Скоро наш «Поезд надежды» отправится в Бурятию. Этот рейс будет необычным, поскольку именно там, в Забайкалье, стартует наша новая программа – региональные «поезда надежды». Первый такой состав уже сформирован в Улан-Удэ: все его «пассажиры» – выпускники бурятских школ приемных родителей. Однако заявки на участие в поездке традиционно поступают из самых разных уголков России…

Алексей: Здравствуйте! Меня зовут Алексей. Я из Нижнего Новгорода. Слушаю ваши радиопередачи на протяжении нескольких лет. Вы делаете благородное и очень нужное для нашей страны дело. Спасибо вам, низкий поклон! Хочу стать участником «Поезда надежды». Мне 55 лет, имею высшее педагогическое образование. В разводе. Не пью, не курю. Проживаю в трехкомнатной квартире с мамой в Нижнем Новгороде. Закончил успешно школу замещающих родителей, был избран старостой группы. Собрал все необходимые документы, получил заключение о возможности быть опекуном ребенка. Жду вашего звонка. Всего доброго вам!

Благодаря бескорыстной поддержке наших давних друзей – компании «Аэрофлот» – мы смогли сохранить традицию: «пассажирами» очередного рейса «Поезда надежды» стали не только семьи из Бурятии. Вместе с нами к берегам Байкала отправятся и несколько семей из других регионов нашей огромной страны.

Со всеми участниками – и с теми, кто полетит с нами в Улан-Удэ, и с теми, кто уже ждет нас там – мы долго и обстоятельно беседовали.

"Поезд надежды"

Галина и Сергей (Улан-Удэ)

Корр.: Здравствуйте! Это Галина?

Галина: Здравствуйте.

Галина и ее муж Сергей живут в Улан-Удэ. Они уже вырастили троих кровных детей. Двое старших создали свои семьи, живут отдельно, радуют родителей внуками. Третья дочка поступила в медицинскую академию и теперь учится в другом городе.

Галина: Мысль взять еще детей появилась давно. А в 2006 году это у нас осуществилось, и мы взяли мальчика и девочку у нас в детском доме. Мы решили взять двух девочек, приехали туда с мужем. Как раз показывали концерт. Я смотрю, думаю, когда же мне как-то кольнет?

Корр.: Екнет.

Галина: Вроде всех хочется… (смеется) Все такие хорошенькие. А тут у меня муж говорит: «Смотри, смотри! Мальчик смотрит на меня. Смотри, смотри, вон мальчик!» Я говорю: «Сережа, смотри только на девочек!» (корреспондент смеется) И вот он мне на Максимку все показывал, а после, когда уже концерт прошел, я тоже… вот так у нас появился Максим. С нами две семьи еще было… Они выбрали, а потом мне Ольга, другая семья, соседи наши, говорит: «А вот ту девочку-то, крупненькую такую посмотрите. Она на нашу соседку похожа!» А я видела ее, она так старательно пела… Но она не искала нашего взгляда. Она так была увлечена песней. И на нас, можно сказать, внимания не обращала. Я спросила: «А правда, где эта девочка?» А тут воспитатель говорит: «Пойдемте-пойдемте! Я вас провожу!» Ну вот так у нас Анжела появилась.

Корр.: А вообще, им сколько лет-то сейчас, детям?

Галина:  Анжеле 13 лет, четырнадцатый сейчас.

Корр.: А Максиму?

Галина: А они одногодки, двухтысячного года были. Ну вот, «были», говорю… Есть они. Просто Максим, он со мной не живет. Почему? – потому, что папа пришел из тюрьмы и забрал его. Приоритет у таких родителей.

Корр.: Кровных.

