ведется по всем фронтам – и в соцсетях, и в эфире?

Т. Субботина: Да, можно сказать так. Единственное вот – пока на телевидении брянском не знают, (со смехом) наверное, про эту программу, там еще об этом не рассказывали. А так – уже создан сайт, он потихоньку наполняется, уже есть «Лист ожидания».

Корр.: Обратная связь есть у вас, да? Что говорят люди?

Т. Субботина: Ой, ну с самой первой программы, конечно, стали говорить, как это здорово и замечательно. Но нам бы этого было недостаточно, потому что «здорово» и «замечательно» сказать легко, помочь сложно. Но когда стали предлагать свои истории или истории своих друзей, стало уже намного интереснее так работать. И действительно стали спрашивать об этих детях. Это очень отрадно.

Глава 2. ХАКАСИЯ

Мы тоже очень рады, что в Брянской области у нас появились коллеги-единомышленники, и их работа уже приносит плоды. От всей души желаем Татьяне Субботиной и ее команде успеха в новом году, ведь помогают журналисты тем, для кого найти семью не так-то просто, – подросткам, оставшимся без родителей.

Но есть категория детей, для которых найти маму и папу еще сложнее, почти невозможно – это ребята с серьезной умственной отсталостью. Вот и живут они до 18 лет в детских домах-интернатах соответствующего профиля. Обычно посещение подобных учреждений оставляет довольно тяжелое впечатление, но бывают и приятные исключения! Об одном из них мы сейчас расскажем.

КТО В ТЕРЕМОЧКЕ ЖИВЕТ?

На этот раз название нашей рубрики полностью соответствует сюжету: абаканский дом-интернат для умственно отсталых детей так и называется – «Теремок». И, как положено сказочному теремку, удивляет посетителей сюрпризами. Начнем с того, что это вовсе не маленький старинный домик, как может показаться по названию, а большой комплекс современных зданий. К тому же, детский дом – только одна из его функций…

И. Зольникова, заместитель директора дома-интерната: Это стационарное отделение, где дети проживают. Это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения… Если брать списочный состав, то на сегодняшний день их у нас 58 человек из 112, проживающих в стационаре. Остальные дети – это дети родительские, которые здесь находятся по договору социального обслуживания. То есть, между родителями и учреждениями заключается такой договор, и детям до 18 лет оказываются услуги: это и медицинские, и социальные, психолого-педагогические услуги по сопровождению детей-инвалидов.

Корр.: А они постоянно у вас живут или их забирают на выходные?

И. Зольникова: На выходные дни, на каникулы, на лето таких ребятишек забирают. Есть у нас отделение дневного пребывания (наверное, в сибирском регионе это одно такое отделение). Ребятишки посещают это отделение с семи утра до семи вечера, как детский сад. (слышно, как открывается дверь) Вот отделение дневного пребывания. Это родительские ребятишки.

Сотрудница ДДИ: Родители привозят, уезжают на работу и забирают.

И. Зольникова: Да, детский сад. Как мы его называем, но до 18 лет ребятишки. От 4 до 18 лет. На сегодняшний день, пять групп, 60 человек у нас посещают отделение. Работают в отделении специалисты, это и медицинские работники – массажисты, ЛФК – это и специалисты психолого-педагогической группы сопровождения: педагоги, социальные педагоги, психологи, дефектологи. Есть 11 ребятишек из отделения дневного пребывания, они у нас обучаются в специальной коррекционной школе, но разного вида. Штат врачей работает у нас в учреждении. Это и терапевты, и невропатолог, и психиатры, так как у нас все дети, находящиеся в учреждении, имеют умственную отсталость разной степени. Это и умеренная, и тяжелая, и глубокая умственная отсталость. Проводится лечебный массаж, иппотерапия есть у нас. То есть, у нас в учреждении есть конюшня: три лошади, пони и ослик. Всем детям проводится верховая лечебная езда.

Корр.: У вас и инструктор есть?

И. Зольникова: Да, инструкторы, два инструктора ЛФК.

Ирина Юрьевна показала нам, где и как живут воспитанники «Теремка».

