Приближается самый первый весенний праздник – Международный женский день. Традиционно 8 марта принято поздравлять мам, бабушек… Малыши и ребята постарше готовятся к этому празднику, разучивают стихи и песни, делают поделки, пытаются взять на себя дополнительные обязанности по дому. Но есть ребятишки, которые живут в казенных домах, ни мам, ни бабушек рядом с ними сейчас нет. Чтобы встретиться с этими детьми и рассказать о них вам, мы много ездим по стране, открываем все новые и новые «точки на карте». Вот и сегодня собираемся представить вам еще один регион.

ТОЧКА НА КАРТЕ

Ольга Лубнина – председатель Комитета по делам семьи и демографической политике при Правительстве Удмуртии. Ольга Владимировна знакомит нас с ситуацией в республике.

О. Лубнина: Количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на территории Удмуртской Республики каждый год снижается. В банке данных на сегодняшний день порядка полутора тысяч детей. Когда-то их было больше 2000. Количество детей-сирот сокращается, конечно, не такими темпами, как хотелось бы, но это большая, комплексная межведомственная работа, которая сегодня проводится на территории субъекта.

Во-первых, это профилактическая работа непосредственно с кровной семьей. Уменьшается количество родителей, лишенных родительских прав. Соответственно, ведется работа и по восстановлению в родительских правах. Другой момент – это профилактика отказов от новорожденных детей. Работа психологами-специалистами проводится и на уровне женских консультаций, и в медицинских учреждениях,  чтобы мама оставила ребенка в семье. Стараемся ей помочь с решением каких-то вопросов. Понятно, что есть вопросы, которые не всегда удается решить сразу, но, тем не менее, если женщина чувствует поддержку, она уже понимает, что не остается одна.

И большой блок – это устройство детей  в семью. Сегодня нельзя говорить, что все дети идут только под усыновление. Это и опекунские семьи, это и патронатные семьи. На сегодняшний день мы можем констатировать, что у нас 75 процентов от общего количества детей-сирот находятся в семьях. Конечно, хотелось бы большего, но сегодня от общего количества детей-сирот, которые находятся в банке данных, порядка 80 процентов – это дети старше 10 лет, дети, которые имеют братьев сестер, дети, которые имеют родителей в заключении или имеют инвалидность. Мы прекрасно понимаем, что это не очень привлекательная категория детей для усыновсления. Девяносто процентов от общего количества потенциальных родителей, конечно же, хотели бы усыновить ребенка до 3-х лет, маленьких детей. Учитывая, что мы взялись тут активно работать по профилактике отказов от новорожденных…

Корр.: Угу.

О. Лубнина: Таких детей у нас не так и много. Поэтому, конечно, пропагандируем и ту меру поддержки, которую сегодня ввела Российская Федерация  и выделяет финансовые средства. С этого года, вы знаете, на уровне Российской Федерации выделены выплаты при усыновлении детей-инвалидов, братьев-сестер, детей старше семи лет. В нашей республике 100 000 мы выплачиваем с 2010 года. Вот за этот период времени мы выплатили 18 миллионов на 180 детей, которые были усыновлены из учреждений нашей республики в семьи граждан.

Корр.: По опыту общения с теми семьями, кто взял ребят постарше… очень многие говорят, что важно сопровождение, чтобы было к кому обратиться – психологи, социальные педагоги, еще какие-то специалисты. Потому что ребята, как правило, сильно травмированные и очень важно, чтобы потом было сопровождение . Как у вас с сопровождением?

О. Лубнина: Сопровождением занимаются. У нас, конечно, грандиозные планы. Нам хотелось бы по аналогии… то, что сейчас пробуют очень многие субъекты, создают комплексные центры, в которых предусматривают несколько видов направлений. Это и профилактическая работа с семьями в социально опасном положении, и с лишенными родительских прав, и уже непосредственно с семьями, взявшими ребенка, но которые сегодня требуют дополнительного сопровождения. То есть хотят оставить, но не знают, как найти, допустим, контакт с ребенком. Хоть и проходили когда-то обучение, но время идет, дети меняются, взрослеют, появляются какие-то новые проблемы. Очень надеемся, что нам удастся организовать, в том числе и такое – единую систему работы на территории республики. По выплатам расскажу… Вот, 16 декабря вышло постановление правительства республики, где мы увеличиваем выплаты, именно вознаграждение родителям за их труд. Поэтому, если мы, говорили по прошлому году, что у нас родители в среднем получали пять тысяч, то, надеемся, сейчас они у нас будут получать порядка 7-8 тысяч. Ежегодно индексируется пособие на детей, которые находятся в семьях, вот тоже постановление было в октябре. В очередной раз эта сумма увеличилась. В этом году на детей до 6 лет 6491 рубль. На детей старше 6 лет это 6657 рублей. И мы индексируем ежегодно, то есть эта сумма не фиксирована, она ежегодно индексируется. Поэтому мы очень надеемся, что совместными усилиями, в том числе с помощью средств массовой информации…

