Еще о вчерашнем дне, точнее вечере. Покупала ребенку билет. Пять часов звонков и переписки со службой поддержки сайта заказа авиабилетов – с шести вечера до одиннадцати ночи. У меня билет «туда-обратно», и, как оказалось, докупить детский только на обратный рейс нельзя. Купить детский отдельно от взрослого тоже нельзя, а взрослый на ребенка до двенадцати лет – не позволяет форма заказа на сайте из-за года рождения. Я как-то не предполагала, что это окажется такой непростой задачей… В итоге аж откуда-то из Нью-Йорка пришел ответ с номером детского билета. При чем тут Нью-Йорк, я не поняла, но мне было уже все равно, главное – есть билет. И я его даже уже оплатила, ура! Сейчас думаю о том, чтобы регистрация на самолет прошла нормально.

Сегодня снова ездила к Толику, он хорошо встретил: обрадовался, заулыбался, на прощание обнял. Пока он ко мне обращается на «вы» и никак не называет. Да и я еще не могу сказать «я теперь твоя мама», у меня документов нет. А завтра уже скажу: «Вот теперь – мама». Сомнений никаких нет. «Ёкалка» у меня, видно, сломана. Просто вижу: мой ребенок, я это еще по видеоролику поняла.

Я Толика спросила: «Хочешь, я буду твоей мамой?» Хочу, сказал. Спросил, когда полетим на самолете. Я рассказала, что у него будет папа, братик, сестричка, бабушка, два кота и кошка. Толя спросил, большие или маленькие брат и сестра, а про кошек сказал, что они всегда царапаются и кусаются. Я ответила, что наши не такие, но он, по-моему, пока не очень верит.

Только собрались погулять, как пошел дождь. Мы уже успели расстроиться, как нам сказали: «Ничего страшного! Можно гулять под зонтиком!» Соцпедагог дала свой большой зонт. Когда я вышла и открыла свой, Толя сказал: «Нет, у вас маленький зонтик – он для меня, а этот большой – вам». Мы поменялись. А тут и дождь кончился.

 

Мы пошли качаться на качелях. Толик мне показывал, как хорошо умеет раскачиваться сам. Правда, тормозит пока не очень, поэтому я ему помогала. Мы гуляли час, в основном, качались. После дождя вариантов было немного. Толя объяснил мне, что надо обходить лужи, я с ним согласилась. Весь в меня – я тоже в детстве их обходила. Но, боюсь, аккуратность быстро пройдет…

Толик любознательный. Он пока не все буквы внятно произносит:  я еще не привыкла к тому, как он говорит, не все сразу понимаю. Толя шел под кепкой и в капюшоне, потому что был холодный ветер. Да и я уже отвыкла с такими маленькими разговаривать (рост, судя по карте, 106): он внизу – мне слышно плохо, так что я все время переспрашивала: «Чего-чего?». Мы погуляли за ручку, перешли дорогу по зебре – целое большое приключение получилось. Он вспомнил гостевую семью, куда ходил на выходные-праздники, показал двор детского дома. Правда, там все запущено. Внутри дома еще ничего – и ремонт, и оснащение, а снаружи и здание обшарпанное, и площадка, мягко говоря, так себе. Персонал хороший – отзывчивый, приветливый. Радуются, что детей забирают.

Я сегодня не удержалась: зашла в детский магазин. Пропала для мира на два часа, зато все купила. От трусов и тапок до кепки с ветровкой. Волевым усилием удержала себя от покупки теплой куртки: подумала, что из нее он может вырасти. В общем, завтра будем одеваться.

 

Но сначала надо будет заехать в отдел опеки за постановлением. Потом – в детский дом, заберу Толика и поедем в гостиницу. Муж прислал на электронную почту фотографии семьи, так что завтра Толя всех увидит. А вообще, надо пораньше уложить его спать, может, сама успею вздремнуть. Вставать нам очень рано – вылет в 8:05, а в аэропорту надо бы оказаться часа за два до этого.

день четвертый>

<в начало