В наших выпусках мы всегда стараемся сообщать радиослушателям обо всем новом, что касается маленьких обитателей домов ребенка и детдомов, а также тех взрослых, кто решил стать их родителями. Особенно внимательны мы к изменениям в соответствующих законах. В прошлом году, например, в нашем радиожурнале не раз звучали такие сообщения. А что нового произошло за последние месяцы? С этим вопросом мы обратились к Ольге Митиревой – адвокату, специалисту по семейному устройству детей-сирот, автору сайта бесплатной правовой помощи www.adoptlaw.ru.

НОВОСТИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

О. Митирева: 10 февраля 2014 года было принято постановление Правительства Российской Федерации №93, главной задачей которого было приведение актов Правительства Российской Федерации по вопросам устройства в семьи детей-сирот в соответствие с законодательством. То есть, с федеральными законами. Например, в отношении усыновителей до принятия этого нового постановления существовала определенная правовая коллизия: в семейном кодексе было исключено требование о соответствии жилья кандидатов в усыновители санитарным и техническим правилам и нормам, а в правилах передачи детей на усыновление это требование было сохранено. То есть, в перечне документов была справка о соответствии жилья кандидатов санитарным и техническим правилам и нормам. И было совершенно непонятно, чем руководствоваться-то в практической работе? Семейным кодексом? Все-таки, это федеральный закон, его юридическая сила выше, чем постановление правительства. Или, тем не менее, постановлением правительства? Более техническим документом, но и более конкретным, который тоже, в общем-то, никто не отменял. И вот такая коллизия существовала некоторое время, пока не было принято 10 февраля вот это 93-е постановление, которое определило, что действительно в Семейном кодексе нет требования о соответствии жилья кандидата в усыновители санитарно-техническим правилам и нормам, и в правилах передачи детей на усыновление теперь это требование тоже исключается. Больше никаких сомнений нет: этого требования нет. Ни в Федеральном законе, ни в подзаконных актах.

Что еще произошло хорошего, какие существенные изменения были внесены? Это, например, сокращен срок выдачи органом опеки и попечительства заключения о возможности быть усыновителями, или опекунами, или приемными родителями. Раньше общий срок после подачи всех документов составлял 15 дней, теперь он сокращен до 10 дней.

Корр.: А это касается только выдачи заключения о праве быть усыновителем, опекуном или приемным родителем? Или это касается и срока выдачи постановления о назначении, например, опекуном конкретного ребенка? Когда уже ребенок выбран?

О. Митирева: Да. Срок выдачи постановления тоже сокращен до 10 дней. Это касается и того, и другого.

Еще момент, который касается усыновителей. Несколько… я бы даже не сказала, что ужесточен, но уточнен контроль за условиями жизни и воспитания усыновленных детей. Раньше просто говорилось, что в течение трех лет после утверждения усыновления, органы опеки ежегодно  должны проводить проверки. Теперь появились более четкие сроки, в каких промежутках должны проводиться проверки, и теперь их не три, соответственно, а четыре. То есть, чуть-чуть увеличилось их количество. Но, по сути, мало что изменилось, потому что это по-прежнему три года, этот срок никак не продлен, просто немного уточнено, в каком ритме должны проводиться эти проверки.  

В отношении опеки,  пожалуй, кроме сокращения срока выдачи заключения о возможности быть опекуном, приемным родителем или принятия акта о назначении опекуном, ничего не произошло заметного. То есть просто с 15 дней до 10 был сокращен срок. По системе отчетности тоже не произошло каких-то коренных изменений, потому что, опять-таки, вот это постановление, оно не только вводит какие-то новые моменты, оно и просто приводит подзаконные акты в соответствие с законодательством. То есть, то, что уже было принято на уровне Федерального закона, теперь немножко подчищено на уровне подзаконных актов постановлением правительства.

Корр.: В общем, теперь требования одинаковые и там, и там?

