В эфире семейный радиожурнал, где главные герои – мы с вами… и дети, которые живут где-то рядом, но так сложилось, что они почему-то не очень счастливы. Мы продолжаем искать ответы на детские вопросы. Всем миром – миром взрослых…

К счастью, среди этих взрослых есть те, кто может очень серьезно повлиять на ситуацию. И не только может, но и действует. И мы представим сегодня…

НОВОСТИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

В.В. Путин: Поручаю Правительству к 1 июля подготовить целостную систему мер поддержки семей с детьми. Задача – свести к минимуму угрозу бедности для таких семей.

Но ряд новых решений необходимо принять незамедлительно уже сейчас, сегодня. Всегда трудно воспитывать ребенка в неполной семье. Причин здесь может быть огромное количество. Дело не в причинах, дело в том, чтобы детей поддержать. Особенно трудно, когда такая семья находится в непростой материальной ситуации, тем более когда дети идут в школу, и расходы семейного бюджета объективно становятся больше.

Эти слова Президент России Владимир Путин произнес в Послании Федеральному собранию страны совсем недавно – 21 апреля. А уже 26 мая он подписал закон о мерах поддержки семей с детьми и беременных женщин. 

Согласно этому документу, с 1 июля неполным семьям, воспитывающим детей от восьми до 16 лет включительно, назначаются ежемесячные выплаты в размере половины детского прожиточного минимума в регионе (в среднем по стране это 5650 рублей). 

С этой же даты женщинам, находящимся в трудной жизненной ситуации и вставшим на учет по беременности до 12 недель, ежемесячно полагается сумма в 50% от прожиточного минимума.

В августе российские семьи получат по десять тысяч рублей на каждого ребенка, который пойдет в школу в новом учебном году.

Кроме того, с 1 сентября больничные листы по уходу за детьми до восьми лет будут оплачиваться в размере 100% от среднего заработка.

По словам председателя комитета Совета Федерации по социальной политике Инны Святенко, чтобы оформить все эти выплаты и пособия, нужно подать заявление на портале госуслуг.

1 июня Владимир Владимирович вновь вернулся к «детской» теме. Во время встречи с семьями, награжденными орденом «Родительская слава», он обратился к региональным властям.

В.В. Путин: Поддержка семей с детьми и создание условий для достойного воспитания ребенка, для самореализации молодых поколений (так было, и так будет всегда) является безусловным приоритетом нашей политики. Эти положения прямо закреплены в обновленной Конституции Российской федерации. И на практике будут реализованы во всех наших национальных проектах и программах. Так, сейчас перед правительством (я говорил об этом и в Послании) поставлена задача сделать всю систему поддержки семьи максимально целостной, понятной, эффективной, последовательной. Работу нужно выстроить так, чтобы родители, семьи четко знали, на какие льготы, выплаты имеют право, получали без дополнительных формальностей и нервотрепки, без хождения по всяким, там, учреждениям и очередям. И чтобы люди были уверены: даже если семья по каким-то причинам окажется в трудном положении, государство обязательно окажется рядом, поможет, подставит плечо. Рассчитываю, что и региональные, местные власти, со своей стороны, также будут расширять программу поддержки семьи.

И работа идет: уже вступили в силу поправки в закон о социальной помощи, которые меняют порядок получения многих социальных выплат. Теперь и федеральные, и региональные льготы и пособия можно оформить без личного присутствия. Чиновники по всей стране должны использовать Единую государственную информационную систему социального обеспечения (ЕГИССО). Регионы могут работать и с собственными аналогами.

Правда, для того, чтобы каждый льготник мог воспользоваться этой системой, у него должен быть личный кабинет и все необходимые документы в электронном виде. Но если по какой-то причине человек не может завести такой кабинет или оцифровать документы, то оформлять льготы и выплаты можно как раньше – при личном обращении.

