В октябре прошлого года в Бурятии состоялся 17-ый рейс нашего «Поезда надежды». Он же стал и первым региональным, поскольку участие в нем приняли восемь семей, живущих непосредственно в республике. Но был и так называемый «федеральный» состав: пять семей из разных регионов России приехали в Улан-Удэ вместе с нами. И три из них отправились в обратный путь уже с детьми.

Кажется, что это было вчера. А между тем, уже пролетели три месяца. Как поживают наши подопечные – и большие, и маленькие пассажиры «Поезда надежды – Бурятия»?

 

ПОЕЗД НАДЕЖДЫ

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДЕТИ!

ГЛАВА 1. Далеко-далеко

(Печатается письмо на клавиатуре…)

«Здравствуй, мой дорогой "Поезд надежды"! Это пишет Альбина Ж., которая благодаря тебе уехала домой. У меня все замечательно. За эти два месяца я выросла на 4 см и поправилась почти на 2 кг, чему моя мама безмерно рада. Начали отрастать волосики, прорезался 15-й зубик. Родители целыми днями меня чмокают, говорят, что я – настоящая красавица! Обожаю сидеть на маминых руках, желательно круглосуточно (а мама почему-то твердит, что не может варить, убирать, стирать, одеваться и т.д. одной рукой). Люблю, когда меня качают в покрывале, возят в тазу по квартире, играют со мной в прятки. Мне нравится качаться на качелях, слушать детские песенки и танцевать у папы на руках. Помогаю пылесосить (сижу на пылесосе верхом), мыть и подметать полы (бабушка подарила мне маленький веник), но больше всего обожаю купаться и плескаться с игрушками (мама говорит, неизвестно кто купался – я или родители, т.к. после моего купания они все мокрые). Папа утверждает, что я не боюсь ни темноты (выключаю во всех комнатах свет, поскольку выключатели расположены низко), ни высоты, ни жужжащего пылесоса. А еще он смастерил кормушку, и мы кормим птичек на балконе.

Недавно в моей жизни произошло очень важное событие: меня покрестили. Дали мне имя в честь святой мученицы Алевтины Кессарийской, так что теперь я в крещении – Алевтина…

 Спасибо большое всем тетям и дядям, которые помогли осуществиться этой поездке!

Ваша Алечка из Воронежа».

Это письмо наш «Поезд надежды» получил месяц назад. А недавно мы сами обзвонили все семьи, чтобы узнать, как у них дела. И начали, конечно, с Воронежа. Напомню, годовалая Аля – первый ребенок в семье Ольги и Михаила.

1. Аля (Воронеж)

Ольга: Алло!

Корр.: Здравствуйте!

Ольга (узнав, радостно): Здравствуйте, Ольга Борисовна!

Корр.: Ой, как вы меня прямо вычислили, Оля!

Ольга (смеется): Конечно! Родной голос уже! Почему бы не вычислить!

Корр.: А я звоню, думаю: ну вот, кто возьмет, с тем и буду разговаривать.

Ольга: Ну, давайте со мной.

Корр. (одновременно): Давайте.

Ольга (продолжает): Папа у нас тут еду варит, а мы сидим  на горшке.

Корр. (с улыбкой): Понятно!

Ольга (гордо): Да. Учимся, привыкаем. Стараемся, как можем.

Корр.: Угу. (издалека слышится голос папы: «Да, да, да») Во-первых, хотела вам сказать спасибо… Вернее, не вам…

Ольга: Угу.

Корр. (продолжает): А Алечке. (Ольга смеется) Сказать спасибо за письмо подробное.

Ольга (смеется вместе с корреспондентом): Пожалуйста!

Корр.: Ну, правильно мы поняли, что у вас все просто замечательно?

Ольга: Ну да, нормально. Начало было, конечно… с трудностями. Первый месяц был тяжеловат. Потому что нужно было привыкнуть, понять что она хочет… Ей нужно было понять, что мы хотим от нее. Мы услышали весь диапазон нот, какой она может брать во время капризов… (корреспондент смеется) Она и дугой выгибалась, ногами дергала и говорила, что она ничего не будет, не хочет… Я сказала: «Аля! Мы знаем, что ты барышня с характером, но родители у тебя тоже не промах». (корреспондент смеется) В общем, она поняла, что с нами не забалуешь, а мы с ней научились договариваться… Сейчас, конечно, уже привыкли, адаптировались уже все, в ритм вошли. Вот.

Корр.: Ясно. Ну а «поезд»-то вы вспоминаете? Скажите мне.

Ольга: Ой! Мы каждый день заходим на сайт… (смеется вместе с корреспондентом) Я говорю: «Ой, Миша, посмотри, какие здесь все лица знакомые! Прям вообще, как члены нашей большой семьи!» Мишка: «Да…» Мы как-то с ним сидели, так вот, у нас ностальгия… Я говорю: «Ой, Миш, как я туда опять хочу! Что-то мне так не хватает этой атмосферы, этих людей… Я, наверное, в каждую поездку б ездила!» (общий смех) Честно!

Корр.: Да. Ну, это хорошо! То есть, добром вспоминаете?

Ольга: Ну конечно!

Корр.:  Михаил-то мне хочет что-нибудь сказать?

Ольга (зовет мужа): Мишенька! Иди, возьми трубочку!

Михаил: Добрый вечер!

Корр.: Добрый!

Михаил: Я как папа – состоялся, как говорится. Я баловаться особо и не позволяю… Девочка шустрая… Везде и все ей нужно, но то, что дозволено, она делает. И картошку моет  уже, и чистит, и маме посуду мыть помогает… Ей везде быть нужно. Где ты что-то делаешь – она всегда рядом. Сверлишь – она обязательно с тобой. А сейчас я в декрете нахожусь.

Корр.: Да-а? (смеется)

Михаил: Ну… Я отпуск взял. Вот, с Нового года сижу. А Ольга учится. Поэтому я сейчас – «усатый нянь». (смеются вместе с корреспондентом)

Корр.: Ну и как? Как вы управляетесь?

Михаил: Да ничего! У меня есть опыт с маленькими детьми, поэтому… Но с девочкой, конечно, сложнее… мальчику-то можно сказать: «Так не делай!» – ей же надо помягче, она губку сразу оттопырит и начинает плакать.

Корр.: Обижается.

Михаил: Ну конечно! С девочкой помягче надо… Когда мама ее нарядит, ей нужно обязательно сказать: «Какая Алечка красивая, хорошая!» Она тут ручками машет, довольная… Разговаривает она так: «папа», «мама», «дай»…

Корр.: Говорит, да?

Михаил (продолжает говорить): …«баба», «деда»… Бабушку очень любит, она ж ее балует, все разрешает. Молодец. Хорошая девочка.  Немножко свой  ритм жизни пришлось изменить… Все то же самое, только теперь все  крутится вокруг Али.

Корр.: Ага. Ага.

Михаил: А то раньше вокруг жены, там…  рыбалка, туда-сюда… А сейчас – вокруг Али. Везде она присутствует, даже если ты что-то делаешь, то рядом  обязательно она. (смеется)

Корр.: Ну я так понимаю, вас это не расстраивает, что центр вселенной сместился?

Михаил: Не-ет!  У нас уже мысли: «Так, как будем планировать... когда второго, мальчика-то, брать будем?»

Корр.: Да? Да?

Михаил: Сейчас, говорю: «Ну, давай Алечка пусть подрастет…» Мы в садик на очередь встали. Пойдет ли она в садик, а то, может, и не пойдет? Ольга говорит: «Может, такого же возраста? Чуть, может, чуть старше брать? И не надо Алю и в садик отдавать? Все равно в декрете дальше буду сидеть»… (корреспондент смеется) Ну, жизнь покажет. Пока так, особо, таких напрягов с ребенком и нет. Растет, развивается потихоньку, в своем возрасте она молодец.

Корр.: Ну здорово! Мне прямо приятно слышать. И как мы тут письму вашему радовались!.. В смысле, не вашему, а Алечки.

Михаил (со смехом): Ну, понятно. Мы тут вдвоем лежали… я говорю: «Давай, от имени Али», Оля говорит: «Ну, давай будем писать!»

Корр.: Ну хорошо получилось! Здорово! (Михаил смеется) Ну ладно, я у Оли спрашивала… Все-таки, «Поезд» вспоминаете, да?

Михаил: Конечно! Вспоминаем. Дело все в том, что как-то это все необычно получилось, а Аля часто напоминает.

Корр.: А-а! (смеется)

Михаил: Я сегодня ночью спал, она в кроватке чего-то… Ольга учится допоздна… Ну, и я сплю с ней, там, если укрыть… Я говорю: «Так. Канючишь? Ложись-ка ты рядом со мной! Вот она две ночи прямо с полночи спит рядом. Прижмется и спит. Что-то ночью я проснулся, смотрю на нее… И такие мысли у меня в голове… Говорю: «Алечка! Как долго мы тебя ждали…» (смеется) Вот, так что… Вон она сидит… долгожданная.