О. Митирева: Да. Просто теперь частично где-то стало получше в плане сокращения каких-то сроков, приведения в соответствие по действительно важным, ключевым каким-то противоречиям. Типа справки Роспотребнадзора о соответствии жилья санитарно-техническим правилам и нормам… А где-то просто немножечко, ну, как бы выровнено, приведено в соответствие нормативное законодательство, подзаконное, Федеральным законам. Но, по сути, в общем, ничего не поменялось. Единственное заметное такое ужесточение – это в отношении иностранных усыновителей. Теперь увеличен срок, по истечении которого возможна передача детей на усыновление иностранным родителям. Он составляет теперь уже не полгода, а 12 месяцев после поступления сведений о ребенке в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Ну и подготовка опекунов из числа иностранных граждан в школах приемных родителей ведется на платной основе. Но я бы сказала, что это очень такое теоретическое уточнение, потому что на практике именно под опеку иностранным гражданам, постоянно проживающим в Российской Федерации, российских детей-сирот, можно сказать, что не передают.

Корр.: Это касается, я так понимаю, иностранных граждан, которые постоянно проживают на территории Российской Федерации, да?

О. Митирева: Граждан, которые имеют иностранное гражданство. Но даже если они имеют постоянный вид на жительство на территории Российской Федерации, либо какой-то другой вид разрешения, который подтверждает их проживание на территории Российской Федерации, в теории, это не запрещало бы иностранным гражданам принять ребенка под опеку на территории Российской Федерации. Но с тем подразумеваемым обязательством, что при выезде из Российской Федерации либо опека должна быть прекращена, либо, допустим, должно иметь место усыновление, чтобы ребенок мог покинуть территорию, и органы опеки могли прекратить регулярный контроль за подопечным ребенком. Но на практике я еще не встречала ни одного случая, чтобы иностранцу, постоянно проживающему в России, было разрешено принять ребенка под опеку или в приемную семью. Для иностранных граждан, можно сказать, открыто только международное усыновление в тех узких рамках, в которых оно практикуется сейчас. А с международным усыновлением ситуация какая: законы, в принципе, давно не менялись по международным усыновителям…

Корр.: У меня такой еще вопрос по поводу вот этих нововведений насчет однополых браков… Это касается только одиноких усыновителей или супружеской пары тоже? То есть, если в их стране разрешены однополые браки…

О. Митирева: Вообще-то, в принципе, запрет идет в отношении усыновления именно одиноким усыновителем, который теоретически может оказаться нетрадиционной ориентации. Наверное, вот это имеется в виду. Но пар семейных это не касается.

Корр.: Понятно. Спасибо большое, всего доброго вам!

О. Митирева: Пожалуйста! До свидания!

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

В эти дни в Сочи снова кипят спортивные страсти. Завтра состоится закрытие паралимпийских игр. А месяцем раньше, во время Олимпиады, в нашу редакцию пришло вот такое письмо:

(Стук клавиатуры)

«Здравствуйте, уважаемые создатели «Детского вопроса»! Четыре года назад на вашем сайте я увидела рассказ о девочке Полинке, у которой «ленивые ножки». Мне тогда особенно запомнились открытая улыбка и удивительно ясный взгляд ее голубых глаз. Трудно было поверить, что ребенок с такой нелегкой судьбой смог сохранить этот взгляд. Как же я радовалась, что нашлась для Полинки семья! А недавно в одном из репортажей с Олимпиады в Сочи я увидела, как президент Международного олимпийского комитета Томас Бах разговаривает с девочкой Полиной в инвалидной коляске. Ее глаза и улыбка показались мне удивительно знакомыми… Скажите, пожалуйста, не «ваша» ли это Полинка?
С уважением, Людмила Владимировна, г. Москва».

Да, это «наша» Полинка, мы ее тоже узнали. И сегодня хотим вернуться к истории этой девочки, нашей бывшей подопечной.

(Звучит социальный ролик, озвученный Полиной):

Вот мой сосед по палате – Димка.

Сидит и считает, что мы невидимки.

Одна только мама нас видит в окно,

В котором ночами бывает светло.

В доме, который построил Фонд.

А здесь, вот за этим высоким забором,

Будет площадка, которую скоро

Так же, как дом, построит Фонд.

Здесь будут качели, тоннели и горы!

Чур, я королева! Вперед мушкетеры!

Седлаем коней и летим на просторы!