И. Зольникова: В том блоке, где мы были, у нас девочки проживают, в этом блоке – мальчики, группы для них созданы. И на первом этаже отделение милосердия, где 50 детей проживает. Здесь, конечно, тяжелые ребятишки, лежачие, которые находятся на постоянном уходе, у нас даже закреплены медицинские работники за этими детьми. (слышно, как открывается дверь) Девочки, здравствуйте.

Корр.: Здравствуйте.

И. Зольникова: Здесь отделение милосердия, собственно. Кровати, где дети… То есть, они все практически, неходячие. Существует манеж, вот, ребятишки выкладываются, чтобы не находились постоянно на постельном режиме, поэтому ребятишки выкладываются в манеж. Ну, и есть еще дети очень тяжелые, они постоянно на медицинских аппаратах. Очень тяжелые. Таких детей отделения милосердия у нас укомплектована группа 5-6 человек. То есть, они малой комплектации, ну, чтобы был лучший уход за такими ребятишками обеспечен. (звук шагов, снова открывается дверь) Это зал ЛФК. Лечебная физкультура проводится для детей. Здравствуйте.

Корр.: Здравствуйте.

И. Зольникова: Здесь у нас работают инструкторы по лечебной физкультуре.

Корр.: О, какой у вас огромный зал.

И. Зольникова: Да, это зал ЛФК. Зал лечебной физкультуры.

Корр.: Здорово. А тут и массаж, да?

И. Зольникова: Ну, в основном, наверное, укладки, да, вы здесь делаете?

Медсестра-массажистка: Укладки, гимнастика, пассивная, активная.

И. Зольникова (одновременно): Гимнастика, да.

Корр.: А укладки – это что такое?

И. Зольникова: Для ребенка, если ему показано, например, что надо выпрямление.

Медсестра-массажистка: Там сгибательная, разгибательная.

Корр.: А, это при ДЦП, наверное, да?

Медсестра-массажистка: ДЦП-шники.

И. Зольникова: Ну, в основном, ДЦП-шники, да.

В «Теремке» есть все необходимое для лечения ребят: медицинские кабинеты, физиотерапевтические, массажные. Но это не все: большое внимание уделяется здесь не только здоровью, но и развитию детей.

И. Зольникова: Так, вот сейчас мы по стационару ходим, вот это кабинет СБО.

Корр.: А что такое СБО?

И. Зольникова: СБО – это привитие социально-бытовых навыков. То есть, правила дорожного движения, различные профессии здесь изучают ребятишки, живой уголок, мини-модули для детей маленького возраста, кухня такая небольшая, как ухаживать за ребенком. И в этом году министерство труда республики Хакасия…мы выиграли грант, за счет этого гранта открыли тренировочную квартиру. Здесь у нас программа подготовки к самостоятельному проживанию. То есть, с десяти лет мы берем ребятишек и, вот, приобщаем, социализируем их в условиях вот этой тренировочной квартиры. Обычная квартира, типовая сделана.

Корр.: То есть, у вас здесь кухня.

И. Зольникова: Мы приобрели еще сюда для детей-инвалидов специальное оборудование: специальная посуда имеется. Это вот, например, такие тарелочки с присосками. У детей, которые имеют ДЦП, естественно, затруднено пользование простой посудой, поэтому вот такая, адаптированная она называется, посуда. И тогда можно взять, чтоб не пролить, покушать. Ну вот, вот такие присосочки. Доска специальная для резки хлеба и открывашка у нас еще есть.

Корр.: А там и спальня есть, да?

И. Зольникова: Да. Это вот спальня и зал. И санитарно-гигиеническая зона тоже. Учимся стирать, мыться, машинка, душевая кабина. Все, что необходимо для квартиры. На сегодняшний день у нас отобраны 12 человек здесь. Ну, конечно, не все социализируются, не все пройдут весь курс обучения, потому что ребятишки у нас тяжелые. На сегодняшний день с умеренной умственной отсталостью, ну, наверное, порядка 15-18-ти ребятишек у нас. Остальные – это тяжелая умственная отсталость и глубокая. (звук шагов) Это компьютерный класс, по федеральной программе. На сегодняшний день 22 человека у нас… с дневным отделением 29 детей у нас занимается.

