Почти половина лета уже позади. И это немного грустно. Но, с другой стороны, вторая половина – еще впереди. Полтора месяца солнца и тепла! Особенно нас радует то, что некоторые подопечные «Детского вопроса» проведут это время уже не в привычном коллективе одногруппников, а со своими новыми семьями!

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

Маленький Самиаллох из Нижегородской области попал в детский дом два года назад. Много кандидатов приезжало познакомиться с очаровательным малышом, но их настораживало то, что Самирчика можно было принять только под опеку, поскольку мама находилась в тюрьме. Судьбе такого ребенка не позавидуешь – нечасто кровные родители, выходя на свободу, торопятся забрать сына или дочь, которые отбывают свой срок в казенных стенах. Но совсем недавно региональный оператор по Нижегородской области Наталья Прыткова сообщила неожиданную новость.

Н. Прыткова: Его мама забрала. Она вышла, его забрала, слава богу, не забыла про него.

Корр.: Поддерживала ли она связь с учреждением?

Н. Прыткова: Поддерживали они, она писала ему письма, да. Ну как правило, они все пишут, видимо им там какие-то снисхождения… но только не все потом забирают. А тут, да, слава богу забрала. И потом, знаете, ведь само по себе заключение не говорит о том, что она плохая мама, люди-то всякие бывают, истории совершенно разные, поэтому тут трудно сказать. Уж не знаю, конечно, как сложится, но надеемся, что хорошо.

Корр.: Наталья Владимировна, а будут ли ее дальше сопровождать как-то, помогать, присматривать за ней?

Н. Прыткова: Ну в любом случае, конечно. Но эти граждане не всегда на нашей территории живут, дети попадают к нам по той простой причине, что у нас находится женская колония. И потом они уезжают по месту своей прописки. И уже там не столько даже органы опеки, сколько, наверное, КДМ, службы профилактики… да, какое-то время на учете.

Мама 11-летнего Саши, о котором мы рассказывали в одном из мартовских выпусков радиожурнала, также восстановилась в родительских правах и забрала сына. Об этом нам радостно сообщила региональный оператор по Республике Хакасия Светлана Витман.

С. Витман: Она и устроилась на работу, и закодировалась, ремонт дома сделали. Она постоянно была на связи и с органами опеки, и с организацией для детей-сирот, и с самим мальчиком, мама не пропащая. Ее это очень встряхнуло, она поняла, что еще чуть-чуть, и она лишится своего сына. Мальчишка очень хороший. Ну дай бог! Посмотрим, как дальше будет.

Корр.: Светлана Владимировна, понятно, что ситуация была достаточно сложная, будут ли за мамой приглядывать, как-то помогать ей?

С. Витман: Конечно. У нас не такая большая же республика – Хакасия. И, в основном, это сельская местность. Данная семья – она из сельской местности, где все друг друга знают, и все друг за другом следят. Наши соседи живут по принципу «лучше перебдеть, чем недобдеть», поверьте.

Конечно, нет для нас большей радости, чем закрыть очередную анкету ребенка «солнечным человечком». Ведь это значит, что наш подопечный обрел долгожданных родителей. И хотя в этом году из-за коронавирусной инфекции процесс устройства детей в семьи очень усложнился, в разных регионах сотрудники опек и детских домов всё же нашли пути выхода из непростой ситуации.

С. Витман: Мы работаем, но вот у нас организации для детей-сирот пока в режимном таком…

Корр.: Получается, что закрыты для кандидатов?

С. Витман: Если теплая погода, мы позволяем кандидатам, соблюдая все требования (социальную дистанцию, защитные меры – маски, перчатки), мы разрешаем встречаться на улице, может быть, где-то на свой страх и риск, но иначе будет плохо.

Корр.: Это важно.

С. Витман: И мы готовы принимать кандидатов из благополучных субъектов, потому что мы считаем, что, если у ребятишек есть шанс обрести семью и уйти к хорошим родителям, мы стараемся максимально это всё произвести, потому что вдруг такого шанса уже не будет.

