(Слышны звуки праздника – голоса детей и ведущего).

Корр.: Привет!

Саша: Привет!

Корр.: А ты у нас кто? Ты Сашка или Ванька? (Саша отвечает тихо, неразборчиво) А?..

Саша: Я Саша!

Корр.: Ты Саша, да? А ты Ваня?

Екатерина: Да.

Корр.: Да?! Здорово!

(Слышны голоса вокруг)

Екатерина: Мы уже пешком пошли… Спасибо.

Волонтер: Кепки держите!

Екатерина: Кепки!

Волонтер: Держи: это – тебе, это – тебе.

Корр.: Надеваем! (смеется) Заходите, садитесь!

О празднике по случаю 10-летия нашего проекта, который состоялся в московском парке Горького, мы вам уже рассказывали. Однако очень много осталось за кадром. Что, конечно, неудивительно: столько событий, столько встреч произошло в один день… Как со взрослыми участниками праздника, так и с «солнечными человечками» – нашими бывшими подопечными.

Екатерина: Приехали сюда, конечно, потому что нам очень хотелось всех увидеть. Мы каждый день вспоминаем с благодарностью «Радио России», «Детский вопрос». Мы очень всем благодарны за такое наше  счастье. Кажется, с одной стороны, было очень давно, с другой стороны, два года пролетели, как один день. Уже думаем, скоро нам в школу. Всего-то три года осталось. Это же пролетит, и не заметим! Воспоминания только светлые и только самые хорошие. Поэтому с удовольствием хотим встречаться. Потому что это только положительные эмоции вызывает.

Корр.: Встретили, может, кого-нибудь из знакомых?

Екатерина: Встретили Элину с Дашенькой. Даша же была вместе с Сашей и с Ванькой в одной группе. Вообще, все детки выросли очень. И Лизу мы встретили из Владивостока. Мы вместе тоже уезжали оттуда. Вот Лиза тоже очень выросла – не узнать. Все девочки прямо принцессы просто стали.

Корр.: Когда видите всех этих знакомых людей, вспоминается  «поезд», поездка?

Екатерина: Вспоминается, да.

У этой семьи, которую мы тоже встретили на празднике, очень интересная история.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Двое из ларца

Звучит песенка:

Мы играли в паповоз,

В самый быстрый паповоз,

В самый лучший паповоз:

Ехал я, а папа – вез.

Долго он не соглашался,

Не хотел, пыхтеть всерьез,

А потом как разошелся –

И поехал, и повез!

Сбили шкаф. Упало кресло.

Стало нам в квартире тесно.

Отправляемся во двор

И летим во весь опор!

Эту смешную песенку мы получили вместе с письмом от наших давних друзей – Екатерины и Юрия из Подмосковья. В письме были и фотографии их детей – близнецов Саши и Вани. Своих сыновей, а точнее – их портреты, будущие родители впервые увидели в феврале 2012-го на нашем сайте. В то время малышам было по полтора года. И как раз тогда готовился к отправлению наш папо- и мамовоз – «Поезд надежды-Владивосток». Екатерина и Юрий стали его пассажирами, и уже в конце марта отправились вместе с нами в Приморье. Чтобы познакомиться с малышами, ехать пришлось аж в Находку.

(Фрагмент из выпуска 201)

Екатерина: Ну что, мы определились сразу: конечно, мы их берем! (в зале оживление, смех)

Корр.: Их – это кого? Вы уж расскажите.

Екатерина: Ну Ваню с Сашей.

Голоса из зала: То ли японцев, то ли корейцев.

Екатерина: Да, то ли японцев, то ли корейцев. То ли китайцев, да…

Юрий: Нет, не китайцы. (в зале смех)

Корр. (пытаясь утихомирить развеселившийся зал): Ребят, давайте мы…

Екатерина (весело): Ну это не важно совершенно! Ну конечно, там есть проблемы со здоровьем. Я думаю, все решаемые, и ничего такого особенно ужасного нет.

