Радость – это одна из важнейших эмоций человека, без чего невозможно представить нашу жизнь. Конечно, у каждого человека повод для радости свой. Но и взрослые, и дети искренне и одинаково радуются, если всё у них в жизни хорошо, они здоровы, и исполняются их самые заветные желания.

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

Семья нужна человеку в любом возрасте. Один из наших подопечных покинул детский дом, чтобы жить в семье, уже находясь на пороге совершеннолетия. Мы узнали об этом от сотрудника иркутской опеки Анны Валентиновны Самсоненко.

А. Самсоненко: Он несколько лет под опеку под временную, на каникулярные дни передавался и вот решился. Мы ему давно предлагали, что можно в семью и так далее, но вот он все как-то не решался.

Корр.: Обычно в этом возрасте наоборот дети как-то стараются дистанцироваться уже.

А. Самсоненко: Ну, он же тоже думает о будущем, не все же в 18 лет способны вести самостоятельную жизнь.

Корр.: А он, получается, у вас остался или переехал куда-то?

А. Самсоненко: Он у нас остался.

Обрели дом 11-летние Слава и Вика вместе с их 9-летним братишкой Максимом из Челябинской области. А один из наших магаданских подопечных – семилетний Миша – вернулся к родному отцу. Историю их воссоединения нам рассказала региональный оператор Анна Сергеевна Кучеренко.

А. Кучеренко: Миша у нас попал в государственное учреждение в связи с тем, что папа был депортирован из Российской Федерации, а мама здесь вела асоциальный образ жизни и в дальнейшем была лишена родительских прав. Папа спустя время собрал необходимые документы, и уже когда ему можно было въехать в страну, он прибыл к нам и забрал мальчика. И пока, по имеющейся у нас информации, всё у них хорошо. Живут в другой стране теперь. Сашу у нас забрали. Приехал кандидат из Санкт-Петербурга, знакомство прошло успешно, Саша уехал. Сейчас мы поддерживаем связь с опекуном.

Корр.: Он ещё музыкой занимался, кажется.

А. Кучеренко: Да. Сейчас по дополнительному образованию там, конечно, у него большая такая нагрузка.

Корр.: Получается, они познакомились как-то дистанционно?

А. Кучеренко: Да, кандидат к нам обратился, мы сначала даем возможность дистанционного общения, знакомства, кандидат приехал оперативно, уже здесь очное знакомство продолжилось – и оформление. Мы в принципе так и стараемся работать с приезжими кандидатами, чтобы их здесь надолго не задерживать.

Корр.: Для семей, которые приезжают сейчас, для них есть какие-то карантинные условия?

А. Кучеренко: Пока сохраняются условия: либо двухнедельный карантин, если приезжают с тестом или делают его здесь (у нас здесь делают долго), не ранее, чем за два дня до вылета, то с тестом принимают. 

Сашку провожали всем детским домом. А какое впечатление произвела семья, в которой теперь живет 14-летний Сашка, на Ирину Викторовну Лебедеву, директора детского дома? Ведь именно этот человек, как официальный представитель ребенка, играет очень важную роль в процессе семейного устройства.

И. Лебедева: Достаточно приятное впечатление потому, что опекун– креативный такой молодой человек, очень доброжелательный. Мне больше всего понравилось то, что он не стремился подкупить Сашу какими-то дорогими подарками. И то, что был еще и брат Кирилл, который младше, это тоже Сашу расположило к Александру, к опекуну. Нашли друг друга!

Корр.: В общем, Сан Саныч теперь?

И. Лебедева: Да! Наш Саша очень хороший такой мальчик. И ему счастье улыбнулось… Сначала были определенные трудности, Саша испугался большого города. И даже сказал: «Может, вы меня заберете обратно? Я не уверен, что я смогу прижиться…» Надо отдать должное, что опекун прям очень внимателен, настойчив, понимает, какие у Саши проблемы, они очень много общаются. Молодец то, что он не пасует перед трудностями. Самое интересное… Он же у нас прожил очень долго – 6 лет. Мамочка его родная – она живет в Магадане, и она приезжала раз в год, звонила крайне редко. А тут вот она вспомнила, что день рождения у него, звонит и говорит: «Я хочу приехать». Я говорю: «Вы опоздали. Ребенок улетел». – «Как?!» Прям скандал был. Говорю: «Извините, вы ограничены в правах, вы никак не пытаетесь их восстановить. А ребенок выразил интерес к этой семье, и поехал, и сейчас счастлив».