С 2010 года мы реализуем проект на нашем телеканале «Моя Удмуртия», который называется «Право на счастье». Еженедельно показываем различные замещающие семьи, которые не побоялись взять ребенка в семью, говорим о трудностях, с которыми сталкиваются эти семьи, показываем ребятишек, которые хотят найти своих родителей. По прошлому году из 20 ребятишек, которых показали в этой программе, восемь были устроены в семью. Мы считаем, что это неплохой результат. В настоящее время мы получили поручение от президента Удмуртской Республики: проработать вопрос,  изучить опыт субъектов и предложить на рассмотрение варианты поддержки семей, желающих усыновить детей, то есть дополнительные меры поддержки; что необходимо сегодня еще сделать в республике для того чтобы вот этот процесс активизировался. Конечно, вопросов еще достаточно много, но, тем не менее, они решаются. На наш взгляд, мы находимся на достаточно хорошем, стабильном, серьезном месте в этом вопросе.

Итак, официальное знакомство с новым регионом состоялось. А вот неофициальное, кстати, произошло уже давно. Дело в том,  что в  столице республики, в Ижевске, вот уже несколько лет живет наш бывший подопечный...

 ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

МАРШ ЭНТУЗИАСТОВ

Пролог

(Звучит  «Марш энтузиастов»)

Илона: У нас же как раз сегодня шесть лет – День аиста…

Корр.: Да-а?

Илона: Да! (смеется)

Корр.: Ну надо же! Поздравляю! Здорово!

Илона: Спасибо! Но, честно скажу, мы его уже года три, наверное, не отмечаем вообще. Я так вспомнила просто, совершенно случайно, какой сегодня день… (корреспондент смеется) А так уже как-то… знаете, это совсем не наше... (смеется) У нас только день рождения остался.

Корр.: Ну надо же… Но все равно, видите как. И именно в этот день мы с вами разговариваем.

Илона: Ну да, да.

Корр.: Все не случайно в этой жизни.

 

Глава 1. Сашка-ромашка

 

Эта история началась в 2006 году.

(Фрагмент из выпуска 54):

(Звук из старого репродуктора)

«Здравствуйте, уважаемые журналисты программы "Детский вопрос". Я волонтер Яранского дома ребенка. Здесь живет мальчик Саша.

Несколько раз к нему приезжали люди, которые уверенно называли себя его будущими родителями. Но в последний момент они внезапно передумали и отказались от мальчика. У Саши вот уже третью неделю глаза полные слез… Мы пишем о малыше, ищем ему семью, но результата пока нет…».

По словам воспитателя Галины Чирковой, ее подопечный в своей группе «Ромашки» больше всех похож на этот солнечный летний цветок – такой же бесхитростный и открытый.

 Г. Чиркова: Знаете, есть дети, которые просто западают в душу чем-то. А он в моей душе живет, это что-то такое нежное, ласковое… Очень разговорчивый, общительный, улыбчивый… Веселый парень. У него такой интерес к жизни, к окружающему. Такое восторженное восприятие всего…

Корр.: Привет!

Саша: Привет!

Корр.: А сколько тебе лет?

Саша: У меня был  день рождения. Четыре мне, тетя.

Корр.: И как ты его отпраздновал? Тебя поздравляли?

Саша: Да, поздравляли. Конфетками. Мне приносили шарики, я этими шариками играл.

Корр.: Тебе понравился твой день рождения?

Саша: Понравилось!

Увы, для малыша из дома ребенка четвертый день рождения – это не только радостное событие, но и предвестник скорой разлуки.

Г. Чиркова: Мальчик в детское дошкольное учреждение переходит в этом году…

Саша знает, что скоро уедет… Но он уверен, что приедет за ним не чужая тетя – воспитательница из детского дома, а совсем другой человек. Самый главный на свете.