На клевой площадке, которую скоро

Так же, как дом, построит Фонд.

А это, друзья, мне во сне даже снится!

Как просто мне с ними теперь веселиться!

Летать на качелях, взбираться на горы,

Во двор королевский созвать мушкетеров,

Пришпорить коней и умчать на просторы!

На лучшей площадке, которую скоро

Так же, как дом, построит Фонд.

Фонд, о котором говорит Полинка в социальном ролике, детскую площадку в Сочи построил. Наверное, ее открытие видели по телевизору многие из вас. И, возможно, тоже обрадовались, когда узнали «нашу» Полинку – девочку, которая так полюбилась радиослушателям. Впервые рассказ о ней прозвучал в январе 2009 года. Маленькая Поля тогда жила в одном из домов ребенка Тверской области и как никто другой нуждалась в любящих родителях. К счастью, такие люди нашлись, и полгода спустя Полинка переехала в Москву, стала жить в семье. Программа об этом радостном событии вышла в эфир в январе 2010 года. Вот что рассказала тогда мама девочки – Ольга.

(Фрагмент из выпуска 137)

(Звук старого радиоприемника)

Ольга: … Я даже не рассматривала вариант взять ребенка с проблемами. Вообще об этом не думала. Но я просто посмотрела видео… вот эти ролики посмотрела – я рыдала над ними полгода. Мне муж говорит: «Все, хорош, давай определяться. Если она пойдет, то хорошо, а если не пойдет, то ты готова, что она будет всю жизнь на коляске? Все равно придется ее таскать, поднимать, мыть…Тебя все это устраивает? Все вот это – как ты будешь переносить?»  А я нормально к этому отношусь, то есть, меня это не напрягает…  Ну и в общем мы решились… Я вот прям  почувствовала, что не хочу ее отдавать…

Удалось нам тогда поговорить и с Полинкой.

Полина: Алло!..

Корр.: Алло, Поля?

Полина: Привет!

Корр.: Привет! А там рядом с тобой кто стоит?

Полина: А-а-а… Мама…

Корр.: Да?

Полина (продолжает): …около меня. И Алеся! Тут ходит. Мы вместе тут ходим!

Корр.: А Алеся – это кто?

Полина: Алеся – моя сестренка!

Корр.: Ты ее любишь?

Полина: Да-а-а!

Корр.: Понятно! А ведь у тебя еще братик есть?

Полина: Братик? На теннисе!.. Мне Галя дала такие ленивые ножки! Бракованные ножки дала.

Корр.: А кто это – Галя?

Полина: Галя в группе!

Корр.: А-а-а, в группе? Няня твоя была, да?

Полина: Да, и дала мне ножки ленивые!

Корр.: Да? Не слушаются тебя?

Полина: Да! Мы с мамой лечим ножки, а они никак не лечатся!..

Корр.: Не лечатся? Ну ничего, еще просто мало времени прошло… А ты мне можешь стишок рассказать?

Полина: Угу!

Корр.: Ну, расскажи!

Полина: Я люблю свою лошадку, причешу ей шерстку гладко! Гребешком приглажу хвостик и поеду к папе в гости!

История Полинки «с ленивыми ножками» не оставила равнодушными наших радиослушателей: в редакцию пошли письма и звонки. В июле 2010 года по многочисленным просьбам в эфир вышла еще одна программа про Полю. Девочка только что отпраздновала свой день рождения, поэтому была полна впечатлений:

(Фрагмент из выпуска 152)

(Звук старого радиоприемника)

Полина: Але!

Корр.: Алло!

Полина: Привет!

Корр.: Привет!

Полина: А я праздновала!

Корр.: Что ты праздновала?

Полина: Я задувала свечки, мама нарезала тортик, я скушала тортик, потом попила, поспала ночью, проснулась сейчас в книжку играю. Папа мне купил книжку, машинку от всех. Мама, Алеся, Коля, папа – вся семья поздравляла!

Корр.: С днем рождения?

Полина: Да!

Корр.: Ну, я тебя тоже поздравляю с днем рождения!

Полина: У меня уже прошел день рождения! А я, помнишь, тебе рассказывала стишки? Помнишь?

Корр.: Помню. Про лошадку.