Корр.: Он же взял его под опеку? Александр Сашу.

И. Лебедева: Да, да. Под опеку.

Корр.: Мама – она же теоретически может узнать, где находится опекун.

И. Лебедева: Да. Она просила, я не дала ей номер телефона. Сказала, что «если вы любите своего сына, дайте им возможность, чтобы у них все успокоилось, устаканилось».

Корр.: В конце концов, подрастет Саша, может быть, он сам захочет её найти!

И. Лебедева: Да. Он просто не готов с нею сейчас… он всё боялся, что она будет называть его предателем. Это получается наоборот – это она тебя предала, а не ты…

Почти два года мы сотрудничаем с этим регионом. И не раз убеждались, что в Магаданской области сотрудники местных опек и детских домов идут навстречу будущим родителям, чтобы дети в конце концов обрели семьи.

А. Кучеренко: Из последних новостей хотелось бы рассказать, что подписано постановление губернатора – дети из отдаленного поселка Оротукан переезжают у нас в детский дом №1 поселка Ола. Теперь эти два детских дома объединены. Ола – поселок гораздо ближе, всего лишь полчаса езды, поселок достаточно развитый. Ребята уже знакомы друг с другом, потому что вместе выезжали на отдых и отдыхали в нашем местном лагере «Зеленый остров», и воспитатели знают детей. Я думаю, что адаптация ещё, конечно, продолжается, мы вот посчитали, что все-таки плюсов в этом объединении больше, чем минусов.

Надеемся, что эти перемены дадут оротуканским мальчишкам и девчонкам больше шансов найти свою дорогу к дому. А нам – возможность поделиться с вами хорошими новостями о наших подопечных.

То, что ребенку нужна семья, хорошо понимают не только в Магаданской области, но и в других российских регионах. Недавно мы рассказывали об опыте работы олонецкого детского дома в Республике Карелии, когда в период самоизоляции там передали всех воспитанников в семьи. В этом учреждении уже давно существует такая интересная форма работы: семейно-воспитательные группы. Что же это такое и как выглядит на практике?

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Что может быть прекрасней и чудесней,

Что может быть сильнее на земле?

Когда друзья с тобой, когда мы вместе,

Когда мы рядом много-много лет.

Корр.: Алиса, у вас в семье часто бывает много детей из детского дома. Вот скажи, пожалуйста, как ты к ним относишься?

Алиса: Если человек настроен на дружбу, то начинаю дружить.

Корр.: Но они же тебя старше, как я понимаю?

Алиса: И что? Дружить можно всё равно. Круто, что новые друзья.

Корр.: А вы играете вместе?

Алиса: Да, в современные игры, всей толпой.

Корр.: Ты про свою семью что можешь сказать?

Алиса: У меня крутой папа, прекрасная мама, у меня 3 младших брата, 3 сестры и 3 неродных брата.

Корр.: Это хорошо, когда такая большая семья?

Алиса: Очень хорошо.

Корр.: Алиса, вот ты сказала, что у тебя крутой папа. Объясни, пожалуйста, что это означает.

Алиса: Он проводит с нами время, проявляет любовь, может подойти и просто обнять, сказать, что ты молодец, красиво выглядишь сегодня.

Двенадцатилетняя Алиса говорит спокойно и уверенно. Она старшая дочь многодетной семьи Ильиных, что живут в деревне Иммалицы Олонецкого района Республики Карелии. Ее папе Сергею 31 год, мама Зинаида на год младше. Семейный стаж у супругов, несмотря на их молодость, уже солидный, 13 лет. Да и своих детей – будь здоров: прямо как в поговорке, семеро по лавкам. Я позвонил главе семьи с целью выяснить подробности о семейно-воспитательной группе. Но в ходе разговора выяснилось, что молодой мужчина  не только воспитатель, но еще и приемный папа.

Корр.: Сергей Николаевич, как вы стали сотрудничать с олонецким детским домом?