Галина: Ну это уже все переболело. Я всегда думала, ну вот, тюрьмы – это что-то такое страшное, что там одни преступники, нехорошие люди. А когда я познакомилась с папой Максима, он, в общем-то, нормальным человеком оказался. И, видимо, действительно, от тюрьмы и от сумы, как говорится, не зарекаются…

Корр. (одновременно): Ну да…

Галина: Да. После тюрьмы он сразу купил квартиру, женился… хорошая жена попалась… Мы с ним познакомились, в течение года он с нами тесно общался, и потом уже мне сказал: «Мне 43 года, и тут сын готовый. В общем-то, спасибо вам… Если вы разрешите, то я его… ну, через суд, там, по закону…» С Максимом мы сели, вот, как-то и говорим: «Ну что, Максим, что будем делать?» А он такой радостный: «У меня два папы! Один наш папа, другой – мой папа».

Корр.: Угу.

Галина: Ну вот. Так, это, видимо, судьба. И сейчас Максим у него, Анжела с нами. Анжела в седьмом классе учится.

Корр. (перебивает): А они – не брат с сестрой?

Галина: Нет, нет.

Корр.: А Максим-то сколько у вас в семье пробыл?

Галина: Три года. Он ушел  три с половиной года назад.

Корр.: Ну вы как-то общаетесь сейчас, нет?

Галина: Ну мы… Раньше мы очень плотно общались, сейчас реже стали… мы перезваниваемся, встречаемся. Два раза в год у нас получается.

Корр.: Ну он доволен?

Галина: Он в своей семье живет. Мы с Анжелой сейчас вдвоем остались, папа у нас на дальние рейсы ездит…

Корр.: Дальнобойщик.

Галина: Дальнобойщик, да. А тут Анжела как-то мне говорит: «Мама, А может быть, мы возьмем… Посмотрим детей в детдоме?» Несколько лет назад вот, года три, наверное. И она мне говорит: «Мама, давай возьмем! Я хотела бы, чтобы у меня тоже сестренки были». А я говорю: «Ну, Анжела, это же ответственность такая большая! Это на тебя нагрузка ляжет». А она говорит: «Ничего, мама! Я тебе помогу!» Ну вообще она такой интересный ребенок… «ребенок», говорю, да? А она на самом-то деле девушка уже. Она такая рассудительная, она со своим стержнем. Может одним словом меня вот так успокоить: «Все, мама! Все, заканчивай, не грусти. Все будет нормально!»

Корр.: Молодец какая девочка!

Галина: А потом с отцом переговорили. Я говорю: «Ну что?» Он: «Ну я-то ладно. Я-то уезжаю, а вот ты-то как? Уже мы в возрасте, через год у меня пенсия будет». И вроде бы так на себя со стороны посмотрела. Думаю, что еще одно поколение детей могу вырастить.

Корр.: Поняла. А сколько вы все-таки детей-то хотите взять?

Галина: Мы вообще хотели бы взять много детей. Ну, человек 6-7.

Корр.: Ой! Как много…

Галина: Много, да? (смеется) Ну, наверное, вот так. Я говорю, с одним-то страшно, а с двумя не страшно!

Корр.: А с тремя еще больше не страшно, да?

Галина: Не страшно! (корреспондент смеется) А тут: все вместе, скопом.

Корр.: То есть, вы постепенно хотите взять несколько детей?

Галина: Ну да… наверное, постепенно. Сначала, наверное, у нас какой-то период будет… Вот месяц, два, там… Посмотрят на нас, как, что…

Корр.: Адаптация будет, наверное.

Галина: Адаптацию пройдут, да. А потом уже всех ребятишек соберу, домой придут дети, и будем жить-поживать.

Раджана и Мунко (Бурятия)

Раджана и Мунко – совсем молодая пара из пригорода Улан-Удэ. Обычно по телефону с нами общаются женщины, но на этот раз нам удалось поговорить и с будущим папой.

Корр.: Хотелось бы узнать немножко о вашей семье. Как давно вы поженились?

Мунко: Когда мы поженились? В 2011 году поженились.

Корр.: То есть, не очень давно?

Раджана (рядом, подсказывает): В браке два года.

Мунко: Ну, в браке два года. А гражданский… там еще два года жили.

Корр.: А, ну то есть уже где-то четыре года вместе, да?