Не забыты и дети, оставшиеся без родителей. До сих пор присмотр за сиротами в больницах не входил в обязанности ни медиков, ни сотрудников детдомов. В лучшем случае этим занимались волонтеры и НКО. Чтобы исправить ситуацию, Правительство Российской Федерации приняло постановление, которое уже подписал премьер-министр Михаил Мишустин. Этот документ обязывает работников детских домов помогать маленьким пациентам в стационарах. Впрочем, привлекать к этой деятельности добровольцев, некоммерческие организации и благотворительные фонды тоже не запрещается. Порядок такого сотрудничества регионы устанавливают сами.

***

Весной стартовал второй индивидуальный рейс «Поезда надежды». От традиционного или детского он отличается тем, что организуют его, по сути, сами участники, правда, под нашим чутким руководством. Журналисты социального проекта «Детский вопрос» – постоянно поддерживают и дистанционно сопровождают будущих приемных родителей на каждом этапе непростого пути: делятся опытом, проводят консультации у специалистов. Даже маленькие родительские собрания по вечерам, когда потенциальные мама и папа рассказывают о своих проблемах, трудностях и страхах – практически такие же, как во всех традиционных рейсах нашего необычного транспортного средства.

Москвичи Александра и Леонид давно задумывались о том, чтобы стать мамой и папой осиротевшему ребенку. Они прошли школу приемных родителей, однако документы сразу собирать не стали: дали себе время всё хорошенько обдумать. И вот через два года все справки собраны, даже найден ребенок – годовалая Саша в далеком Биробиджане.

В прошлом субботнем выпуске мы рассказали, как Александра отправилась в Еврейскую автономную область на знакомство с девочкой. Правда, встреча получилась очень короткой: рейс задержали на пять часов. Однако наша героиня всё-таки успела и с малышкой пообщаться, и о ее здоровье с врачом дома ребенка поговорить. Сашенька Александре понравилась, но насторожили некоторые записи в медкарте ребенка, а главное опасение вызвал диагноз кровной матери девочки.

По просьбе Александры мы переслали фотографии маленькой Саши и ее медицинских документов врачу «Поезда надежды» – для предварительной консультации. И вот что услышали от педиатра с огромным опытом – Ольги Владимировны Серковой:

О.В. Серкова: Я посмотрела все документы. По маме – вообще темнота. Непонятно, что за умственная отсталость? Ну нет такого диагноза – умственная отсталость. Понимаете, есть деменция, олигофрения… ну то есть такая градация.

Корр.: Ну вот да, непонятно, что там с этой ее умственной отсталостью. Единственное, что смущает.

О.В. Серкова: Девочка-то вот… Я посмотрела фотографию девочки. Ну, на мой взгляд, хороший ребенок. По крайне мере, взгляд нормального, здорового ребенка.

И по развитию. Родилась – вес нормальный, всё хорошо. Физическое развитие нормальное, в год с копейками и кушает, и ходит, и контакт. Мне кажется, очень нормальный ребенок. Как врач я не вижу никаких… там ничего страшного нет. Перинатальное поражение центральной нервной системы – но оно, господи, у всех детей. Дерматит – это вообще ерунда. Ну окошко – это вообще ни о чём.

А то, что мама умственно-отсталая… да господи! Сколько у нас таких было! Помните, вот которые в Крыму брали? Там же у мамы вообще было психическое заболевание. Но вроде ничего, растет. Она как-то мне звонила – растет эта девочка, нормально.

Так что, если душа лежит, хочется взять ребенка – пусть берут, пусть ласкают и растят.

Теперь нам  надо сообщить Александре мнение эксперта и о нашей готовности организовать видео-консультацию с Ольгой Владимировной. А еще – о праве каждого кандидата на независимое медицинское обследование ребенка…

«ПОЕЗД НАДЕЖДЫ»

АЛЕКСАНДРА И ЛЕОНИД: РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО

Глава 1. Согласие подписано!

Корр.: Алло! Александра?

Александра: Да.

Корр.: Здравствуйте! Извините, что, наверное, поздновато звоню. Только сейчас вот удалось с нашим врачом поговорить. Я ей всё переслала.

Александра: Ага.

Корр.: Она говорит, что не видит там ничего пугающего. И насчет мамы говорит – ну там вообще непонятно, что там с этим УО. Единственное…

Александра (перебивает): Хорошо! Мы согласие подписали сегодня.