Жаль, что пока не все мальчишки и девчонки из детских домов вернулись в кровные семьи или обрели новые. Но есть такое понятие – «временная передача ребенка в семью», а если проще – гостевой режим, то есть возможность для сирот пусть недолго, но пожить обычной домашней жизнью.

Получить право быть такой гостевой семьей проще, чем стать усыновителем или опекуном: по закону не требуется проходить обучение в школе приемных родителей, а в органах опеки кроме паспорта нужно предъявить только две справки: медицинскую и об отсутствии судимости. Так что у тех, кто захочет подарить кому-то из детдомовцев неделю-другую, а может быть и все полтора месяца своей заботы и внимания, еще есть такая возможность! К сожалению, пока желающих не так много, как сирот…

Корр.: А сейчас никто не изъявляет желания на лето пригласить кого-то из ребят?

Директор одного из ДД: Пока родственники только.

Региональный оператор: Нету желающих людей. На гостевой режим только родственники обычно на лето берут.

Подобные слова мы регулярно слышим из уст директоров детских домов и региональных операторов самых разных краев и областей нашей страны. И как же приятно было узнать этой весной, что в Олонце – маленьком городке на окраине Республики Карелии – на время карантинных мер удалось передать в гостевые семьи всех воспитанников местного детского дома. Мы уже рассказывали об этом и в одном из прошлых выпусков радиожурнала, и на сайте проекта. Но вот вопрос: как удалось добиться такого результата?

Т. Васильева: Практика у нас давно существует уже. У нас всегда на каникулах, на длинных выходных практикуем детей в семьи.

Такой ответ нам дала Татьяна Васильева, директор олонецкого детского дома. И всё же, как сложилась эта практика?

КОПИЛКА ОПЫТА

Из разговора с Татьяной Сергеевной мы поняли, что к началу карантина большинство воспитанников уже отправились в гости – на весенние каникулы, которые как раз тогда должны были начаться.

Т. Васильева: На самом деле, в последнее время граждане не очень хотят брать детей на гостевой вариант, особенно приемные семьи. Раньше у нас приемные семьи брали детей. Но мы уже поняли эту ситуацию, мы создали у себя семейно-воспитательные группы.

Корр.: А что это?

Т. Васильева: Это человек… ну, любой, без педагогического образования берется к нам в штат, мы подыскиваем кандидатуры, берем в штат себе, и вот она создает семейно-воспитательную группу. До восьми человек можно. Ну, обычно берут на каникулы все, на праздники длинные, на длинные выходные, в летний период.

Корр.: Я правильно поняла, что вот раньше приемные семьи брали именно на гостевой режим детей? Или имелось в виду, что они их брали под опеку?

О. Анфилова: Да, была такая практика: в которых семьях уже приемные дети живут, но в то же время эти приемные семьи брали на каникулы и выходные и детей из центра.

К разговору присоединилась Ольга Анфилова – заместитель директора Центра помощи детям (так официально называется олонецкий детдом).

О. Анфилова: Семейно-воспитательные группы – они откуда вышли? Из патронатной системы. Оттуда корни. Раньше был у нас опыт Питкярантского района, там закрылся детский дом, потому что они именно патронатную форму использовали, разобрали сотрудники детей из детского дома. И детский дом закрылся.

Пожалуй, надо пояснить, что патронат – это такая полусемейная форма, когда человек берет к себе ребенка, но оба они числятся в детском доме (один – сотрудником, другой – воспитанником). При этом заключается трехсторонний договор между учреждением, отделом опеки и патронатной семьей. Но законодательно эта форма не была утверждена ни на федеральном уровне, ни в большинстве регионов.

О. Анфилова: Почему-то на региональном уровне у нас не утвердили этот закон. И поэтому мы подумали, что сотрудники-то, в принципе, могут брать. Это и есть профессиональные семьи. Люди, которые владеют необходимыми знаниями, умениями… Они понимают психологию детей-сирот, они понимают, как надо и что делать с биологической семьей ребенка, что делать в кризисной ситуации. То есть не надо их особо учить, только поддерживать. Это же ценные кадры, да?

