Наши постоянные радиослушатели знают, что в радиожурнале «Детский вопрос» обычно много разных рубрик, много тем. Но иногда мы посвящаем весь выпуск только одной истории. Как правило, это бывает в случаях, когда речь идет о каких-то знаковых для нас детях – ребятишках, в судьбе которых мы принимали самое непосредственное участие. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию как раз такую историю.

 

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

ДВА КАПИТАНА

ПРОЛОГ

А. Гуляева, социальный педагог дома ребенка Кемеровской области: Ольга Борисовна, я хотела сказать, что к Глебу сегодня Егор Владимирович приехал…

Этот телефонный разговор – почти двухлетней давности. Вместе мы радуемся событию, которого так долго ждали: у нашего подопечного – слепого мальчика Глебки – теперь есть родители, и его вот-вот увезут домой, в Москву.

А. Гуляева: У нас уже все готово…

Корр.: Так.

А. Гуляева: Документы все… Завтра он едет, покупает Глебу билет. И в ночь с четверга на пятницу они улетают, в 7:50 уже  будут в Москве.

Корр.: Ну как они встретились-то, расскажите подробности.

А. Гуляева: Здорово! Здорово вообще.

Корр.: Да?

А. Гуляева: Глеб ждал, переволновался, рассказал ему стихотворение про кенгуру. «Папа Егор, папа Егор, пошли!» Вот.

Корр.: Да-а-а.

А. Гуляева: Он его ждал. Так что у нас все хорошо.

Корр.: Вот мы думаем, как теперь с Владиком-то быть? Мы видео разместили,  не знаю, заметили вы или не заметили. И «Вконтакте», и у нас на сайте.

А. Гуляева: Да.

Корр.: Вот, может, все-таки…

А. Гуляева: Владик  плачет… Глебу Егор Владимирович медведя привез. Глеб пошел хвалиться ребятишкам. Владик у нас аж отказался кушать. Все, он домой хочет.

Корр. (тихо): Да-а… Расстроился так, да?

А. Гуляева: Конечно, расстроился.

Корр.: Ну, найдем мы ему родителей!.. Мы Глебу нашли?

А. Гуляева: Да! Я счастлива вообще, как не знаю кто! Прям вот честно-честно!

Корр.: Мы с вами молодцы?

А. Гуляева: Вообще!

Корр.: Ну мы будем еще больше молодцы, если мы еще и Владику найдем родителей.

А. Гуляева: Это будет  вообще – апогей!

Корр.: Да! Да! Да! Все получится!

 

ЧАСТЬ 1. Бороться и искать

Глава 1. Один в поле воин

Звучит фрагмент песни из к/ф «Два капитана»:

Ты иди, не сверни и не падай!

Упадешь – поднимись!

И будет тебе наградой

Цели заветной высь!

Счастливую историю слепого мальчика Глеба мы вам уже рассказывали. Познакомились мы с ним в декабре 2010 года. А в марте 2011-го, когда в Кемеровскую область приехал наш «Поезд надежды», мы впервые встретились с лучшим другом Глеба – маленьким Владом. У него, кстати, как раз был день рождения – третий в жизни. Вскоре после этой встречи в эфир вышла программа о Владике.

(Фрагмент из выпуска № 174)

А. Гуляева: Влад у нас находится практически с рождения. Мама от него отказалась в роддоме… Когда мы занимались решением вопроса его социального статуса, вышли на родственников Влада. Они сказали, что вообще считают, что это не их внук. Хотя подтверждено, что это действительно их дочь, что она ходила беременная, рожала. Мы устанавливали эти факты поэтапно. Есть подтверждающие документы. Но вот, к сожалению, они не признали его.

Корр.: А почему, интересно?

А. Гуляева: Ну, они сказали: не может быть, что это наш внук! Вот так категорично!

Почему же кровная семья так единодушно отвернулась от малыша? Причина проста и, увы, совсем не редка. Мальчик родился с ДЦП – детским церебральным параличом. Для многих этот диагноз звучит как приговор… Но не для Владика!

А. Порошина, воспитатель: Владик у нас очень доброжелательный мальчик, ласковый, внимательный. Серьезненький, аккуратненький… Развитие соответствует возрасту. Любит играть, как все мальчики, в машинки, строить из конструктора домики, книжки читать, рассматривать картинки! Что еще любит Владик? (Владику) А ну-ка, скажи нам! Рисовать любишь?

Владик (шепотом, очень тихо): Люблю.

А. Порошина: Он хорошо поет песенки на музыкальных занятиях. Когда детки танцуют, он старается встать, держится за стул или за воспитателя. И что-то пытается тоже сделать… Очень хорошее качество, которое в нем – это упрямство. Ему это очень помогает. Потому что есть дети, которые ничего не хотят! С ними занимаются, а они во-о-от, ну никак… А Владик сам старается встать, от стульчика к столу перейти. Хоть он и падает, но все равно продолжает. Он у нас пойдет! Он у нас упорный  мальчик.

А. Гуляева: В принципе, благодаря своей силе воли, характеру…

А. Порошина (одновременно): Настрой у него есть!

А. Гуляева: С ДЦП дети  обычно лежат.

А. Порошина (одновременно): Да-да-да.

А. Гуляева: А Владик… Ему больно, но он встает! Он встает и пытается…

А. Порошина (одновременно): Через силу…

А. Гуляева: На коленочках передвигается, но сам!

А. Порошина: На улице мы ему надеваем наколенники. И то, он пытается встать! Он ползает, куда-то пытается залезть.

А. Гуляева: Он общается со сверстниками…

А. Порошина (подхватывает): Легко идет на контакт как со сверстниками, так и со взрослыми. У него хорошо развита речь, с ним можно поговорить на любые темы!

Корр. (перебивает): А что-нибудь он нам скажет?

А. Порошина: Владик, расскажи стишок какой-нибудь? Давай расскажем «Уронили мишку на пол». Расскажем? (начинает читать стишок) Уронили мишку на пол…

Владик (одновременно): …Мишку на пол!

А. Порошина: Ото…

Владик (продолжает): …рвали мишке лапку!

А. Порошина: …Все равно…

Владик (очень тихо): …я не брошу…

А. Порошина: Потому что…

Владик: …Он хороший.

А. Порошина (с улыбкой): Он стесняется. Он у нас, видите, стеснительный мальчик.

Корр. (одновременно): Застеснялся…

А. Порошина: По развитию он перегнал многих. (Владику) Да? Скажи, я хороший, умный мальчик! Мне бы маму с папой, которые помогут мне на ножки встать. Были бы мама-папа – они занимались бы каждый день. Да, Влад? Возили бы куда-нибудь специально. А то у нас здесь нет такой возможности…

Корр. (одновременно): Ну, конечно. Точку опоры ему надо… в виде семьи.

А. Гуляева (одновременно): Да! Ему вот этой точки опоры не хватает. Мы не теряем такую надежду, потому что, действительно, он в силу своего характера стремится все вперед и вперед! Он зубами выгрызает вот эту возможность стоять на ногах! Вот правда! С самого раннего возраста он пытается это делать. Смотрит своими красивущими глазами (расплывается в улыбке) и все делает сам. Все сам! Поэтому ему нужна, конечно, опора, родные люди в жизни, которые бы реально могли хотя бы своим личным присутствием ему помогать в его стремлении ходить, жить, учиться все делать.

Корр. (одновременно): Остальное он сам сможет!

А. Гуляева: Он все сам, все сам! Он самостоятельный, вот сейчас научился сам ходить на коленочках. Он передвигается, не лежит! Он двигается! Он пытается это делать, насколько вот это только возможно. Честь и хвала ему! Честно.

Корр. (задумчиво): Да… Молоде-ец…

А. Гуляева: Упорство и сила воли!