Корр.: Какие-то специальные программы используются?

И. Зольникова: Да-да, специальные программы. Поэтому специальная клавиатура, мышка, планшеты. Вот. Оксана Васильевна в Иркутске у нас обучалась. Что касается коррекционного образования, то на сегодняшний день у нас 35 человек, это вместе с дневным отделением, обучаются по коррекционной программе восьмого вида. Мы создали три класса. Это первый, третий и седьмой класс. И на индивидуальном обучении остальные дети.

Корр.: А почему первый и третий, а второго нет?

И. Зольникова: А это ребятишки по возрасту. Вот у нас в классе занимается от 5 до 7 человек. Если от 5 до 7 собрались у нас по возрасту, то мы и обучаем – класс набрали. У нас есть и второй, и четвертый, и пятый, просто они на индивидуальном обучении, потому что по одному, по два ребенка.

Корр.: Понятно.

И. Зольникова: Да, и они индивидуально занимаются. Вот в прошлом году пять детей пошли в первый класс, поэтому мы сразу первый класс создали, они у нас обучаются.

Во время экскурсии по помещениям дома-интерната мы увидели и классы для занятий, и игровые комнаты. И даже в окошко углядели много интересного.

Представитель министерства: Сад-огород разбили.

И. Зольникова: Сад-огород, да, в 2009 году мы выиграли грант Фонда поддержки детей на 2 миллиона и в рамках этого гранта приобрели трактор, две теплицы. То есть, у нас была программа сельскохозяйственного труда прописана.

Корр. (удивленно): У вас даже трактор есть?

И. Зольников: Трактор есть. Ну, вот у нас сад-огород. Там сад, здесь вот – огород.

Представитель министерства: А это вот теплица, да? Одна из…

И. Зольникова: Да, теплица. Одну мы в рамках гранта приобрели, вторая нам была подарена предпринимателем. То есть, рассада выращивается, цветы мы выращиваем, потому что очень большая территория.

Корр.: Дети принимают участие?

И. Зольникова: Да, у нас инструкторы по труду берут ребятишек, дети принимают участие.

Глядя на большое хозяйство и дружный коллектив «Теремка», трудно поверить, что открылся он совсем недавно…

И. Зольникова: 1 сентября 2008-го года мы открылись. А объекты открывались постепенно. То есть в 2009 году открылся бассейн, в 2010 открылись мастерские. На сегодняшний день у нас 4 мастерских.

Конечно, захотелось посмотреть и на мастерские. Оказалось, что для них построено отдельное здание.

И. Зольникова (фоном шаги и щелчки затвора камеры): На сегодняшний день девочки и мальчики с удовольствием занимаются вышиванием по образцу. Вот они… Например, такой образец.

Корр.: Образцы сами выбирают, или?..                               

И. Зольникова: Да, кому какой нравится, начинают уже вышивать. Вышивают, шьют…

Корр.: О! Батик!

И. Зольникова (продолжает): …платочки, полотенца. Батиком занимаются.

С большим интересом мы осмотрели детские поделки и в других мастерских – швейной, столярной, гончарной.

И. Зольникова: Это гончарный круг такой электрический, это вот месят глину они.

Корр.: Они сами делают это все?

И. Зольникова: Ну, они делают, педагог, может, что-то подправляет… Тут есть работа каждого ребенка (фоном щелчок затвора камеры) старшей группы. Вот девочки, мальчики ходят. В этом году бисером оплетали к Пасхе яйца. И вот на такую подставочку делали. Вот такие картины создаем тоже. Тут различные мелкие детали…

Корр.: Ммм! Красиво!

И. Зольникова: …а потом собирается. Вот я вам хочу на память…

Корр.: Какая красота!

И. Зольникова (продолжает): …подарить. Обычно дарим гостям нашим…

Корр.: Ох!

И. Зольникова (продолжает): …различные сувениры. Выбирайте.

Корр.: Вот эту, с солнышком, можно?

И. Зольникова: Можно.

Корр.: Какая красивая! Спасибо! Повесим в редакции.

Представитель министерства: Это национальное как раз вот.