Корр.: Ну да.

О. Анфилова: И поэтому вышли на семейно-воспитательную группу, когда работодатель, вот у него воспитатель семейно-воспитательной группы, и у них между собой договор. И воспитатель отрабатывает не в стенах учреждения казенного, а он отрабатывает у себя в домашних условиях.

Позже семейно-воспитательные группы стали создавать не только сотрудники детского дома. Подходящих кандидатов нередко находят среди слушателей школы приемных родителей.

Т. Васильева: Вот у нас тут пример – женщина, пенсионерка. Свои дети выросли, а внуки редко приезжают, да? И она изъявила желание. Ну, и вот так вот. На одного воспитателя, на одного ребенка 0,33 ставки дается.

Корр.: А, то есть на каждого ребенка отдельная ставка идет?

Т. Васильева: Да. Три ребенка взял человек – у нее ставка. Она у нас в штате находится. Те периоды, когда у нее нет детей (ну, допустим, учебный год: в основном отправляем на каникулы, там, длинные праздники), она либо в отпуске у нас, ну либо просто трудовые отношения заканчиваются.

Основное отличие семейно-воспитательной группы от патроната в том, что договор об СВГ заключается двусторонний – напрямую между учреждением и воспитателем.

О. Анфилова: Да. Обычный трудовой договор между работодателем и работником, который принят в качестве воспитателя семейно-воспитательной группы в штат учреждения.

Корр.: И он именно трудовой договор? То есть там идет и стаж, и в пенсионный фонд всё?..

О. Анфилова: Конечно. Обычные трудовые отношения.

Что ж, хоть ставки воспитателя в регионах и небольшие, да и занятость неполная, но учреждению есть чем заинтересовать кандидатов. А приносят ли такие отношения пользу ребятам? И есть ли какие-то сложности?

Директор центра Татьяна Васильева (в центре). Фото из соцсетей.

Т. Васильева: Всякие моменты бывают. Ну, положительные – конечно, ребенок получает навыки проживания в семье. У нас мало курящих, конечно, но есть варианты такие, что дети, попадая в эти вот семейно-воспитательные группы, бросают курить у нас. Еще – ну приехали они с каникул, договорились, что на следующие каникулы хотел бы я там побывать. Но для этого надо хорошо учиться, хорошо себя вести – как бы стимулирует, на дальнейшее мотивация.

О. Анфилова: И еще большой плюс. Если ребенок возвращается в учреждение, это не является возвратом, и это менее, мне кажется, травматично для ребенка, потому что он и воспринимает так – он не насовсем уходит в семью, да?

Корр. (подхватывает): А в гости!

О. Анфилова: Да. А трудности бывают.

Т. Васильева: Сложности есть, но мы, правда, реагируем и контролируем семьи, психолог тут на телефоне сразу. Ну есть, знаете… у нас режимное учреждение, у нас в десять отбой. Вот сегодня я по пути с лагеря побывала в одной семье – была проблема, что поздно ложился парень, там, поднять не могли. Ну, такие, бытовые… И понятно, что они притираются, и друг к другу привыкают. Адаптация и так далее.

Корр.: Ну, и плюс, наверное, еще кажется, что – свобо-ода-а! (Смеется). Хочется во все тяжкие пуститься…

Т. Васильева: Да-да-да. Некоторые – да, подростки особенно. Ну мы вовремя, конечно, их корректируем. Тут психологи, специалисты работают. А в основном замечательные, я в некоторые семьи приезжаю, особенно где малыши… знаете, они: «Вы не за нами приехали?» Я говорю: «Нет, я приехала вас обнять, поцеловать». Они: «Ура-а! (Корреспондент смеется). Можно здесь всё лето быть?» Глаза горят у детей, им нравится, они занимаются. Хоть и у нас, конечно, центр такой, что дети у нас и сами готовят, и к труду мы приучаем. У нас свое приусадебное хозяйство большое, пять теплиц там и так далее. Вот они с удовольствием занимаются домашней работой, помогают по хозяйству хорошо. В общем, понимают, что надо помогать взрослым.