Сергей: У меня мама ходила на школу приемных родителей, и меня пригласила с собой просто так для интереса, я еще был очень молодым.

Корр.: Она тоже брала детей из детского дома?

Сергей: Да, брала.

Корр.: А сколько у нее было приемных детей?

Сергей: Четверо.

Корр.: Можно ли сказать, что ее решение послужило толчком и к вашему решению? Или вы самостоятельно определились?

Сергей: Ну, это была мечта с детства, что ли. Было такое желание – помогать детям-сиротам. Школу прошел, а там анкеты заполняли, кого вы готовы взять, на какой срок… А я там всё заполнял: всех готов, на всё готов. Не думал, что сразу вот так движение пойдет. Там анкеты взяли и предложили сразу же взять детей на какое-то короткое время. «Мы посмотрели вашу анкету, что вы готовы взять детей, можете попробовать, справитесь-не справитесь. И отправили ко мне три человека.

Корр.: В каком году это было?

Сергей: Лет семь назад, примерно так. На каникулы взяли и поняли, что справляемся с ними достаточно хорошо.

Корр.: А кто это были?

Сергей: Это были мальчишки. Возраст 14 лет, в основном.

Корр.: То есть вам сразу предложили 14-летних подростков?

Сергей: Ну да… я в анкете указал, что готов взять любого возраста. И, так как взрослых ребят мало кто соглашается взять, потому что с ними бывает посложнее, поэтому там искали людей, которые готовы взять именно взрослых ребят. Поэтому мне их дали.

Корр.: Ага, то есть эти каникулы прошли для вас удачно?

Сергей: Да.

Корр.: И что после?

Сергей: Предложили, чтоб они у меня остались до совершеннолетия. Я согласился, плюс еще добавили человечка одного, там максимум можно было взять четверых. И вот у меня их было четверо.

Корр.: И вы их как, официально оформили под опеку?

Сергей: Да, под опеку.

Корр.: А жена вас поддерживает?

 Сергей: Если бы жена не поддерживала, мы не смогли бы содержать столько детей. (Смеется).

Мы познакомились и с супругой Сергея.

Корр.: Зинаида, вашему мужу предложили взять в семью детей из детского дома, которых потом вы взяли под опеку.

Зинаида: Ну, Сережа был опекун.

Корр.: Только он, а вы не были?

Зинаида: Да.

Корр.: Он советовался с вами?

Зинаида: Да, конечно. (Смеется). Я согласилась, потому что я ж понимаю, что им нужна семья. Нет, конечно, естественно было такое: а как? а что? Они же подростки. А он сказал, что он всем будет заниматься, и он с ними справится. Ну у него и получилось.

Корр.: А у вас к тому времени уже были свои дети?

Зинаида: Да. У нас было своих четверо.

Корр.: Вам не показалось, что это очень много, и вы можете не справиться?

Зинаида: Ну я доверилась ему, что мы справимся. (Смеется).

Корр.: Какие у вас были ощущения первых дней? Испуг? Любопытство?

Зинаида: Ну, испуга не было, потому что они у нас до этого целое лето прожили, уже познакомиться успели.

Корр.: А тяжело было с ними общаться?

Зинаида: Ну иногда бывали такие ситуации непонимания.

Корр.: А они вас слушались или слушали только вашего мужа?

Зинаида: Нет, ну как, естественно… почти всегда слушались, с уважением. Но так как они парни, они под Сережиным, под мужем началом были (Смеется).

Корр.: А по хозяйству вам помогали?

Зинаида: Да, всегда помогали. Ну это, принеси, подай. Иногда мальчики могли сказать: типа чего там, я же мужик. Можно, я пойду дрова колоть? (Смеется).

Корр.: Кем вы их видели?

Зинаида: Я не считала, что я прям для них мама, потому что они были совсем большие, но Серегу они все папой называют. Они могут меня называть мамой и относятся с уважением, просто сложно было воспринять, потому что мне самой-то было немного, и они от меня недалеко по возрасту… И поэтому мне сложнее было воспринять их, как детей. Но всегда была с ними, как с детьми. (Смеется). Ну Андрей, приемный мальчик наш, до сих пор меня мамой называет.