2. Даня (Сургут)

Следующий звонок – в далекий Сургут. Здесь уже три месяца живет двухлетний Даня. Теперь у этого малыша есть не только мама, но и старший брат, Ваня. Восьмилетний Иван, кстати, тоже был пассажиром «Поезда надежды»: пять лет назад самостоятельная мама Ирина привезла его из Новосибирска.

Ирина: Даня у нас без Вани никуда.

Корр.: Да?

Ирина: Он видит Ивана… например, вот, мы с ним вчера Ваню отвозим в школу… Он говорит: «Ваня – в школу, Даня – в садик!» Даня-то уже, в принципе, начал довольно-таки хорошо говорить… Вроде как бы маленько подрос. Он у нас не заморыш, он мужичок такой, крепенький. Волосенки у нас полезли хорошо. Тоненькие-тоненькие, правда,  я его пока не стригу… У него цвет такой прикольный… не белобрысый, а пепельный, какой-то. Натуральный блондин, короче. (корреспондент смеется) Натуральный блондин, глаза серые… (что-то говорит в сторону ребенку) Бегает-разговаривает: «Ваня!» Ваня – это все. «Мы с Ваней», «мы», все «мы». (в сторону) Дай ему попить!

Корр.: Ну, конечно, старший брат же. Конечно.

Ирина: Ну да. Я говорю, у нас первая реакция на Ваню такая: «Ваня-а-а-а!!! Ваня-а-а-а!!!!» (корреспондент смеется) Все, вот этот крик, этот визг, этот… (в сторону) Вань, я разговариваю по телефону… (корреспонденту) Сейчас вот они друг у друга будут забирать бутылку… (Ирину прерывают детские визги) О, ну, я ж говорю, вот. Иван подбежал… а он побежал за ним. Ну, я ж говорю. У нас Ваня маленький ребенок. Даня-то понять не может, что он у него бутылку отбирает, а тому поиграть охота, вот и убегает. А Даня сейчас за ним. Орет, бежит, тарахтит, кряхтит… (слышны детские голоса)

Корр.: Да,  весело у вас там.

Ирина: Так что вот они как начинают бегать…  Ну, нормально. В садик мы сейчас ходим, у нас, тьфу-тьфу-тьфу, никаких проблем… как сказать-то? Таких, какие были с Иваном, да? Что был ужас ужасный… Нет, разница очевидная, вот я серьезно говорю: прямо сейчас я это на двух детях  ощущаю. Я буду надеяться, что я на Даньке отдохну, можно так сказать… (смеются вместе с корреспондентом)

Корр.: Ну, ладно, вы все равно – больно-то не расслабляйтесь!

Ирина: Ну а куда мне расслабляться-то? У меня тут двое – кто кого…

Корр.: Тяжело, наверное, да? С двумя-то? Одной.

Ирина: Ну, вы знаете, сначала было очень тяжело, честно скажу. Тяжело в плане того, что он маленький. У Ивана ломается, соответственно, полностью весь график в связи с этим…

Корр.: Режим?

Ирина: (шум детских голосов фоном) Ну, с занятиями со всеми…

Корр. (одновременно): Занятиями?

Ирина: Да. Потому что, например, вечером  танцы… В семь часов, да? А он дома, например, был. Потом я его беру… И Даню  с собой беру, а он, например, засыпает в машине, он уже никакой… Ну, в общем, пришлось конкретно все это перестраивать, по-другому все делать. Ну, а так, вроде как бы потихоньку все это в норму пришло, вот… А у нас еще любимая игра – хоккей, у Дани. Это вообще ужас! У него любимая игрушка – это клюшка. Он просто берет клюшку, начинает гонять шайбу по квартире. Он бегает… Включишь телевизор… если, не дай бог, попадется хоккей на экране – ор стоит на всю квартиру. Кричит не «хоккей», а «гол». Ну, слово «хоккей» он не может говорить, кричит «гол». «Мама, гол!» Все, садится на свою попу толстенькую перед телевизором и смотрит. Может просмотреть весь матч. У нас тут ледовый дворец есть… Вот я его тут даже ради интереса брала на матч. Он три тайма сидел. И мало того, что сидит, он орет еще: «Забивай! Давай, забивай!»

Корр.: Болеет? Болеет, да? (смеется)

Ирина: Он болеет конкретно! Знаете, вокруг взрослые мужики… Мало того, что орет, он руку как-то поднимает в кулаке вот так вот вперед и орет: «Давай! Гол! Давай! Гол!» (смеется) Я сижу… я умираю, мне смешно. На меня мужики оборачиваются, думают, что там, девка, что ли, с ума сошла? А потом видят, что у меня ребенок на руках, все смеются, хохочут… по полной программе от ребенка угорают, как он орет  на всю ивановскую.

Корр.: Ну надо же.

Ирина: Дома тоже трещит вовсю. Я говорю, ну все, ребенок… (смеется)

Корр.: Ну, хоккеист.

Ирина: Короче, с шести лет, если, дай бог, все нормально будет… говорю: «Дорога тебе туда, в хоккейную секцию, и все!»

Корр.: Ну да.

Ирина: А маме тогда вешаться: каждый день эти тренировки, и все… все на свете тогда будет. (смеются вместе с корреспондентом)

Корр.: Ну, здорово.

Ирина (слышны детские голоса): Ну. Вот такие вот пирожки.

Корр.: Ясно. Ирин, вы нам фотографии-то пришлете?

Ирина: Пришлю. Сейчас будут новые.

Корр.: И с Ваней тоже! Ваня-то тоже наш!

Ирина: Да Ванька у нас это… Ваньку я воспитываю… Так, говорю, дорогой, восемь лет – все… будешь мне помощник. Настоящий мужчина в доме. Ну, он у меня теперь начал… теперь жизнь заставила! В магазин начал ходить… Вот.

Корр. (одновременно): Вот, молодец какой!

Ирина: И сумки начал помогать таскать, двери открывать, все! Жизнь заставила. Мама все не может же с двумя… Маленький же еще. (смеется) Да, жизнь заставила, все.

Корр.: Ну, молодец! Молодец!

Ирина: Старается.

Корр.: Ну, ладно. Как мы говорим: «Пять минут – полет нормальный», да?

Ирина: Да. Не, если взять Даньку, то давно уже «полет нормальный». Что еще… Как мы танцуем! Как мы попой виляем! Как мы там… у-у-у… (корреспондент смеется) Музыку любим. Пианино у меня такое, ну знаете, синтезатор. Ну, вот, он на нем наяривает… Так, играет, и потом музыку там какую-то включает – и давай по всей комнате попой вилять. Он так интересно бегает и как-то попой так виляет. Ну, все, короче. Нормально. Пойдет дело…

3. Кирилл и Миша (Нижний Новгород)

Из Бурятии наш «Поезд надежды» увез и двух братьев: двухлетнего Кирилла и Мишу, которому в феврале исполнится только годик. Теперь малыши живут в Нижнем Новгороде – с мамой Надеждой, папой Денисом и старшей сестрой – Радой.

Корр.: Надя? Как дела?

Надежда: Ну, потихоньку привыкаем друг к другу…

Корр.: Трудно?

Надежда: Ну, конечно, трудно. Нелегко. (смеется)

Корр.: У вас сейчас как? Адаптация или «месяц медовый»… вдруг?

Надежда (одновременно): Ну да, конечно. Адаптация. У нас «медового месяца», как бы, сразу не было…

Корр.: Угу. А что трудно было, Надь?

Надежда: Ну, все трудно… Кирюшка у нас с характером…

Корр.: Ну, это хорошо!

Надежда: Ну, я бы не сказала, что с хорошим характером… (смеется) Вот...  больше всего с ним тяжело. Он такой мальчик у нас… заниматься с ним надо.

Корр.: Так…

Надежда: Вот. (вздыхает)

Корр.: А Миша как?

Надежда: Мишутка – нормально. Мишутка сразу хорошо стал…

Корр.: А-а…

Надежда: Вот. (фоном слышны детские голоса)

Корр.: А дочка как с ними?

Надежда: Дочка сейчас уже более или менее нормально.

Корр.: А сначала, наверное, ревность была, да?

Надежда: Сначала было нормально, потом ревность, сейчас у нее уже как бы привыкание пошло.

Корр.: Угу.

Надежда: Вот. Сейчас уже лучше у нее. И Кирюшке помогает, и Мишу тут у меня одевает на прогулку… (смеется)

Корр.: Молодец какая! (фоном слышен детский голос, напевающий: «На прогулку я иду!»)

Надежда: Вот… И вот так, потихонечку мы… Песни вон, поет, стоит. (голосок продолжает напевать) С Нового года осталось у нее там, в памяти… (смеется)

Корр.: Так это кто поет?

Надежда: Это Рада у нас поет. Дочка.

Корр.: А-а. А я думала, Кирюшка.