Одновременно с этой программой в «Комсомольской правде» вышла статья о Владике, которую мы так и назвали: «Маленький борец». Было много звонков и писем. Люди высказывали свое восхищение этим необычным мальчиком, спрашивали, чем ему можно помочь. А вот желающих стать родителями Владика, увы, не находилось.

Между тем мальчик продолжал радовать всех своими новыми победами. О них нам сообщала социальный педагог дома ребенка.

А. Гуляева: Он сам уже у нас пять шагов научился делать.

Корр.: Да?

А. Гуляева: Да! У нас рекорд!

Корр.: Ух ты! Молодец!

А. Гуляева: Самостоятельно пять шагов проходит.

Корр.: Здорово! Здорово!

А. Гуляева: Поэтому сейчас все говорят о том, что он пойдет, но только это вопрос времени.

Корр.: Ммм…ну, мы его сейчас активно пиарим, а вы репортаж-то послушали?

А. Гуляева: И послушала, и все просмотрела. Вообще, мне так нравится… Мне очень понравилось, что реакция достаточно быстро начинается.

Корр.: Да-а-а.

А. Гуляева: Мы своими силами в рамках муниципалитета, конечно, стараемся… Дальше него все равно информация редко уходит. А на областном уровне (с учетом того, сколько у нас детей) наши просто теряются в общем количестве. Хорошо, когда есть такой вот акцент на некоторых проблемных детях. У них появляются какие-то реальные шансы и возможности быть устроенными.

Алена Гуляева знает, что говорит: к ним мы приезжали дважды. Каждый раз фотографировали по 10-15 детей, записывали рассказы воспитателей о них. В результате практически все наши подопечные из этого дома ребенка нашли родителей. Даже Глеб. Ждать ему, правда, пришлось долго – полтора года длились поиски семьи для этого мальчика…

Корр.: А с Владиком что? Есть новости?

А. Гуляева: С Владиком… что-то они замолчали. Мужчина этот мне периодически звонил, спрашивал, уточнял  информацию.

Корр.: Вы мне напомните, что за мужчина? Что за семья?

А. Гуляева: Семья там полная, у них есть свой ребенок, семья из Свердловска. Мужчина работает в органах внутренних дел. Очень доброжелательный, вежливый, культурный. Он искренне заинтересовался. Мы с ним по диагнозам достаточно плотно общались. Я ему информацию направляла, он разговаривал с врачами в каком-то центре, врачи его там отговаривают.

Корр.: Отговаривают брать, да?

А. Гуляева: Да! Ну, я сказала, если есть желание, то мы абсолютно не против. Он еще пару раз звонил, спрашивал, как у Владика дела, надо ли что-нибудь прислать…  Я очень сильно надеялась, что они все-таки приедут, я его уговаривала, чтобы приехал.

Корр.: Угу.

А. Гуляева: Чтобы посмотрел, потому что вживую он как-то более реально оценить бы все смог, нежели вот так по телефону.

Корр.: Ну да, как увидит Владика, так сразу и растает!

А. Гуляева: Да, конечно! Владик все лучше и лучше становится.

Корр.: Да?

А. Гуляева: Да! Прямо расцветает…

Прошло еще несколько месяцев. Опять звоним Алене Гуляевой.

А. Гуляева: Вот этот мужчина, он продолжает интересоваться, прислал подарок, ждет от Владика ответного письма. Вот. Мы надеемся, что он даже приедет, потому, что он спрашивал, можно ли приехать или нельзя.

Корр.:  Он приедет просто повидаться?

А. Гуляева: Да, может быть, у него что-то и получится. У меня почему-то есть маленькая надежда …

К сожалению, надежды Алены Александровны (да и наши тоже) не оправдались: мужчина, о котором она нам рассказала, забрать Владика не смог. Поэтому малыш по-прежнему оставался в доме ребенка. А когда ему исполнилось 4 года, возникла угроза, что Влада вот-вот переведут в учреждение для детей-инвалидов… И мы стали искать ему родителей с удвоенной энергией.

 

Глава 2. Поисковая система

Звучит фрагмент песни из к/ф «Два капитана»:

Я плыву к неизведанным далям.

Вьюга, шторм не страшат меня!

На коне я в бою отчаянном

И на полюсе тоже я!

В декабре прошлого года мы собрались в командировку – в одном из волжских городов нужно было навестить нашего бывшего подопечного Сашу. Прежде чем отправиться в путь, решили позвонить маме мальчика. Оказалось, что Сашина мама (назовем ее Ирина) собирает документы для оформления опеки над еще одним ребенком. Ну как тут было не вспомнить про Владика?

Корр.: А к ребенку с какими-то проблемами вы, наверное, не готовы?

Ирина: Нет, почему. Я как раз наоборот… В принципе мне вообще все равно, абсолютно.

Корр. (удивленно): Да?

Ирина: Да-да. У меня Саша  без проблем, что ли?

Корр.: Ну да.

Ирина: У нас куча  диагнозов, там такой список…

Корр.: А я, знаете, почему спрашиваю вас? Вы не видели, у нас на сайте, в Кемеровской области, есть такой мальчик – Владик.

Ирина: Нет, не видела. Видимо, пропустила.

Корр.: У него  ДЦП. Но ДЦП не тяжелое, он ходит. Причем он пошел, можно сказать, у нас на глазах. Там такой мальчишка… ну, просто… суперский! Там весь дом ребенка за него переживает. Ему уже четыре года, его скоро  надо переводить… К сожалению, его переведут в ДДИ.

Ирина: Я поняла, да.

Корр.: Вот, а мальчишка такой – борец! Борец! Он сам занимается… Фактически то, что он пошел, это только благодаря его усилиям…Просто чудесный мальчишка!

Ирина: Я посмотрю! Мне было бы проще, знаете, как? Вот я решила взять ребенка, пришла в опеку… Я бы, вот, не металась… Я почему не могу определиться – детей очень много.

Корр.: Ну да.

Ирина: Я на всех смотрю одинаково, я вообще не умею делать выбор. То есть мне бы сказали: «Вот хороший мальчик для вас», например, да? (корр. смеется) «Берите!» Я бы забрала без вопросов!

Корр.: У нас, знаете, какая история была в этом же доме ребенка (это не в самом Кемерово, а под Кемерово). Я не знаю, вы наши программы слушаете, читаете?

Ирина: Не всегда, но бывает.

Корр.: Мы рассказывали про Глебку, был у нас один слепой мальчик. Он как раз из этого дома ребенка.

Ирина: Угу.

Корр.: Нашли мы ему родителей, там все замечательно, слава богу. А вот этот Владик был  в одной группе с Глебом. Когда Глеба забирали, у Владика была истерика. Он прекрасно все понял, что Глеб едет домой, а он остается. И вот он с тех пор очень страдает. Настолько умный мальчишка, нам так его жалко. Приезжал к нему один мужчина, сразу в него влюбился, но жена сказала: «Нет». И вот теперь этот мужчина шлет ему без конца посылки. Взять он его не может, но шлет  подарки. Как мне сказали, Владик считает его другом. «Мой друг, дядя Саша… Вот мой друг прислал мне подарок, вот мой друг звонил, вот мой друг это письмо прислал». В общем, вот…Это его как-то немножко поддерживает…

Ирина: Угу.

Корр.:Что он все-таки кому-то нужен. Но понятно, что там перспектив нет, потому что жена категорически против, а пацан просто страдает. Он очень умный и такой очень, ну… Ну, борец в общем – одно слово.

Ирина: Понятно.

Пару дней спустя наш корреспондент уже сидел у Ирины на кухне.

Корр.: Ну, он вам понравился, да?

Ирина: Да, мне кажется, он чем-то на Сашу похож. Саша тоже пухлявый был, круглый-круглолицый.