Г. Чиркова: Он настроен, что к маме. Я не знаю, что у него в душе, но он уверенно говорит, что «я поеду к маме», не в детский дом жить…

Саша каждое утро подходит к воспитателям и спрашивает: "Где моя мама?" Он каждое утро ждет, что откроется дверь группы, и на пороге будет стоять ЕГО мама. Трудно найти слова, чтобы описать боль одинокого ребенка, которому дали надежду…

Саша: Я хочу к маме!

После выхода этой программы в эфир в редакцию «Детского вопроса» пришло немало писем. Были и звонки – из самых разных городов страны. И вот мама для Сашки-ромашки нашлась…

(Фрагмент из выпуска 57):

(Звук из старого репродуктора)

На связи Яранск. Главный врач дома ребенка Илья Патраков:

И. Патраков: Сегодня к нему приехала мама. Она в группу зашла, мы сказали: «Саша, к тебе приехали». Стали разговаривать. Потом они пошли в зал играть. Очень хорошо все это прошло. Он очень доволен. Он ждал, конечно, очень долго, переживал, и очень был рад . Они на своей машине приехали, так что сегодня уже поедут. Будем надеяться, что все хорошо сложится. И мальчик все-таки будет жить в семье.

Илона: Сегодня уезжаем уже домой!

Саша: Это ботинки?

Илона: Да, это сапожки, Саш. Давай мы с тобой наденем. Большие, наверно, правда… Вот одеваемся, собираемся ехать…

Глава 2. Илона

(Звучит «Марш энтузиастов»)

Прошло шесть лет, но Илона, мама Сашки-ромашки, помнит тот день во всех подробностях.

Илона: Ну вот, мы приехали в Яранск. Приехали в опеку, нам тут же все выдали, мы тут же поехали, тут же нас встретили, тут же сразу к Саше… знакомиться. Он меня как увидел – как кинулся ко мне! Его всего трясло… вообще, ужасно просто. Я замерла, я вообще встала, как столб, не могла даже пошевелиться. Даже вот я, такой, не слезливый человек… У меня слезы на глазах навернулись! Он прямо: «Ты ко мне? Ты приехала! Ты ко мне?» Все, его уже  трясло. У меня это  прямо так ярко до сих пор стоит  перед глазами. У меня такой жуткий раздрай был...  Я не знала, что мне делать. Он вообще другой же был, то есть, фотография, она статична. А Саша – очень динамичный человек. Очень. Да, я  была в шоке. То есть, у меня не было такой готовности… Не то, что страх, а вот я зависла – и все. Серега, родственник, говорит: «Короче, давай бери пацана, и поехали!» Я такая: «Все!» Взяла пацана, и мы поехали… Едем, он еще отсел от меня. Смотрит (страшным голосом) на меня (смеется). Так смешно. Косится на меня: «Тетя, ты кто?» Вот постоянно всю дорогу: «Тетя, ты кто?» То есть, он поначалу, вроде как, в эйфории такой,  радостный… У человека тоже ведь перемена какая в жизни…

Корр.: Ну, конечно, стресс…

Илона: Да. Вот. И мы с ним ехали… в минус 30, а он: «Я хочу в туалет!» Отъехали только… Я, конечно, вышла тоже на улицу… Ну, когда он в туалет пошел… Вышла, сама постояла, такая: «Боже мой! Что же я наделала! Все теперь будет не так!» Зашла, а он такой: «Мама, а ты где была?» И все!

Кроме мамы у Сашки теперь есть и папа. А еще – два брата-близнеца. Они младше Саши на два с половиной года, но такие же «заводные», как и он…

Илона: По-первости было очень тяжело. Потому что ребенок был о-очень гиперактивный, абсолютно не социализированный. В обществе вообще… не умел себя вести. Маугли, дикая обезьянка в городе. На самом деле, вообще все было очень плохо. А так как у меня младшие дети тоже очень гиперактивные…

Корр.: М-м… Вообще весело было…

Илона: Три бешеных мальчика – это было очень тяжело. Поход в кафе – это… Мы только с папой подхватывали, чтобы посуда не разбилась, ловили где-то, чтобы откуда-то не свалился сам. Чтобы что-то не уронил, не сломал, не побил себе… Это было, конечно, вообще – катастрофа.

Сказать, что Саша был проблемным мальчиком – значит, не сказать ничего. Но Илону, похоже, это ничуть не смущало.