Надежда: Нет, они у нас сейчас все спят. Мишка на балконе спит, Кирилл в своей кроватке. Все спят. Поздно сегодня легли, еле уложила…

Корр.: А, то есть у вас тихий час, да?

Надежда: Да, у нас сейчас ужин должен быть, но пока спят.

Корр.: Угу. А Денис когда приходит домой?

Надежда: Ну, он уже дома.

Корр.: А можно с ним тоже поговорить?

Надежда: Ага. Сейчас дам.

Денис: Алло? Здравствуйте!

Корр.: Здравствуйте! Ну, вот мне Надя немножко обрисовала… Не очень легко, я так понимаю, да?

Денис: Ну, только с Кириллом, да. Ну, вот сейчас мы его пытаемся устроить в садик… если устроим… завтра должен решиться вопрос этот… Если будет все хорошо, если примут, то, думаю, там, в коллективе, ему, наверное, будет проще.

Корр.: Ну да, наверное. Там ему более привычная атмосфера, да? В садике…

Денис: Ну да, потому что мы с ним ходили на пару елок, он прямо весь… праздники нравятся ему.

Корр.: А-а. «В своей тарелке» был, да?

Денис: Да. Дети, да, нравятся… песенки, прям любит, видно… Он еще помнит, наверное, тот большой коллектив.

Корр.: Ну да. А Мишутка как?

Денис: Да он, вроде, с самого начала был так, ничего. Все хорошо. К нему все привыкли и все его любят. (смеется) Его жалеют, он очень маленький. (смеется) Очень хрупенький. Так что…

Корр. (одновременно): Ну да, я помню…

Денис: Да… Ну, с Мишкой нормально, он очень, это… Активный очень, быстрый, шустрый. Везде ползает, бегает почти уже… (смеется) Пытается бегать.

Корр.: Ну а про дочку мне расскажите, как она?

Денис: Так, ну… дочь…

Корр.: Не страдает она?

Денис: Нет. Точно нет. Она где-то, наверное, месяц назад дралась… била Кирилла. А сейчас уже все, сейчас уже почти его не ругает, почти не бьет, наоборот, его жалеет, защищает. А вот до этого она его лупила, сильно бывало даже…

Корр.: Ну, это ревность была, да?

Денис: Ну да, да, наверное, да.

Корр.: У них какая разница в возрасте?

Денис: Восемь месяцев. Ну, она у нас еще такая… плотненькая, здоровенькая, сильная девочка. (смеется) Она любого…

Корр.: Крепенькая, да?

Денис: Она любого… будет лупить. (смеется)

Корр.: Да… Денис, ну, вы мне скажите, не жалеете вы вообще об этом шаге?

Денис: Ну нет, не жалеем, но… сейчас уже поняли, что, может быть, если бы был один, было бы проще. Наверное. А, может быть, и нет, может быть, то же самое, просто кажется так. А так, нет, конечно, не жалеем. Я думаю, если сейчас  Кирилл пойдет в садик, у нас  вообще все будет хорошо. (со смехом) Наладится. И Надя будет уже одна с Мишей спокойно дома сидеть…

Корр.: Угу.

Денис: Ну и проще будет.

Корр.: Ну да. А, скажите, «поезд»-то вспоминаете, нет?

Денис: Ну, вспоминаем, но все реже и реже… (смеется)

Корр.: Потому что дети, наверное, к вам прирастают, я думаю?

Денис (со смехом): Ну конечно. Ну, уже нормально все.

Корр.: Да? Ну и как вам – быть многодетным отцом?

Денис: Да как-то я вроде разницы большой не почувствовал. Что один, что трое… (со смехом) Я-то больше на работе.

Корр.: А, ну да. В основном-то Надя, да, там с ними?

Денис: Да, я только приду вечером, погуляю, и все. На выходные, бывает, там, Надю отправляю к маме, а сам сижу с ними здесь пару дней…

Корр.: А. Ну, это правильно, ей тоже надо менять обстановку, чтобы она…

Денис (одновременно): Ну да…

Корр.: … с ума не сошла с ними. (смеется)

Денис: Она берет дочку и едет к маме на пару дней, а я с ними остаюсь в выходные.

Корр.: М-м… И как? Справляетесь?

Денис: Ну да… Дочку уже ведь вырастили почти, так что, все знакомо. (смеется) Все нормально.

4. Дима (Нижегородская область)

Там же, в Нижегородской области, живет и самостоятельная мама Оксана. У нее уже есть 9-летняя дочка. А в Бурятию Оксана ездила за маленьким сыном. Но… не получилось – домой вернулась одна. Может, за это время что-нибудь изменилось?

Корр.: Оксан, я звоню спросить, как у вас дела?

Оксана: Да вроде так… Потихоньку дела, нормально, но так… Иногда тяжеловато.

Корр.: Да?

Оксана: У нас мальчик дома сейчас… месяц уже дома. Из Нижнего Новгорода…

Корр. (одновременно): Так. Я про мальчика вообще первый раз слышу! (смеется)

Оксана: Вот. Мальчик у нас из нашего Нижнего Новгорода.

Корр.: Да? Сколько лет мальчику?

Оксана: Два с половиной.

Корр.: И как его зовут?

Оксана: Дима.

Корр.: Дима? Здорово! И как вы… Где вы его нашли, как все получилось?

Оксана: Как все получилось?.. Ну, походила я по нашим операторам местным, они мне пообещали года два у них постоять в очереди… Ох… По опекам походила, правда, они меня все послали… В Нижнем, странные, в общем, опеки. Вообще не принимают… даже из другого района не принимают. Я имею в виду, сам Нижний Новгород. Вот. Съездила в департамент образования Нижнего… И вот оттуда мне позвонили. Я как-то аж прямо удивилась. Тоже вроде обещали, что стоять буду долго в очереди, а позвонили почему-то сами.

Корр.: Ясно. Ну и как? Пришел он домой…

Оксана: Я так думаю, что, как у всех. Дом вот так вот дурдом, называется… (корреспондент смеется) Вот сам Димка… он-то очень быстро освоился, один день, два дня – и уже прямо совсем, вот, как будто и был. А так вот… нам-то не очень легко, получается.

Корр.: Ну, понятно!

Оксана: Они, вроде, так… не ругаются, не ругаются… По-разному. Ну, мне кажется, как бы не самый худший вариант притирки друг к другу. Но есть такие ситуации, как…

Корр.: Адаптация есть?

Оксана: Да. Да.

Корр.: Но пережить ее можно, в принципе?

Оксана: Да, ну в принципе можно, конечно.

Корр.: А ревность-то есть? У дочки есть ревность?

Оксана: Ну, наверное, все-таки присутствует.

Корр.: Да?

Оксана: Ну, может… стараемся, чтоб уж совсем… не было неприятных моментов… какое-то время и ей специально уделяю.

Корр.: Угу, правильно. Оксан, ну, а «поезд»-то вы вспоминаете?

Оксана: Да вспоминаю, конечно! Там столько опыта в этом «Поезде». (смеется)

Корр.: Помогла вам эта поездка?

Оксана: Мне кажется, очень даже помогла.

Корр.: Да?

Оксана: Как-то вот… После нее как-то сильнее, что ли, становишься… Как-то уже, что ли, по-другому все воспринимается.

Корр.: Да… Ну ладно, расскажите мне все-таки про своего Димочку. Какой у него характер, какой цвет глаз? Какой он вообще мальчик?

Оксана: Ну как?.. Голубоглазый блондин… (смеется)

Корр.: Ух ты! Ух ты!

Оксана:  Хотя искали мы не голубоглазого блондина. Вот честно скажу! Вот именно, что наоборот.

Корр. (со смехом): Так?

Оксана:А так… Ой, он такой...  ну, не прямо домашний, но с  таким, вот, своим характером… Что вот так мне надо, так мне не надо. Вот такой и есть.

Корр.: Слушайте, Оксана, а кто это там у вас шарахает, не знаю чем?

Оксана: Вот… Вот он у меня сидит, кастрюльками гремит. Потому что мы вроде как пообедали, намылились укладываться спать…

Корр.: Ага, а тут…

Оксана (продолжает): Вот, но не успели мы улечься.

Корр.: Ясно. Оксан, ну вы нам фотографии-то пришлете? Хоть посмотреть на него.

Оксана: Ой… Фотографии… Я пришлю, но только не в ближайшее время. В общем, как у меня будет время, может, как-нибудь ночью сяду, пришлю…

5. Артем (Калининградская область)

И еще одни участники «Поезда надежды» – супруги Светлана и Владимир – уехали из Улан-Удэ без ребенка. Казалось бы, что им расстраиваться: дома, в Калининградской области, их уже ждали шесть приемных детей (кстати, все девочки). Да плюс трое кровных (двое из них, правда, уже совсем взрослые). Тем не менее, Светлана и Владимир не успокоились, пока не нашли себе еще одного приемного ребенка – в Санкт-Петербурге. Мы позвонили им вскоре после этого события.

Корр.: Как у вас делишки?

Светлана: Нормально. Приехали, сидим дома.