Корр.: А почему, как вы думаете?

Зинаида: Не знаю. Ну, наверное, как мама, заботу проявляла, может, поэтому мамой стал называть. (Смеется).

После того, как приемные дети Сергея стали совершеннолетними, руководство олонецого детского дома, оценив добросовестность и надежность нашего героя, доверило ему заботу о других воспитанниках. Сергей стал забирать к себе в семью по несколько ребят на каникулы, на длинные выходные и на праздники.

Сергей: Мне предложили стать сотрудником детского дома в роли воспитателя и создать семейно-воспитательную группу. Я дал свое согласие.

Корр.: А какое количество детей в вашей группе?

Сергей: Четверо.

Корр.: Расскажите, пожалуйста, немножко о них.

Сергей: На сегодняшний день девчонка, ей уже 17 лет, 15 с половиной лет ей было, когда она ко мне попала. И вот с того момента она у меня. Надя учится в школе. И пацаны, у всех одинаковая картина: все учатся в техникумах, возраст 16-17 лет. Егор, Вася и Денис.

Корр.: Вы сказали, что вам всё равно, какой возраст. Но почему-то всё время берете подростков.

Сергей: Я всегда беру тех, кого мне предлагают. А почему предлагают подростков? Их мало кто берет, и они остаются в центре. Маленьких детей разбирают, потому что с ними попроще, а у меня получилось справиться с подростками… и достаточно сложными подростками, которые и токсикоманили, и наркотой увлекались, – бывало, и такие попадались. И мне даже из центра порой звонили, ну как, мол, сбежал он, не сбежал. Уже ловить его-не ловить. А я говорю, всё в порядке, всё хорошо, никуда никто не сбежал.

Корр.: Как проходила адаптация у вас в доме?

Сергей: Ну, отношения с кровными детьми замечательные, потому что у меня все дети эту тему очень одобряют: принятие других детей. И они всегда ждут, когда следующий у нас будет, и всегда с ними сами знакомятся. В первый же день при встрече их всегда обнимают, узнают, как зовут, ну буквально за один день дети чужие понимают, что чужими они не будут. Мои дети их хорошо принимают. А мои отношения с детьми из центра дружеские, мы стараемся относиться друг к другу, как друзья.

Корр.: Получается?

Сергей: Да, достаточно хорошо. Их уже много у меня было, более 50 человек. С очень многими из них у меня сохранены контакты, как бы они обращаются иногда и за помощью, советами, в гости просто вот так заходят, таких много тоже.

Корр.: Вот вы говорите: всё хорошо. Неужели никогда никаких конфликтов, выяснений отношений…

Сергей: Нет, конфликты они были, понятное дело…

Корр.: Вот как вы выходили из них?

Сергей: Во-первых, всегда нужно разбираться в каждой ситуации индивидуально и понять, почему в той или иной ситуации подросток поступает именно так. Допустим, последний конфликт, который был с девчонкой, которая у меня живет. Была такая тема, что она обиделась, ну вести стала нехорошо, просто поговорили, я узнал, что случилось. «Я, – говорит, – не нужна в твоем доме, никому не нужна». – «Кто тебе такое сказал? Я такого никогда не говорил. Ты что, как я мог такое сказать?» – «А вот Жора сказал». Жору позвал: «Жора, ты что такое говоришь?» В итоге всё встало на свои места. Кто-то ошибся, кто-то не то сказал. Такие вещи, они легко решаются, конечно, в общении. Вообще, любой конфликт разрешается в хорошей обстановке. То есть на качели где-то сесть, покачаться, пообщаться, там, но не при всех, не когда там сидит 20 человек и на тебя смотрит, и ты не знаешь, как разговаривать. Просто прогуляться предложить, пообщаться. Это самый эффективный способ решения любых конфликтов.

Корр.: В настоящее время сколько у вас детей несовершеннолетних в доме. Одиннадцать?

Сергей: Да.

Корр.: И вы еще говорите – совершеннолетние живут?

Сергей: Да.

Корр.: Какой же у вас дом-то большой!

Сергей: Дом большой, да. Плюс еще по соседству мы строимся, еще больше дом строим. Поэтому территория позволяет.