Корр.: Ну, может быть.

Ирина: Вот, что-то вот есть такое…внешне…

Корр.: Ну, в общем, если хотите, я могу туда позвонить соцпедагогу – там Алена…

Ирина (не дослушав): То есть внешне – вылитый Саша маленький… Помните фотографию, где он на лошадке сидит? Тоже лицо еще кругленькое, волосы отросшие, он же кудрявый…Такие же волнистые волосы, тоже косоглазец такой…

Корр.: Жалко просто мальчишку.

Ирина: А там видео «Вконтакте», видимо, выложили? Потому что я его что-то не нашла.

Корр.: Может и «Вконтакте».

Ирина: Смотрела-смотрела и что-то не увидела…

Корр.: Нет?

Ирина: Не увидела. А мальчик понравился. Ваш сайт открыла и… опешила. Сашину детскую фотографию напоминает. Тогда я его вот таким и увидела, именно таким – пухлявым. Он же сейчас вообще исхудавший.

Корр.: Сейчас худенький совсем, да.

Ирина: Длинный вообще…

Активное участие в судьбе Владика (как, впрочем, и в судьбе Глеба) принимал еще один очень хороший человек – Елена Колбина, региональный оператор банка данных детей-сирот Кемеровской области. Ей мы и позвонили, как только наш корреспондент вернулся из командировки. Елена Геннадьевна тоже боялась поверить, что мама для Владика наконец-то нашлась.

Правда, сразу выехать в Кемерово Ирина не смогла: помешали проблемы, неожиданно возникшие на работе (как руководитель фирмы Ирина была вынуждена решать их сама). Появились у женщины и некоторые сомнения, что само по себе, конечно, неплохо.

Тем не менее, в конце января уже нынешнего года мы вновь позвонили Елене Колбиной, чтобы сообщить хорошие новости.

(Набор номера, длинные гудки)

Е. Колбина: Алло.

Корр.: Елена Геннадьевна?

Е. Колбина: Да.

Корр.: Здравствуйте. Мама-то наша, которая на Владика… подумала и  все-таки пришла к выводу, что – да!

Е. Колбина: Едет?

Корр.: Да! Но когда мы с ней еще в первый раз разговаривали, я ей предложила приехать, посмотреть, познакомиться. А она говорит: «Да что я буду два раза ездить? Вот я Сашку поехала – забрала».

Е. Колбина: Угу.

Корр.: Она уже там со всеми поговорила… Оказывается, у них есть хороший реабилитационный центр для детей с ДЦП.

Е. Колбина (одновременно): О, хорошо!

Корр.: Да, это очень удачно. Со всеми знакомыми врачами поговорила. В общем, долго она думала. Мне это понравилось. И теперь она говорит: «Ну, я же его даже не видела!» Я говорю: «Я ж вам поэтому и говорю, что есть возможность познакомиться». В общем, мы с ней решили так: она будет делать медсправку…Остальное у нее все собрано.

Е. Колбина: Угу.

Корр.: Вот. Правда, у нее там по работе еще какие-то проблемы будут до 19 февраля. Скорее всего, в марте она приедет. И, возможно, даже я с ней приеду.

К сожалению, ни в марте, ни в апреле Ирина поехать не смогла – никак не отпускали проблемы на работе. Владику уже исполнилось пять лет, а он все продолжал сидеть в доме ребенка. И ждать.

 

Глава 3. Новый персонаж

Звучит фрагмент песни из к/ф «Два капитана»:

В голубой океан улетаю,

Под землею я уголь рублю,

По дорогам опасным шагаю,

Жизнь отдам я за то, что люблю!

Незаметно пролетел апрель, за ним – майские праздники. И тут… случилось неожиданное. В редакцию позвонила Татьяна Павлова, руководитель Службы помощи семье «Близкие люди». Татьяна – давний друг «Детского вопроса», в качестве эксперта она часто ездит с нашим «Поездом надежды» в разные регионы. Да и здесь, в Москве, Татьяна много нам помогает – консультирует бывших пассажиров «Поезда надежды».

Однако на этот раз Татьяна Павлова сама обратилась к нам за помощью. Не для себя, а для своей коллеги – тоже приемной мамы из Москвы. Оказалось, что Екатерина (так ее зовут) решила взять в семью еще одного малыша. Все необходимые документы женщина уже собрала, а вот ребенка, который, как говорят, лег бы на сердце, она пока не нашла. Татьяна переадресовала Катю к нам, а мы попросили женщину немного рассказать о себе и своей семье. С разрешения автора письма приводим его полностью:

 «Я закончила медучилище (массажист), потом МГУ (клиническая кафедра факультета психологии), 20 лет работала в интеграционной школе «Ковчег», учила сложных детей с диагнозами аутизм, ДЦП и прочие. Последнее образование получила в РУДН – специальность логопедия (для полного комплекта)J После рождения Софы (она третий кровный ребенок и 4-й в семье) постоянного места работы нет, изредка занимаюсь частной практикой (насколько хватает времени).

Подробнее о моих детях.

Сын Тимофей (22 года) закончил Московский психолого-педагогический университет (программист), помогает нам, но живет отдельно. Он замечательный человек.

Рита – 13 лет, инвалид по зрению, альбинос. Мы ее взяли 8 лет назад, когда ей было 5. Рита учится в гимназии и в музыкальной школе. Дивная девочка. С потрясающей волей к жизни.

Савва – 11 лет. Страдает врожденным безудержным интересом к биологии. Практически живет в зоопарке, где с наслаждением чистит клетки носухам и прочим четвероногим. Учится с Ритой в гимназии, на класс младше. Сейчас поступает в художку (любит рисовать, как папа).

Софа – 5 лет. Она – мать всех детей. Все знает, всех учит, за всеми приглядывает. Организатор игр, лидер, но очень деликатный. Артистична, общительна, очень любит разные компании детей, просто жить без них не может.

Папа Петя – художник-керамист, архитектор. Мудрый, терпеливый, добрый. Дети его очень любят и уважают.

Мы хотим в семью ребенка-инвалида с сохранным интеллектом и психикой. Основной критерий – это морально-этические характеристики ребенка. Я не умею растить психопатов и циников.

В общем, в свою веселую, творческую, интеллектуальную (это про детей, не про меня) компанию мы готовы взять еще одного друга. Все готовы (ну, по крайней мере, так говорят)».

Думаю, вслушиваясь в эти строки, вы, как и мы, про себя воскликнули: «Вот она, идеальная мама для Владика!»

На следующий день мы пригласили Екатерину в редакцию. Она сразу согласилась. И за чашкой чая продолжила рассказ о своей семье.

Екатерина: Риту я взяла, вообще просто. Там Господь включил зеленый свет… (смеется)

Корр.: Ее Рита зовут, да?

Екатерина: Рита. Я мечтала, чтобы у меня была дочка Маргарита. У меня было два сына. Одному было тогда пятнадцать. Тимке. Ну и Савве – три соответственно. И вот появилась Рита. Прямо судьба… (смеется).

Корр.: Ну надо же!

Екатерина: Это удивительно, да.

Корр.: А вы ее где взяли?

Екатерина: В двадцать девятом, здесь, в Москве.

Корр. (одновременно): Здесь, да?

Екатерина: Да. Тогда для меня это было очень странное и неожиданное желание. Ну и притом что я, в общем, всю жизнь учила таких детей. У меня были и приемные дети, и дети-инвалиды в классе. Ну, поскольку я работала в детдоме у Терновской, в девятнадцатом, дети у меня оттуда были. Вот это желание возникло… Я пришла. Говорю, что мне нужна такая-то девочка, возможно, с какими-то проблемами.

Корр.: А почему с проблемами?