Корр.: С пополнением уже приехали?

Светлана: Ну да.

Корр.: И как пополнение?

Светлана: Ну, пока я еще не поняла, мы только с понедельника дома… (корреспондент смеется) Неплохо. И боюсь говорить. А… вдруг плохо будет? (смеется) Да нормально вроде. Ну, я его в понедельник привезла, я одна за ним летала… А во вторник ему год был.

Корр.: О, годик уже! День рождения?

Светлана: День рождения!

Корр.: А почему вдруг Санкт-Петербург? Как туда попали?

Светлана: По пиару полазила… Санкт-Петербург… Девочку одну предложили чернявенькую такую… Мы вроде: «Давай!» Ну, предварительно еще по другим опекам выбрала детишек… Туда приехали, а там такой же ребенок, с такими же проблемами, как Светка наша… Побоялись. Поехали в опеку Финляндского округа, на свой страх и риск. Не очень хорошие о ней отзывы были… А на самом деле! Так хорошо обошлись! Приняли, в первый же день занялись подбором ребенка. Первого забрали из списка, второго забрали, ну, вернее, направление уже выдали. Вот три анкеты выбрали по следующим детям, а из них уже одного определили и поехали сразу же на знакомство.  

Корр.: Ну и как? Сразу понравился?

Светлана (одновременно): Ну и как… Ну, вроде как, да. Говорю: «О! Слава богу, метаний нет!» Он давай улыбаться сразу такой весь. Минут пять, наверное, мы его потискали… Ему спать время было… Ушли в гостиницу. А на следующий день еще сходили, навестили, погуляли с ним... и улетели домой.

Корр.: Согласие подписали или потом подписывали?

Светлана: Не, мы согласие написали на второй же день, улетели мы уже с согласием. А уже я через шесть дней приехала, взяла средних девчонок с собой, думаю, пусть хоть на метро да на поезде покатаются. Приехали, подали документы, сходили с дитем погуляли и в этот же вечер умотались домой снова на поезде. И все.

Корр.: Понятно.

Светлана: А потом уже  позванивала, узнавала. «Не готово, не готово»… И вот только на 17-й день уже… Ну, честно говоря, я боялась, что будет хуже… Нормально. Привыкаем уже. Бутылку остужаю. Кажется, должен уже проснуться. Мы же еще кашу сосем!

Корр.: Понятно. Как зовут-то нового члена семьи?

Светлана: Артемка!

Корр.: Артемка?

Светлана: Артем. Белобрысый такой. Ездили за черной девочкой, темненькой, и таки привезли сына! Наверное, благодаря вашим вправлениям мозга, что: «А чем, собственно, мальчик-то нам не подходит?» И спокойно уже там рассматривали мальчиков. Мальчик вот и приехал домой к нам.

Корр.: Ну вот, все-таки сын! (смеется)

Светлана: Ну да.

Корр.: Как старшие встретили? Сестренки многочисленные?

Светлана: Старшие? Они же видели его, средние видели… Таня видела, правда, только фотку, сказала, что похож на какого-то певца, который ей нравится… Старшие же они… помогают, что им? Они уже не в том возрасте, когда их уламывать надо на что-то или как-то так… Мальчишки тоже давно ждали, говорят: «Ну, мам! Ну ты уже когда брата-то привезешь?»

Корр. (смеется): Ну вот!

Светлана: Младший-то еще не видел, у него сейчас сессия, с нами-то не живет. Может, в выходные приедут. А старшенький здесь, помогает. Ну, видел уже. Говорит: «Мам, а я не буду ли папу ревновать к пацану? Что вы пацана взяли? Я же ревновать, наверное, буду!» (смеются вдвоем с корреспондентом) Ну… К кому ревновать-то?

Корр. (одновременно): Ну, пусть попробует, вдруг получится! (смеется)

Светлана: Так к кому там ревновать-то? Клоп еще такой… Хотя… ну, конечно, он отнимает внимание больше, чем все остальные дети.

Корр.: Ну, маленький…

Светлана: А малые вроде как и не поняли. «Это у нас навсегда? Или это у нас так, мама временно принесла игрушку?» Еще не поняли. Они ж днем в садике, только вечером… Вот…

Корр.: Ну, хорошо! Сынишка-то уж точно ваш, да? Уже поняли?

Светлана: Наш! Куда же уже, уже все. Наш.

Корр.: Ну, поздравляем вас с сыном!

Светлана: Спасибо, Ирин! Ну, не забывайте, иногда хоть просто так… Не по работе, а хоть просто так… Большую работу делаете, спасибо вам!

Корр.: Ну не жалеете, что съездили. Нет?

Светлана: Нет. Не-не. Вот нисколько не жалею! Ну, видно, все должно было сложиться так, как вот оно сложилось.

Корр.: Просто сын-то в другом месте был. Вот в чем дело.

Светлана: Ну да.

Корр.: Главное, что нашелся.

Светлана: Да, Ирин. Так оказалось, да.

 

ГЛАВА 2. На берегах Байкала

Всего на несколько дней останавливается «Поезд надежды» в каждом регионе – а как много событий успевает произойти! Как резко меняются судьбы его «пассажиров» – и больших, и маленьких! Помните торжественное собрание накануне нашего отъезда из Улан-Удэ?

(Фрагмент из выпуска 248)

И. Зотова: Ну, что, друзья… поскольку «Поезд надежды» считают крестными родителями малышей, а у крестных есть свои обязанности. И одна из этих обязанностей – это первая одежка, которую дарят ребенку. Так вот мы приготовили эту одежку. У нас есть такая специальная первая одежка, которую мы надеваем на наших малышей. И сегодня у нас есть возможность передать в семьи эти маленькие подарки. Мы начнем с нашей маленькой теперь уже крестницы, которая пришла сегодня сюда. У нас первый ребятенок уже здесь. Иришка, иди сюда. Иди, будем одеваться!

(шум, все зовут ребенка, смех) Давай-давай-давай-давай-давай.

Т. Быкова, министр социальной защиты населения Республики Бурятия: Оп, сюда.

И. Зотова (ставит Иришку на стол): Давай. Встали? Одеваемся?

Т. Быкова: Одеваемся.

И. Зотова: Одежку в студию. (одевают и фотографируют ребенка) Вот такими солнечными человечками становятся дети, когда они уходят из учреждений и становятся мамиными и папиными. Смотри, прям, рыженькое солнышко.

Г. Москвичев: Ура! (аплодисменты)

И. Зотова: Вот такие солнечные человечки, я надеюсь, очень скоро будут во всех тринадцати семьях. Просто в некоторых семьях роды чуть-чуть затянулись. Но обязательно будут. И обязательно вот такие чудеса случатся в каждой семье. Беги к маме! (снимает Иришку со стола)

Четырехлетняя Иришка стала первым маленьким «пассажиром» бурятского рейса «Поезда надежды» и четвертым ребенком в семье Должит и Евгения. Старший их сын уже взрослый и живет отдельно, в другом городе. А двое теперь уже средних детей супругов – третьеклассники. Они тоже приемные. Как поживает дружное семейство теперь, спустя три месяца? Давайте узнаем…

1. Должит, Евгений и Иришка

Должит: Алло!

Корр.: Алло! Здравствуйте! Программа «Детский вопрос», «Радио России». Как у вас дела?

Должит: Дела у нас хорошо. Живем хорошо.

Корр.: Как Иришка?

Должит: Иришка наша – ооой, адаптировалась. Теперь не узнать. Сказали же, что она у нас очень тихая девочка. Теперь ооой… Никакая не тихая!

Корр.: Боевая?

Должит: Боевая такая. Вон она смеется вот тут стоит.

Корр.: Ну, замечательно. Иришка помогает маме-то?

Должит: Ну-ка, скажи, помогаешь маме?        

Иришка: Помогаю.

Корр.: А что ты делаешь? Как ты помогаешь?

Иришка: Я? Стол мою, полы подметаю.

Корр.: Молодец!

Должит: Старший тоже хочет поговорить с вами.

Корр. (смеется): Хорошо.

Владик: Алло!

Корр.: Алло!

Владик: Здравствуйте!

Корр.: Здравствуй!

Владик: Кто там?

Корр.: Это тетя Ира с «Радио России».

Владик: Ааа… Я Владик.

Корр.: А сколько тебе лет?

Владик: Мне девять.

Корр.: Ух ты, какой большой-то уже. В школе учишься?

Владик: Да, в третьем классе.

Корр.: Ну, молодец. А сестренки у тебя есть?

Владик: Есть. Вика и Иришка.

Корр.: С ними весело?

Владик: Очень весело. Мы вместе играем, дружим, не ссоримся.

Корр.: Ну, это хорошо.

Владик: Вы будете со старшей сестрой разговаривать моей?

Корр.: Со старшей сестрой? Ну, давай.

Вика: Алло? Здравствуйте!

Корр.: Здравствуй! Как тебя зовут?

Вика: Вика.