Корр.: Как строится день в вашей огромной семье?

Сергей: Ну, во-первых, мы принимаем пищу вместе всегда, мы всегда ждем всех, как все не придут, мы не начинаем обедать. Завтрак, обед, полдник, ужин – это то время, когда мы собираемся все вместе. Ждем, пока последний человек придет, и у нас самый младший ребенок, умеющий разговаривать, желает всем приятного аппетита, и мы вместе начинаем кушать. По выходным (в субботу, воскресенье) мы обычно отдыхаем все. У нас огромный двор, огромная территория, можем на квадроциклах покататься (у нас 5 своих квадроциклов), можем на катамаране поплавать, можем просто пойти погулять по деревне, живем в деревне. Кто что предложит. В основном, конечно, ребята предлагают – в принципе, тем и занимаемся. Плюс еще у нас вся деревня собирается, народу много, кто-то в волейбол может поиграть, кто-то в футбол погонять.

Корр.: Ну игры, развлечение – это хорошо, а какие обязанности у детей в доме?

Сергей: Ну у каждого своя обязанность. Взять, например, Надю. Она всегда нам помогает с детьми, смотреть за маленькими. Она это делает с радостью, у нее очень хорошо получается. Стараемся по обязанностям подбирать что-то такое, чтобы нравилось делать. То есть, например, не нравится посуду мыть, а нравится с детьми сидеть – стараемся, если есть возможность, да, сидеть с детьми. Кто-то любит мыть посуду – ставим его, чтобы мыть посуду, но зато с детьми сидеть не надо. И так далее. Помогают мне по стройке ребята, помогают сами, предлагают помощь, здесь я не хочу строго делать, там, «от и до». Работаем, потому что они сами приходят всегда: «Надо ли чем помочь?» И всегда вместе трудимся на участке. Где-то вот сейчас фундамент потихоньку делаем вместе все. И им это нравится.

Корр.: А вот расписанное дежурство есть у вас?

Сергей: Нет.

Корр.: А если им не захочется мыть посуду? Что делать?

Сергей: К каждому свой подход. Ну, например, если кто-то не захотел ничего делать, мол, я буду целый день валяться и ничего не делать, как бы спать, мы просто-напросто потом без этого человечка уезжаем кататься на квадроциклах. И он, естественно, видит, что, раз не трудился вместе со всеми, тогда вместе и не отдыхает. А одному отдыхать неинтересно. Поэтому в следующий раз он исправляется, естественно, и сам подойдет и спросит, что я могу поделать.

Корр.: Кроме того, что детский дом вам выплачивает зарплату как воспитателю, какая еще помощь от детского дома существует?

Сергей: Ну, там, получается, покрывают расходы на питание. Но, если честно, я этой темой не особо увлечен, не знаю.

Корр.: Как же вы успеваете всё делать?

Сергей: Меньше спать надо! (Смеется).

Корр.: А во сколько вы встаете?

Сергей: Я встаю без десяти шесть, чтобы готовить всем завтрак.

Корр.: Вы умеете готовить?

Сергей: Да. Я всегда готовлю каши разные. У нас есть планшет, в котором ребятки записывают, кому какую кашу приготовить. Я утром подхожу к планшету, считаю там: пшеничную кашу 10 порций, овсяную кашу – 8 порций. Две каши готовлю, три каши еще не готовил одновременно. Кисель могу сварить, морс, что касается завтрака. Иногда ужин готовлю тоже на всех. Это не проблема.

Корр.: Сколько уже по времени продолжается эта история, когда к вам пришли четверо подростков, и вы во главе этой семейной армии идете по жизни?

Сергей: Ну, вообще, нас, честно говоря, намного больше, потому у меня есть еще ребята, которые вышли из детского дома. Вчера буквально мне в городе парень попался, сказал, что вот в жизни всё плохо и так далее и тому подобное, а он когда-то тоже из детского дома был у меня. Я его к себе пригласил, и он вчера ночью ко мне пришел домой, и вот сейчас у меня тоже живет. И таких людей достаточно много. То есть в итоге нас живет человек 25 минимум. Именно подростков принимаем большое количество человек. А за столом иногда надо готовить человек на 35-40.