Помните, в самом начале экскурсии речь заходила о конюшне? Мы заглянули и туда...

Представитель министерства (фоном шаги, открывается железная дверь): Ой, поняшка бежит!

Корр.: Там ослик!

И. Зольникова: Ослик, пони у нас и три коня. Это Виктор Михайлович Зимин, глава нашей республики Хакасия, при его поддержке у нас создана такая конюшня (фоном цокот копыт). Где мы оказываем услуги по иппотерапии.

Ю. Попова, инструктор-иппотерапевт: Иппотерапия у нас проводится полтора года. Проводится с ребятишками постарше. В этом году уже мы начали работать с ребятишками-колясочниками. Для более активных ребятишек применяем рысь, но не для всех. В основном лошадь шагает. И у нас лошади позволяют этим заниматься, они у нас прям ручные-ручные.

И. Зольникова: Изначально мы ездили только на ослике и пони.

Ю. Попова: На ослике, да.

И. Зольникова: Кони у нас только весной…

Ю. Попова (одновременно): Да, кони только весной пришли.

И. Зольникова (продолжает): …вот-вот появились. Все ребятишки очень любят посещать конюшню, общаться с животными, успокаиваются от животных. И занимаются они очень хорошо на лошадях с большой-большой охотой, ездят, кормят, ухаживают, чистят. Ну, вот дети у нас просто без ума от животных. Что еще?..

Корр.: А животным это нравится?

Ю. Попова: Им нравится. Они уже к нашим ребятишкам привыкли, они уже ждут это время, когда начнут приходить ребятишки, когда они будут с ними общаться и… У нас сейчас вот открылась еще школа, то есть к нам еще ребятишки после часа приходят, занимаются.

Корр.: Это тоже отсюда же?

Ю. Попова: Да, отсюда же.

Корр.: А они занимаются уже именно верховой ездой?

Ю. Попова: Нет, они занимаются тоже иппотерапией.

Корр.: А не планируете секцию открыть?

Ю. Попова (лукаво глядя на И. Зольникову): А вот как разрешат! (корреспондент смеется) Так будем заниматься!

Корр.: А то, может быть, у них получилось бы, как вы думаете?

И. Зольникова: Ну, возможно.

Ю. Попова: Возможно. Ну, вообще, есть еще такие соревнования – паралимпийские. Ааа… наши ребятишки, к сожалению, видите, с разной категорией умственной отсталости, в большинстве своем, последняя стадия. Я иппотерапевт, но я вижу потенциал в некоторых ребятишках, которые могут заниматься именно паралимпийски на лошадях.

Ю. Попова: Ребятишки очень рады, что вот, наконец-то. Они все понимают, они ждут и хотят заниматься именно на лошади, но и ослика, пони они не забывают у нас (смеется). Потому что они к ним уже привыкли, они обязательн, если идут на прогулку, приходят навестить, покормить, обязательно-обязательно это у них. Вот это вот (фоном щелчок затвора камеры) у нас иппотерапевтический конь. Его зовут Красавчик (фоном шаги и цокот копыт).

И. Зольникова: Красавчик!

Ю. Попова: Да.

Корр.: Действительно красавчик! Красивый!

Ю. Попова: А это у нас ослик. (слышен крик осла)

И. Зольникова (одновременно): Общения требует…

Ю. Попова: Хочет общения, да! Он именно требует общения. Потому что у нас детский дом, ребятишек очень много, эти животные именно общаются с детьми. И им вот, сейчас у нас погода такая…

И. Зольникова: Да, двое суток лил дождь.

Ю. Попова: То есть, ребятишек уже день-два нет. Они от нас уже требуют внимания.

Корр.: Соскучились!

Ю. Попова: Соскучились.

И. Зольникова: Из-за дождя, поэтому мы давно уже просим манеж-то.

Ю. Попова: Манеж крытый, да-да-да.

И. Зольникова: Чтобы вот в такую погоду можно было не пропускать.

Корр.: Будем надеяться, что это у вас тоже получится.

Ю. Попова: Ну, есть в перспективе.