Екатерина: Я не знаю, у меня был такой образ. Вот, ну внутренний какой-то, ну паранойя назовите… (общий смех) Но если психиатру сказать, он как бы сразу…

Корр. (с улыбкой): Поставит диагноз.

Екатерина: Я говорю, что могут быть какие-то проблемы у ребенка. Но я вижу вот такую вот девочку. На что мне там психолог сказал: «Ну, знаете, таких не бывает вообще. Ну мы находим на вокзалах, там… Такого не бывает». (глубокий вздох) Ну ладно, говорю. В общем, я сделала все, что могла: я пришла, я спросила. Нет, ну, значит, нет. И я успокоилась. Болезнь закончилась… (смеется) Работаем, живем дальше, все отлично. И вот… Нет, ну я, конечно, сказала еще нашему директору школы. Она уникальная женщина. Она взяла двоих детей. У нас учился старший брат этих детей, ну вполне такой… социализированный. А те дети сложные были, мальчик и девочка. Она их собиралась взять. И она поехала в детский дом. Приехала и рассказывает мне, что в этом детском доме есть девочка-альбинос… Очень хорошая девочка. Я говорю: «Все. Хорошо. Берем!» (смеется).

Корр. (одновременно): Не глядя!

Екатерина: Это я сейчас умная. А тогда была дура. Совсем. (смеется) Прихожу, говорю мужу, что есть девочка. Он говорит: «Ну, конечно! У нас все есть, нам альбиноса только не хватает! (смеется) Очень! Как мы без него живем – совершенно непонятно. Ты вообще таблеточек пойди попей…» (смеются) Потом, значит, я спрашиваю нашу Светлану Михайловну, как и что. Она говорит: «Я спросила у воспитательницы. Она сказала, что девочка тяжело больна, что она умирает…» Я говорю, ну значит, не наша. Потому что я не смогу, чтоб у меня на руках ребенок умирал… Я не смогу. Весной она все оформила и поехала за своими детьми. Приехала из этого детского дома и говорит:«А девочка-то жива!» У директора она спросила: «Вот у вас девочка была… (Даже не знала, как зовут, ничего… вот – «альбинос». Ну, она одна такая там была) Как она, выжила?» – Говорит: «А, что с ней? С ней все в порядке». Почему воспитательница так сказала? Не знаю. И документы у нее все в порядке. И мы на следующий день поехали. Познакомились с нашей Ритой. Через день мы ее взяли на выходные, а через неделю мы ее взяли совсем. Просто… (смеется) Я была в худшем состоянии, чем теперь. Психиатра я проходила… (смеется) Я с ней поругалась, потому что она не хотела меня принимать. Это был не ее участок. Я там устроила страшный скандал, потому что мой ребенок в детском доме! Уже мой ребенок, который у меня уже ночевал! Когда оформляешь документы, и знаешь, что твой ребенок где-то там… Я совершенно спокойно два месяца оформляла документы. А теперь… У меня всегда так… У меня такое, видимо, повышенное чувство материнства, ненормальное… (смеется) Когда мой ребенок где-то…

Корр.: А сейчас вы документы начали собирать с чего вдруг? Мало вам…

Екатерина: Нет, нет. Мы уже год, как думали взять. Инициатором был мой муж.

Корр.: Ммм?

Екатерина: Да. Потому что он вырос, созрел. У нас родилась еще одна дочь. Да и… пять лет было все хорошо. Мы прошли с Ритой очень сложный путь… И Рита выросла такая удивительная!.. Из того что было, из этого маугли, который рвал на себе волосы, вообще… страшные вещи вытворяла… В общем, период адаптации у нас был… (с усмешкой) Просто песня…

Корр. (одновременно): Жуть…

Екатерина: …Да, кошмар. Вспомнить страшно.

Корр.: Так. И вдруг муж захотел, странно…

Екатерина: Да, он сказал, что это единственное, что является абсолютно правильным действием. Вот, вся наша полезность в этом мире, работа – она довольно относительна. А это безотносительно правильно. Вот правильно и все, и поэтому, наверное, надо нам взять еще одного ребенка… (смеется) Говорил он так примерно в течение года. Ну, тут уже я говорила, что может быть, все-таки, ну…

Корр.: То есть вы поменялись ролями? Обычно все бывает наоборот.

Екатерина: Да.

Корр.: …Жена ходит и уговаривает мужа.

Екатерина: Первый раз у нас так и было, а теперь я говорю, что ну все же спокойно, очень гармонично. Он говорит, что это-то и плохо, (со смехом) что очень все гармонично.

При личном знакомстве Катя понравилась нам еще больше. Причем именно как потенциальная мама для Владика.

ЧАСТЬ 2. Найти и не сдаваться

Глава 1. В Сибири

1. Первая встреча

В дорогу Екатерина собралась буквально за три дня. Вместе с ней к Владику полетел и наш корреспондент Ольга Резюкова.  Она и продолжит рассказ.

 (Звук взлетающего самолета)

И вот мы в Сибири. От столицы Кузбасса рейсовый автобус везет нас в самую глубинку Кемеровской области. Сначала едем в райцентр, где находится отдел опеки. Екатерина встает здесь на учет, быстро получает направление на знакомство с Владиком. И только после этого мы садимся уже в другой автобус, чтобы попасть в небольшой поселок, где расположен тот самый дом ребенка.

А здесь нас уже ждут.

Корр.: Ну, приехали! (входит в здание) Здравствуйте!

Екатерина: Здравствуйте! У вас тихий час?

Валентина, массажист дома ребенка: Ничего!

Екатерина: Ничего?

Валентина: Влад большой. Вы к Владу?

Екатерина: Конечно!

Корр.: Да-а!

Екатерина: Он не спит уже?

Валентина: Это мой ребенок!

Екатерина: И мой!

Валентина: Я вот с такого его возраста…

Екатерина: Правда?

Валентина: Я вам все про него расскажу.

Екатерина: Правда? Расскажете? Он хороший?

Валентина: Я массажистка. Очень хороший мальчик!

Екатерина: Правда?

Валентина: Очень хороший.

Екатерина: Все! (вошедшему соцпедагогу) Здравствуйте!

Корр.: Здравствуйте!

Соцпедагог: Здравствуйте! Мама переживательная наша, да? Я понимаю, она его с детства воспитывает…

Екатерина: Молодец, она  мне все расскажет…

Валентина: Да. Все расскажу.

Медсестра Валентина Арзамасова, встретившая нас у входа, Владику и впрямь почти как мама. Все эти пять лет, практически ежедневно, она делала мальчику массаж и, по сути, поставила его на ноги. Впрочем, много времени Валентина уделяла и духовному развитию малыша.

Вообще, в судьбе Влада принимали участие многие сотрудники дома ребенка. В том числе – встретивший нас на пороге охранник Василий:

Охранник: Я всегда с ним на прогулку хожу…

Корр.: Дааа?

Екатерина: Ходит с вами, да?

Охранник: Он постоянно только со мной ходит…

Екатерина: А вы с ним о чем-нибудь беседуете?

Охранник: Да, конечно. Вот я рассказывал на 9 мая, что в Афганистане служил… Все рассказывал.

Екатерина: Смышленый?

Охранник: Да.

(Входит сотрудник ДР)

Сотрудник ДР: Здравствуйте!

Екатерина: Здравствуйте!

Корр.: Здравствуйте!

Сотрудник ДР: Ну, пойдемте?

Екатерина и корр. (хором): Пойдемте!..

(Фоном – шаги по коридору)

Екатерина: Как у вас тут хорошо, все такое голубое… Красиво!

Сотрудник ДР (распахивает дверь): Проходите!