Юрий: На контакт пошли сразу.

Екатерина: Да. И оба они разулыбались, потом и разбегались, и разошлись. Мы долго с ними были: и кормили, и попы мыли уже, и памперсы меняли. И все делали.

Юрий: Наверное, они там уже плачут. Нас ждут.

Екатерина: Наверное, нас уже ждут. Мне кажется, когда его уводили, он прямо расстроился, по-моему.

Корр.: Кто?

Екатерина: Последним уходил Ваня. Он хуже ест. Он дольше сидел там.

О. Резюкова: А вы их уже различаете?

Екатерина: А они вообще разные. Совершенно.

Юрий: Мы их еще различали в Москве.

Екатерина: Да.

О. Резюкова: Понятно. Папа что-то еще добавит?

Юрий: Дети очень понравились. Мне кажется, я им тоже понравился.

Екатерина: По-моему, тоже. Контакт есть, да.

Юрий: В общем, все хорошо у нас.

Екатерина: Завтра пойдем гулять.

О. Резюкова: Отлично.

Корр.: Могу добавить, что контакт действительно получился. Ребятишки очень хорошо пошли к маме-папе. Вот. И вообще мы решили тут все, что они улыбаются  точно так, как мама.

Юрий: И в маме есть что-то китайское. (смех)

Голоса из зала (со смехом): Японское! Или корейское!

Юрий: Теперь мы знаем.

Корр.: Завтра вы у нас что делаете?

Екатерина: Ну сначала нам надо идти в опеку все оформлять уже. И к двенадцати мы туда, потому что…

Корр.: Так оформлять вы что собираетесь?

Екатерина: Согласие.

Корр.: Согласие?

Екатерина: Да, естественно!

Звучит песенка:

Вот так папа! Ну и скорость!

Обошли машину, поезд,

Догоняем самолет,

Вырываемся вперед!

Паповоз, как ветер, мчится

К государственной границе –

Только пыль летит в глаза…

Отказали тормоза!

В Москву Екатерина и Юрий вернулись уже с Сашей и Ваней. Через пару месяцев мы позвонили новоиспеченным родителям, чтобы узнать, как они справляются с новой ролью и как дела у их малышей.

(Фрагмент из выпуска 204)

Корр.: Хотела спросить, как вы живете.

Екатерина: Вы знаете, очень хорошо.

Корр.: Да?

Екатерина: Прям тьфу-тьфу-тьфу. Да, все у нас благополучно. Мне кажется, адаптация у нас прошла за две недели.

Корр.: Она все-таки была?

Екатерина: Ну, вы знаете, в минимальном количестве. Вот какие-то были у них там плачи перед сном…

Корр.: Непонятные, да?

Екатерина: Но на самом деле, все как у обычных детей. Ничего такого. Я считаю, что у нас все очень хорошо идет.

Юрий: Первые дни, конечно, было тяжеловато, чисто физически даже. Потеряли… Катерина минус 4 килограмма, у меня – минус 7.

Корр. (удивленно): Да?

Юрий: Мы же гуляем постоянно.

Корр.: Угу.

Юрий: Постоянно 10 килограмм подними, положи.

Корр.: Да-а-а…

Екатерина: Тяжко было первые недели. А сейчас как-то все вошло в норму, и они успокоились. Мы прекрасно уже себя чувствуем. Ложками прекрасно оба едят, из чашки стали оба пить. И лопают все, мясо очень хорошо у нас идет .

Корр.: Вообще, как у вас с едой-то?

Екатерина: Вы знаете, только давай.

Корр.: Ааа! (смеется)

Екатерина: Еда – это больной вопрос у нас. Это возбуждает очень, да.

Юрий: Кто-то приходил… ну, гостей много было. Говорят: «Надо же, как едят! А тут-то проблема была ребенка накормить».