Попрощавшись с Юлией Анатольевной, мы отправились обратно к жилым корпусам. По дороге Ирина Юрьевна продолжала рассказывать о своих подопечных.

Корр.: Какая у вас большая территория.

И. Зольникова: Большая, очень большая. Вот буквально два дня назад проходила спартакиада на стадионе «Саяны». Значит, первый день у нас колясочники участвовали с ДЦП, заняли первое-второе место в гонках на колясках и второе место – метание ядра.

Корр.: Я так поняла, вы с ними очень плотно работаете, с ребятами?  За эти пять лет изменения заметны, динамика?

И. Зольникова: Заметна, заметна. Например, даже по обучению. Если у нас изначально училось всего 12 детей, то на сегодняшний, их обучается в коррекционной школе (это я говорю по коррекционной школе восьмого вида) 35 ребятишек. И то, что мы участвуем в различных спартакиадах, конкурсах и занимаем на сегодняшний день уже призовые места, и первые, и вторые места, то это говорит о положительной динамике. И те дети, которые тяжелые, имеют тяжелую умственную отсталость, они сегодня у нас не только умеют, например, держать ложку, кушать самостоятельно, они сегодня у нас постепенно, посещая коррекционные занятия со специалистами, умеют, например, собирать пирамидку. Вроде бы, казалось, вот такая маленькая (вздыхает) положительная динамика, но для нас она очень большой результат.

Представитель министерства: Года два-три или четыре назад была девочка, выведенная в коррекционную школу, Лена.

И. Зольникова: Да! И в Черногорскую коррекционную школу у нас…

Представитель министерства: Да.

И. Зольникова: Лена. То есть вообще выведена из дома-интерната. У них был тогда не уточненный диагноз, а на сегодняшний день у нее легкая умственная отсталость, мы ее вывели в коррекционную школу.

У входа в главный корпус к разговору присоединилась Татьяна Чудинова, директор «Теремка».

Т. Чудинова: Вообще у нас еще такой есть случай ноу-хау: мы одну девочку, 18 лет когда исполнилось, договорились с пансионатом ветеранов, что туда мы ее определим. Потому что у нее была легкой степени умственная отсталость. И она такая была, рукодельница – шить, вязать. К нам она постоянно ходила все эти два года. Два года она прожила в пансионате, а потом на те деньги, которые у нее скопились – на счете пенсия – ей купили квартиру в Усть-Абаканском районе, и она уже год практически живет самостоятельно. Инструктор-методист Инна Анатольевна ее продолжает опекать. Там нашла женщин, которые за ней смотрят. Ей сейчас 20 лет. Ну, такая умственная отсталость, как вот лет 16-14, но, тем не менее, она год живет самостоятельно уже, безо всякой службы социального сопровождения. Просто Инна Анатольевна постоянно туда ездит, у нее там родственники живут. И она за ней следит. Помогает с деньгами разобраться, с хозяйством, со всем на свете.

Корр.: Замечательно!

Т. Чудинова: У нас особенно хорошо развито отделение реабилитации, потому что бассейн, зал лечебной физкультуры, иппотерапия… У нас ребятишки массаж получают каждый квартал. Ну, в общем, развиваемся, как можем. (смеется) И у нас еще, видите как вопрос в нашей республике решился… Потому что я была в Ульяновске на конференции. Там озвучивают такую проблему: создаются реабилитационные центры, детей вроде даже как к школе приготовили, но в системе образования нет учреждений, которые бы приняли таких детей. А у нас дети тут проживают. И мы просто заключаем договора с общеобразовательными школами, с коррекционными седьмого, восьмого вида – и преподаватели приходят к нам. Только у нас нет сурдологов, мы возим во второго вида…

И. Зольникова: Первого, второго.

Корр.: Для глухих и слабослышащих?

Т. Чудинова: Да, да, да. У  нас права детей в отношении образования не нарушены.

Но самое интересное открытие ждало нас в конце разговора…

Т. Чудинова: У нас есть уже много сотрудников, которые в семью брали детей. Ну, как много – для нас много. Их очень трудно содержать в семьях, обеспечивать уход. Поэтому за пять лет, что мы существуем, семья взяла одного ребенка. И то, у мальчика были ДЦП и умственная отсталость легкой степени. А остальных детей взяли в семьи сотрудники. Значит, сестра-хозяйка первая начала, взяла. Потом воспитатель, потом взяла социальный педагог, и няня еще – вообще, в прошлом году мальчика 12-летнего взяла.