Корр. (со смехом): Понятно! 

Александра: Я, на самом деле… Мне сказали телефон опеки, которая районная. Там такая глухая деревня, и там есть по району опека. В общем, я им туда позвонила сегодня. Они говорят: «Ну что мы можем сказать? Там девочка Саша, год, а у нее бабушка такая… специфическая. Ну они, – говорят, – не алкоголики, ничего, у нее трое детей. Одна из них как раз – мама Саши. Она 93-го года рождения. Все трое детей, то есть одна из которых мама, они все в коррекционке, но инвалидность есть у одной только. Вторые два, – она говорит, – ну, тут неизвестно, может быть, и педагогическая запущенность». Че там в деревне, и разбираться там не будут. Говорит, мама у них такая (которая вот бабушка Саши, получается) тоже у них там тихая, забитая. Брат матери Саши – у него семья, он живет отдельно. А вот две дочери, соответственно, одна из которых вот эта вот мама девочки… она получает пенсию. Они все живут на эту пенсию. Но они не злоупотребляют, ничего. Ну такая тихая, странненькая семья. В своем мире они, как бы. Алкоголя, там, злоупотребления такого характера у них нет.

Александра сказала, что они с мужем изначально понимали: в доме ребенка вряд ли окажется дочь профессора и балерины. Сейчас с девочкой всё хорошо, а что будет потом – угадать невозможно. Но наша героиня подписала согласие и подала заявление на оформление опеки над Сашенькой. Интересно, Александра сама приняла решение или сначала посоветовалась с мужем?

Леонид: Нет, она советовалась, она молодец. Всё время по ватсапу мы с ней созванивались. И мы всё время на связи, на связи, хотя там всё равно разница большая.

Корр.: Да, там семь часов разница же, да?

Леонид (одновременно): Ночью созванивались, да. И утром рано, и вечером поздно. То есть мы сообща всё время. Потому что не только это ее ответственность, но и моя ответственность, безусловно. И соответственно, конечно, она позвонила. Я говорю: «Ну как тебе она?» – «Я ее понюхала, мне нравится!» Я говорю: «Забирай ее, короче». Ну и всё. (Корреспондент смеется). Так вот дали согласие, и всё, и подписали!

Глава 2. Скоро домой!

Александра попросила специалистов отдела опеки и попечительства поскорее оформить все необходимые документы Саши. А пока продолжает общаться с девочкой.

Александра: Я сегодня с девочкой Сашей… уже два часа мне с ней дали пообщаться…

Корр.: О-о!

Александра: Она уже там поспокойнее: покапризничала, потом вроде… Ходит она сама, даже без руки может ходить. Четко видит, там, направление, слышит, где голоса. Где, там, воспитательница, – она четко прям туда чешет. Показывала игрушки, на игрушках кнопки. Она тут же начинала в них тыкать…

Корр.: О, кнопки они сразу находят. Как дети быстро осваивают всё, что с кнопками, – это удивительно просто!

Александра: Я принесла ксилофон, я ей показала ксилофон, и она так им увлеклась! Я ей показала один раз, куда там бить, и она лупила с удовольствием!

Корр.: У-у. То есть, схватывает.

Александра: Она схватывает, да, и повторяет. То есть она в этом плане такая.

Корр.: Это очень хорошо!

Александра: Да.

Корр.: Мы тут всей редакцией любуемся на фотографию вашей Сашеньки в базе данных. Хорошенькая!

Александра: Хорошенькая. Ну а фотография в базе… конечно, она похожа, безусловно. Но и дети меняются, видимо.

Корр.: Ну конечно. Дети быстро очень меняются в этом возрасте.

Александра: Потому что в базе у нее там еще такие щечки узенькие. Еще видно ямочку на подбородке. Поскольку она покушать любит, у нее сейчас уже два подбородочка! Ямочка там просто пропала в щеках! Так мы сегодня еще пообщались с воспитательницей. «Она, – говорит, – в год уже у нас ходила». То есть она не вчера научилась ходить.

Корр. (удивленно): О-о! Уже в год ходила. Слушайте, ну это замечательное достижение для дома ребенка!