Корр.: А тут проблема наоборот…

Юрий: У нас – да, проблема как не накормить.

Екатерина: Да. Поправились мы.

Корр.: Намного?

Екатерина: Ну, Ванька – на полтора, Сашка – на килограмм.

Корр.: О, хорошо.

Екатерина: Да! И танцуют уже они у нас! На музыку прекрасно реагируют.

Корр.: Угу.

Екатерина: Да, Ванька подвывает, как собачка. Особенно нравятся арии. (смеются)

Корр.: Так он у вас, наверное, будет оперным певцом.

Екатерина: Да. Все очень хорошо. Играют. Они друг с другом воевали раньше, а сейчас меньше. Ну настолько наши дети! Настолько  все как-то срослось, как будто они всю жизнь у нас уже были, просто все замечательно.

Юрий: Да, они к нам привыкли, мы к ним привыкли. У нас уже даже какая-то привязанность сформировалась, я считаю. Раньше Сашка, допустим, к любой тете на руки готов был идти. Сейчас уже он выбирает маму-папу.

Корр.: Ну, то есть, жизнь у вас все-таки  изменилась?

Екатерина (одновременно): Удалась! Она у нас удалась!

Корр.: Ааа! (смеются)

Позже счастливые родители регулярно писали нам о том, как у них дела. И каждый раз приглашали нас в гости. Наконец это произошло: нынешней весной мы отправились в Подмосковье.

Саша: Привет!

Корр.: Привет! Давай знакомиться с тобой!

Саша: Я Саша! (неразборчиво) Как тебя зовут?

Екатерина («переводит»): Как тебя зовут?

Корр.: Яна.

Саша: Яна. Чечас!

Ваня: А меня Ваня!

Корр.: Ваня! Очень приятно, здравствуй! Ой, ты мне помогаешь снять куртку? Спасибо, солнышко! Ой, молодец!.. Да-да-да, сейчас повесишь.

Екатерина: Ну, выросли сильно?

Корр.: Конечно! Были такие кнопки! И одни глазища такие удивленные! (смеется)

Екатерина: Ага! Вот, уже и толстели, и худели. Сашка у нас первое время же так поправился.

Корр.: Угу.

Екатерина: А потом все…

Корр.: Ну так все уже, за три года перевалило…

Екатерина: Ну да, да…

Корр.: Теперь уже вытягиваться будут.

Екатерина: Но конституция-то у нас другая, конечно, у Сашки совсем.

Ваня: Я тоже поправился!

Екатерина: Тебе бы… не надо бы.

Юрий: А ты и не худел!..

Екатерина: Да, ты не особо худел, скажем прямо (смеются). Идите, покажите, какие у вас есть игрушки, во что вы играете.

И все вместе мы отправились в детскую.

Екатерина: У Вани есть вот такая тачка любимая, у Сашки – собака.

Корр.: Ух, какая у тебя подушка классная!

Екатерина: Да.

Саша: У меня бу, бабака!

Екатерина: Собака!

Саша: Хабака!

Екатерина: Да! (смеются)

Корр.: О, как ты умеешь! Осторожно, с той стороны-то нет лестницы.

Саша: Вот так!

Корр.: О!..

Екатерина: Так и сяк, в общем, тут уже по-всякому, наперекосяк…

Корр.: Ты акробат!

Саша (повторяет): Так и сяк.

Корр.: Настоящий…

Саша: А вот еще смотри, какая игрушка.

Екатерина: Сашка стал говорить буквально вот два месяца как.

Корр.: Угу.

Юрий (Саше): Ой, ты будешь подметать?

Саша: Да!

Екатерина: Мы в том году ходили летом к логопеду. Причем он занимался. Сначала она не хотела нас брать, потому что он маленький. Но позанималась один раз, и взяла нас. И он занимался очень хорошо.

Пока мама рассказывала про своих мальчиков, Саша подметал на балконе, искал свою пилу и ловко управлялся с игрушечным топором. Тем временем Ваня скакал верхом на красной качалке с пистолетом в руках и с чувством пел.