И. Зольникова (издалека): Под опеку.

Т. Чудинова (продолжает): Работая в группе, общаясь с детьми, чувствуют это сострадание, и берут в семьи.

Корр.: И остаются так дальше в этих семьях жить?

Т. Чудинова: Да, да, да. Приучают…

И. Зольникова (одновременно): Им уже 18 лет есть.

Т. Чудинова: Им 18 лет есть, у нас дети до 18 лет. Вот так.

Глава 3. ИРКУТСК и другие города России

В рубрике «Лист ожидания» на нашем сайте размещены фотографии и анкеты более 1700 детей из 32 регионов нашей страны. Мы постоянно на связи с региональными операторами и сотрудниками органов опеки: регулярно созваниваемся, чтобы узнать, кто из ребят обрел семью, чиновники и сами пишут нам о детях, чьи фотографии пора закрывать «Солнечным человечком».

А бывает так, что благие вести мы узнаем иными путями. Например, недавно на одной интернет-конференции появилось радостное сообщение о 5-летней Ане из Иркутска. У девочки есть проблемы со здоровьем и мы, конечно, волновались, как сложится ее судьба. Звоним в Сибирь.

А. Самсоненко: Управление по опеке, Самсоненко. Добрый день!

Корр. (с улыбкой): Алло, здравствуйте, Анна Валентиновна! Это «Детский вопрос».

А. Самсоненко (радостно): Здравствуйте! Как у вас дела?

Корр.: Да ничего, работаем. Вы мне скажите, вот Анечка П…

А. Самсоненко: Все, мы ее  пристроили на этой неделе.

Корр.: В семью, да?

А. Самсоненко: В семью.

Корр.: Ой, как здорово! На этой неделе прямо?

А. Самсоненко (одновременно): Да!

Корр.: Свои взяли или приехали откуда?

А. Самсоненко: Нет, Иркутская область.

Корр.: Ой, как хорошо!

Осенью прошлого года мы рассказывали в нашей программе о двух братьях из Бурятии – 16-летнем Вите и 13-летнем Коле. Вскоре в Улан-Удэ отправился наш «Поезд надежды», в котором впервые приняли участие не только семьи из других регионов страны, но и местные, бурятские. К сожалению, ни федеральный, ни региональный состав не привез Вите с Колей родителей. Однако вскоре, когда мы обзванивали участников «поезда» после возвращения домой, одна из бурятских самостоятельных мам, Галина Иннокентьевна, неожиданно нас порадовала.

Галина Иннокентьевна: Мы с Колей встретились… диспансеризация сейчас идет, стояли в очереди. И тут Сережа увидел Колю, так как они в одном детском доме были.

Корр.: А-а…

Галина Иннокентьевна: Обменялись телефонами. Коля говорит: «В феврале-месяце я приехал сюда». У Коли есть мама.

Корр.: Ему нравится?

Галина Иннокентьевна: Нравится! Он сказал, что нравится!

Корр.: Да-а?

Галина Иннокентьевна: А вот старшего брата… Витя, да?

Корр.: Да, Витя.

Галина Иннокентьевна: Его не стали брать. Из-за чего? Из-за того что он будет нынче поступать.

Корр.: Ну да, да.

Галина Иннокентьевна: И Витя изъявил желание, видимо: «Пусть Колю возьмут, а я буду поступать». Вот такая у меня информация.

Позже мы выяснили, что хотя Виктор живет в общежитии учебного заведения, он – желанный гость в новой семье младшего брата и часто там бывает. Так что и о нем теперь есть, кому позаботиться. А ведь год назад, когда под нашей новогодней елочкой за этих братьев загадывалось самое заветное желание, мало кто мог поверить в успех. Но не зря же наша елочка – волшебная! Вот и сейчас мы хотим снова собраться под ней вместе со своими детьми – кровными и приемными (они есть практически у всех в нашей команде). Развесить на елке красивые разноцветные игрушки и загадать желание за подопечных «Детского вопроса» – одно на всех и самое-самое заветное…

Кстати, желание за Витю и Колю загадывала в прошлом году Люба, дочь Инны Зотовой.