Корр.: Ничего себе!

Сергей: По факту этих детей больше, чем по документам, потому что многих я принял, и они не один год у меня жили и до сих пор живут. И те мои приемные, которые у меня выросли.

Корр.: Сергей Николаевич, а зачем вам это надо?

Сергей: Хочется жить со смыслом. Считаю, смысл в том, чтобы как раз прожить ее для кого-то. Когда кто-то скажет, что ты смог повлиять на мою жизнь, то это здорово. А когда таких людей чем больше, тем лучше, тем больше жизнь приобретает смысл. Я, например, в своей жизни достаточно много писем получал о том, что «спасибо за то, что повлиял на мою жизнь, я теперь могу…» и так далее…

Корр.: Писем от кого?

Сергей: Писем именно от подростков, в которых мы вкладываемся. Один мне футболку подарил с надписью: «Папа, самый лучший мужчина в мире». И в этом ты чувствуешь, что живешь не напрасно, а живешь для кого-то.

Корр.: А как они к вам обращаются?

Сергей: Все – по-разному. Девчонка называет папой, а остальные Серегой. Когда они спрашивают, как обращаться, единственное, что я прошу, чтобы не обращались на «вы» и «Сергей Николаевич». Потому что намного легче строить отношения, когда на «ты» и в таком дружеском формате. Потом легче жить вместе.

Как объяснила директор олонецкого детского дома Татьяна Васильева, воспитателем семейно-воспитательной группы может быть человек и без педагогического образования. Главными же критериями для работы с ребятами (тем более – из детского дома) являются любовь и доброта.

А что думают по поводу своего пребывания в семейно-воспитательной группе сами подростки?

Корр.: Андрей, ты давно уже живешь в этой семье?

Андрей: С 16 лет, сейчас мне 23 года. Если начинать издалека, я с четырех лет в детских домах. И в детском доме ты не получаешь ту любовь, которую получаешь в семье. И даже, я думаю, не всегда ты получишь в какой-либо семье любовь. А в этой семье для меня любовь особенная. У меня не было никогда отца, а в этой семье я приобрел отца.

Корр.: А какой он по характеру для тебя?

Андрей: Строгий, любящий, заботливый.

Корр.: Он тебя как-нибудь наказывал?

Андрей: Я думаю, любой отец, который любит своего сына, будет наказывать, если он где-то нашкодничал.

Корр.: Он для тебя служит примером для подражания в будущем?

Андрей: Конечно.

Корр.: Надя, ты сейчас живешь в семье. Это здорово для тебя?

Надя: Конечно.

Корр.: Ты не хочешь уходить в детский дом?

Надя: Нет. В детском доме не дают той любви, которая есть здесь.

Корр.: А в чём выражается эта любовь?

Надя: Ну забота, внимание. В детском доме такого нет.

Корр.: Надя, а какая она – эта семья? Ну вот про папу. Для тебя он кто?

Надя: Опора и поддержка.

Корр.: Влад, что характеризует эту семью?

Влад: Взаимопонимание, любовь и отношение друг к другу. Больше народу – легче справляться с трудностями.

Корр.: А Сергей Николаевич для тебя кто?

Влад: Он стал для меня как отец. Многое дал мне.

Корр.: А как ты к нему обращаешься?

Влад: Серега.

Корр.: Серега воспринимается как друг. Он для тебя друг?

Влад: За это время он стал для меня больше, чем друг. Я считаю его отцом…

Корр.: Зинаида, что главное в характере вашего мужа вы можете выделить?

Зинаида: То, что он ответственный, заботливый. И я знаю, что мы не останемся голодными, что он обо всём позаботится.

Корр.: Вам хорошо, надежно с ним?

Зинаида: Да… Я знаю, что я за ним, как за стеной…

Корр.: Вы считаете себя счастливым человеком?

Зинаида: Ну да.

Корр.: А почему?

Зинаида: Потому что я счастливая! (Смеется).

Корр.: А в чём, по-вашему, счастье человека?

Зинаида: Ну, наверное, в наличии семьи, в наличии того, что у тебя есть, о ком заботиться, что ты не живешь для себя… Не знаю… Я в этом живу.