Ваня (не очень внятно, но с воодушевлением поет «Погоню»): Все!

Екатерина: Все! Молодец!

Корр.: Молодец!

Екатерина: Теперь давай другую какую-нибудь? Давай другую?

Ваня: Я устал…

Екатерина: Да?! (смеются)

Даже немного понаблюдав за братьями, мы заметили, что близнецы и внешне, и по характеру – совсем разные.

Корр.: А что-нибудь общее у них есть?

Екатерина: Спят в одинаковых позах.

Юрий: Все.

Екатерина: Все. (смеются) Нет, правда! Настолько правда – вот все разное…

Юрий: Причем Сашка – он, конечно, более вдумчивый, он все замечает, он более сообразительный. Ваня – он такой… Мы думаем, у Вани будут проблемы в школе, потому что, ну, он такой невнимательный, такой… поверхностный. Сашка все заметит, каких-то муравьев найдет...

Корр.: Ну, естественнонаучный, такой, пытливый ум.

Юрий: Да, да, вот замечает… А Ваня, ну он такой более какой-то артистичный. Что на что похоже. Откусит хлеб: «М, смотри, слон получился».

Корр.: Мм.

Действительно, рядом с мечтательным Ваней Саша – настоящий рационалист. Во время обеда он очень переживал, что сейчас надо будет ложиться спать, а у него еще так много дел…

Саша: Дела надо!..

Юрий: А какие у тебя дела? Расскажи, что…

(Саша неразборчиво говорит.)

Юрий: О, правда!

Екатерина: Убирать и гладить, понял?

Юрий: Мама, тебе везуха. Какой у нас Сашка молодец, а, мам? Какой помощник!

Екатерина: Ой, не говори!

Ваня: Я тоже помощник!

Екатерина: Конечно!

Юрий: И Ваня помощник! Да у нас два помощника!

Саша (вначале неразборчиво): Я хочу работать!

Екатерина: Я поняла, что ты хочешь работать, но чтобы хорошо работать, надо хорошо отдохнуть.

Корр.: Ты во сне все продумаешь... как ты будешь работать.

Екатерина: Да, ты продумаешь, ляжешь, подумаешь. Ты же любишь подумать?

Саша: Нет, я хочу работать и думать!

Юрий: «Ваня! Не мешай мне думать!» – он говорит.

Екатерина: Да, да, вот это часто «не мешай мне думать». Ваня говорит: «Сас! Ты думаес?» Он: «Да». – «Сас, подозди думать!» (смеются)

Конечно, нас порадовало, что мальчишки дарят родителям столько поводов для смеха. Но все-таки нам хотелось задать Екатерине с Юрием и несколько серьезных вопросов. Это удалось сделать, когда оба помощника ушли на тихий час.

Корр.: А как-то мешает  в жизни, в быту то, что ребятишки, в общем, национальные? Потому что многие боятся брать именно из соображений, чтобы ребенку не было, не знаю, некомфортно…

Юрий: Мы никак не сталкивались.

Екатерина (одновременно): Мы, нет. Нет, у нас это как-то забавно. Ну я не знаю, может потому, что мы с юмором относимся к этому. Помнишь, было с этими смешно в Крыму, когда пришли металлолом забирать?

Юрий: А, да-да-да.

Екатерина: Приехали какие-то, не знаю, кто они. Узбеки там или кто они? Ну, эти бегают же во дворе-то, они видят. Он говорит, на Ваньку, говорит: «Этот на тебя похож». А этот-то? Ну, и на Юру смотрит. На кого похож-то? Я говорю, да не знаю, на кого он там похож. Он: «Ну, ты рожала-то, думала?!» (смеются)

Юрий: Тебе надо было сказать: «А! Вспомнила!» (смеются) Я с тех пор говорю: «Думала, рожала-то?».