Корр.: Очень приятно. Мы с твоей мамой в октябре вместе ездили за Иришкой. Ты довольна, что Иришка появилась?

Вика: Да. Мы с ней в прятки играем, в жмурки.

Корр.: Здорово! А кто лучше прячется?

Вика: Ира.

Корр.: А вы ее чему-нибудь учите с Владиком?

Вика: Мы ей говорим алфавит, читать учим, к школе готовимся.

Корр.: Это важно, конечно. И как у нее, получается?

Вика: Да, хорошо! (корр. смеется) Она с вами хочет поговорить.

Корр.: Да? Я тоже с удовольствием с ней поговорю. Алло! Иришка?

Иришка: Алло! Как дела?

Корр.: У меня хорошо дела, а у тебя?

Иришка: У меня тоже хорошо.

Корр.: Да? Наверное, лучше всех!

Иришка: Да.

Корр.: Ммм… Какая у тебя мама-то, Иришка?

Иришка: Красивая, молодая.

Корр.: Красивая, молодая? Ну, здорово!

Иришка: Я маме дам.

Корр.: Ну, давай. (смеется)

Должит: Алло!

Корр.: Алло!

Должит: Ой, она у нас любит по телефону. Вот тянет – еще, говорит, хочу разговаривать.

Корр. (смеется): Бойкая девочка, да?

Должит: Очень бойкая. Когда мы приехали, десять дней она у нас была очень, такая, примерная девочка. Все сидела, все на нас глядела… (корреспондент смеется) А сейчас очень шустрая. Ооой! Я ей трубку передам, она хочет! (Иришке) Ну ты, Ира, разговаривай.

Корр.: Давайте.

Иришка: Алло!

Корр.: Алло. Ну, расскажи, Иришка, как ты живешь.

Иришка: Хорошо.

Корр.: Братик и сестричка у тебя хорошие?

Иришка: Да. Я рисую.

Корр.: Ты рисуешь?

Иришка: Елочку рисую.

Корр.: Ух ты!

Иришка: А маме – цветочек. Папе покажу. Папа за компьютером сидит.

Корр.: Папе трубочку дашь?

Иришка (дает трубку Евгению): Папе трубочку.

Евгений: Алло!

Корр.: Алло! Здравствуйте, Евгений!

Евгений: Здравствуйте.

Корр.: Как у вас, я смотрю, весело стало?

Евгений (смеется): Да, не скучаем.

Корр.: У вас Иришка, наверное, самая заводная девчонка, да?

Евгений: Ой, хулиганкой стала! (смеется) Ну, ничего. Весело живем.

Корр.: Не устаете?

Евгений: Не, мы привычные. Сильно-то не замечается.

Должит: Нормально, в общем, хорошо у нас все!

 

2. Антонина и Света

Следующий звонок – самостоятельной маме Антонине. Шесть лет назад у нее появился первый ребенок – приемный сын Максим. А минувшим летом семья пополнилась трехлетним Димкой. Но Антонина продолжала мечтать о дочке. В ходе бурятского рейса «Поезда надежды» женщина познакомилась с пятилетней Галей и вместе с ней побывала на празднике, который устроили в детском доме веселые клоуны. Однако оформить документы до отъезда «поезда» из Улан-Удэ Антонина не успела…

Антонина: Алло!

Корр.: Здравствуйте, Антонина?

Антонина: Да, кто это?

Корр.: Это программа «Детский вопрос», «Радио России».

Антонина: Да, слушаю вас.

Корр.: Помните «Поезд надежды»?

Антонина: Конечно, помню. Очень приятно слышать вас!

Корр.: Как у вас дела?

Антонина: Да нормально. Вот сейчас пришли, Свету забрала из школы, Диму из садика. Сейчас в снежки играли.

Корр.: Угу.

Антонина: Дети радовались. Вот только что зашли сейчас домой, раздеваемся, ужинать будем.

Корр.: Ясно. У вас Света еще появилась.

Антонина: Света.

Корр.: Давно появилась-то?

Антонина: Как «Поезд надежды» ушел, у нас вместо Гали появилась Света.

Корр.: А с Галей что случилось?

Антонина: Ничего не случилось, просто так сложилась ситуация, что на празднике Свету как бы это…

Корр.: А, просто вы встретились с другой девочкой, да?

Антонина: Да-да-да, мы друг другу понравились, и вот…

Корр.: Понятно, то есть вы с ней вот как встретились на празднике, так уже и не смогли забыть?

Антонина: Да-да-да!

Корр.: Когда забрали-то?

Антонина: Вот «Поезд надежды» ушел, я поехала оформила документы и практически сразу забрала.

Корр.: А Светочке сколько лет?

Антонина: Свете столько, сколько и Гале. Они в одной группе были. Пять лет. С предшколой я сразу решила вопрос. У них там режим садовский. Вместе с нашим старшим сыном ходит, он ее заводит в эту садовскую предшколу, в подготовительный класс. А я Диму веду в садик, рядышком. Нам садик уже дали, ходит в младшую группу.

Корр.: Здорово! Ну и как у вас с новым составом семья?

Антонина: Весело, вообще, даже скучать некогда. Дети, конечно, радость такая! Они мне тут и подарки дарят, рисунки рисуют, и вместе чего-то там вырезают. И мы с ними сидим, вместе играем, и книжки читаем, на Новый год на елку ездили, в драмтеатр ездили, в оперный ездили, они на лошадках катались… В общем, весело!

Корр.: Мм, то есть, у вас все замечательно?

Антонина: Замечательно у нас все!

Корр.: А ребятишки что-нибудь, может, скажут?

Антонина: Ну, Дима…

Дима: Здравствуйте. Меня Дима зовут.

Корр.: Здравствуй, Димочка.

Дима: А вас как?

Корр.: А меня зовут тетя Ира.

Антонина: «Жучок-паучок» скажи-ка.

Дима (читает стишок): 

Жу-чок, пау-чок, маленькие ножки.

Жучок-паучок, красные сапожки.

Мы тебя кормили, мы тебя поили,

На ноги поставили, танцевать заставили.

Танцуй, сколько хочешь,

Выбирай, кого захочешь!

Корр.: Ну, здорово. Молодец, Дима.

Антонина: Ну вот, это Дима, которому три и шесть.

Света: Здравствуйте.

Корр.: Здравствуй.

Света: Меня Света зовут.

(Света стесняется и от волнения неразборчиво читает стишок)

Антонина: Это Света, которой шестой год пошел.

Корр.: Угу…

Антонина: Максим, хочешь?

Максим: Здравствуйте, меня зовут Максим.

Корр.: Здравствуй, Максим.

Максим: Приятно познакомиться.

Корр.: Мне тоже очень приятно с тобой познакомиться. А ты рад, что у тебя братик и сестричка появились?

Максим: Да.

Корр.: Не досаждают маленькие-то?

Максим: Нет.

Корр.: Нет? Весело с ними?

Максим: Да, весело.

Корр. (смеется): Весело.

Антонина: Ну вот, со всеми детьми поговорили. Максим вот так же говорил раньше, как Дима. Такой тоненький голосочек. Все его признавали по телефону за девочку. А сейчас прошло почти семь лет, и он сейчас говорит как взрослый. Голос ломается, подросток уже.

Корр.: Да, взрослый уже, семиклассник же, да?

Антонина: Да, он в седьмом классе. Я его взяла, когда ему только-только исполнилось семь лет. Он пошел в первый класс. И вот сейчас уже в седьмой.

Корр.: Помогает маме-то?

Антонина: Помогает! Он у меня утром Свету водит; когда я, допустим, куда-то еду в магазин за продуктами, он с детьми остается, гуляет иногда. Иногда готовить помогает.

Корр.: Серьезный сын!

Антонина: Да. Я вот вспоминала… передачу же вашу слушаю. И очень я благодарна, что вы приехали! Да, у меня решился вопрос, что я много лет ждала девочку, и вот сбылось, что у меня и Дима появился, и Света появилась, девочка. И, в общем, я очень рада вашей поддержке, помощи… какую-то лепту вы такую большую внесли. И я достаю иногда эту косынку «Радио России», вот этот пакет, который вы подарили… мы ходим с ним теперь в предшколу, сложим туда свои вещи и радостно прям так! (корреспондент смеется) Воспоминания у меня такие приятные.

Корр.: Замечательно! А скажите, служба сопровождения, которая с вами везде ходила, ездила, продолжает с вами общаться?

Антонина: Да-да-да, продолжает. Мы созваниваемся, иногда там какие-то вопросы, они спрашивают у меня… Да, помогают.

Корр.: Хорошо. Это замечательно! Спасибо большое вам!

Антонина: Вам спасибо, что не забываете! До свидания!

Корр.: До свидания!

3. Галина и Ксюша

Другая самостоятельная мама – Галина – за время бурятского рейса тоже нашла себе дочку. И даже успела подписать на 4-месячную Лизу согласие. А что было дальше?

Галина: Алло.

Корр.: Галина? Добрый день, это программа «Детский вопрос», «Радио России».