Нас провели в актовый зал – тот самый, где два года назад я брала интервью у Влада и его воспитателей. Сейчас у нас с Катей есть время осмотреться и даже обменяться первыми впечатлениями:

Екатерина: Так они переживают за него все…

Корр.: Да-а…

Корр.: «А я с ним гуляю»…

Екатерина: «А я рассказываю…»

Корр. (продолжает): «А это мой ребенок», «А я вот с такого возраста»…

Но вот дверь открылась и наша новая знакомая, Валентина, ввела в зал человека, ради которого мы проделали весь этот долгий путь.

Корр.: Так, ну ладно, я тихо сяду… (подталкивает Екатерину, шепчет ей) Вставай, вставай, вставай!..

Екатерина (поднимается навстречу): О-о! О-о! Какой мальчик!..

Валентина: Скажи громко!

Влад: Здравствуйте!

Екатерина: Здравствуйте! Привет!

Влад: Привет.

Екатерина: Ты Влад? Да?

Влад: Да.

Екатерина: Я тебя узнала! Ты очень похож на того маленького Влада, которого я видела на фотографии. Здорово!.. (протягивает машинку) Это тебе!

Влад: Ах-ах! Спасибо!

Екатерина: А я Катя.

Влад: Катя…А это кто?

Екатерина: Это Оля…

Корр. (одновременно): Тетя Оля.

Екатерина (продолжает): Когда ты был совсем маленький, она тебя видела…

Валентина: Теперь он уже большой.

Корр.: Садитесь на диванчик.

Екатерина: Пойдем на диванчик? (усаживается с мальчиком) Ну, как тебе? Нравится машинка?

Влад: Нравится.

Екатерина: Ты любишь машины?

Влад: Люблю.

Екатерина: Можешь покатать. Хочешь? Давай вместе, я тебе покажу. Смотри. Отпускай! О-па! Какая она шустрая, видишь? Ты можешь за ней бегать. Вот это развлечение! Ты мне скажи, сколько тебе лет-то, Влад?

Валентина: Ну, давай, не стесняйся!

Влад: Лет? (Поднимает руку) Вот столько.

Екатерина: А это сколько – «столько»?

Влад (считает пальчики): Один, два, три, четыре, пять…

Екатерина: Пять уже?! Ну ты большой парень! Говоришь хорошо, да? Ну, расскажи мне, чем ты тут занимаешься, во что играешь?

Влад: В игрушки играем.

Екатерина (обеспокоенно): Ты не упадешь так?

Влад: Не упаду.

Екатерина: В конструктор любишь играть?

Влад: Люблю.

Екатерина: А что ты строишь?

Влад: Всякое… дома строю… Гараж для машины…

Екатерина: Здорово! Слушай, а ты уже думал, когда вырастешь, кем ты будешь?

Влад: Мушкетером.

Валентина: Мушкетером мы хотим…

Екатерина: Мушкете-ром! Ну, слушай, тогда тебе нужно учиться фехтовать!

Влад: Да.

Екатерина: …Шпагой.

Влад: Да. Шпагой надо.

Екатерина: И шляпа тебе нужна с пером, да?

Влад: Да, нужна.

Екатерина: Ты знаешь, у меня есть дочка Софочка, ей тоже пять лет. Она тоже в марте родилась, представляешь? Да, и она говорит мне: «Привези мне братика».

Валентина (после паузы): Ты как на это смотришь, Влад? Сестричку хочешь?

Влад: Хочу.

Екатерина: Поедешь знакомиться?

Влад: Поеду.

Екатерина: У меня там много детей. У меня еще мальчик есть один, постарше тебя, ему 11 лет, еще девочка есть, Риточка, сестричка.

Валентина (Владу который отвернулся и играет машинкой): Влад, ну, ты повернись, поговори…

Соцпедагог: Влад, поговори!

Екатерина: Да ладно, отстаньте от ребенка-то!.. Ребенок машинками занялся.

Корр.: Ну ему интересно же…

Екатерина: Нормально все. Все хорошо!

Соцпедагог: Он стесняется.

Екатерина (Владу): Ну, стесняйся себе на здоровье! Конечно, стесняешься… Я люблю, когда стесняются. Ты – скромный.

Очень быстро Катя с Владом перешли к обсуждению планов на будущее.

Екатерина: Мы с тобой сначала поедем в Кемерово.

Влад: А потом?

Екатерина: А потом полетим на большом-большом самолете.

Влад: Куда?

Екатерина: В Москву.

Влад: В Москву?

Екатерина: Слышал, такой город есть, Москва?

Влад: Угу.

Екатерина: Большой город с огромными домами, и там очень много машин.

Влад: А там есть дети?

Екатерина: Дети? Огромное количество детей, огромное. Там есть дети, там есть лошади. Мы с тобой будем на лошадях кататься?

Влад (не дослушав): Да, будем.

Валентина: У тебя будет своя семья, Влад.

Влад: Что?

Валентина: У тебя будет своя семья.

Влад: Да?

Валентина (одновременно): Да.

Екатерина (одновременно): Если ты хочешь, я буду твоей мамой.

Влад: Хочу.

Валентина: Теперь ты можешь сказать в группе, что у тебя есть мама.

Влад: Да.

Валентина: Да. Вот. Мы с тобой дождались? Дождались. Помнишь, я тебе как говорила?

Влад: Помню.

Валентина: «Подождем немножко, и у нас будет мама». Правда?

Влад: Угу.

Валентина (всхлипывает): Вот. Все.

Екатерина: А у тебя будет еще и папа.

Влад: Да.

Екатерина: Папа, знаешь, какой? Он большой, сильный, добрый. У него есть машина большая… зеленая. Автобус.

Влад: Автобус? Хочу такого папу.

Екатерина (одновременно): И он тебя научит ездить на автобусе.

Влад: Я хочу такого папу.

Екатерина (одновременно): За рулем. Хочешь такого папу?

Влад: Хочу.

Валентина: Все, берем, берем. Папу берем, маму берем.

Екатерина (одновременно): Папа с машиной. Все нормально.

Валентина: Все, теперь у него есть мама.

Удивительно, но факт: на этой встрече уже с первых минут стало ясно, что Катя и Владик нашли друг друга.

Екатерина: А-а, какой мальчик-то хороший. Хороший мальчик.

Влад (играет с Валентиной): Один, два, три, четыре.

Валентина: Да. Раз, два, три, четыре…

Екатерина: Ну вот, как я и говорила.

Корр.: Ну да.

Екатерина: А вы мне не верили… (все смеются)

Валентина: У меня был шок потому что… (всхлипывает)

Екатерина (хохочет): …Да ладно, перестаньте! Вы чего?!

Корр.: Ну просто ждали долго. Долго ждали очень.

Соцпедагог (одновременно): Все хорошо…

Екатерина (одновременно): Ну вот видите, как здорово. Вы ж не просто так ждали, вы понимаете?

Валентина: Пять лет ждали.

Екатерина: Ну, это ж мой… (смеется) ребенок.

Валентина: Да.

Екатерина: Совершенно! Даже по запаху. И по духу. И чувство юмора… Вот все у него... Вот все как надо!

Корр.: В точку!

Екатерина: В точку! Да.

Когда мы уже отводили Влада в группу, Катя его спросила:

Екатерина: Ты Глебку-то помнишь?

Владик: Помню.

Екатерина: А Глебка тоже в Москве.

Владик (удивленно): Да?

Екатерина: Да. Ты представляешь? И вы даже встретитесь… Москва, конечно, очень большая, и Глебка живет в одном конце, а мы живем совершенно в другом…

Корр.: Но все равно вы встретитесь.

Екатерина: Но мы встретимся, обязательно. У нас получится.

Когда мы вышли на улицу, конечно же, я не удержалась и задала Кате вопрос:

Корр.: Ну как? Страшно было? Первый раз его увидеть…

Екатерина: Не-а, я ж знала. Страшно было… что он как-то по-другому просто все это воспримет. Интуитивно то, что я предполагала в нем увидеть, то я и увидела. Вот это очень здорово.