Мунко: Четыре. Да-да-да.

Корр.: И, я так понимаю, детей у вас нет?

Мунко: Не-а.

Корр.: А когда появилась мысль насчет того, чтобы взять приемного ребенка?

Мунко: Год назад.

Корр.: А с чего вдруг она возникла и у кого первого?

Мунко: У нас двоих! (смеется)

Корр.: Одновременно?

Мунко: Да!

Корр.: И какого ребенка вы хотите взять?

Мунко: Ну, младенца. Новорожденного.

Корр.: Совсем маленького, да, ребенка?

Мунко (одновременно): Да-да-да.

Корр.: Вы не собираетесь, как некоторые, вот бывает, знаете… Имитируют. То есть, ходят с животом накладным… Нет у вас такого?

Мунко: Не, вы что? Не-е-е. (со смехом)

Корр.: То есть, вы спокойно к этому относитесь?

Мунко: Конечно.

Корр.: А вообще, вот ваши родственники, они знают о том, что вы собираетесь сделать?

Мунко: Родители знают, родственники тоже знают, но мало-мало. Ну, не все.

Корр.: Ну они хорошо к этому относятся?

Мунко: Да.

Корр.: Вообще как-то вы готовились? Ну, я так понимаю, в школе приемных родителей вы, наверное, занимались, да?

Мунко: Да-да. Приходили, учились, проходили, ходили.

Корр.: Ну, то есть, немножко в этой теме разбираетесь, да?

Мунко: Угу.

Корр.: Так. Вы хотите мальчика или девочку?

Мунко: Девочку.

Корр.: А почему?

Мунко: Ну, девочку хотели все вместе. Девочку так девочку.

Корр.: Ну а … мальчик, вот. Помощник отцу. Почему нет?

Мунко: Не, помощника маме лучше.

Корр.: Пусть маме лучше помогает?

Мунко: Да. (корреспондент смеется)

Корр.: Ясно. Ну вы как думаете, вы на этом остановитесь? Или нет?

Мунко: Ну, будущее не знаю пока… Может, второго возьмем, третьего возьмем.

Корр.: Как пойдет, да?

Мунко: Да.

Корр.: А почему именно такого маленького хотите взять?

Мунко: Ну… сразу с рождения лучше воспитывать. Пеленки, распашонки, все. Все испытать.

Корр.: То есть, хотите пройти весь путь, да?

Мунко: Да.

Корр.: Вы вообще уже кого-нибудь выбирали, смотрели? Вот, фотографии… Нет? Или вы ждете, когда родится? (со смехом)

Мунко: Не-не, ходили, смотрели…

Корр.: Никого не выбрали?

Мунко: Два раза ходили смотрели.

Корр.: И что?

Мунко: Ну… как вам сказать-то? У нас буддийская же вера…

Корр.: Угу.

Мунко: И мы ходили в дацан, с ламами поговорили. Сказали, ну: «Не подходит, подождите еще».

Корр.: В смысле, конкретно вот этот ребенок не подходит, он сказал?

Мунко: Ну, пока еще не время, да, говорит.

Корр.: Ага. А про «Поезд»…

Мунко (перебивает): «Еще подождите чуть-чуть» – говорит.

Корр.: А про «Поезд надежды» вы им ничего не говорили? Про наш «Поезд надежды». Вы сейчас найдете ребенка, а вам опять лама скажет, что не время, не надо… Так не получится?

Мунко: Да не…

Корр.: Нет?

Мунко: Нет-нет!

Корр.: То есть, уже теперь будет как раз вовремя?

Мунко: Угу.

Баярма и Ким (Бурятия)

У Кима и Баярмы тоже пока нет детей.

Баярма: Нет…

Корр. (перебивает): Пока нет.

Баярма (продолжает говорить): Но у мужа есть там…

Корр.: А, ну, это второй брак, видимо, да, у него?

Баярма: Да-да-да.

Корр.: А у него в той семье кто?

Баярма: Мальчик.

Корр.: Один?