Галина: Здравствуйте!

Корр.: Как у вас дела, хотели спросить.

Галина: Мы с 25 декабря сидим в декретном отпуске! (улыбается)

Корр. (радостно): Ух ты! Так это вы еще перед Новым годом взяли, да?

Галина: Да-да-да. Мы взяли девочку, растем.

Корр.: Ту самую, или другую?

Галина: Нет, другую. У той статуса же так и не было.

Корр. (удивленно): Не было статуса?

Галина: Не знаю, как-то так. Может и там, в «Аистенке», не хотели сильно со мной работать. Все, я написала отказ от той девочки.

Корр.: Ну да, от Лизы.

Галина: Потом я съездила в дацан, мне сказали, что девочка не твоя. Скоро, говорят, найдешь свою, и через неделю мне позвонили. И я обрадовалась. Значит, та была не моя.

Корр.: Видимо, да. Главное – что свою нашли.

Галина: Свою нашла. Тут у нас, в Кабанском районе девочку нашла.

Корр.: А это вы у себя в районе, там какой-то у вас тоже есть приют, да?

Галина: Нет, она была в детском отделении, и из нашей опеки мне позвонили.  Я 23 декабря съездила, посмотрела, и 25 мы уже ее забрали. Документы же у меня все на руках были.

Корр.: Ну да. И прямо так быстро вам оформили, да?

Галина: Да. И они там сами все подготовили, праздник под Новый год сделали! (смеется) Два месяца ей.

Корр.: О, какая малышка, как зовут? Если не секрет…

Галина: Ксюша.

Корр.: А вы усыновлять будете?

Галина: Да. У меня сейчас опека будет, потом буду удочерять ее.

Корр.: А скажите, ваша служба сопровождения… вы с ней продолжаете общаться или нет?

Галина: Да. Светлана Николаевна… созванивались…

Корр.: Как, помогают они вам чем-нибудь?

Галина: Если совет нужен какой-то, я звоню ей. Ну а так – как подружки стали! (корреспондент смеется)

Корр.: Здорово! Ну и как у вас, жизнь-то изменилась, наверное?

Галина: Ну, конечно, все по-другому.

Корр.: А как – по-другому? Лучше, хуже?

Галина: Лучше, конечно! Все по-настоящему. Уже утром встаешь – все по-другому. (слышны восклицания малышки) Заботы совсем другие. Ну, вот, лежит со мной сейчас.

Корр. (смеется): Устаете?

Галина: Да нет, она спокойненькая у меня. (малышка тихо агукает)

Корр.: Дает выспаться?

Галина (одновременно): Спит она… Она ночью встает в четыре, и потом в восьмом часу, а днем через два часа кушает она.

Корр.: Ясно. Как семья приняла девочку?

Галина: Ой, семья – вообще все рады, и как будто тут она и была. (смеется вместе с корреспондентом) И сестры, братья, мама, папа – прямо все рады.

Корр.: Все приняли, да?

Галина: Да-да-да. Мы счастливы все!

Корр.: Ясно. Спасибо вам большое, мы очень за вас рады. И за вашу дочку!

Галина: Там всем привет передавайте!

Корр.: Обязательно. Спасибо большое, всего доброго.

Галина: Всем удачи! До свидания!

Корр.: До свидания!

4. Баярма, Ким и…

Да, при поиске своего ребенка случаются самые неожиданные повороты. Вот и молодая пара – Баярма и Ким – села в «Поезд надежды», чтобы найти маленькую девочку. А нашли 3-месячного мальчика. И уже готовы были его забрать, когда буквально в последний момент врачи заподозрили у малыша заболевание, грозящее проблемами со зрением. Супруги засомневались. Чем же закончились их колебания?

Баярма: Алло?

Корр.: Алло, Баярма? Здравствуйте, это «Детский вопрос», «Радио России».

Баярма: А! Здравствуйте.

Корр.: Помните нас?

Баярма: Ага, помню-помню.

Корр.: Как у вас дела?

Баярма: Да ничего, только мы этого мальчика-то не стали брать. Из-за диагноза. Но его уже взяли, усыновили.

Корр.: А, взяли его уже, да?

Баярма: Да, в декабре, 31-го декабря он уже в новой семье был.

Корр.: О! Ну, хорошо. Мы за него рады.

Баярма: Ну и мы рады, что Семена взяли уже в семью. После нас, видать, сразу пара пришла, понравился он, и усыновили.

Корр.: На будущее, я бы вам посоветовала, если какие-то диагнозы вдруг появляются, все-таки сначала независимое обследование сделать. Потому что один врач – он же может и ошибиться. Лучше еще раз проверить.

Баярма: Ага, хорошо, ладно.

Корр.: А вы-то не нашли?

Баярма: Ну, вот сегодня только ездили, посмотрели мальчика, сейчас думаем…

Корр.: Ой, что за мальчик?

Баярма: Ну, мальчику год и шесть месяцев. Ходит уже. И везде успевает полазить, и ходит, и бегает, и… воспитатели говорят, что он очень такой, шустрый, активный ребенок.

Корр.: А вы хотите поспокойнее?

Баярма: Вот, не знаем. Но нам-то самое главное, чтобы здоровье нормальное было…

Корр.: Ясно. Ну вам самим-то понравился мальчик?

Баярма: Ну, в принципе, да, понравился… Мы сейчас будем, наверное, думать.

Корр.: Ясно.

Через несколько дней мы снова позвонили Баярме.

Корр.: Как ваши дела?

Баярма: Ой, вы знаете, у нас опять крутые изменения: мы передумали.

Корр.: Да? А почему?

Баярма: Долго думала, прислушивалась к себе… и поняла, что это не мое, кажется. Все-таки мы решили, что лучше девочку.

Корр.: Понятно, то есть будете ждать пока?

Баярма: Будем ждать!

Корр.: Ну удачи вам тогда в поиске девочки. Всего доброго!

Баярма: Ага, спасибо, до свиданья!

5. Раджана, Мунко и…

Еще одна молодая пара участников «Поезда надежды» – Раджана и Мунко – тоже надеялись найти крохотную дочку. Однако буквально посреди рейса им пришлось «сойти с дистанции» – тяжело заболела мама Раджаны. Конечно, мы очень волновались за эту семью…

Раджана: Алло?

Корр.: Алло! Здравствуйте! Раджана?

Раджана: Да, здравствуйте!

Корр.: Добрый день! Это вас беспокоит «Радио России». «Поезд надежды» помните?

Раджана: Да-да-да, помню.

Корр.: Как ваши дела сейчас?

Раджана: Ну ничего, хорошо.

Корр.: Как мама ваша?

Раджана: Мама выздоровела… Операция хорошо прошла.

Корр.: Ну замечательно! Мы очень рады! Ну а как ваши поиски?

Раджана: Поиск… ну… так и стоит. Нет еще детей маленьких, все большие: мальчики три, четыре месяца уже. А мы девочку хотим… вообще маленькую.

Корр.: Прямо до месяца?

Раджана: Да…

Корр.: А! Совсем чтоб махонькая. А как ваша служба сопровождения? Продолжает с вами работать?

Раджана: Да, работает, созваниваемся.

Корр.: Помогает чем-нибудь?

Раджана: Да. Ну, в декабре звонили – мальчики есть.

Корр.: А, это они вам мальчика предложили, да?

Раджана: Да. Ну, мы в дацан ходим, нам сказали: «Еще ждите! Ваш ребенок еще не пришел, еще не родился, ждите! Не спешите, это вам не игрушка».

Корр.: Ну это правильно!

Раджана: Мы надеемся и ждем.

6. Галина, Сергей и Лера, Сережа, Данилка

Галина и Сергей – родители опытные. Они уже вырастили троих кровных детей, которые теперь живут отдельно. А в 2006 году у супругов появились 6-летние дочка и сын. Но через три года мальчика забрал его родной отец (в одном из прошлых выпусков мы рассказывали эту историю). Привыкшие к большой шумной семье Галина и Сергей решили, что 13-летней Анжеле обязательно нужны братья и сестры. Став «пассажирами» нашего «поезда», супруги отправились в один из отдаленных районов Бурятии, где познакомились с 14-летним Русланом (о нем мы уже рассказывали). А еще приглядели себе мальчика и девочку, тоже школьников…

Галина: Алло?

Корр.: Алло! Здравствуйте! Галина?

Галина: Да-да! Здравствуйте, здравствуйте!

Корр.: Добрый день! Это «Детский вопрос» «Радио России».

Галина: Ну, очень приятно!

Корр.: Как у вас дела?

Галина: Хорошо дела!

Корр.: Ребят-то забрали?

Галина: Да-да-да.

Корр.: Всех, кого собирались?

Галина: Еще нет, наверное. У меня сейчас Лера 14 лет, Сережа, ему 12 лет. Затем, Данил. Данилу 10 лет. И вот у нас Анжела.

Корр.: То есть, вы их уже в семью забрали? И Веру, и Сережу, и Данилку?