Екатерина (одновременно): Он с тех пор ко мне: «Думала, рожала-то?» (смеются)

Корр.: Ну как, не пожалели о решении взять двоих?

Екатерина: Ну что вы, нет, конечно! Ну я говорю, что с одним-то? Делать нечего было бы совершенно.

Юрий: Скукотища.

Екатерина: Да. (смеются) Вот, а мы им как раз  тут говорили по поводу того, что мы их нашли. Очень интересно они… Ну, Ваня – так. (легкомысленно машет рукой) А Сашка так, вдумчиво. Он это дело слушал: «Почему? А почему?» Ну, хотя они не понимают, да еще? Но интересно так. Мы объяснили, что мы вас так долго искали, мы вас нашли, что вы жили без нас. Ничего так, как-то они восприняли, мне кажется. И сегодня мы же говорили: к нам приедут гости. Я говорю, они помогали нам вас найти.

Как раз о том времени, когда Екатерина и Юрий еще не нашли своих близнецов, нам было очень интересно вспомнить. Что тогда волновало будущих родителей?

Екатерина: Я, например, очень переживала…

Корр.: Угу.

Екатерина: Как вообще дедушка с бабушкой все воспримут. Тем более дедушка, когда показывали фотографии, ну еще когда перед поездкой туда… Он говорит: «Порусее-то не было?» (смеются)

Юрий: Не, ну когда мы сказали, что вот мы хотим…

Екатерина (одновременно): Да. Они очень положительно...

Юрий (одновременно): Они сразу.

Корр.: Угу.                                         

Екатерина: Да. И мама так говорит: «Двоих, может, возьмете?» Я говорю: «Ну, да, мы двоих и собирались». (смеются)

С родителями Юрия нам даже удалось поговорить по скайпу. Мы попросили их рассказать о первой встрече с внуками.

Валентина Владимировна: Маленькие, худенькие, пищат. Бегают везде, спотыкаются, но не плачут. Я их вообще различить не могла, я говорю: что Сашка, что Ваня – абсолютно одинаковые. А на другой день смотрю – разные.

Александр Константинович: На третий уже совершенно различала, все нормально. Но они ко всем на руки прям, кто ни войдет. Нормальные ребята.

Корр.: А сейчас изменились?

Валентина Владимировна: Конечно!

Александр Константинович (одновременно): Сейчас уже взрослые. Там, еще порассуждать могут даже. Ванька говорит: «Я грущу», да?

Екатерина: Да, было такое.

Александр Константинович (смеется): Грустит он…

Так же хорошо мальчишек приняли и другие родственники. За последние два года братья уже не раз навещали бабушку и дедушку в Подмосковье, другую бабушку в Крыму, старшую сестру, которая живет со своей семьей в Израиле. Мальчишки растут настоящими путешественниками!

Корр.: А мальчики как ко всем путешествиям относятся?

Екатерина: Очень хорошо!

Корр.: Хорошо, да?

Екатерина: Вы знаете, да, вот как-то… У нас было, когда мы их только привезли, и через дня четыре, наверно,  повезли на машине  в креслах первый раз… Такой был вопль, когда мы их сажали: слезы ручьем у обоих. Ну что, им же непонятно, еще и пристегивают, и кресла…

Юрий (одновременно): Пристегивают еще.

Екатерина: Машина отъехала. Две минуты – все заснули. И мы, как дураки, колесили тут по городу, чтобы дети поспали (корр. смеется). Я говорю, давай поедем… (смеются)

Юрий (одновременно):  Часа полтора катались, чтобы они спали.

Екатерина: И все. После этого. То есть вот это первый…

Юрий: Да нет! Ну они…

Екатерина: Нет, ну не плакали больше.