Александра: Да. Ну я могу сказать: все воспитатели, которые там, они со всеми очень так душевно. И никто меня не отговаривал, там, ужасов не рассказывали. Завтра я им принесу одежду, чтобы ехать. И по режиму она мне сегодня рассказала еще. И завтра мне в опеке документы должны сделать. И утром я ее забираю. Как-то так.

Корр.: Поздравляем вас!

Глава 3. Папа ждет дома

Получается, совсем скоро Сашенька с мамой будут уже дома. А как дела у без пяти минут папы?

Корр.: Вообще вот какие мысли? Что всё, сейчас дочку привезут…

Леонид: Ну… Мысли какие… Нет, здесь уже сразу: «Значит, если она приезжает, соответственно, мне необходимо подготовить кроватку…» То есть я уже начал здесь зондировать по поводу кроватки, коляски. Ну то есть уже такие моменты, что нам нужно будет для ребенка. Всякие сразу игрушки, подгузники, вот об этом речь. И мозг начал работать в эту сторону.

Корр.: То есть, пока Александра там подписывала документы, вы здесь бегали, всё это покупали?

Леонид: (одновременно): Да нам… Не то что покупали… О нас в первую очередь узнали соседи наши, и они прям сразу же откликнулись и говорят: «Мы вам дадим кроватку, мы вам дадим коляску, не переживайте!»

А вот Александра всё-таки волнуется.

Александра: Я, конечно, со страхом думаю, как ее восемь часов в самолете везти. Она такая – очень активная. Да еще три часа ехать на машине…

Корр.: Ох…

Александра: Ну ладно. Завтра, я думаю, ближе к этому будет понятно.

Продолжение следует…

Да, в Биробиджане нет своего аэропорта, надо сначала добраться до Хабаровска, а потом еще многочасовой перелет… Есть о чём волноваться новоиспеченной маме. Но ведь это же «Поезд надежды»! А в его команду всегда входят еще и опытные усыновители и опекуны. Вот, например, участница многих рейсов «поезда» Элина Борисова. Это мама семи детей, шесть из которых – приемные. Все ребятишки появлялись в ее семье малышами, причем некоторых приходилось везти домой и в самолетах, и с пересадками. Мы договорились, что Элина созвонится с Александрой и поделится своим огромным опытом. Впрочем, ее советы пригодятся любым мамам и папам. А потому на очередной урок приглашаем всех.

ШКОЛА ПРИЕМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ

Корр.: Элина, как наиболее комфортно и с наименьшей нервотрепкой перевезти на дальнее расстояние маленького ребенка? Ну вот, например, до года?

Элина: До года прежде всего надо, прежде чем выезжать, уточнить всю переносимость любого питания ребенком. Ну, как правило, всё это не рассказывают по телефону. Только при знакомстве. Если нужна замена детского питания, и если есть возможность, попробовать первый прикорм с новым питанием сделать на месте. А потом уже с ним ехать в дорогу. Естественно, с собой в дорогу надо взять запасы питания, потому что в дороге может случиться всё. И ребенок срыгнуть может, и вы что-то рассыпать, что-то не так сделать. И ваша дорога может продлиться незапланированное время, и рейс могут отменить. И мало ли что. Чтоб у вас было питание, чтобы судорожно на вокзалах, в аэропортах ничего не покупать.

Не надейтесь на то, что «нам не понадобится дополнительный памперс, мы никогда не срыгнем, у нас всё хорошо, мне в доме малютки обещали». В доме малютки у ребенка уже выработанный режим питания, режим прогулок. Он не ездил на машине, на такси в аэропорт. Его чужая тетя на руках не держала последние десять часов, не целовала. И как ребенок отреагирует на это? Надо быть к этому готовым. Ну вот из личного опыта: я девочку в два с половиной года везла – и то по дороге (и не один раз) вырвали, и не один раз пришлось поменять памперс. Ребенок, который уже замечательно ходил в горшочек!