Корр.: Валентина говорит, он особо-то не идет на контакт с чужими людьми.

Екатерина: Да?

Корр.: Да.

Екатерина (с улыбкой): Ну, пошел.

Корр.: Она удивилась.

Екатерина: Действительно ощущение, что родной человек. Ничего не отталкивает – вот что удивительно! Он очень умный, очень глубокий, очень... какой-то честный, какой-то настоящий очень… Классный вообще! Я мечтала о таком… (смеется) Он как мой муж!.. (хохочет)

Корр. (с улыбкой): Ну, я думаю, это самая лучшая похвала.

Екатерина: Да. Супер! Дети будут ревновать, конечно… (смеется с корреспондентом) Но я думаю, ему хватит мудрости и какой-то такой, может, житейской хитрости… сделать так, чтоб они его… не гасили. Он очень светлый, очень светлый, правда. Вот какой-то такой прям… теплый такой. Его все время хочется на руках носить. Хороший парнишка…

(Звучит увертюра из к/ф «Два капитана»)

 

2. Проводы

Надо ли говорить, что согласие принять ребенка в семью Екатерина подписала в тот же день. А на следующий мы должны были увезти Влада из казенного учреждения навсегда. Но прежде… Мне нужно было выполнить просьбу Глебкиной мамы: показать сотрудникам дома ребенка его фотографии. Желающих посмотреть, каким стал Глеб, набралось много…

Корр. (сидя перед ноутбуком): Так, ну смотрите. Садитесь вокруг меня. Я слайд-шоу включила.

Корр. (показывает на экран): Вот он. Узнаете?

Сотрудница 1 (с улыбкой): Узнаем.

Сотрудница 2: Угу.

Корр.: Красавчик! Как ему идет – с длинными волосами.

Сотрудница 1: Ага… Мальчишки-то все симпатичные.

Сотрудница 2 (одновременно): Он всегда был симпатичным и хорошим…

Корр. (после смены фотографии): Это младшенькая у них.

Сотрудница 2: Угу.

Сотрудница 1: Мы его аристократом  звали…

Сотрудница 3: Так…(смеется) Так и есть…

Корр.: Вот.

Сотрудница 1: …С салфеточкой.

Сотрудница 2: Это дача, да?

Корр.: Это дом, они живут в нем.

Сотрудница 2: За городом, да?

Корр.: Да.

Сотрудница 2: Понятно.

Корр.: Вон он катается…

Сотрудница 1: Ну, он нормально ориентируется, да?

Корр.: Да, он ходит так…

Сотрудница 1: (одновременно): Он быстро так привыкает!

Корр. (продолжает): Вы сейчас увидите, что он тут делает… Везде лазит, везде ходит! Ни за что не держится…

Сотрудница 1: Так мы его тут из группы в группу переводили…

Сотрудница 2: Он быстро ориентировался…Где туалет, где столы, где спальня…

Сотрудница 1: Говорили, может, что-то видит… (смеется)

Сотрудница 2 (одновременно): Мы подозревали, что он вообще-то контуры видит.

Корр.: М-м-м.

Сотрудница 1: Да, потому что идет целенаправленно, например, в туалет… вообще даже не задумываясь. Может быть контуры видит.

Екатерина: Если умный, то все компенсируется…

Сотрудница 2: Ну да, он там мозгом добирает.

Корр. (глядя на следующую фотографию): На батуте прыгает! Не боится…

Сотрудница 1: Угу.

Сотрудница 2: Доверяет… Батуту.

Корр. (любуясь): Вот какой!

Сотрудница 2: Владик сильно переживал…

Сотрудница 1 (вздыхает): Ой.

Сотрудница 2: А тут, главное, уже после вашего звонка он: «Все, меня увозят в детский дом…»

Сотрудница 1: Ага. «Валя, я скоро в детский дом…»

Корр.: С чего он взял?

Сотрудница 2: (одновременно): «…Там все чужие, я никого не знаю».

Сотрудница 1: Мы ему ничего не говорили.

Сотрудница 2 (одновременно): Потому что мальчика из группы в детский дом увозили. Видно, в группе эти разговоры идут. И он: «Меня же увезут, в детский дом».

Екатерина: Может, он услышал что приедут заберут. Кто-то сказал…

Сотрудница 1 (одновременно): Нет, мы ему не говорили.

Сотрудница 2: Нет, начали увозить по одному.

Екатерина: А… увозить…

Корр.: Ну он же… думает.

Екатерина: Он понимает…

Сотрудница 1: Понимает, что он тоже большой уже.

Екатерина: Ну мы его увезем, только не в детский дом. У нас почти детский дом, конечно… (смеется) У нас детей-то много. Но не детский дом… Там весело.

Корр.: Ладно, не так уж много у вас детей.

Сотрудница 1 (возвращаясь к просмотру фотографий Глеба): А у них сколько там детей?

Корр.: У них пятеро.

Сотрудница 1: Пятеро?

Корр.: Глебка шестой…

Екатерина (одновременно): Ну вот, тоже похоже на детский дом… (смеется)

Сотрудница 2: Девочка, вроде, похожа на него.

Корр.: Она ровесница его.

Сотрудница 2: Угу.

Корр.: Маша. Красивая девочка.

Сотрудница 1: А у них тоже приемные?

Корр.: Нет, он первый. У них все кровные.

Сотрудница 1: Молодцы.

Корр. (одновременно): Красивый мальчик.

Сотрудница 1 (одновременно): Ой, большое вам спасибо, что таких детей наших  устроили.

Сотрудник 2: Ну, за Глеба тоже переживали.

Сотрудница 1: Да. Куда бы вот он от нас пошел?

Корр.: В ДДИ.

Сотрудница 2: Ну, в дом инвалидов, да…

Еще одно важное дело, которое надо было успеть сделать до отъезда, мне поручил главный врач дома ребенка Сергей Захаренко. Во двор учреждения привезли саженцы – несколько маленьких кедров. Сергей Викторович объяснил, что все деревья будут именными, и предложил посадить кедр от программы «Детский вопрос».

С. Захаренко: Я хочу поблагодарить всех, кто приложил усилия для того, чтобы устроить судьбу нашего малыша. Пусть его жизнь сложится так, чтобы он никогда не вспоминал то, что было, и верил в то, что есть добрые люди, которые неравнодушны, которые помогают и… чтобы знал, что есть доброта, внимание, забота. Все то, что будет вложено в него будущими родителями… я думаю, он оправдает, потому что у него светлая голова. Это добрый, умный, замечательный малыш…

Корр.: Это Владик. Еще у нас Глеб был…

С. Захаренко: Да. То, что Глеб «в шоколаде», это для нас самая лучшая награда. И самый лучший результат, который мы получили, мы даже и не предполагали, что так может произойти. Поэтому огромное спасибо всем, кто делает эти добрые дела. Спасибо «Радио России» и всем-всем-всем, кто приложил и будет прикладывать усилия для решения таких сложных, важных и жизненно необходимых вопросов.

Между тем время шло. И к дому ребенка вот-вот должно было подъехать такси, которое мы заказали. Проводить Влада собрались, кажется, все сотрудники, которые работали в этот день.

Валентина: Ну, вот и мама пришла!

Екатерина: Ну что, сыночка? Готов? Поедем?

Влад (одновременно): Да. Да.

Екатерина: Большое спасибо воспитателям, низкий поклон врачам… Спасибо огромное еще раз!

Сотрудница ДР: Надо бы сфотографировать…

Валентина: Сфотографируйте его, Оля!

Сотрудница ДР: Влад! Разворачивайся!