Юрий: Ну все равно они там… выкобенивались…

Екатерина (одновременно): Но, но, в общем, вот в Крым – без вопросов. Я, когда первый раз мы ехали  (мы там ночуем) думала, что с утра не захотят садиться, наверно. Не! Совершенно спокойно, все нормально. Ну и самолет… тоже нормально, вот мы летали…

Звучит песенка:

Даже вспомнить невозможно,

Сколько видели мы стран…

Вдруг навстречу – знак дорожный:

ОСТОРОЖНО, ОКЕАН!

Папа, не сбавляя ходу,

Рассекает грудью воду

И, подняв волну, плывет –

Настоящий папоход!

Теперь жизнь Саши и Вани полна ярких красок. А еще уже целый год у мальчиков, как говорят родители, «своя жизнь»: близнецы пошли в садик.

Корр.: А вообще как мальчики с другими детьми?

Екатерина: Сейчас уже хорошо.

Юрий (одновременно): Хорошо.

Екатерина: Сначала было… Ванька был готов со всеми играть с интересом.

Юрий: Он очень легко вливается в коллектив! И ко взрослым: «Сколько тебе лет?»

Екатерина (одновременно): Легко, да, он сразу: «Как тебя зовут? Эй, зеленый, как тебя зовут?» (смеется) В зеленой кофте.

Юрий: Сашка лучше сам один поиграет.

Екатерина: Да.

Корр.: А сначала как было?

Екатерина: Первые дни было… Воспитательница была в шоке первый день.

Юрий (одновременно): В первые дни… мы побили…

Екатерина: Они скооперировались, вдвоем, и всех остальных дубасили. Самым натуральным образом, я так понимаю.

Юрий: Пришлось, она говорит, у всех отобрать лопатки. (корр. смеется)

Екатерина: Да! Это было зимой же… Ну, видимо, они как-то вот себя таким образом заявляли в коллективе. Сейчас все, сейчас они стали играть отдельно уже, а то… Она говорит, во-первых, нельзя было взять за руку кого-то другого. Я так понимаю, что это в основном Сашка. То есть, если Ваня там кому-то дает руку, Саша бежит, отпихивает. Сесть не могли рядом с Ваней.

Юрий: Там, допустим, с площадки уходим. Ваня: «Нет! Я хочу еще!»

Екатерина (одновременно): Ага.

Юрий: Я говорю: «Ну, мы с Сашей идем, догоняй!»

Екатерина: И Сашка не идет.

Юрий: Сашка: «Нет! Ты что! Сейчас плохой дядя придет! Заберет нашего Ваньку!»

Екатерина (одновременно): Дядя придет. Ну потому что я пугаю дядями всякими…

Юрий: Ну то есть на своем языке все это говорит.

Екатерина (одновременно): Ну да. Но вот он не уходит без Вани.

Юрий: «Нет, ты что, нет!» Не даст уйти.

Мы очень обрадовались тому, что мальчишки растут хорошими друзьями. Но не только. Оказалось, что это еще и настоящие «принцы».

Екатерина: Тут Ваня же сообщал… Когда это началось? Полгода, наверно, назад. «Я буду жениться на маме». Я говорю: «Вань, ну на маме-то никак не получится. Уже же папа женился. Ты будешь на девочке». – «На какой?» – «Ну, какая тебе понравится».

Юрий: Ну, это так несколько раз. Потом я как-то его…

Екатерина (одновременно): Да, несколько раз. И вдруг Ваня, такой, в задумчивости говорит: «Найду какую-нибудь лошадь…» (смеются) Мы такие: «Вань, почему лошадь?» Он: «Скакать». Ну то есть, он понял: он должен, как принц, скакать… (смеется)

Юрий (одновременно): Он будет принц. Чтобы скакать, нужна лошадь.

Екатерина (смеется): Без лошади-то никак!

Корр.: Ну, логично, должен же быть принц на белом коне.

Екатерина: Конечно! Мы поняли, что очень правильные у ребенка размышления!..

За разговором пролетело несколько часов: вот и братья проснулись! Пока мама помогала Саше одеться, шустрый Ваня уже учил с папой цифры.