Продолжение следует…

Когда мы узнаем о хороших людях, готовых бескорыстно помогать сиротам, то стараемся рассказать о них в наших выпусках. И надеемся, что такие замечательные взрослые рано или поздно обязательно встретятся и другим детям из детских домов. Ведь они тоже мечтают о семейном тепле, о маме и папе.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

В Магаданской области живет 14-летний Саша – наблюдательный и любознательный подросток. В новом учебном году восьмиклассник задался целью исправить три досадные тройки, которые остались по итогам седьмого класса. Любимые предметы мальчика: математика, история и физкультура. Но Сашка не зациклен только на учебе.

Корр.: Скажи, пожалуйста, Саш, чем ты обычно занимаешься после школы?

Саша: После школы я сначала немного отдыхаю от всех уроков. Затем я делаю домашнее задание.

Корр.: А как ты обычно отдыхаешь?

Саша: Я читаю интересные книжки, с родственниками, там, поразговариваю, в секцию похожу.

Корр.: А какие ты книжки любишь читать?

Саша: Энциклопедии.

Корр.: А что вот последнее тебя впечатлило из прочитанного?

Саша: Меня впечатлило, что ученые насчитывают звезд – три дециллионна звезд. Дециллион – это такое число, где есть 33 нуля.

Корр.: Ничего себе! То есть ты читал, получается, энциклопедию астрономическую или просто про мир?

Саша: Там просто про мир – и про саму Землю, и про космос, и про животных.

Корр.: Здорово. Ты сказал, что ты еще в свободное время ходишь в секции.

Саша: Я хожу на бокс, еще хожу на военно-патриотический клуб «Патриот».

Корр.: А тебе какой из этих кружков больше всего нравится?

Саша: Бокс. Еще я закончил музыкальную школу на аккордеоне.

Корр.: А ты сам захотел или тебе предложили, и ты пошел в музыкальную школу?

Саша: Сначала предложили, сказали: «Походи немного, понравится – можешь остаться, если не понравится – можешь уйти». Ну я походил несколько дней, появился интерес, и я остался и закончил. Там всего 5 классов, а я закончил 4 класса, потому что я 4-й проходил за 4-й и 5-й.

Корр. (одновременно): Экстерном, получается… ничего себе! Вот это ты молодец. Скажи, пожалуйста, Саш, а ты хотел бы еще на каком-нибудь музыкальном инструменте начать играть?

Саша: С детства я мечтал играть на гитаре.

Корр.: Саш, у тебя такой достаточно большой спектр интересов: ты и в спорте, и, получается, читаешь много, а скажи, пожалуйста, ты задумывался вообще, кем бы ты хотел стать в будущем?

Саша: Да, я давно уже решил, что я сначала останусь на 11-й класс, чтобы по окончанию школы мне было уже 18 лет, и я пошел в армию. И если там мне понравится, да, я останусь там по контракту.

Корр.: А если не понравится?

Саша: Если нет, тогда, наверное, пойду в военное училище.

Корр.: В общем, ты хотел бы карьеру военного.

Саша: Да.

Корр.: Для этого нужно такое крепкое здоровье иметь. Так что здорово, что ты спортом занимаешься. Кстати, насчет бокса. Давно занимаешься?

Саша: Ну да, можно так сказать, три года уже.

Корр.: А ты уже на какие-нибудь соревнования ездил?

Саша: Ездил, там выигрывал. Только последние из-за того, что плохо чувствовал себя, проиграл. А все первые места – нормально.

Корр.: Ничего себе. А скажи, пожалуйста, не пугает тебя, что всё-таки бокс – это довольно травмоопасный спорт?

Саша: Нет, не пугает. Говорят: «Синяки и ссадины красят мужчину».

Корр.: Да, есть такое мнение.

Статному сероглазому блондину-Сашке действительно подойдет военная форма. А ответственность и целеустремленность, отличающие мальчика, наверняка помогут ему добиться карьерных высот. Саша умеет подобрать ключ как к детям, так и ко взрослым, относится к ним с уважением.

Корр.: Скажи, пожалуйста, Саш, ты дружишь со всеми одинаково или у тебя есть, там, например, лучший друг, лучшая подруга?