Галина: Да-да. Да-да.

Корр.: А Данил из того же учреждения или из другого?

Галина: Из другого. Он из города Улан-Удэ…

Корр.: А с Даниилом вы потом еще познакомились, да?

Галина: Да, с нами ездил психолог, Любовь Михайловна, и вот после «Радио России» она мне сказала: «Поехали, посмотрим Данила». И вот мы с мужем поехали, посмотрели Данила. Вот он уже где-то  полмесяца у нас.

Корр.: А Руслана не стали брать?

Галина: А Руслана, значит… У него же бабушка, 84 года, и сестра. Они сказали, что Руслана не трогайте.

Корр.: Ну как это не трогайте? А что, они сами его не забирают и вам не дают?

Галина: Да, вот так. Я с бабушкой разговаривала, к ней домой ездила… С Аленой, сестрой. Ей 20 лет… И вот она говорит: «У нас очень влиятельные родственники, мы Руслана в самый лучший детский дом определили». Я говорю: «Нет такого понятия – «лучший детский дом»!» И вот она говорит: «Я его скоро заберу, но пока я сейчас не могу его забрать, я сейчас учусь…» В Государственной академии культуры она учится … А я говорю: «Видите, Алена, четыре года ребенок в этом «лучшем детском доме». Стыдно, что у вас такие влиятельные родственники, а ребенок находится в детском доме». А бабушка говорит: «Нет, нет, нет, нет, вы не забирайте его оттуда, не забирайте!» И они категорически против. Когда мы приехали за Сережей, Руслан даже не показался. Они, видимо, связываются по телефону…

Корр.: Настроили его?

Галина: Да, Руслан на контакт уже не пошел.

Корр. (вздыхает): Ясно… Ну, а ребята ваши новые вписались уже? Или пока притираетесь?

Галина (одновременно): Ну, как-то… Лера меня «мама» называет уже который день. Она в центр сегодня звонила, подружку свою хочет, Веронику… «Вероника, – говорит, – Здесь классно, все! Но я хочу, чтоб ты была тут тоже! Приезжай сюда!» Ну вот так…

Нам удалось поговорить и с самой Лерой.

Лера: Алло?

Корр.: Здравствуй, Лера!

Лера: Здравствуйте!

Корр.: Как ты поживаешь там?

Лера: Хорошо!

Корр.: Давно ты в семье?

Лера: С 26 декабря.

Корр.: Мама хорошая у тебя?

Лера: Угу.

Корр.: А папа?

Лера: Да, тоже хороший.

Корр.: Ну а братья как? Не обижают?

Лера: Нет.

Корр.: Играете? С братьями, с сестрой?

Лера: Ну да, на улицу ходим… В снежки играем, на площадь ездили, на горке катались…

Корр.: Маме-то помогаешь?

Лера: Да. Посуду мыть, полы подметать.

Корр.: Здорово! Ну, тебе хорошо в семье?

Лера: Да.

Потом трубку снова взяла Галина.

Корр.: Жизнь-то изменилась? Детей-то больше стало…

Галина: Ну конечно! Мы здесь, вот, двухъярусную кровать…папа сейчас делает, Сережа тут ему помогает…

Корр.: То есть, все хорошо, да?

Галина: Ну да. Единственное то, что мы в школу не ходим… Это у нас вообще трагедия…

Корр.: А из-за чего?

Галина: По месту жительства нам не дают место в школе…

Корр.: Почему?

Галина:  Потому, что мест нет.

Корр.: Интересно, а как же? Учиться же надо…

Галина: Я пошла к директору, мы с Лерой пошли… Заявление написала на четверых моих детей. У меня же еще приемная девочка…

Корр.: Да, Анжела.

Галина: Ну, вот, чтобы в одну школу они пошли… Директор даже не посмотрела! Тут же: «Все, нет мест, идите по своей прописке!» А мы говорим: «По месту жительства… Вот сейчас мы дом построили новый, и у нас документы только на землю. А по географическому положению нам было бы удобнее». Она говорит: «Нет, с первого сентября вышел закон, что строго по прописке по микрорайону. Другой район у вас!» Я потом поехала к замглавы администрации Советского района по социальным вопросам. Я говорю: «Помогите, пожалуйста!» Она посмотрела и говорит: «Ну, что смогу… Но вряд ли…» И вот я жду звонка, они мои координаты взяли… Если ничего не будет, уже к министру пойду.

Корр.: Правильно, надо бороться!

Галина: Да. И вот сегодня Лера заплакала… Я говорю: «Ничего-ничего, Лера! На то я и мама.  Я вас в обиду не дам…»

Корр.: Конечно!

Галина (продолжает говорить): «…И в школе будем учиться, дополнительное образование будем получать. Так что, ничего, – говорю, – Положись на меня!»

Корр.: Это правильно!

Через несколько дней мы перезвонили Галине, чтобы узнать, как решается их школьный вопрос.

Корр.: Как ваши дела? Удалось со школой договориться?

Галина: Да-да-да. Дети пошли в школу.

Корр.: Туда, куда хотели, да?

Галина: Да-да, очень даже хорошо.

Корр.: Кто вам помог-то?

Галина: Наш республиканский ресурсный центр. Они ходатайство написали, и я это ходатайство отдала в комитет образования района. И в пятницу позвонили мне оттуда. Сказали, что в понедельник можете уже детей устраивать. Мы в понедельник все пошли, устроились.

Корр. (с улыбкой): Ну хорошо.

Галина: Вообще здорово! Я  думаю, что детей будем еще брать …

Корр.: Угу.

Галина: Есть желание. Я думаю, в конце мая надо брать, чтоб все-таки адаптация была три месяца и, плюс, вот со школой все заранее решить. Чтобы они уже сразу на довольствие, на все-все-все поставили. Спасибо, что вы позвонили, что вы не оставляете нас…

Корр.: Ну что вы! Не за что!

Галина: Спасибо вам за то, что вы есть, за то, что вы беспокоитесь о нас, следите за нашей жизнью… Как-то надежней вот так…

7. Чимитсу и… Наташа с Настей?

Самостоятельная мама Чимитсу тоже уже вырастила троих детей – двух кровных дочек и приемного сына, который появился в ее семье уже школьником. Во время бурятского рейса «Поезда надежды» Чимитсу подписала согласие на 10-летних двойняшек Настю и Наташу. Чиновники заверили, что документы девочек в порядке. И казалось, что сестренки вот-вот окажутся в семье. Но сначала речь шла о середине ноября, потом – о декабре. Наступил январь…

Чимитсу: Да.

Корр.: Алло. Здравствуйте, Чимитсу Санжиевна.

Чимитсу: Да.

Корр.: Это программа «Детский вопрос» вас беспокоит, «Радио России».

Чимитсу: Ага.

Корр.: Помните нас?

Чимитсу: Да-да-да-да. Хорошо.

Корр.: Как у вас дела?

Чимитсу: Ну, пока, в конце декабря у девочек только-только документы готовы были. А я тридцатого поехала, мне сказали, что документы не будут принимать, потому что праздники.

Корр.: Интересно. Тридцатое – это рабочий день был.

Чимитсу: Ну, не знаю, так сказали. Но они принимают с девяти до двенадцати. Я во вторник съездила. Наши специалисты, из ­­Мухоршибири, забрали у меня оригиналы, а я поехала с копиями. Опять мои документы не приняли, и я обратно приехала.

Корр.: А зачем же они забрали оригиналы?

Чимитсу: Ну, я не знаю, почему. Я же не знала, что обязательно нужны оригиналы.

Корр.: Да-да, нужны.

Чимитсу (одновременно): Они забрали, я-то думала, что они знают. Забрали, все.

Корр.: Оказалось, что не знают.

Чимитсу: Ну, а я сразу приехала в Мухоршибирь из Улан-Удэ, и мне еще не хотели отдавать. Сказали: «Завтра приезжайте». Еле выпросила. Ну, они гоняют нас туда-сюда, как-то так получается. Но я езжу. И встречаемся там. Девочки ждут, я им звоню каждый раз, мы общаемся по телефону. Они гостили у меня.

Корр.: Когда гостили-то?

Чимитсу: Каникулы, ноябрьские каникулы.

Корр.: А вы же тогда еще собирались на них опеку оформлять. Я помню, что речь шла о середине ноября – что вы уже будете подавать документы и забирать их под опеку, совсем. Из-за чего вам их тогда не оформили под опеку, что говорят?

Чимитсу: Ну, у них документы не готовы еще были!

Корр.: А какие у них документы были не готовы?

Чимитсу: Решения суда не было.

Корр.: Так вы же не усыновлять, вы под опеку. Зачем вам решение суда?

Чимитсу: Ну, не знаю, мне вот так сказали: «Документы не готовы, решения нет».

Корр.: А до решения суда они отказывались передавать под опеку детей, да?

Чимитсу: Ну, мне сказали, просто документы еще не готовы. Надо ждать, а девочки тоже ждут.