Полина: Да, про лошадку. Тогда я была маленькой, а сейчас я немножко подросла. Мне сейчас исполнилось вот сколько! (видимо, показывает на пальцах)

Корр.: Сколько?

Полина: Мне исполнилось четыре, и поэтому я такая уже большая!

Корр.: Поля, а мне мама еще сказала, что ты хорошо поешь.

Полина: Да. (сразу начинает петь):

Скорей до земли я добраться хочу,

«Я здесь, я приехал!» – я ей закричу,

Я маме своей закричу.

Пусть мама услышит, пусть мама придет,

Пусть мама меня непременно найдет,

Ведь так не бывает на свете,

К единственной маме на свете…

(мама подсказывает, как правильно, Поля удивленно):

А-а, «Чтоб были потеряны дети»?..

Прошло еще три года. Сейчас Поле уже семь. В ее жизни произошло много событий. Об этом нам рассказала мама девочки.

Корр.: Так я правильно понимаю, что у Полинки брат появился?

Ольга: Ну, мы Полину взяли, и через год у нас родился, да, четвертый.

Корр.: Здорово (смеется), поздравляю вас.

Ольга: Да, спасибо.

Корр.: Хоть и с опозданием (смеется).

Ольга: Да, (смеется) уже трехлетний.

Корр.: Ну так как получилось-то все с вашей славой, с вашей… звездностью (смеется).

Ольга: Ну, ситуация какая: у нас же старший сын в театре играет. А вторая дочка тоже – то кино, то реклама, то какие-то каталоги одежды. То есть ее  тоже зовут на такие съемки.

Корр.: Угу.

Ольга: Вот, и в агентстве знали, что у нас Полинка… Она на коляске, но она такая хорошенькая. К нам даже приезжали ребята-волонтеры, они еще ездили тогда по детским домам. И к нам домой даже приезжали от них несколько фотографов фотографировать ее.

Корр.: Угу.

Ольга: И еще  фотограф (у нас вот тут по соседству) пригласила Полину к себе в фотостудию. Она говорит: «Я хочу ее поснимать для обложки. Попробую». И она подала в журнал эти фотографии…Ее фотографии одобрили, взяли на обложку. Полина в журнале «Няня» была на обложке. Вот.

Корр. (одновременно): Ясно.

Собственно, тогда Полинку и приметил благотворительный фонд, строивший в Сочи детскую площадку для детей с ограниченными возможностями.

Ольга: Они сказали, что мы хотим снимать ребенка, который излучает позитив, но который в силу обстоятельств на коляске. Ну и соответственно, попалась наша Полина, которая действительно стопроцентный позитив: постоянная улыбка,  харизма...

Корр. (смеется): Да…

Ольга: Режиссер из Америки прилетела. На Полю посмотрела и говорит: «Я влюблена в вашу Полину»… И вот потом они нас пригласили в Сочи на открытие этой площадки. Такую программу они нам устроили интересную!

Корр.: Да, ну вы где побывали-то в Сочи, кроме площадки этой?

Ольга: Мы были там всего два дня. То есть  нас пригласили конкретно для открытия площадки. Нам купили билеты на Олимпийские игры. При нас получила первую бронзу Ольга Граф, это первая медаль была российская. Мы сидели на трибунах болели с Полиной. Ну вот. Потом Виктор Ан получил первую бронзу. Это шорт-трек, а потом в итоге он уже три медали получил. (смеется) Ну и так немножко поездили… в Олимпийском парке погуляли, по Адлеру… Детям очень понравилось. Мы с маленькими ездили: с Толиком и с Полиной. Они сказали: переезжаем в Сочи. Там в феврале плюс пятнадцать (корр. смеется), солнце. На солнышке раздевались вот буквально до рубашек. Детишки, они, прям, в восторге. Говорят, что будут теперь здесь жить, все. В Москву не хотят.

Ольга рассказала, что успехам Полинки теперь радуется вся ее семья.

Ольга: У меня дети сидели, только и переключали с рекламы на рекламу. Все смотрели завороженно. И потом в интернете… В общем, крутили ее несколько дней  подряд. Они смотрели только Полинину рекламу (смеется).