Юрий: Вверх ногами стул – это четыре. А вот это прямо гусь.

Ваня: Да.

Юрий: Ну, это какая цифра?

Ваня: М… Двойка!

Юрий: Правильно! Молодец!

Ваня: Двойка – плохая оценка! (корр. смеется)

Юрий: Двойка – плохая оценка.

Ваня: Эх ты, погоди!

Юрий: Но цифра это хорошая, и она нужна.

Кстати, на днях мальчишкам исполнилось четыре года. С чем мы их и поздравляем!

Звучит песенка:

Мы бывали в разных странах,

Посмотрели белый свет.

"Хороши!" – сказала мама,

Все в пыли, ботинка нет.

Разъезжают в разных странах,

Дома бросили одну.

"Вообщем так" – сказала мама,

"В выходной" – сказала мама,

"Я лечу" – сказала мама,

"Вместе с вами на луну!"

Мы играли в паповоз,

В самый быстрый паповоз,

В самый лучший паповоз:

Ехал я, а папа – вез.

Продолжение следует…

На празднике «Солнечного человечка» было очень много ребятишек, на первый взгляд совсем разных – малыши и подростки, белокурые и черноволосые, застенчивые скромники и «вожди краснокожих»… Но всех их объединяет одно – огоньки в глазах и счастливая улыбка ребенка, у которого есть семья. Чтобы таких улыбок становилось все больше и больше, вот уже 10 лет звучит в эфире наша самая главная рубрика:

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Рома очень красив. Это – первое, что приходит в голову при взгляде на него. Темно-русая челка, тонкие, правильные черты лица и искренняя, доброжелательная улыбка. 11-летний Рома смотрит на собеседника прямо, открыто, цепко. Во время нашей беседы мальчик опустил свои лучистые светлые глаза только однажды… Но об этом чуть позже.

Корр.: Нравится в школе учиться?

Рома (с энтузиазмом): Да! Очень!

Корр. (одновременно): Есть предметы любимые?

Рома: Есть. Математика, музыка и письмо.

Корр.: А ты какие-то кружки после школы посещаешь?

Рома: Нет. Нет.

Корр.: А почему?

Рома: Я не успеваю…

Корр.: А что ты делаешь?

Рома: Мне по математике много задают, вот я решаю.

Корр.: Весь день?!

Рома: Да не! Не весь день! (корреспондент смеется) Но там… Ну вот не успеваю просто!

Корр.: А друзья у тебя есть? В детском доме?

Рома: В школе есть.

Корр.: В школе?

Рома: Угу.

Корр.: Отсюда? Или откуда-то… из других мест?

Рома: Из… Домашние.

Корр.: Домашние? М-м. И что вы с ними делаете?

Рома: Играем.

Корр.: На переменках?

Рома: Да! Бегаем. Тут у нас мальчик есть, Сашка, он говорит: «Давайте, я призрак, и вы от меня все бегаете!»

Корр.: Понятно. Весело вы проводите время в школе! (все смеются) Собственно, что там еще делать, правильно?

Рома (растерянно): Угу…

Корр. (хитро): Учиться-то не надо… (Рома, поняв шутку, смеется)

Рома: Ну, на 4 и 5 закончил четверть.

Корр.: Молодец!

Рома (продолжает): Без одной тройки. Поведение – «хор.» (хорошее).

Корр.: Ну вот, кроме того, что ты уроки сидишь… методично свою математику делаешь… (Рома смеется) …что-нибудь еще делаешь?

Рома: Ну да… Задают уроки на дом, я делаю…

Корр. (страдальчески): Ну а кроме уроков-то у тебя жизнь есть?

Рома (хохочет): Есть!

Корр.: Какая?

Рома: Я занимаюсь спортом. Вот у нас площадка есть футбольная, там  занимаюсь.