Даже если вам сказали, что ребенок уже приучен к горшку… в аптеках, слава богу, продают штучно памперсы, памперсы берем с собой. Влажные салфетки, естественно, тоже – в неограниченном количестве. Ну, это вот то, что минимальное в дорогу.

Обязательно взять какой-нибудь легенький пледик, потому что, если в самолете прохладно, не факт, что он будет в самолете, неизвестно, как его и где постирали. Вам лишняя инфекция в дороге не нужна. Обязательно несколько одноразовых пеленочек для посещения уборных комнат.

Ну и не стесняться просить помощи у сотрудников аэропорта, железнодорожного вокзала. Везде сейчас есть службы сопровождения, и они… на личном опыте могу сказать, они очень хорошо работают. У нас везде прекрасные комнаты матери и ребенка, где есть всё: и пеленальные столики, и запасные памперсы, и кипяченая водичка, и стерилизаторы. Не бойтесь, не стесняйтесь, и не обращайте внимания на пассажиров, которые рядом едут и шипят: «Ой, ребенок плачет». А когда они ездят с ребятами, с маленькими, они плачут, вы же не реагируете? Ваша задача в данный момент – доехать целыми и невредимыми до дома.

Корр.: Это совсем малыши-груднички. А вот от года до двух?

Элина: От года до двух. Берем тот же набор пеленочек (где-то сесть), памперсы, салфеточки. Берем с собой игрушечки, берем с собой еду, баночки какие-то. Не боимся, что у нас в билетах авиакомпаниями прописано минимальное количество жидкостей. С детьми пропускают спокойно везде – детское питание. Ну, конечно, если не канистра это пятилитровая воды с собой. А бутылочку упакованную с водой вы спокойно пронесете. И смеси.

Если у ребенка пустышки – соответственно, их должно быть несколько с собой. В дорогу возьмите веревочку какую-нибудь, чтобы она у вас нигде не летала, не падала. Взять какие-нибудь с собой игрушки, и игрушки не давать сразу все. То есть вот поиграл ребенок пятнадцать-двадцать минут, она ему надоела – спрятали, следующую достали. Даже если у вас двадцать игрушек. Вот каждые десять-пятнадцать минут ребенку достаем новую игрушку, и каждые десять-пятнадцать минут вы ребенка отвлекли.

Если вы летите самолетом, даже если ребенок у вас пьет из чашечки… это не таких больших денег стоит – купите какой-нибудь поильничек, для того чтобы при взлете и посадке ребенку давать пить, чтобы меньше закладывало ушки. Не даем леденцы, потому что ребенок может ими поперхнуться, но в то же время конфетку типа «чупа-чупса» вполне можно дать ребенку пососать.

Ну и, естественно, не надеемся, что у нас ребенок в аэропорту поест, с собой берем какие-нибудь сухие печеночки, соки. Всё это с собой можно на борт пронести.

И если ребенок уже приучен к горшку, но вы всё равно ему надеваете памперс, – горшочек в пакете, с собой в самолет. На взлете-посадке он у вас сидит в памперсе, попросился в туалет – памперс сняли (памперсы-трусики), сделали свои дела и обратно надели, продолжаем путешествие домой.

Корр.: А три-четыре года?

Элина: Три-четыре и старше… По питанию, при любом раскладе, всё должно быть с собой, потому что в питании в кафе и ресторанах мы не знаем качество питания, мы не знаем, какие там специи и аллергические реакции ребенка на общепит. Потому что то, что готовит кухня при учреждении, всё-таки там сбалансированное питание, подобранное под детей. Ну яблочки, бананчики, печенки с собой должны быть обязательно, сок.

И то же самое – игрушки. Какие-то маленькие паззлики, какой-то маленький конструктор, карандашики, блокнотик какой-то. Что-то, чем можно заинтересовать ребенка. Если ребенок уже осознанно смотрит мультфильмы, в учреждении узнайте, какой любимый. И скачайте этот мультфильм себе на какое-то устройство: на телефон, на планшет. Не забудьте, что в дорогу надо взять что-то типа повер-банка, и вы опять ребенка можете отвлечь на просмотр какой-то передачи.