Люба: Я очень-очень рада за мальчишек! Это настоящее чудо! И пусть в следующем году повезет всем мальчишкам и девчонкам! И особенно девчушке, которой без этого чуда – ну никак! 8-летняя Даша из Кемеровской области. Моя игрушка на нашей «елке желаний» – за тебя!

Сын Инны, Иван, учится в 7-м классе.

И. Зотова: Ваня, а помнишь маленькую Ксюшу? Ты очень хотел, чтобы Дед Мороз услышал ее самое заветное желание и исполнил его в 2014 году?

Ваня: Конечно, помню! Смешная такая девчушка.

И. Зотова: И этот новый год Ксюшка встретит в семье, с новыми мамой и папой!

Ваня: Ух ты! А вот этот рыжик? Мой тезка, тоже Ваня

И. Зотова: Из Симферополя?

Ваня: Да!

И. Зотова: А давай попросим за него у Деда Мороза?

Ваня: Давай!

И. Зотова: Ведь если чего-то очень захотеть…

Ваня (подхватывает): …мечта обязательно исполнится!

Продюсер нашей программы, первый заместитель директора «Радио России» Георгий Москвичев разговаривал с Яной и Витей. Старшая, Яна, уже совсем взрослая, а младший, Витя, пока второклассник.

Г. Москвичев: Ян, а ты помнишь, за кого загадывала желание в прошлом году?

Яна: Да, за Матвея. Неужели исполнилось?

Г. Москвичев: Представляешь! А чудеса, оказывается, бывают!

Яна: Тогда в этом году я хочу загадать желание за подростка – ведь им сложнее обрести семью.

Г. Москвичев: Посмотри вот на эту девочку: это 12-летняя Аня. Мы познакомились с ней в Севастополе. Уходящий год был для Ани очень непростым, девочка осталась одна…

Яна: Так пусть следующий год станет для нее счастливым!

Витя: Пап, а я загадывал желание за маленького мальчика…

Г. Москвичев: …За Андрейку из Находки?

Витя: Да!

Г. Москвичев: Ты знаешь, к сожалению, Андрюшку пока не нашли новые родители…

Витя: Как же так? Он же такой классный! А можно я снова загадаю за него заветное желание?

Г. Москвичев: Конечно!

Витя: И пусть это желание обязательно исполнится!

У Ольги Резюковой дочь Лена тоже уже взрослая, и дважды мама.

О. Резюкова: Я ездила в Карелию недавно, в командировку, и видела там девочку. Ее зовут Оля, ей 11 лет. Она такая милая: и красивая, и умная, хорошо учится. Вот какая девочка хорошая! Ну видно, да?

Лена: Угу…

О. Резюкова: Глазки такие… Она, кстати, сказала, что она бы хотела, чтобы у нее в семье были младшие братики или сестрички.

Лена: О-о!

О. Резюкова: То есть она любит малышей…

Лена: Это хорошо!

О. Резюкова: В Новый год ты можешь загадать желание за нее?

Лена: Могу. Обязательно! Конечно, хочется, чтобы Оля попала в семью, чтобы у нее все получилось, чтобы следующий Новый год она справляла уже дома, с семьей!

О. Резюкова: Она надеется, что в семью ее заберут!

Лена: Заберут-заберут! Обязательно заберут! Ребенок красивый, умненький. Неужто не заберут? Конечно, заберут! Я уверена в этом!

У Ирины Поваровой в семье два подростка – 6-классница Тася и 7-классник Никита.

И. Поварова: Ребята, я в этом году ездила в командировки в Хакасию и в Удмуртию. И встретила там много разных ребят, но мне особенно запомнились несколько. Например, в Удмуртии я встретила мальчика Колю.

Никита: Я желаю 11-летнему Коле, чтобы он встретил родителей, чтобы у него был свой дом, какое-нибудь домашнее животное… лучше всего – кот!