Корр.: Татьяна Сергеевна, скажите, пожалуйста, а вообще сложно организовать такие семейно-воспитательные группы? Вот если, например, директор другого детского дома, в другом регионе захочет повторить ваш опыт? Что ему нужно сделать?

Т. Васильева: Нужно найти хороших людей, конечно. Подыскать кандидатуры для семейно-воспитательной группы. Чтобы достаточно человек был опытный, какой-то опыт был семейный, либо свои дети выросли. Обязательно пройти школу приемных родителей. Вот мы так подыскиваем кандидатуры. Найти людей нужно хороших.

Корр.: А если вот устраивается к вам человек, который не является штатным сотрудником детского дома… Ему полагаются вот эти вот долевые ставки. Откуда берется финансирование на это?

Т. Васильева: В штате у нас ставки: есть воспитатель семейно-воспитательной группы. Они заложены в штатном расписании у нас.

Корр.: А какая нормативно-правовая база под это нужна? То есть это на базе существующих федеральных законов делается? Или какие-то региональные у вас законы действуют?

Т. Васильева: Эта тема еще недостаточно проработана! Мы ее буквально апробируем года два-три, наверное, да. Но у нас есть свое положение о семейно-воспитательной группе.

Корр.: В смысле – именно вашего учреждения?

Т. Васильева: Да.

Корр.: О-о!

Т. Васильева: Приказ у нас есть республиканский, нашего министерства, об утверждении этого положения об организации семейно-воспитательных групп.

Корр.: Понятно. Ну вообще вот для того, чтобы это всё организовать, достаточно именно собственной воли администрации детского дома, директора детского дома? Или нужно, чтобы органы опеки тоже как-то в этом помогли, более высокие уровни?

Т. Васильева: Не, это наша инициатива. Было бы желание, а организовать-то можно. Это всё идет в пользу и ребенку, и людям.

Сейчас при олонецком центре помощи детям действуют пять семейно-воспитательных групп. Директор планирует открыть еще четыре. А есть ли в этих хлопотах интерес для самого учреждения, для его администрации и сотрудников? Ольга Романовна ответила на этот вопрос еще до того, как он успел прозвучать.

О. Анфилова: Вы знаете, мы живем с этим, что каждый понимает человек, что ребенку нужна семья. И каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье.

Думаем, не все знают, что вот уже несколько лет в нашей стране нет детских домов. То есть, конечно, они никуда не делись, только называются теперь по-другому. В одних регионах это центры содействия семейному воспитанию, в других – социально-реабилитационные центры… вариантов много. Правда, сменив вывеску, большинство из этих учреждений так и остались, по сути, теми же казенными детдомами, пусть и с разновозрастными группами. Но есть и такие, где, как в олонецком центре помощи детям, все силы отдают, чтобы полностью соответствовать новому названию: и под опеку детей передавали даже во время карантина, и в гостевые семьи на каникулы отправляют.

В Олонце, например, при объявлении мер самоизоляции сотрудники, не задумываясь, разобрали по домам 13 ребят, которые оставались в учреждении. Сегодня мы хотим рассказать вам про две такие семьи.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

ГОСТЬ В ДОМ – РАДОСТЬ В НЁМ

Пролог

(Начинает звучать вступление к песне).

Семьи наших героев во многом похожи. Обе полные, живут в своих сельских домах, в обеих есть кровные дети, а мамы и в той, и в другой работают в олонецком центре помощи детям. В детдоме, если проще. Именно оттуда и приехали к ним в гости ребята на время карантина.

(Звучит фрагмент русской народной песни).

Уж вы гости, гости долгожданные,

Проходите, гости наши званые!

Мы вам всё покажем, как живем – расскажем,

С песнею и пляской выходку покажем.

1. Дорогому гостю и ворота настежь

Корр.: Галина Васильевна, расскажите, пожалуйста, как начался ваш гостевой режим?