Корр.: Ну, у нее голова-то не закружилась? (смеется)

Ольга: У нее нет. Ей очень понравилось и сниматься, и как она получилась, и площадка. Она в восторге. Для нее, конечно, очень много эмоций позитивных, положительных. Для нее, конечно, это интересно. Ну и, с другой стороны, понимаете, ребенок, который другой, любой ребенок-инвалид… Во-первых, родители как бы стесняются всего этого.

Корр.: Ну да.

Ольга: Они тоже лишний раз пытаются никуда его ни показать, ни отвезти. И ребенок замкнут, он тоже этого стесняется. А мы считаем, что это нормально. То есть она абсолютно нормальный ребенок. Она все сама делает. Когда некоторые говорят, что я ей не помогаю, я ее не поднимаю, не таскаю, то отвечаю, что не надо ее таскать, ей еще потом после меня жить. Я, может, не доживу до ее старости, а ей придется дальше самостоятельно. Пусть она сразу учится. Всему, всему самостоятельно. Она все умеет: одевается, раздевается, сама моется. В общем, абсолютно самодостаточный, независимый человек. Поэтому… Ну, я считаю, что так правильно.

Корр.: Конечно, правильно.

Оказывается, свою роль в творческой карьере Поли, сыграла и наша программа.

Ольга: Вот мы у вас на радио позвучали. Я послушала: думаю, хороший голос. И мы пошли заниматься озвучиванием. Пошли к преподавателю. И сейчас Полина озвучивает и рекламу, и кино…

Корр.: М-м-м.

Ольга: И это у нее хорошо получается.

Корр.: А что, например, вы озвучивали? Расскажите.

Ольга: Она озвучила фильм четырехсерийный. Главную детскую роль озвучила в нем. Потом она озвучила два ролика для Фонда. Озвучила рекламу. Ну в рекламах не такие большие тексты, но там, в рекламе ее голос. Сейчас эту рекламу показывают. Ну и, по-моему, еще где-то… уже, честно говоря, не помню.

Корр.: М-м-м.

Ольга: У нее очень хороший слух. Ей, наверно, надо заниматься пением. Мы вот тоже уже об этом думаем, хотим  преподавателя по вокалу взять. Потому что она песню по телевизору услышала, выключишь, а она прям тут же ее поет. И слова, и ритм, и мелодию – все улавливает… Мы научились плавать с ней. Познакомились с Олесей, чемпионкой по плаванью. Паралимпийской чемпионкой. У нее нет руки, а по плаванью чемпион. И я Полине сказала: «Полина, ну а ты боишься плавать». И в итоге мы поехали в Египет на Новый год, и она научилась плавать. Она стала так старательно (смеются) учиться. Буквально раз-раз – страх переборола, и все у нее получилось. Она уже плывет. Причем, ниже талии она ничего не чувствует.

Корр.: Ну да.

Ольга: Но она замечательно проплывает под водой, она удерживает дыхание, она ныряет, плывет достаточно далеко.

Корр.: Здорово-здорово.

Ольга: Она достаточно жизнелюбивый ребенок, такой целеустремленный. Поэтому я думаю, что у нее  все получится без проблем.

Конечно, мы поговорили и с самой Полинкой.

Корр.: Поля, здравствуй!

Полина: Да, здрасьте.

Корр.: Вы недавно приехали из Сочи, да?

Полина: Да. Нам подарили плюшевых мишек, и тигренков, и зайчиков.

Корр.: Ух ты! Здорово! А еще тебе подарили, я видела по телевизору, факел. Такой маленький…

Полина: Да. Он стоит на полке.

Корр.: Красивый?

Полина: Угу.

Корр.: А еще говорили, что ты хочешь посмотреть фигурное катание. Смотрела?..

Полина: Да.

Корр.: Была прямо на соревнованиях?

Полина: Да, мы с мамой болели-болели.

Корр.: Болели-болели (смеется). Болельщицы...

Полина: Да.

Корр.: Ну что-то ты какая-то грустная.

Полина: Нет, я наоборот веселая.

Корр.: Веселая?

Полина: Я сейчас улыбаюсь.