Саша: Самый лучший друг – это мой воспитатель.

Корр.: То есть ты больше к взрослым тянешься?

Саша: Ну почему… я еще к малышам тоже, нянчусь.

Корр.: Можешь какую-нибудь игру, например, для них придумать, если нужно?

Саша: Могу.

Корр.: А с какими ребятами ты бы не стал дружить (неважно – с мальчишками, с девчонками) и почему?

Саша: Я бы со всеми бы дружил.

Корр.: Поняла. Ты говоришь, что лучший друг – воспитатель. А вот какие качества ты в нём ценишь?

Саша: Любящий детей, трудолюбивый. Ласковая!

Корр.: А скажи, пожалуйста, Саш, ты какой по характеру?

Саша: Тоже ласковый, дружелюбный, добрый, отзывчивый, незлопамятный.

Корр.: Ты часто обижаешься на что-то?

Саша: Нет, меня трудно обидеть.

Корр.: А вот если ты кого-то ранил и обидел, что ты будешь делать?

Саша: Если это случайно произошло, я сразу извинюсь. Если мы поссорились, потом подходим и перед друг другом извиняемся. Или мы что-то не поделили, мы вместе решим, как эту проблему решить, чтобы друг другу было выгодно.

Корр.: То есть ты готов пойти на компромисс?

Саша: Да.

Корр.: Давай представим, что тебе выпала возможность загадать одно желание, которое обязательно сбудется. Но только одно. Что бы ты загадал?

Саша: С малых лет у меня было только одно желание заветное – это чтобы моя мама была жива, была рядом со мной.

Корр.: А что с ней случилось, ты знаешь?

Саша: Да. Она давно поехала на море и утонула.

Корр.: Я тебе сочувствую. Ты парень сильный, ты справишься. Главное, что ты ее помнишь… Скажи, пожалуйста, ты думал о том, что у тебя могут появиться люди, которые смогут заботиться о тебе и помочь тебе встать на ноги?

Саша: Ну да, задумывался об этом. Я себе хочу семью хорошую.

Корр.: А ты хотел бы, чтобы там было много детей или чтобы ты один был?

Саша: Чтобы были братья, сестры. У меня тоже они есть, только двоюродные. Но хотел, чтобы были еще новые.

Корр.: А ты представлял себе, какими должны быть по характеру эти люди?

Саша: Ну да. Во-первых, любить детей должны, терпеливые, я думаю.

Корр.: А строгие должны быть?

Саша: Конечно. Как бы не «очень», не очень мягкие. Я бы хотел, чтобы у нас было взаимопонимание, друг другу помогали.

Корр.: А ты готов для этого стараться? Всё-таки семья – это всегда…

Саша: Думаю, что готов. Если будет немного не получаться, буду пытаться в следующий раз этого не повторить. Допустим, если буду плохо себя вести, чтобы в следующий раз этого не повторилось.

То, что Саше нужны в меру строгие родители, подтвердила и социальный педагог детского дома, Надежда Александровна Иванова.

Н. Иванова: Александр – он адекватно реагирует на замечания в свой адрес. Он принимает критику. Родители также должны быть открытыми для общения, правдивыми. Александр болезненно реагирует на ложь.

Корр.: Какой Сашка по характеру?

Н. Иванова: По характеру мальчик добрый, покладистый. Он – первый помощник в группе для воспитателя. Легко идет на контакт как со сверстниками, так и со взрослыми. В группе пользуется уважением. С ним охотно играют, берут в команду. Со взрослыми отношения ровные, на критику и замечания в свой адрес он реагирует адекватно. Стремится всегда исправить допущенные недостатки. Он у нас артистичен, с удовольствием принимает участие во всех мероприятиях. Прилежный, ответственный ученик. Ему легко дается программный материал. Он хорошо и много читает, затруднений в выполнении домашнего задания у него не возникает. Александр неоднократно высказывался о желании воспитываться в семье. Но, в то же время, он поддерживает связь со своими родственниками – это бабушка, тетя.

Корр.: Приемная семья должна понимать, что есть кровная связь и не запрещать общаться, я правильно понимаю?

Н. Иванова (одновременно): Да, да, да. Принимать эти отношения, конечно.