Корр.: А вы сзади-то встаньте, он хоть будет смотреть фотографии… (щелкает фотоаппарат) О!.. Ольга Викторовна, вы тоже встаньте!.. (опять щелкает фотоаппарат)

Сотрудница ДР: На подиуме Владик сегодня.

Корр.: Да! Звезда! (опять щелкает фотоаппарат) Молодец! Молодец!

Сотрудница 1: Ждал и дождался.

Сотрудница 2: Да!

Екатерина: Ну, растите еще хороших детей, а мы будем искать им хороших родителей.

Валентина: Ну, пошли, мужчина!

Екатерина (берет Влада за руку и ведет к лестнице): Пошли!.. Давай-давай сам…

Корр.: Как хорошо! В ботинках-то удобнее ему идти…

Одновременно все: Ну да, конечно! Еще бы! В ботинках конечно!..

Корр.: Молодец! А с детками попрощался уже?

Влад: Да.

Корр.: Ну, пойдем!

Екатерина: Я буду вам писать…

Сотрудники (улыбаются): Пишите!

Врач (Владу): А с дядей Васей-то вчера попрощался, нет? (Влад кивает) Попрощался? (Екатерине) Он его таскал гулять-то…

Екатерина: Да, он мне говорил…

Валентина (одновременно): Сейчас мама заберет чемодан… Подъедет машина…

Воспитательница: Ну ладно, Влад! Будешь писать письма.

Екатерина: Научимся писать…

Воспитательница: Как вырастешь…

Екатерина: Он вырастет, станет профессором…

Корр.: Владик, ну, ты рад?

Влад: Рад!

Корр.: Рад. Ты домой хочешь?

Влад: Хочу!

Корр.: Ну, скоро будешь дома!

Звучит фрагмент песни из к/ф «Два капитана»:

Я плыву к неизведанным далям.

Вьюга, шторм не страшат меня!

На коне я в бою отчаянном

И на полюсе тоже я!

 

Глава 2. В Москве

Не буду описывать нашу долгую и трудную дорогу домой (не позволяет время). Скажу только, что долетели мы хорошо, но уже в Москве, на Павелецком вокзале, потеряли друг друга из виду. Вот почему тех, кто приехал встречать Катю и Владика, я так и не увидела. А жаль.

На следующий день я позвонила Екатерине, с которой мы давно перешли на «ты».

Екатерина: Алло?

Корр.: Катя?

Екатерина: Да, Оль, добрый вечер.

Корр.: Можешь сейчас говорить, да?

Екатерина: Я надеваю пижаму младенцу.

Корр.: Спать укладываетесь?

Екатерина: Спать укладываю, да. Мы тут как раз рассуждаем, что кикимор нет и бояться их не надо… (корреспондент смеется) Правда? Нет никаких кикимор, не бойся.

Корр.: Конечно, нет.

Екатерина (одновременно): Очень нам страшно. Кикиморы какие-то тут, придуманные… (корреспондент смеется) Да. Это тетя Оля звонит. Хочешь с тетей Олей поговорить, с которой мы вместе в самолете летели? Хочешь?  На, разговаривай. Алло.

Владик: Алло.

Корр.: Алло, Владик, привет.

Владик: Привет.

Корр.: Ты как там живешь?

Владик: Хорошо.

Корр.: Да? А кто тебя встретил-то? Расскажи мне, я ж ничего не знаю.

Владик: Меня встретила одна тетенька, и она стала моей мамой.

Корр.: Да? Кажется, я знаю эту тетеньку. (смеется.) Ну, тебе мама нравится?

Владик: Нравится.

Корр.: А еще теперь у тебя есть папа?

Владик: Да.

Корр.: Ну папу я твоего не видела. Он хороший?

Владик: Да, и сильный.

Корр.: Сильный. А машину-то ты видел зеленую?

Владик: Да.

Корр.: Ты даже на ней, наверно, ехал?

Владик: Да.

Корр.: Здорово.

Владик: Щас… Я буду… Пока.

Корр.: Ну пока-пока.

Позже, когда Владик заснул, я снова позвонила его маме. Разговаривали мы долго. В том числе – о папе Владика.

Корр.: А папа как?

Екатерина: Папа счастлив. Да, совершенно. Папа тает. И Влад, надо сказать, тоже… «А где Петя?» Вечером мы поехали в магазин.

Корр.: Мм.

Екатерина: И он так: «А где Петя?», «Хочу к Пете». Да, не ко мне, конечно… Что он ко мне будет хотеть? Я ему кто? (смеется)

Корр. (шутливо): Тетя.

Екатерина: Тетя, да, тетя, которая стала мамой.

Корр. (одновременно): Он мне сегодня сказал, да. Да-да-да. (смеются)

Екатерина (одновременно): Да.

Корр.: Здорово.

Екатерина: Ага, очень интересно. «Пришла тетя, которая стала мамой». Нам позволяет себя целовать, обнимать, о себе заботиться. Вот это очень здорово, конечно. Потому что, в общем, чужая тетя его гладит. Противно, казалось бы, должно быть. Нет, нормально. Принимаем. Это большой плюс, конечно.

Корр.: Ладно.

Екатерина (одновременно): Ну, при виде Пети глаза у него светятся. Но, по-моему, у Пети тоже светятся. (смеется)

Через несколько дней все большое семейство укатило на море. Мы не общались почти все лето. В августе Катя прислала много фотографий с моря. А потом еще одну и к ней – небольшую приписку:

«Оль, вот еще хорошая фотка, это первые шаги Влада в Севастополе, на Историческом бульваре. Ему там очень нравилось, и мы ходили не раз. Там он начал делать свои первые самостоятельные шаги. Вот такие.

 А сегодня ходили всей семьей в лес за грибами, опята пошли. Петя нес его на плечах, а потом все собирали грибы. Они прямо на деревьях растут, все поваленные березы усеяны. Владу очень понравилось море из грибов. Когда пришли домой стали делать сырники, Влад говорит: мама, давай я тебе помогу. И они с Ритой вместе лепили сырники. А я жарила. Счастливы все были. А потом лопали и искали – где чей сырник.

Вообще он очень теплый. Только ему в голову приходит сказать: «Мам, а мам, давай я помогу тебе».

Звучит фрагмент песни из к/ф «Два капитана»:

В голубой океан улетаю,

Под землею я уголь рублю,

По дорогам опасным шагаю,

Жизнь отдам я за то, что люблю!

Владику и Глебке теперь есть кого назвать мамой. У обоих друзей появилась семья. Но в доме ребенка, в котором они столько лет ждали чуда, остались другие одинокие ребятишки. Среди них – наш новый подопечный, Федя. Этому мальчику помощь и поддержка близких нужны, пожалуй, даже больше, чем Владику или Глебке…

 

Вместо ЭПИЛОГА

С. Филиппова, зам. главного врача ДР: Устроили нам Глеба да Влада…

О. Галкина, соцпедагог ДР: Сейчас бы Федора…

Корр.: Федора, да. Я вот тоже… прям, он меня затронул.

О. Галкина: Потому что вот… ну куда его? Куда мы Иринку отправляли? Ну не возьмут его туда такого, не возьмут… В Орел мы ее отвозили… У них очень хорошие дети! Прям заходишь – и выходит ребенок: у него речь развита… Мы так не говорим, как они у них там…

Корр.: А Федю они не возьмут, да?

О. Галкина: Да не возьмут его, не возьмут. А куда вот его?

Корр.: Жалко мальчика.

О. Галкина: К дурачкам его отправлять? Он не дурачок… Жалко…

С. Филиппова: Ну, там вообще – затюкают и все… (корреспондент тяжело вздыхает)

О. Галкина (одновременно): В настоящего дурачка и превратится. В семье если бы занялись… он все запоминает, помнит, но… заниматься надо побольше.