Корр.: А! Вот теперь я слышу, что ты улыбаешься! Поль, скажи мне, пожалуйста, а что тебе больше всего запомнилось в Сочи?

Полина: Мне запомнилось, как мы играли в игру с братом и  еще с одной девочкой. Ну, взрослой.

Корр.: В какую игру-то?

Полина: В шарик такой большой, розовый. Его бросаешь, он долетает до человека, и мы носились там!..

Корр. (смеется): Было весело?

Полина: Да. Очень весело.

Корр.: Ну, то есть тебе понравилась поездка?

Полина: Да.

Корр.: А расскажи мне, пожалуйста: мама говорит, что ты занимаешься  озвучиванием каких-то фильмов, рекламы…

Полина: Да.

Корр.: Я даже видела эту рекламу.

Полина: Да. (гордо) Это была я!

Корр.: Тебе нравится это делать?

Полина: Да.

Корр.: А это трудно вообще?

Полина: Для меня нет.

Корр.: Сколько вы дублей обычно записываете, скажи мне?

Полина: Ну, в рекламах два. А в кино… В кино, наверно, десять.

Корр.: Ой! Так надоедает, наверно, тебе?

Полина: Не-а!

Корр.: Нет? Ну скажи мне, пожалуйста, что ты больше всего любишь делать?

Полина: Больше всего люблю делать?

Корр.: Да.

Полина: Рисовать.

Корр.: Мм. И хорошо у тебя получается?

Полина: Ну… чуть-чуть.

Корр.: Понятно. А что ты обычно рисуешь?

Полина: Обычно всяких мишек, котиков… Я нарисовала типа «Хэллоу Кити»… (с улыбкой) Там уши у нее плоские.

Корр.: А… (смеется) ясно. Поль, вот тогда еще вопрос у меня такой к тебе. Опиши мне, пожалуйста, свою маму. Какая она у тебя?

Полина: Коричневые короткие волосы.

Корр.: Так.

Полина: Она ходит все время с заколкой в волосах.

Корр.: А глаза у нее какие?

Полина: Глаза? Коричневые.

Корр.: Так. Ну она красивая у тебя?

Полина: Да.

Корр.: Ты ее любишь?

Полина: Да.

Корр.: А какой у нее характер, по-твоему?

Полина: Она всех любит.

Когда мы с Полинкой попрощались, трубку снова взяла мама.

Корр.: Серьезная стала девушка у вас.

Ольга: Ну да.

Корр.: Раньше она более смешливая была, я помню. А сейчас все так серьезно, обстоятельно.

Ольга: Нет, она сейчас тоже в меру хохотушка, но если она понимает, что это серьезный разговор…

Корр.: Угу.

Ольга: Значит, она серьезная…

Корр.: Понятно.

Ольга: Когда из Сочи уезжали, в последний день… Они девочку (ну, я не знаю, кем она там работает)… они ее замучили вдвоем, два малыша. Воздушные шарики они бросали. Они там так хохотали, что все, кто в гостинице отдыхали, все собрались вокруг и смотрели, как они там ее гоняют туда-сюда с этими мячами, и как они там хохочут.

Корр.: Вот она сказала, что это ей запомнилось больше всего в Сочи.

Ольга: Не, ну на самом деле, она много чего там посмотрела и много чего запомнила, но для них, конечно, игрушки запоминаются лучше, чем что-то серьезное.

Корр.: Но зато у вас есть факел, которого нет, наверно, ни у кого.

Ольга: Да, да, Полине подарили. Не настоящий факел,  который несли…

Корр.: Ну я поняла. Маленький…

Ольга: Да, подарочный такой, уменьшенная копия. И медаль ей тоже очень интересную подарили. Огромная такая медаль, прям там все написано… про Сочи, про Олимпиаду. Полина говорит: «Вот, теперь я чемпионка!».

Продолжение следует…

Мы искренне рады за Полинку и ее семью. Пусть у них и дальше все будет хорошо! Ведь такое случается нечасто: найти родителей ребенку-инвалиду очень и очень сложно. Впрочем, не менее трудная задача – поиск семьи для уже взрослых ребят. И может быть, сегодняшний день окажется счастливым для нашего нового подопечного.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

С высоким улыбчивым Сашей мы встретились в одном из детских домов Калининградской области. Первое, что замечаешь в этом светловолосом пареньке, – его целеустремленность. Юноша серьезно смотрит на жизнь и рассуждает совсем по-взрослому.