Галина Васильевна: Так как я являюсь сотрудником детского дома, то, когда вот всё вот это началось – самоизоляция – то попросили взять… И я даже не задумалась: взять-не взять, можно-не можно. А сразу, даже не спрашивала дома, – взяла и всё. (Смеется). Пусть ребенок побудет хотя бы в семье, что такое семья. Вот у меня сейчас два мальчика.

Галина Васильевна – учитель физкультуры. Вместе с мужем, Юрием Михайловичем, она уже вырастила двух кровных детей: и сыну, и дочери давно за двадцать, есть и маленький внук. А в гостях у супругов двое братишек: Вадику 11 лет, Дане – 9. Этих ребят Галина Васильевна знает очень хорошо.

Галина Васильевна: Эти мальчики… они очень хорошие спортсмены, поэтому, естественно, я их брала везде на соревнования, где только можно было, что проходило у нас в районе. Это – «Мама, папа – спортивная семья», «Дедушки и внуки». И я сама, плюс еще и мужа подключила сюда. Он спортсмен тоже, поэтому пять минут ломался, но… У мужа не было выбора! (Смеется вместе с корреспондентом)

Потому что где я возьму папу, и где я возьму маму? И где я возьму бабушку и дедушку? Естественно, это мы! И-и… семейный фестиваль, «Дедушки и внуки», у организаторов была фишечка такая, что вот организатор спросила, чтоб каждый ребенок назвал свою фамилию, имя, в каком классе он учится, и как зовут дедушку. А я стою, думаю: «Вадька вспомнит, что дедушка Юра? Как он скажет?» У меня аж вот так вот всё колотило, что даже дети, которые имеют дедушку, и то терялись и забывали, как зовут дедушку.

Корр.: Ну да, дедушка – он и есть дедушка! (Смеется).

Галина Васильевна: Да, да. А мы стояли самые последние в строю в этом длинном. И когда Вадик назвал свою фамилию и сказал, в каком он классе, он так поднимает на Юру глаза и говорит: «Дедушка Юра». У меня аж слеза прокатилась! А Юра так его прижал к себе. Ну, они стали первые. Конечно, стали первые. (Смеется вместе с корреспондентом). Поэтому… они меня уже знают, они Юру знают. Они пришли сюда – свои сыновья, свои дети: отдельная комната, тут телевизор, компьютер и всё.

Неудивительно, что Вадик с Даней чувствуют себя в этой семье как дома.

Корр.: Скажи, пожалуйста, Дань, нравится тебе в гостях?

Даня: Да-а!

Корр.: А тебе, Вадик?

Вадик: Да, очень.

Корр.: А что больше всего нравится?

Вадик: Ну-у, тут играть, нравится работать тут.

Корр.: А что вы делаете? Как работаете?

Вадик: Ну много чего мы делали.

Даня: Дрова собираем, складываем в баню.

Вадик: Целую поленницу сделали!

Корр.: Чем вы обычно занимаетесь? Что интересного делаете?

Даня: Футболом.

Корр.: В футбол играете? Во дворе?

Даня: Да-а.

Корр.: Ух, ты! А ты с кем играешь?

Даня: С братом.

Вадик: И дядя Юра играет.

Корр.: А-а, и дядя Юра тоже играет?

Вадик: Да.

Корр.: Здорово!

Вадик: Ходим в баню. На рыбалку ходим.

Корр.: Здорово. А далеко ходите-то?

Вадик: Нет, рядом озеро. Ну-у, речка.

Корр.: А кого ловите? Какую рыбу?

Вадик: Плотву, окунь.

Корр.: А вы их потом готовите как-то, да?

Вадик: Да, жарим.

Корр.: Вкусно получается?

Вадик: Очень.

Даня: Да-а! Пироги недавно делали.

Корр.: А пироги-то с чем были?

Даня: Обычные, с сахаром.

Галина Васильевна (одновременно, со стороны): Скажи, булочки пекли с сахаром.

Даня (одновременно): Да.

Корр.: А-а, булочки! Понятно. Ну, булочки – это тоже вкусно, да?

Даня: Угу-у.