Но спорт – не единственное увлечение Ромы. Мальчик с удовольствием поет, выступает на сцене. Об этом нам рассказала педагог-психолог Людмила Фомичева.

Л. Фомичева: Он у нас играет в спектаклях, и большие роли ему дают, одни из главных. Он их хорошо запоминает.

Корр.: А ты скажи мне, вот ты придумал уже, кем стать хочешь, когда вырастешь?

Рома: Да!

Корр.: Кем?

Рома: Пожарным.

Корр.: Пожарным? А почему?

Рома: Людей спасать.

Корр.: Людей хочешь спасать?

Рома: Ага!

Корр.: А почему именно пожарным? Можно еще стать полицейским, например…

Голос (одновременно): Можно врачом…

Рома (перебивает): Нет-нет-нет! Я хочу тушить пожар, спасать всех.

Корр.: Угу. А вот что для этого надо сделать?

Рома: Учиться.

Корр.: Учиться.

Рома: На 4 и 5.

С детьми очень интересно разговаривать о будущем, об их мечтах, фантазировать вместе с ними. Мы собирались развить эту, казалось бы, невинную тему, но беседа внезапно приняла совсем неожиданный оборот.

Корр.: Мечта у тебя есть какая-то?

Рома: Мечта?.. Нету… Я вот только хочу, чтобы мама вернулась…

Корр.: А она где?

Рома (после паузы): На небесах.

Рома больше не улыбается и не смотрит в глаза собеседнику. Его взгляд устремлен куда-то далеко, туда, где нам, посторонним людям, не место.

Л. Фомичева: Рома очень переживает. Недавно у него умерла мама, и ему долго не говорили, что она умерла… Ну, вот, как-то там… с этим… много переживаний.

Люди по-разному переживают свое горе: кто-то замыкается в себе, отгораживаясь от мира, а кто-то, наоборот, – изо всех сил пытается продолжать жить и радоваться жизни.

Корр.: Ну, а если другая семья какая-то появится? Хочешь пойти?

Рома (энергично кивает): Да! Да!

Корр.: Ты представляешь примерно, какая она будет, семья? Кто там будет?

Рома: Папа, мама…

Корр.: А какой папа будет?

Рома: Большой!!!

Корр.: Большой и сильный?

Рома: Да! Папа будет милиционер, я думаю, а мама… А мама… Не знаю.

Корр. (одновременно): Не важно. Главное, чтобы добрая?

Рома: Да. Да.

Корр.: А ты что будешь делать? Для них?

Рома: Для них… Чего?

Корр. (подсказывая): Они тебя будут любить?..

Рома: Пятерки получать и четверки!

Корр. (одновременно): …а ты будешь пятерки получать.

Когда Рома ушел, нам захотелось подробнее расспросить об этом хрупком, светлом мальчике Людмилу Фомичеву:

Л. Фомичева: Он недавно у нас. Ну… С прошлого года. Общительный. Он умнее, чем все остальные, ну, разумнее. Такой, сообразительный. Нуждается, ищет вот этой вот ласки какой-то и телесного контакта, да? Чтобы обняться как-то, приласкаться. И когда не получает его, ну, или не могут ему это дать, обижается, по-детски, демонстративно. Вот он обижается, причем я вижу в этом наоборот какую-то его сильную сторону: он, если обижается, то уходит куда-то, да? Там, в окно, например, смотрит десять минут, ни с кем не разговаривает… Потом, вроде, возвращается. Вот. И все думают, что он такой негодяй, всех бросает, всех кидает, и вообще ему на всех наплевать. Вот. А он пока так умеет. У него, видимо…

Корр. (перебивает): Успокаивается, да?

Л. Фомичева: Да. Вот именно так. По-другому пока нет…

У Ромы никого нет, и в свои 11 лет он сам борется с трудностями. Как умеет. Но мы надеемся, что в жизни мальчика появится тот, кто докажет Роме, что справляться с бедой лучше не в одиночку…

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?