Корр.: А скажи мне, как у тебя сейчас с учебой-то?

Саша: Все нормально.

Корр.: Нормально – это как?

Саша: У меня сейчас идет триместр. Пока четверки выходят за этот триместр.

Корр.: То есть без троек?

Саша: Не, у меня были раньше тройки. В девятом классе я забросил учебу, а в десятом собрался, потому что знаю, что это для меня надо… если надумаю получать высшее. И тогда я упорно взялся за учебу… Стараюсь, вытягиваю, как могу.

Корр.: Так. А учиться-то ты потом где собираешься?

Саша: Я планирую пойти учиться на программиста.

Корр.: Это такая, перспективная, в общем-то, профессия, да ведь? И тебе это нравится?

Саша: Да.

Корр.: А кроме компьютеров, еще что-то есть такое, что тебя интересует?

Саша: Еще меня интересуют машины, я сейчас учусь на права. В будущем, если у тебя эти права будут, то уже можешь работать.

Саша живет в детском доме уже несколько лет. Когда умерла его мама, мальчик учился в третьем классе. Ему до сих пор тяжело рассказывать об этом.

Корр.: Помнишь этот день?

Саша: Да, я помню. У меня просто слезы шли целый день. Мы пинали мяч, ну чем нам, мальчишкам, еще заняться было…

Корр.: Ну да.

Саша: Футбол. Подбегают мальчики. «Саш, у тебя мама умерла». Я сначала не поверил… Как моя мама может умереть? Ну, скорая стоит, я не стал заходить, потому что скорая, зачем я пойду?.. Потом, когда скорая уехала, я зашел, а мамы нет. У меня потекли слезы без остановки. Я до сих пор не знаю из-за чего моя мама умерла. До сих пор не знаю…

Хотя он давно лишен поддержки родных, Александр вырос добрым, открытым человеком. Все говорят, что с ним невозможно поссориться. Воспитатель Ольга Владимировна отмечает множество положительных качеств Саши.

Воспитательница: Очень ответственный мальчик. Любое поручение берется выполнять с легкостью, с какой-то даже идеей. Сам предлагает свои услуги, свою работу. Особенно, вот что-то тяжелое: ковры вынести, выбить. Девочек если увидит с теми же коврами, обязательно заберет у них этот ковер. Джентльмен. Ну и вообще просто с ним побеседовать всегда очень интересно. Ну, я думаю, что он добьется всех своих поставленных целей. В общем, очень хороший мальчик. Ну, почему вот он не в семье, такой ребенок, вот правда?..

Ответ на этот вопрос довольно прост: известно, что подростков усыновляют гораздо реже малышей. Чем старше ребенок, тем меньше у него шансов обрести семью. Но даже в семнадцать лет дети нуждаются в родительской любви. Вот и десятиклассник Саша еще не теряет надежду.

Корр.: Семью бы ты хотел найти?

Саша: Да.

Корр.: А вот какую семью? Как ты себе вообще представляешь семью?

Саша: Вот это сложный вопрос, честно.

Корр.: Но ты, наверно, думал об этом?

Саша: Семья – это самое главное. Чтоб была мама рядом. Чтобы ласкала, любила… Чтоб помогала в трудную минуту… Да, ты должен помогать, убираться, чтоб было чисто, учиться хорошо, стараться добиться чего-нибудь… Достичь каких-то высот.

Корр. (одновременно): Достичь каких-то высот, да?

Саша: Да.

Корр.: Ну, то есть чтоб они гордились тобой. Чтобы как-то радовать их.

Саша: Семья – это такое, что душу вкладывают в тебя, и ты отдаешь им.

Корр.: Да, вот самое главное, что ты тоже отдаешь, да?..

Саша: Да.

Корр. (продолжает): …То есть не только в тебя вкладывают…

Саша (подхватывает): Но ты отдаешь им тоже капельку своей души.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?