Илона: Меня кстати, проблемы Сашины не пугали вообще. Потому что, когда я посмотрела медицинскую карту, там было все очень-очень плохо… Ну, я такая думаю: «Есть проблемы – будем решать»… Мы с Сашей на ипподром ходили очень долго… год, наверное, ходили… На иппотерапию. Лошади очень его успокоили. И потом вода... Когда начали ездить на море. То есть, более или менее. Но все равно сейчас что? Ну, очень сильно отстает в интеллектуальном развитии от сверстников.

Корр.: А он сейчас в каком классе учится?

Илона: Во втором. Три года в первом классе просидел. В специализированной школе. Вот. Но в школе очень хороший учитель попался, сейчас вообще учительница классная. Она вот, в общем-то, его из первого во второй класс и перевела, потому что, я думаю, если бы была другая, мы там бы еще долго сидели. Да… Дикарек такой был вообще… У нас народ такой… Ну… бешеный ребенок, и бешеный. Ко мне подошла как-то какая-то мамочка (передразнивает): «Это ваш ребенок?» Я говорю: «Мой» Она: «Я в шоке! Я в шоке!» Говорю: «Я вас поздравляю! Это ваши проблемы. Живите спокойно дальше! Я не собираюсь его держать в четырех стенах только потому, что вам это не нравится». Адаптируется, привыкнет. Все привыкают. Время просто и терпение, и все. Привык, адаптировался.

Корр.: Ну а вот адаптация, она в чем выражалась?

Илона: Ой… Адаптация… Вот у Саши она очень тяжело  протекала. То есть, первые дни он был вообще… такой тихий мальчик, такой послушный! «Мамочка! Давай, я тебе помогу! Мамочка, а можно?» (смеется) Вот. И такой весь прямо золотой мальчик. Потом (страшным голосом) КАК НАЧАЛОСЬ. Вообще… Невменеж полный. (Начинает тараторить, изображая бурную активность ребенка) Включение-выключение света, кидание игрушек, все у нас дома было разрушено-разбито, Саша скакал, как дикая обезьяна… У него истерики просто были… То есть, он начинает заводиться – все. Как дикий, прямо вот в голос (копирует интонации): «А-ГАГА-ГА-ГА» Прыгает, скачет… «Саша, успокойся! Саша!» Только Сашу поймаешь, начинает рыдать: «НЕ ТРОНЬ МЕНЯ!!!» Слезы, сопли градом… из-за того, что прыгает – носовые кровотечения постоянные. Только ловили, ловили – сажали на колени. Посажу, зажму, сидим. Вот так вот (показывает). Потом, как мы в садик пошли… Нам, короче, все садики сказали: «Идите, гуляйте отсюда!» (смеется) Только Сашу видели… Был тяжелый период, когда никто не принимал, и еще плюс Сашина адаптация… А у меня была какая адаптация! Мне хотелось уйти к соседке и жить у нее. (смеется) Честно! А я так и ходила регулярно... только Радик приходит… Мне повезло, что у нас была в то время крайне терпеливая няня. Она, кстати, из Яранска потом девочку взяла тоже.

Корр.: Насмотревшись на Сашу.

Илона: Да. У меня и подружка взяла… Вот. Няня была, муж помогал вечером, когда приходил. «Посмотри за детьми, а я пошла к Светке!» К соседке. (со смехом) Я у Светы такая сижу, она говорит: «Тебе домой пора!» – «Нет. Я не хочу. Я хочу у тебя пожить, можно?» (смеется) И возвращалась… Она на втором этаже, я на первом… Возвращаюсь, подхожу к дверям – там уже крики, вопли стоят. Радик такой: «Саша!!!» Да. Вот так, вот вел себя.

Корр.: Ну а мысли-то были?.. «Зачем я это сделала?»

Илона: Мысли были. Точнее, не у меня – у всех родственников: «И вот тебе это надо было?!» А у меня же такой сразу протест: «Значит, надо было! Все!»

Корр.: Ну то есть у вас все-таки не было мысли, зачем я это делаю…

Илона: Нет, у меня не было… Во-первых, я была абсолютно уверена, что все дети такие. Может быть, потому что не с чем было сравнивать, я четко была уверена, что вот так и должно быть. Что у всех так. А все, кто розовые сопли мажет там на кулак, то это все просто сказки, фантазии какие-то. Да я, может, поэтому как-то все спокойно, ну более или менее, пережила. Было ужасно тяжело, вообще… Потом вот эти его постоянные истерики, что я от вас уйду. Собирал вещи, игрушки... Что вы мне все надоели, я вас ненавижу. У меня есть другая мама, она меня любит и ждет. Вы меня никто не любите.