В дорогу, вне зависимости от возраста ребенка, должно быть минимум два-три комплекта одежды. Обязательно. Ну я не говорю про верхнюю – комбинезоны, а вот про одежду такую, нательную. И, соответственно, любому возрасту, начиная от грудничков до старшего, не забывайте, что… например, если это холодное время года, у вас комбинезончик. В зале аэропорта будет прохладно, а в комбинезоне жарко. То есть должна быть какая-то вот такая, средняя одежда – какой-то костюмчик. И какой-нибудь легкий головной убор малышам обязательно в самолете, потому что там работают кондиционеры.

Естественно, с собой обязательно не один комплект одежды брать не только ребенку, но и себе. Потому что и ребенок на вас может что-то из еды опрокинуть, и его может стошнить… Чтоб вам так же комфортно было в дороге, было во что переодеться. Естественно, всё это должно быть в ручной клади. Ручная кладь – это должен быть не красивый модный чемодан, а всё-таки лучше, чтобы это был какой-то вместительный рюкзак, чтобы руки были свободны.

Корр.: Понятно. Спасибо большое, Элина!

Элина дала еще несколько советов, которые будут полезны как раз новоиспеченным опекунам, нашедшим своих детей далеко от дома. Полный текст интервью можно почитать здесь >>

Среди детских учреждений, с которыми мы работаем, есть такие, где особенно переживают за своих воспитанников, ищут для них семьи. И нередко просят нас, журналистов, рассказать о детях, чтобы потенциальные родители поскорее о них узнали. А бывает и так, что кто-то из ребят сам просится на интервью.

И. Чайковская: Дети-то же обсуждают эту ситуацию здесь. Дети-то рассказывают, что они были вот на интервью таком. Вот он и подошел сам и говорит: «А можно я? Хочу тоже принять участие в этом интервью». Очень хочет в семью. Его ни разу никогда никто не рассматривал – его кандидатуру.

Это говорит директор одного из детских домов Челябинской области. А с мальчиком  мы вас сейчас познакомим.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

У 15-летнего Максима карие глаза, светло-русые волосы и приветливая улыбка. Наш новый подопечный по-мужски немногословен. Но по секрету он всё же рассказал, что ему нравится вести активный образ жизни. Подросток хотел бы увидеть горы, а еще не отказался бы отправиться на рыбалку.

Корр.: А есть у тебя любимый вид спорта?

Максим: На лыжах.

Корр.: Ты любишь на лыжах ходить?

Максим: Да. Я много раз как там… «Лыжня России» ходил.

Корр.: Ты такой выносливый, наверное, парень?

Максим: Да.

Корр.: Любишь какие-нибудь фильмы смотреть?

Максим: Все люблю. Какие идут по телевизору, все смотрю.

Корр.: А музыку ты любишь слушать?

Максим: Да. Выпускают новые песни – я все слушаю.

Корр.: Скажи, легко ли тебе заводить друзей?

Максим: Да.

Корр.: А есть у тебя лучший друг, например?

Максим: Ну да.

Корр.: Вы можете с ним поговорить по душам?

Максим: Если он захочет поговорить, я не откажу, поговорю.

Корр.: А как ты думаешь, за что ценит тебя этот друг?

Максим: Что я ему помогаю.

Максим считает себя человеком обидчивым. Но так ли это на самом деле? Мы спросили у директора учреждения Ирины Чайковской. Она хорошо знает мальчика и охотно ответила на вопросы о воспитаннике.

И. Чайковская: Он очень общительный – Максим. Легко идет на контакт, но избирателен потом. То есть, он если почувствует, что к нему какое-то не очень хорошее отношение, он практически моментально отстраняется. Не будет продолжать общение. Предпочитает общение больше со старшими – сотрудниками учреждения, со старшими ребятами. С ровесниками, с младшими неохотно общается. Он не агрессивный, он не конфликтный. Он просто… у него даже чаще… знаете какая позиция? Стороннего наблюдателя. Выступать не любит. Больше так вот что-то физическое делать – ухаживать за цветами, на участке копаться – это он будет выполнять.

Корр.: Ну тоже хорошо. Есть что-нибудь, от чего у него глаза загораются?