Корр.: Скажите, вы когда в следующий раз собираетесь ехать в органы опеки?

Чимитсу: Во вторник поеду обязательно. С оригиналами. У них приемный день два дня в неделю – во вторник и в четверг. И с девяти до двенадцати мне надо прийти. Мне надо в понедельник поехать, с утра там быть. Там очередь большая.

Надо сказать, что село Мухоршибирь, где живет Чимитсу, находится в 120 километрах от Улан-Удэ. Автобусы ходят нечасто, так что попасть вовремя на прием в отдел опеки – не самое просто дело. Конечно, мы беспокоились и через несколько дней снова набрали номер Чимитсу.

Корр.: Как у вас дела? Вы собирались снова в опеку ехать.

Чимитсу: Я съездила, документы сдала. Приняли мои документы, четвертого февраля будет готово постановление, все получилось.

Корр.: Ну, хорошо. Очень хорошо! То есть, в начале февраля вы уже наконец девочек заберете?

Чимитсу (одновременно): Да-да-да-да.

Корр.: Ну, замечательно!

Недавно мы позвонили еще раз.

Корр.: Удалось ли вам девочек забрать?

Чимитсу: Обещали, уже в пятницу будет готов договор. И я в понедельник, наверное, поеду. Должно получиться.

Корр.: Должно, должно!

Чимитсу (весело): Все, наверное, будем рады! В понедельник, я надеюсь.

Корр.: Ну хорошо. Тогда, наверное, в понедельник мы вам позвоним еще раз. (смеется)

Чимитсу: Ага, позвоните.

Корр.: Всего доброго! Удачи вам! До свидания.

Чимитсу: До свидания!

8. Виктория, Александр и… Яночка?

В семье Виктории и Александра растет 15-летний сын. Но супруги уже давно мечтали о дочке. Ее-то они и отправились искать с «Поездом надежды». И сразу нашли! Первая же встреча с 2-летней Яной определила все – Виктория и Александр без малейших сомнений решили: забираем! Оставалось только утрясти формальности, и казалось, что это не займет много времени. В декабре мы позвонили супругам.

Виктория: Алло.

Корр.: Виктория?

Виктория: Да.

Корр.: Здравствуйте! Это «Радио России»…

Виктория: Узнала! Здравствуйте!

Корр.:  Как вы там живете?

Виктория: Ждем…

Корр.: А чего ждете?

Виктория: Суд. Что маму лишат родительских прав. В прокуратуру уже подали документы, они все собрали, сейчас отдали в суд. Ждем вот заседания суда, на какое они назначат.

Корр.: Суд, в смысле, вы хотите сразу усыновляться?

Виктория: Мы под опеку, а на месте в своем районе усыновление делать. Но, видите, они же нам ее так и не отдают…

Корр.: Как не отдают? Они не имеют права!

Виктория: Ну как? Вот тогда мы были… «Мы, – говорит, – не можем вам ее отдать. Вдруг суд решит не в вашу пользу?»

Корр.: Почему она осталась без попечения родителей?

Виктория: Так как мать бросила ее. Она как подкидыш же. Она идет по акту подкинутого ребенка. В «Аистенок» она поступила, как подкинутый, найденный ребенок вообще другими людьми.

Корр.: Я что-то не поняла: если она подкидыш, а кого они лишают прав?

Виктория: Ну они, видимо, маманю-то знают ее.

Корр. (громко): Мало ли, что они знают, кто мать! А что, ее мама посещает?

Виктория: Нет. Вообще. Яночка к нам тянется, она плачет, она уже отпускать меня не хочет от себя, со слезами расстаемся, потому что она уже к воспитателю вообще не хочет идти. Она от  меня с рук вообще не слазит…

Корр.: Конечно! Ну она вас уже как маму приняла, и получается, что мама почему-то уходит. Почему-то ее оставляет.

Виктория: Ну! Почему-то она бросает… Последний раз… я позавчера звонила, они сказали: «Да, прокуратура уже все проверила сегодня, мы надеемся, что до Нового года ее заберете».

Корр.: Все! Действуйте!

Мы, как и Виктория с Александром, очень обрадовались, услышав, что Новый год маленькая Яночка встретит уже дома, в кругу любящей семьи. И после праздников вновь позвонили супругам – узнать приятные новости.

Корр.: Добрый день, это программа «Детский вопрос» вас беспокоит. Хотели спросить, как у вас дела.

Виктория: Насчет Яночки, до Нового года хотели ее взять под временную опеку, они нам ее опять не дали.

Корр.: Так и не дали?

Виктория: Не дали, ждите решения суда, говорят, еще ни одного заседания, ничего не было…

Корр.: А вы подавали письменное заявление с просьбой о назначении опекуном?

Виктория: Да-да.

Корр.: И что, вам письменно отказали?

Виктория: Нет, почему… Опека не возражает, они согласны, а вот главврач дома ребенка не дает.

Корр.: Если опека не возражает – они же должны тогда оформить документы, если не возражают.

Виктория: Они не возражают, мы в опеку написали заявление, до Нового года мы ездили…

Корр.: Угу.

Виктория: Они у нас его приняли, что я, такая-то такая-то, беру под опеку ребенка. Сначала на месяц написала, но потом что с продлением. Опека не возражает, что можно продлить до трех месяцев.

Корр.: Да вы же могли просто на опеку подать. Не на временную, а на постоянную опеку.

Виктория: Она сказала на постоянную – нет, потому что суда не было еще. У нее нет статуса…

Корр.: А в опеке вам что на это сказали?

Виктория: Они сказали на временную опеку…

Корр.: Нет, не на временную, на постоянную.

Виктория: На постоянную – разговора не было про постоянную. До решения суда.

Корр.: И постановление вам не хотят делать о том, что вы опекун? В опеке…

Виктория: Да-да.

Корр.: Ну вы не сдаетесь, да? То есть вы хотите девочку забрать?

Виктория: Нет, мы не сдаемся, конечно!

Корр.: Хорошо. И вы готовы забрать ее до всяких судов, до всего?

Виктория: Да-да-да. Да.

Корр.: Будем дальше, значит, работать, постараемся вам помочь, так что не опускайте руки…

Виктория (тихо и грустно): Да мы не опускаем. Желание-то большое, конечно. Так хочется, чтоб ребенок…Мы, считай, уже и вещи понабрали ей, все это лежит и…

Корр.: Ну да…

Виктория (голос срывается): И что-то я уже… и слезы, и все на свете.

Корр.: Ну конечно, конечно. А девочка изъята давно?

Виктория: Да, она поступила к ним в марте, в прошлом году.

Корр.: Ага, и еще, наверное, где-то месяц она была до этого в больнице.

Виктория: Три месяца где-то она, говорят, была в больнице до этого.

Корр. (удивленно): Даже три?

Виктория: Да. Два месяца она где-то была в какой-то семье непонятной. Акт есть, в каком состоянии она поступила: вся избитая, в ссадинах вся, в синяках была…

Корр.: То есть она уже больше года как изъята?

Виктория: Да-да-да.

Корр.: И все это время кровная мать не интересовалась?..

Виктория: Не интересовалась ни мать, ни родственники, никто. Я все звонила, спрашивала: «Кто-нибудь приезжал, там, звонили?» – «Нет, кроме вас никто ею не интересуется и не интересовался никогда». (вздыхает)

Корр.: Понятно.

Виктория (с тяжелым вздохом): Вот такие вот дела…

Корр.: Ясно…

После нашего звонка в отдел опеки, у супругов согласились принять заявление. И в ближайший приемный день (а это был четверг) Виктория с Александром отправились в Улан-Удэ. Правда, выезжать им пришлось еще в среду вечером, потому что село, где живут наши герои, находится в 300 километрах от столицы Бурятии, и дорога занимает около 6 часов… Конечно, мы не могли не позвонить им после этого.

Корр.: Как у вас дела? Подавали?

Виктория (очень тихо): Приехали мы, заявление написали. Документы она взяла, но опять они говорят: мы вам откажем, скорее всего.

Корр.: Да?

Виктория (очень тихо): Сошлются на то, что у нее статуса нету…

На самом деле, согласно действующему законодательству нашей страны, пресловутый статус у Яночки есть. Статус на опеку, как у любого ребенка, оставшегося без попечения родителей. А еще у Яны есть право жить и воспитываться в семье, а не в казенном учреждении. Очень надеемся, что органы опеки все-таки начнут в соответствии с законами защищать интересы обездоленного ребенка.

Продолжение следует…

Итак, 13 семей приняли участие в недавнем рейсе «Поезда надежды». И уже 12 детей стали для них родными и любимыми – «солнечными человечками». Конечно, очень хочется надеяться, что совсем скоро мамиными и папиными станут и Настя с Наташей, и Яночка, а чуть погодя – еще кто-то. Мы обязательно и дальше будем интересоваться судьбами больших и маленьких пассажиров «Поезда надежды». Ведь этот поезд, хоть и возвращается каждый раз в Москву, регионы уже не покидает…