Корр.: Ну и как вы реагировали на это?

Илона: Начали его в рамки немножко загонять, одергивать где-то… У меня был такой период, когда я уже просто психанула. Кстати, это был последний раз, он после этого не стал так делать. Я говорю: «Саша, ну если тебе так хочется, – ради бога. Вот бери все, что тебе нравится, и иди. Если ты считаешь, что там тебе будет хорошо, иди». Кинул игрушку, посидел… Кинул игрушку, посидел… Кинул. Стоит. Я говорю: «Что?» – «Я не могу».

Корр.: А долго у него была адаптация?

Илона: Ну где-то, наверно, полгода. Потом уже как-то помягче стало, а вот реально, у меня был очень серьезный кризис где-то года два, наверно. Вообще. Потом регресс такой дикий, который у нас произошел в школе. И вот это вот переступание через себя, все равно вот амбиции свои собственные, родительские хочется же реализовать в детях, так ведь? А когда ты понимаешь, что все, ну не будет великим математиком, да? (смеется) Ну все равно хотелось, ну очень хотелось, действительно, и занимались, и старались, и тянули, и как-то думали открыть какие-то таланты-способности. Все равно они есть в каждом человеке. Вот в хор ходили, индивидуально занимались. А когда нам по возрасту уже надо было идти в музыкальную школу, никто не взял из преподавателей. Только индивидуально...  Ну и нам пришлось задвинуть эту музыкальную школу. Да потом еще пошли в обычную школу, там проблемы начались… Никаких кружков, никаких занятий.

Корр.: Не ходит никуда сейчас?

Илона: Нет, сейчас-то ходит уже, да. Мы начали ходить на лепку, индивидуальная лепка из глины. Очень любит глину, она же живая, она мягкая, теплая… Ой, одеваемся как утром? Он сова – стопятьдесятпроцентная просто. Я такая: «Ну-ка быстро вставай! Ты что? Время в школу!» – Злится такой: «Мм, р-р-р». – Я говорю: «Не хочешь – не ходи. Пусть двойки ставят». Нет. В общем, встал, собрался.

Корр.: Не хочет двойки получать.

Илона: Угу, не хочет. Хвалят его сейчас вообще: четверки, пятерки, и почерк уже более или менее приличный стал, потому что был вообще, как курица лапой. Он строчку не видел.

Корр.: Ммм...

Илона: Так он сейчас вообще старается. Но учительница, молодец – постоянно его хвалит, заслуженно хвалит…

Чем дольше общаешься с Илоной, тем больше убеждаешься, что справиться с навалившимися проблемами ей помогают две черты характера: оптимизм и чувство юмора.

Илона: Мы были в Доминикане, ездили в музей Колумба, там маяк Колумба. И там урна с прахом Колумба. (смеется)

Корр.: Колумба?

Илона: Да, это был ужас. У меня дети залезли в эту тумбу, мы их вытащить не можем, пролезть, ну… узкий лаз туда, в тумбу. Как они там прах Колумба не развеяли, вообще… Когда прибежали охранники, они были в шоке. Их аж трясти начало. Вытащили их оттуда, дети побежали, увидели челнок индейцев, какой-то… старинный-престаринный. Написано «Не трогать!», огорожено. Они уже в челноке сидят с веслами все втроем. А там, на самом деле, такой музей, там вообще… Ну, никого, ни охраны, ничего. Видимо, думают, что приличные люди-то посещают музей. (смеется)

Корр.: Ну да, ну да.

Илона: Ой, мамочки! (корр. смеется) Так что Саша у нас где только не побывал. Мы уже в Турцию, в Доминикану, в Арабские Эмираты с ним ездили. В этом году летом в Мексику хотим съездить. Ему очень нравится, он путешественник. Кстати, вот в Доминикане были еще в дельфинарии, там у них очень хороший дельфинарий, прямо… вот в океане. Ну Саша там плавал с дельфинами. Как его любят животные! Вообще! Причем они его не трогают. Никакая собака, никто никогда его не трогает, а дельфины прям все к нему. Вот окунались там в воду, да. Там два дельфина было, оба сразу к Саше. И он так: «Ах!» И все животные вот как-то к нему тянутся.