И. Чайковская: Ну он умеет общаться во всех социальных сетях. Он очень хорошо понимает, например, телефон, планшет, смарт-часы – в этом он понимает. То есть интерес к технике есть у него.

Максим не любит сплетников и очень расстраивается, когда кто-то оговаривает его за спиной. Он считает, что настоящий мужчина должен быть и смелым, и сильным. Но при этом конфликты Максим улаживает мирным путем.

Максим: Просто поговорю и всё.

Корр.: С какими ребятами ты не стал бы заводить дружбу?

Максим: С плохими.

Корр.: А что ты подразумеваешь вот под словом «плохой»?

Максим: Плохой – который плохо ведет, дерется который.

Корр.: Не пускаешь в ход кулаки?

Максим: Нет, никогда не дрался.

Корр.: Давай с тобой помечтаем. Если бы у тебя была возможность загадать желание, которое обязательно сбудется, что бы ты загадал?

Максим: Чтобы получил хорошую профессию.

Корр.: Кем хочешь стать?

Максим: Строителем.

Корр.: Что нужно для того, чтобы стать строителем?

Максим: Выучиться!

Корр.: Кстати, а вот как думаешь, работа – она должна приносить только деньги или еще что-то?

Максим: И пользу.

Корр.: Себе или людям?

Максим: Людям.

В этом году подросток идет в 9 класс. Мы надеемся, что у Максима будет шанс освоить ту профессию, которая ему интересна.

Корр.: Как учишься по оценкам?

Максим: Хорошие оценки. Троек не было.

Корр.: Скажи, что для тебя в школе самое сложное?

Максим: Математика.

Корр.: А есть, например, предметы, которые тебе наоборот очень нравятся, у тебя всё по ним получается?

Максим: История.

Корр.: То есть ты читать любишь?

Максим: Да, читать, писать много.

Корр.: Расскажи, пожалуйста, чем ты занимаешься после школы?

Максим: Уроки, мероприятия всякие.

Корр.: Уроки сам делаешь или кто-то помогает?

Максим: Делаю сам. Бывает, помогут.

Корр.: Наверное, по математике?

Максим: Ну по математике и по русскому бывает.

И. Чайковская: Максим обучается по программе восьмого вида. Он учится неплохо. Он исполнительный. Чтобы он пошел с невыученными уроками, у него такого нет. Мотивация учебная у него хорошая. Но если есть дети, которые учатся для того, чтобы потом получить профессию хорошую, то он учится, просто потому что это нужно делать. У него развито чувство долга.

Цели в жизни у него, знаете, больше касаются такого бытового. И вот он больше себя видит в создании уюта дома, чем успехов каких-то в профессиональной деятельности. Что-то такое, что можно будет делать по алгоритму, по образцу. А что-то связанное с интеллектуальным трудом – это будет не для него. Если он понимает, что это не получится, он не будет стараться это делать. Получив инструкцию строгую, он всё это выполнит. То есть вот он не считает, что труд дворника – это что-то позорное.

Ребенок умеет себя обслуживать. Он умеет наводить порядок. Он очень аккуратный. Он следит за собой. Аккуратно одевается очень.

Корр.: Что у него с кровными родственниками?

И. Чайковская: Он отказной в роддоме. Он у нас находится на лечебном питании. В принципе, он знает, что ему можно есть, что ему нельзя есть.

Максим – простой работящий парень, не избалованный судьбой. До выпуска из детского дома осталось каких-то два года. Что ждет этого мальчишку? Неизвестность. Но многое может измениться, если Максим встретит на своем пути взрослых, готовых поддерживать его в трудную минуту и направлять. Об этом мечтает и сам наш подопечный.

Корр.: Как ты думаешь, как в семье нужно конфликты улаживать?

Максим: Ну договориться.

Корр.: С тобой можно о чём-то договориться или ты можешь упрямиться подолгу?

Максим: Да, можно.

Корр.: Родители – они должны всё разрешать или должны быть всё-таки в меру строгими?

Максим: Чуть-чуть строгие.

Корр.: А как ты думаешь, какой в семье должна быть мама?

Максим: Добрая.