Возможность пожарить и съесть только что пойманную рыбку – удовольствие совершенно особенное. Как и собственноручно испеченные булочки, пусть даже самые обычные! В семейной обстановке всё воспринимается по-другому. Даже об очень неприятном событии Данька рассказал, как про веселое приключение.

Даня (весело): У меня зуб вырвали сегодня!

Корр.: А-ах! Больно было?

Даня (по-прежнему весело): О-очень больно! Я плакал. Мне даже укол делали.

Корр.: Ну сейчас уже перестал?

Даня: Да-а!

Корр.: Ну вот видишь, значит, молодец. Уже не плачешь. Скажи мне, пожалуйста, Даня, а вот дядя Юра и тетя Галя – они какие?

Даня: Добрые.

Корр.: А они строгие? Или всё разрешают?

Даня: Всё разрешают!

Корр. (удивленно): Всё разрешают?

Даня: Для меня – да.

Корр.: Да ну! И даже не воспитывают? А, Вадик?

Вадик: Ну-у, только… А так-то не ругают!

Галина Васильевна (весело): Да, Галина Васильевна разрешает всё, дядя Юра – где-то какие-то моменты, вот строгость есть у него… Когда на земле валяются, вот дядя Юра ругает, что нельзя после дождя, потому что заболеть могут. В каких-то моментах я тоже строга. То есть вот, если надо читать, я объясняю, почему нужно читать. Когда особенно уроки мы делали: «Не хо-очется!» – еще что-то, я говорю: «Ребятки, нужно делать». Мы же в школе сидим, а здесь соблазн другой, великий. Здесь можно и это, и это. И кошка пробежала, и собака чего-нибудь здесь. «То есть вот здесь, – говорю, – ребятки, вот это наше время, которое мы должны поработать. То есть вот математику сделали мы, ты отдыхаешь. Следующий математику сделал, физкультминутку сделали, ручки отдохнули у нас – и опять!» То есть, вот тут уже Галина Васильевна не очень добрая! (Смеется).

Впрочем, трудности дистанционного обучения пролетели быстро, наступили каникулы!

Галина Васильевна: У меня двор большой, и теннисный стол поставили, и в футбол гонять можно. Собака – лабрадор у нас. С собакой бегают. Котов у нас полный двор – мы всех подбираем. В свое время я носила котов домой, теперь дети приносят… (Корреспондент смеется). Вот они с ними играют, балуются. Поэтому им весело здесь, хорошо.

2. Были бы гости, а потчевать есть чем

(Звучит фрагмент русской народной песни).

Уж вы гости, гости долгожданные,

Проходите, гости наши званые!

Алена Юрьевна и Никита Сергеевич – семья молодая, и ребятишки у них маленькие: трех и шести лет. А в гости они взяли 16-летнего Дениса и 13-летнюю Настю (ребята друг другу не родня, но в учреждении живут в одной разновозрастной группе).

Корр.: Алена Юрьевна, а почему вы решили взять кого-то из ребят в гости?

Алена Юрьевна: Ну… я не знаю. Я люблю детей, мне их жалко очень. (Смеется). Дети же тоже хотят пожить в семьях. Как-то не задавалась никогда таким вопросом.

Корр. (весело): То есть просто вот решили взять, и всё, да?

Алена Юрьевна: Да, да. Мы с мужем говорили по этому поводу.

Корр.: Никита Сергеевич, когда вам супруга предложила взять детей в гости… Что вы подумали, как к этому отнеслись?

Никита Сергеевич: Положительно, конечно. У нас и так дети. Дак они еще взрослые – помогают, очень даже хорошо. Занимаемся. Место у нас есть.

Корр.: Ну а не сложно это?

Никита Сергеевич: Нет. Супруге вот, если больше готовить, а мне нет.

Алена Юрьевна работает заведующей складом и в детском доме с ребятами общается не так уж много. Что уж говорить о Никите Сергеевиче… Трудно ли им было поначалу привыкать к практически не знакомым подросткам?

Никита Сергеевич: Да нет, как-то сразу освоились, и всё.