Феде шесть лет. У него светлые глаза и коротко стриженые русые волосы. Длинные тонкие пальчики сжимают подлокотники инвалидного кресла…

Корр. (обращается к врачу): Людмила Михайловна, мы разговариваем про Федю. У него там есть какие-то нарушения?

Людмила Михайловна (одновременно): Понимаете… Нарушения соответствуют ДЦП. 

Корр.: Ну, он говорит, например, гораздо хуже, чем Владик.

Людмила Михайловна: Конечно!

Корр.: Хотя старше.

Людмила Михайловна: У него проблемы… Нарушение речи. Ну, он так-то и стихи читает. Память у него есть. И всех он знает по именам-отчествам. Но говорит он хуже, да… И ходить он не ходит. Пытались его возле опоры заставлять ходить, водить. У него более глубокие изменения, чем у Владика.

Но, по словам врачей дома ребенка, дело не только в диагнозе. Когда Федя прибыл из больницы, его ошибочно сочли неразвивающимся. И мальчик оказался в группе лежачих необучаемых инвалидов, ведь поначалу он действительно так и выглядел – одинокому малышу не для кого было развиваться.

Людмила Михайловна: Правильно! Мотивации-то нет, чтобы встать, пойти. Чему-то научиться…

С. Филиппова (одновременно): Когда только появился у нас ребенок говорящий, с гидроцефалией…

Людмила Михайловна: Кирюшка?

С. Филиппова:  Кирюшка. О! Кирюшка говорить начал (со смехом) и Федя за ним!

Людмила Михайловна (одновременно): Ага, Федя за ним начал.

С Федей начали активно заниматься воспитатели. И, хотя много времени было упущено, прогресс не заставил себя ждать.

Воспитатель: Федя у нас разговаривает, можете с ним поговорить. Он сам может все рассказать… (слышен голос Феди)

Корр.: Да-а-а?

Н. Скворцова, воспитатель: Да, Федя?

Корр. (одновременно): Федя!

Н. Скворцова (продолжает говорить): Поздоровайся с тетей. Скажи: «Здравствуйте!»

Федя: Пивет! (все смеются) Здаствуйте!

Корр.: Здравствуй! Ну, что ты мне расскажешь? Тебе сколько лет, Федя?

Федя: Шесь…

Корр.: Шесть лет?

Н. Скворцова: Волнуется, переживает… Он чужих людей боится немножко…

Корр. (одновременно): А стишок-то расскажете мне какой-нибудь?

Н. Скворцова: Да! Федя у нас расскажет. Он знает «Телефон» почти наизусть, «Мойдодыра»… Небольшие стишочки знает… (обращается к мальчику) «Телефон» расскажи? (подсказывает начало) У меня…

Федя (невнятно, но старательно): Зазвонил телефон. Кто говорит? Слон. Откуда? От верблюда!

Н. Скворцова: Что вам надо?

Федя: Шоколада!

Воспитатель: Для кого?

Федя: Для мое…

Н. Скворцова (поправляет): Для сына…

Федя: Мо… его.

Н. Скворцова: Ну, переживает у нас он, переживает, волнуется… (Федя на заднем фоне продолжает невнятно рассказывать стишок)

Федя (отчетливо): Да пудов этак пять!

Корр.: Молодец, хорошо рассказал!

Н. Скворцова: Федя любит в конструктор играть…

Федя: Конструктор.

Н. Скворцова (продолжает): …Собирать.

Федя: Да!

Н. Скворцова: Мозаику любит собирать…да, Федя?

Федя: Дааа.

Н. Скворцова: С солдатиками маленькими любит играть.

Федя: Солдатики!

Н. Скворцова: Расскажи, каких ты животных знаешь?

Федя: Каких животных… (вспоминает)

Н. Скворцова: Книжки мы с тобой смотрим про животных? Расскажи!

Федя: Про жирааааафа!

Корр.: Про жирафа?

Федя: Про лефа…

Корр.: Про льва!

Федя: Про верблюда…

Н. Скворцова: Верблюда знаешь! Еще кого?

Федя: Про гигимота!

Н. Скворцова: Бегемота знаешь! Еще кого знаешь?

Федя: Медведь!

Корр.: Молодец какой!

Н. Скворцова: Много знает животных Федя, да? Память у него хорошая, он запоминает хорошо! Всех сотрудников знает по имени-отчеству, фамилии. Всех детей знает – имена и фамилии. Всех, кто пришли, познакомились с ним – он всех запоминает. Придут через 2-3 дня, и он уже не забудет, а знает, как зовут.

Корр.: А машинки любишь?

Федя: Да!

Корр.: Тебе какие нравятся – большие или маленькие машинки?

Федя: Большие!

Корр.: Прямо совсем большие?

Федя (неразборчиво): А там, на улице…

Корр.: Которые на улице ездят? Да?

Федя: Да.

Н. Скворцова: Большие машины, настоящие. Вот смотрит в окно, наблюдает за разными машинами…

Федя (одновременно, показывая на окно): Тут!

Корр.: Тут? В окошко смотришь?

Федя: Да.

Наталья Петровна с гордостью делилась Федиными достижениями. Но каковы перспективы дальнейшего развития мальчика?

Корр.: А вообще есть шанс, что, все-таки он… ну, ходить, я поняла, он не будет уже, да? А говорить хотя бы?

С. Филиппова (одновременно): Ну,  говорить, может быть, в какой-то степени и будет…

Корр.: Есть такая надежда?

С. Филиппова: А мне кажется, говорить он должен лучше.

Корр.: Да? То есть, просто заниматься с ним надо?

О. Галкина (одновременно): Позаниматься с ним – и будет прогресс! Я тут заметила, как он сейчас сидеть стал… он и этого раньше не делал. Сейчас у него идет такое продвижение, что он не просто повторяет, а сам…

С. Филиппова (перебивает): Да, что-то он на улице увидит и это говорит…

Людмила Михайловна: Так-то он все тоже комментирует, разговаривает, но я его плохо понимаю.

С. Филиппова: Ну Влад тоже, когда начинал сначала говорить, мы его плохо совсем понимали, а потом-то…

Корр.: А сейчас как хорошо!

С. Филиппова: Ну!

О. Галкина: Ну, с Федором, я говорю, позаниматься – он тоже…

Во время фотографирования выяснилось, что с непривычки Федя пугается вспышки…

Федя: Ай!

Корр.: Да что ты пугаешься-то? (фотографирует Федю)

Н. Скворцова: Он боится чужих. Он привык к своей группе, всех своих знает. Посторонних, чужих людей вот он… напрягается так весь, даже заплакать может… Вот когда врачи приходят, или куда-то на осмотр. Он боится. Долго привыкает. Хотя в группе… вот новые приходят медсестры, воспитатели, няни… Он сразу же привыкает! На второй день он уже: «А где там Маша? А где Наташа?»

Корр. (одновременно): Да чего ты пугаешься? Чего ты пугаешься?

Воспитатель: В своей группе – он как бы  у себя дома. А вот куда-то выехал – он уже боится. Поэтому, мы, конечно, переживаем, как он в детском доме, или куда его… В большой коллектив… (Федя что-то говорит) Много людей чужих… Мы просто боимся за него. Что, как он себя… У себя он смелый, да? В группе! Про всех все знает, все расскажет!

Федя: До свидания! Мы пойдем в группу…

Н. Скворцова: Молодец, Федя!

Корр.: Молодец! Умница!

Н. Скворцова: Он у нас вежливый хороший мальчик! Только вот, боится он… (Смеется.)

Корр.: Ну, ничего!

Что будет с робким, доверчивым мальчиком в доме инвалидов, куда его вот-вот могут перевести? Мы не знаем. Но, может быть, все-таки случится чудо, и Федя обретет семью? Как это уже произошло с Глебом и с Владиком.