И. Поварова: А в Хакасии живет такая девочка Жанна ей 10 лет. Ей в жизни пришлось очень несладко, сейчас она в детском доме…

Тася: Я желаю Жанне, чтобы она нашла семью и дом!

Никита: Мам, в прошлом году мы загадывали желание за братьев Павла и Валентина. А у них теперь есть своя семья?

И. Поварова: Нет, к сожалению, за этот год им семья не нашлась.

Тася: Мы желаем, чтобы Павлу и Валентину повезло в следующем году, и они нашли свое место в жизни!

Никита: И-и… свой дом!

У Татьяны Юрасовской – «мальчик и мальчик»: Стас (он уже студент) и второклассник Даня.

Т. Юрасовская: Стас, Даня! Помните, в прошлом году мы загадывали желание за ребят из детского дома?

Стас и Даня наперебой: Помним! Конечно, помним!

Т. Юрасовская: Дань, ты за кого загадывал?

Даня: Я загадал за Мишу. Мишу давно уже забрали из детского дома, он живет в дружной, большой, хорошей семье.

Стас: А я загадывал за Антона и Сашу, но их пока не забрали. Я заходил на сайт, смотрел – ребята пока в детском доме.

Т. Юрасовская: Ну в следующем году, наверное, им повезет…

Даня: Я хочу, чтобы их забрали родители. В следующем году, 2015-ом, пускай они встречают новый год вместе, с радостью, с весельем!

Стас: Пусть 2016-ый год ребята встретят уже в семье!

Т. Юрасовская: А давайте сейчас загадаем желание за 7-летнюю Женю и 5-летнего Славу из Бурятии. Давайте?

Стас: Давай загадаем!

Даня: Пусть за Женей и Славой приедут родители и заберут их домой в новом году!

Стас: Пусть у Жени и Славы в новом году все мечты исполнятся, и их заберут в семью!

Даня: Пускай они живут дружно!

Оксана Тиме – мама двойняшек Веры и Вали, которые в следующем году станут первоклассниками.

О. Тиме: Помните, в прошлом году мы на Новый год желали, чтобы два мальчика из детского дома домой попали? Помните, вы загадывали желание?

Валя: Да.

Вера: Один был Саша!

О. Тиме: Саша и…

Валя: Сережа?

Вера: Сережа.

О. Тиме: Ну вот, они домой попали в этом году, нашли маму и папу. Так что ваше желание исполнилось! (Вера смеется) Давайте в этом году опять загадаем.

Вера: За других?

О. Тиме: Да, за двух других. Их зовут Сережа и Кирилл.

Валя: Я хочу, чтобы Кирилл попал домой.

Вера: Я хочу, чтоб они были счастливы, чтоб с помощью желания нашего они попали бы домой! Чтоб Дед Мороз их отвез на санках!

О. Тиме: На санках? К маме с папой? (смеется) Хорошо!

Вера: А еще это будет подарок маме и папе! Маме – Кирилл, а папе – Сережа.

Валя: Желание сбудется?

О. Тиме: Ну если очень захотеть, то, может, и сбудется. А вы бы хотели?

Валя: Да!

Вера: Да, сильно! Пусть они попадут домой, пусть они будут счастливы!

Если и вы хотите загадать желание за кого-нибудь из ребят, у которых пока нет семьи, наша елочка ждет вас. И пусть сбудется самая главная мечта сотен мальчишек и девчонок! А мы, все вместе, поможем ей сбыться.

Звучит второй куплет песни «Зимняя сказка»:

Спят на елках золотые совы

В сказочном сиянии луны.

На опушке леса спят сугробы,

Как большие белые слоны.

Все меняет форму и окраску.

Гасят окна сонные дома

И зима, рассказывая сказку,

Засыпает медленно сама.

Вот и все. Пришла пора прощаться. Весь год с вами были:

– Георгий Москвичев,

– Ольга Резюкова,

– Ирина Поварова,

– Татьяна Юрасовская,

– Оксана Тиме,

– Татьяна Доброва,

– Дмитрий Трухан

и Инна Зотова.

С наступающим праздником и до встречи в новом, 2015 году!