Алена Юрьевна: Ну поначалу и дети стеснялись, и самим было немножко неуютно, что чужие. А потом мы как-то попривыкли, и уже… свободно. У меня дети очень к ним привыкли. Хорошо играют с ними, гуляют.

А что сами ребята могут рассказать о своей гостевой жизни? Настя оказалась очень застенчивой и постеснялась отвечать на вопросы. Но, по словам другого гостя этой семьи – Дениса – она любит играть с малышами и с удовольствием помогает хозяйке дома. Сам же он больше общается с Никитой Сергеевичем.

Никита Сергеевич: Мне Денис даже помогает. Ну, у нас огороды. Вот, убирались во дворе. Дрова немного было, занимались дровами. По хозяйству он помогает.

Корр.: Денис, скажи, пожалуйста, а чем вы занимаетесь? Что вы делаете в гостях?

Денис: Просто разговариваем. Вездеход собираем.

Корр.: Прям с нуля?

Денис: Да-а. Ну… он уже почти собран. Никита, считай, один собирал.

Корр.: А ты чем ему помогаешь?

Денис: Ну вот сейчас приехал, сейчас помогаю.

Корр.: Скажи, не скучно так сидеть на самоизоляции, никуда не ходить?

Денис: Не-а. Не скучно.

В первое время, конечно, скучать не давала учеба. И Денис, и Настя уже не малыши, серьезных предметов у них много. А интернет в сельской местности барахлит почти всегда…

Корр.: Денис, а вообще сложно вот это было – переключиться на дистанционное обучение?

Денис: Да. Больше задают.

Корр.: То есть приходится самому всё осваивать, да? А ты в каком классе? Какой закончил?

Денис: Восьмой.

Корр.: В девятый переходишь?

Денис: Угу.

Никита Сергеевич: Настя, конечно, помладше, немножко ленится. А Денис – ничего, занимается. Оценки положительные – «хорошо» и «отлично».

Корр.: Хорошо учатся ребята, да?

Никита Сергеевич: Да!

Корр.: Ну прям молодцы!

Эпилог

(Звучит фрагмент русской народной песни).

Пусть вам светит солнце с неба мирного!

Радости, здоровья, счастья дивного!

Гостю дорогому от души мы рады.

Наш поклон примите! Лучше нет награды.

Корр.: Никита Сергеевич, а вот ваши кровные дети, малыши… они как восприняли то, что появились большие ребята?

Никита Сергеевич: Играют тоже, довольные… Не обижают, всё хорошо.

Корр.: Не появилось у них какой-то ревности, что вот какие-то другие дети пришли?

Никита Сергеевич: Не, наоборот, тоже бегут, играют.

Корр. (удивленно): Что, прям вот вообще никаких трудностей?

Никита Сергеевич: Ну у меня не возникло. (Смеется).

Корр. (смеется): То есть сплошные положительные стороны только получаются, да?

Никита Сергеевич: Да, да.

В семье Галины Васильевны картина на удивление похожа.

 Галина Васильевна: Я сама такая, что открытая душой. И всех обласкаю, и полюблю, и хоть кого мне дай – я найду общий язык хоть с кем! Получаю удовольствие от этих детей. Прям вот получаю удовольствие!

Продолжение следует…

Вот такая светлая и радостная получилась история. Несмотря на то, что общались мы с нашими героями в самое непростое «карантинное» время. Кто-то скажет: «Не может быть, чтобы никаких проблем. Хоть какие-то, а трудности должны были произойти!» Может, они и происходили, но оказались такими незначительными, что ни взрослые, ни дети не сочли их достойными упоминания. А Галина Васильевна про своих маленьких гостей уже сказала так:

Галина Васильевна: Я думаю, что они до первого сентября теперь будут здесь.