Корр.: Саша-то кем хочет стать?

Илона: Пожарным. Четко и на протяжении долгого периода времени. (смеется) Да, «буду пожарником». Вот сегодня спросим, узнаем: может, что поменялось в жизни.

Корр.: Ну да, да, обязательно…

Илона: Я-то ведь тоже спрашиваю регулярно, но не очень часто, кем хочешь быть. С компьютерами вообще на ты. С любыми, там,  с планшетами… у нас тут икс-бокс стоит. Ну любая техника… с техникой на ты. У меня Тимур с Ренатом порой не могут переключить, допустим, с икс-бокса на DVD, или там караоке включить, ну путаются иногда. «Саша!» Саша прибежал, чук-чук-чук-чук, всем все включил, ушел.

Корр.: Молодец!

Илона: Причем его никто и не учил. Показали один раз, как всем.

Корр.: Так, ну ладно, очень хочется познакомиться с Сашей наконец-то.

 

Глава 3. Семья

 

 (Детские голоса в школьном коридоре)

Илона (кому-то из детей): Не потерял варежки?

Тимур: Мы только до первого босса доходили, там электронное поле…

Илона: Первый босс, пошли домой!

Ренат: Ну можно еще поиграть?..

Саша: У нас сейчас гости, очень важные гости! (Илона смеется)

Ренат: Какие гости?

Саша (тычет пальцем в корреспондента): Вот эти…

Корр.: Вот эти гости! (смеется вместе с Илоной)

Тимур: Идем-идем-идем!

Илона: Он такой: «Ну наконец-то кто-то к нам в гости…» (в сторону) Что?..

Корр. (Саше): Это что у тебя?

Илона (одновременно): Царапина что ли?

Саша: Палец сломан!

Корр.: Палец сломан?

Саша: Давно!

Илона: Так он-то давно сломан был…

Саша: У меня немножко тут кость сломалась.

Илона: Какая кость, Саша?

(Дети играют и громко что-то комментируют)

Саша (корреспонденту): А у вас есть на телефоне игры?

Илона: Ты на телефоне хочешь поиграть?

Саша: Да!

Илона: Сядем в машину – поиграешь…

(Братья Саши продолжают громко играть)

Ренат: А вы к нам поедете в гости?

Корр.: Да я вот сейчас еду к вам в гости, а вы никак не хотите домой ехать… (ребенок смеется)

Илона: Тимур!!!

Ренат: Пошли! У нас главные гости… Ура! Вы сейчас поедете к нам в гости!

Илона (продолжает звать): Иди сюда, Тимур!

Ренат: Пошлите в гости!

Корр.: Ну, пошли. Сейчас, наденет…

Илона (ребенку): Давай!

(Уличный шум, гомон детских голосов, слышны отдельные реплики)

Ренат: А в нашем доме есть Wi-Fi в спортзале!

Корр.: Да?

Ренат: Да!

Корр.: Ну вы мне покажете?

Тимур: Да.

(Шум, все садятся в машину)

Корр.: Все уместились?

(Саша что-то бубнит)

Ренат: А как вас зовут?

Корр.: Меня зовут тетя Оля.

Ренат: А меня зовут Ренат.

Корр.: Ренат, я вас еще сначала буду немножко путать…

Тимур: Я Тимур!

Дом, в котором теперь живет Саша со своей семьей – это 3-этажный коттедж, где есть все для детей – просторный спортзал, немаленький бассейн с сауной, бильярдная… (дети кричат в спортзале «Смотрите! Смотрите!..») Мальчишки с удовольствием показывают, где и как они играют.

Корр.: Ух ты! Здорово у тебя получается!

Ренат (готовится к прыжкам в длину): Отойдите все! Смотрите!

Илона: О! Сильно не разбегайся!

Ренат (прыгает): Йех! Смотрите еще!..

Саша (открывает дверь в бассейн): Вот, смотрите!

Корр.: О!

Илона: Это у нас бассейн.

Тимур: Он закрыт.

Ренат (приподнимает пленку, закрывающую воду в бассейне): Он покрыт.

Илона: Вот не надо пока ничего открывать!..

Саша: У нас тут еще есть сауна…

(Близнецы что-то обсуждают)

Саша (открывает дверь в сауну): Вот у нас тут сауна…

Корр.: Ну иди, зайди туда, я тебя сфотографирую в такой классной сауне, иди.

Саша: Эй!

Илона: Садись-садись.

Корр.: Садись!

Саша: Ой, я буду, наверное, париться! Я парюсь! (Братья что-то говорят одновременно)

Корр.: Ну, конечно, в майке не парятся же…

Саша: Нет, бывает…

Илона (вспоминает): А Саша к нам приехал еще в квартиру. У нас была…

Дети (кричат одновременно): А-а-а…

Илона (продолжает, перекрывая вопли): У нас была двухкомнатная квартира, обычная. Мы дом этот строили, ремонтировали три года. Когда приехали сюда, все такие… (изображает в лицах удивление) Саша такой (изображает): «МАМА-А-А!!!»

Корр. (со смехом): «Ты где-е-е?!»

Илона: «Ты где?!» (расшалившемуся Ренату) Так, не надо…

Тимур: Это самое настоящее ружье!

Илона (всем детям): Берите планшеты, поиграйте пока немножко.

Ренат (одновременно): Мама! А где наши…

Илона: Положи папин ключ разводной, Саша, пожалуйста!!!

Ренат: Мама, где наши детские игрушки?

Корр. (достает подарки): Пошли! Я вам тут гостинчики привезла.

Тимур: Ух ты! Что там?

Корр.: Тут Саше и братьям. (достает футболку с «солнечным человечком») Поскольку Саша – наш «солнечный человечек»… Саш, слышишь, да?

Саша (смеется): «Солнечный человечек!»

Корр.: Этот рюкзачок тоже тебе.

Саша: Спасибо!

Корр. (близнецам): А это вам! Кому какой? (дети хором выбирают, корреспондент протягивает значок и Саше) Держи! Один значок. Один!

Саша: А, один…

Корр.: Держи. Читать кто умеет?

Дети (хором): Я! Мы все умеем!

Корр.: Читайте! Что написано?

Саша (читает по слогам): «Детский вопрос».

Корр.: «Детский вопрос».

Ренат (повторяет): «Детский вопрос».

История с продолжением...

В гостях у нашего подопечного мы побывали давно, еще в декабре 2012 года. Но год спустя, в декабре прошлого года, в столицу Удмуртии опять отправился наш корреспондент. Поехал в командировку, чтобы записать рассказы о детях для рубрики «Где же ты, мама». Ну и для «Листа ожидания», конечно, на нашем сайте. Фотографировать детей в детских домах и домах ребенка нашему корреспонденту помогала… да, Илона – мама Сашки-ромашки.

Корр.: Ну это первый опыт? Вот как фотографа?

Илона: Угу.

Корр.: Ну и как?

Илона: Впечатлена. Очень сильно. В Яранске-то мы фотографировали, но между делом. Все равно, в основном, подарки привозили, общались с группой. А здесь именно каждого индивидуально ребенка смотришь, спрашиваешь, говоришь… Ой, масса впечатлений. Мне тяжело… (нервно смеется) Все пропускаешь через себя, каждого практически. Потом мучаешься, хочется всех забрать (смеется), но не можешь. Хочется найти семью, как-то все это… На самом деле, такие глубокие переживания, особенно... постарше дети. Я говорю, вчера вечером пришла, вообще невменяемая была. Каждого вспоминала опять. Вот. Тяжеловато. Надо просто немножко абстрагироваться, наверное, от этого. Не так близко к сердцу все воспринимать. Будет проще.

Корр.: Ну это да.

Илона: Вот, видимо, первый опыт вот такой. (смеется)

Корр.: То есть, вроде бы и в теме давно…

Илона: Да. А я давно уже не ездила. В Яранске последний раз три года назад была… То есть, я с ребятами из детских домов, из домов ребенка давно не общалась. Все как-то сами, дома, со своими детьми…

Корр.: Ну, будем работать-то?

Илона: Будем! (смеется) Будем!

Продолжение следует…

Когда Илона говорила о ребятах постарше, которых никак не может забыть, вспоминала она и 15-летнюю Люду.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Эта хрупкая темноглазая девочка живет в одном из детских домов Удмуртии. Уже с первых минут беседы она располагает к себе открытостью и искренней, удивительно приятной улыбкой.

Корр.: В каком классе учишься?

Люда: В 8 «Б».

Корр.: И как учишься?

Люда: Ну нормально.

Корр.: Нормально это как?

Люда: Нуу, 3, 4, иногда 5.