А ведь впереди еще полтора месяца лета! И если вы тоже хотите пригласить в гости кого-то из ребят-детдомовцев, обратите внимание на нашу новую подопечную.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Вика – очаровательная девчушка с копной черных блестящих волос и застенчивым взглядом карих глаз. Живет она в одном из детских домов Магаданской области. По характеру девочка добрая и открытая. Она не представляет своей жизни без общения с людьми, всегда готова прийти на помощь и поддержать в трудную минуту. Несмотря на хрупкий девичий облик, Вика выбрала профессию, требующую и мужества, и недюжинных физических сил.

Корр.: Скажи, пожалуйста, Вик, ты думала уже, кем ты станешь, когда вырастешь?

Вика: Да. Полицейским!

Корр.: А почему полицейским?

Вика: Не знаю, мне нравится.

Корр.: Ты, наверное, фильмы смотришь про полицейских?

Вика: Да.

Корр.: А ты давно решила стать полицейским?

Вика: Нет, недавно.

Это лето для 11-летней Вики особенное: позади осталась начальная школа, осенью девочка пойдет в пятый класс. Появятся новые предметы, с которыми ей предстоит столкнуться впервые. Этот этап всегда сложен, но Вика – ученица прилежная. Даже если не всё сразу получается, она не отступает перед трудностями.

Корр.: А что тебе нравится в школе?

Вика: Математика, физра… всё!

Корр.: А что не нравится?

Вика: Английский.

Корр.: Сложный?

Вика: Да.

Корр.: А оценки у тебя какие?

Вика: Пятерки, четверки, тройки иногда бывают по контрольным.

Корр.: По английскому?

Вика: Нет, по математике иногда.

Корр.: А пятерки?

Вика: Пятерки? Ну по музыке, по русскому, по технологии, по ИЗО.

Корр.: Понятно. А в свободное время чем любишь заниматься?

Вика: Рисовать, пазлы собирать.

Корр.: А ты с какими картинками любишь пазлы?

Вика: Со зверями.

Корр.: А какие у тебя любимые животные?

Вика: Панда.

Корр.: Она смешная, да?

Вика: Да.

Корр.: Ты любишь рисовать? А что ты рисуешь обычно?

Вика: Всяких героев… Леди Баг, Пони.

Корр.: А, из мультфильмов?

Вика: Да.

Корр.: А еще чем-нибудь увлекаешься кроме рисования?

Вика: Танцами, пением.

Корр.: А какие песни ты любишь?

Вика: Все!

Корр.: Ходишь здесь петь, в хор… или куда?

Вика: Иногда солисткой, иногда с хором пою.

Корр.: А какие ты песни поешь как солистка?

Вика: «Хороший денек», «Оранжевое небо».

Корр.: Не стесняешься на сцене?

Вика: Нет.

А вот во время интервью Вика заметно стеснялась. Еще бы, ведь не каждый день приходится общаться с журналистами! Воспитатель Галина Валерьевна Рябенкова отметила: чтобы от внешней напряженности не осталось и следа, Вике нужно время для адаптации. На это стоит обратить внимание и будущей приемной семье. Вика ценит советы и помощь взрослых, для нее очень важно выстраивать доверительные отношения.

Г. Рябенкова: Шустрая, умная девочка. Такая веселая, жизнерадостная. То, что мои наблюдения по детскому дому.

Корр.: Она сидела прям так смущалась-смущалась.

Г. Рябенкова: Это так.

Корр.: Это тихий омут?

Г. Рябенкова: Нет, она будет смущаться, но везде успеет, всё успеет. Учится неплохо тоже. Очень тянется к рукоделию, мы занимаемся с ней валянием. То есть валяем иголочкой цветочек, и нормально она… ручки там, где надо. Вообще у нас детки-то хорошие. Конечно, хорошо бы было, если бы все они попали в семьи.

Корр.: Будем стараться.

У нашей подопечной есть сестра, девочки дружны между собой. Долгое время старшая – Олеся – приглядывала за младшей сестренкой, практически взяв на себя ответственность за ее воспитание. Но Олесе уже 16 лет, осенью она уедет в другой город на учебу. Мы ищем приемных родителей, которые не дадут девчонкам потерять друг друга, и очень надеемся, что Вика получит бесценную возможность расти в семье, окруженная любовью и заботой.