Корр.: Ух ты. А 5 по каким предметам?

Люда: Физкультура. (смеется)

Корр. (смеется): Ну это само собой, а еще?

Люда: Ну да. Технология…

Корр.: А на технологии что делаете?

Люда: Шьем, готовим.

Корр.: А тебе что больше нравится? Шить или готовить?

Люда: Готовить.

Корр.: Вкусно получается?

Люда: Ну да. (смеется)

Корр.: Понятно… А после школы что ты делаешь?

Люда: Ну… разные увлечения.

Корр.: Ну какие?

Люда: Чаще, гуляем с подружками.

Корр.: Угу.

Люда: Общаюсь.

Корр.: Вы куда ходите-то?

Люда: Просто по городу гулять. У нас же красивый город.

Корр.: А еще что делаете?

Люда: У нас кружки, мероприятия.

Корр.: А какие кружки есть?

Люда: Спортивные секции.

Воспитатель: В тренажерный зал девочки ходят постоянно у нас.

Люда (одновременно): Да.

Корр. (Люде): Ты тоже ходишь?

Люда: Да.

Воспитатель: В теннис играют.

Корр.: И в теннис ходишь?

Люда: Нет, в теннис я не хожу.

Корр.: Ну а куда ходишь?

Люда: В тренажерный зал хожу больше. Фигуру поддерживаю. (смеется)

Корр.: Ну, хорошую фигуру стоит поддерживать. (смеется)

Воспитатель: Поете ведь вы еще…

Люда: Да, поем. Разные увлечения у всех.

Корр.:  Может быть, споешь что-нибудь?

Люда: Нет. (смеется)

Корр.: Нет? (смеется) Точно?

Люда: Нет.

Корр.: Стесняешься?

Люда: Да.

Корр.: Ну а чего так? Выступать-то не стесняешься.

Люда: Да я чисто для себя, наверно. Сейчас уже как-то больше стеснения.

Корр.: Понятно. Ну, может быть, на танцы ходишь?

Люда: Ну так мы в лагерь часто ездим и там столько натанцовываемся…

Корр. (смеется): …Что уже не хочется.

Люда: Да. (смеется)

Корр.: Понятно. Ты уже думала, кем хочешь стать?

Люда: Каждый раз мнение меняется.

Корр.: Ну какие были варианты?

Люда: Маленькой хотела стать ветеринаром … потом, когда еще меньше была, хотела стать певицей… (смеется) А сейчас я хочу на косметолог-визажист пойти…

Корр.: Ммм… (одновременно)

Люда: Так.

Корр.: Хорошая профессия. Красивая. Ну как вы, с подружками-то друг друга красите, нет?

Люда: Да, бывают мероприятия, там, накрасим на Хэллоуин, например. (смеется)

Корр. (смеется): Ой. Наверно много всего рисовали на Хэллоуин-то?

Люда: Ну да.

Корр.: Ты что нарисовала?

Люда: Начес делаем на волосах, всяко-всяко разное рисуем. Еще и маленьких разрисуем.

Корр. (смеется): Ну и как? Нравится тебе?

Люда: Ну да.

Корр.: Интересно?

Люда (одновременно): Очень.

Корр.: Ну, наверно, у тебя получится. Да? А как ты думаешь, когда можно поступать? Сколько тебе еще до поступления осталось?

Люда: Ну сейчас 8-й доучусь и 9-й классы. И все.

Корр.: А потом уже можно будет в колледж, да?

Люда: Да.

Корр.: А какая-нибудь мечта есть у тебя?

Люда: Хм… даже не думала.

Корр.: Ну вот смотри. Вот ты вырастешь большой, да? Ты какая будешь?… Как ты думаешь?

Люда: Ну успешная, надеюсь… Счастливая.

Корр.: А  счастливый человек –  это какой?

Люда: Ну будет своя семья, будут дети, которых обеспечить смогу, воспитать правильно.

Корр.: А правильно это как?

Люда: Чтоб не были испорченными, как многие сейчас… в том плане, без алкогольных привычек...

Корр.: Много детей-то будет?

Люда: Ну пока что, думаю, что два.

Корр.: О, это хорошая идея.

Люда: А там жизнь покажет.

Что ждет Люду впереди, нам неизвестно. Но мы точно  знаем, что с поддержкой близких людей этой милой, светлой девочке  будет гораздо легче осуществить все свои планы.