Баярма: Угу.

Корр.: А давно вы женаты, если не секрет?

Баярма: Три года.

Корр.: Ну и с чего вдруг вы решили взять ребенка, может быть, и так хорошо, в принципе?

Баярма: Ну, мы решили взять, потому что… может быть, так быстрее сможем родить своего ребенка. Бывает же, по бурятским поверьям, когда берешь ребенка, Бог тебе дает своих детей. Поэтому, мы решили вот таким образом…

Корр. (перебивает): Ну, кстати… Кстати…

Баярма: Посмотрели социальные программы. Ну, вот, у меня идея зародилась. «Давай возьмем ребенка!»

Корр.: И муж согласился.

Баярма: Да.

Корр.: Сразу согласился?

Баярма: Нет, не сразу.

Корр.: То есть, пришлось его долго уговаривать, да?

Баярма: Нет, не уговаривать, но просто…

Корр. (подсказывает): Убеждать.

Баярма: Один раз вопрос подняла, потом через какое-то время вернулась к этому вопросу, и он уже согласился. Я ему дала время на размышление как бы.

Корр.: Ну понятно. И кого вы ищете? Какого ребенка, скажите мне?

Баярма: Мы хотели девочку до трех лет.

Корр.: Ну, до трех – это все-таки ближе к новорожденной?

Баярма (перебивает): Ну, вообще, мы сначала хотели, чтобы ей два было годика, два с половиной… Но таких, сказали, вообще нет. Поэтому, скорее всего, новорожденная будет. Потому что мы ездили, смотрели…

Корр.: То есть, вы уже ездили?

Баярма: Да. Русских детей много, а бурятов нет…

Корр.: Вы именно бурятского ребенка  хотите?

Баярма: Да, бурята или метиса.

Корр.: А какие предпочтения по здоровью? Совсем здорового ребенка хотите?

Баярма: Ну, хотя бы не такие диагнозы, типа ДЦП. Такие, конечно, не хотелось бы… Сейчас же вообще здоровых детей мало рождается, даже у здоровых людей.

Корр.: Ну это да.

Баярма (одновременно): Более или менее чтобы…

Корр.: А можно спросить, почему девочка?

Баярма: Ой. Это было предпочтение моего мужа. Он поставил условие, что должна быть обязательно девочка.

Корр.: Наверное, потому, что у него мальчик уже есть?

Баярма: Нет, просто он с девочками может быстрее контакт найти, и мальчика все-таки сложнее воспитывать. Своих-то сложно воспитывать, чужих тем более. Характер чужой… (смущенно смеется)

Корр.: Если вы маленького возьмете, характер будет свой, не чужой. И ребенок будет свой, не чужой. Вы ведь… усыновление у вас, да? Форма какая?

Баярма (перебивает): Угу. Да-да-да.

Корр.: Ну вот. Тем более, полностью ваш ребенок будет. А вот еще, знаете, так тоже бывает… Хотят девочку, потом увидели мальчика и поняли, что это их ребенок.

Баярма: Ну, всякое бывает… Я-то согласная была и на русскую, говорю: «Может, давай русскую возьмем?» (со смехом)

Корр. (одновременно): Ну да.

Баярма (продолжает): Потому что русских детей очень много, я все на региональные сайты заходила, на федеральные. В Иркутске, в Москве. Возможностей-то сейчас много… посмотреть в интернете. Ну… Пока муж, не знаю. Ну, посмотрим, если ему понравится… Он же должен как-то… полюбить?

Чимитсу (Бурятия)

Самостоятельная мама Чимитсу – тоже из Бурятии. У нее есть две взрослые дочери и приемный сын, с которым связана удивительная история…

Чимитсу: Знаете, у нас село маленькое. В школе очень мало детей. Мы всем педколлективом решили взять детей на воспитание, чтобы как-то… школу сохранить и детям-сиротам помочь. У нас в селе тридцать детей.

Корр.: Приемных?

Чимитсу: Да.

Корр.: Вот это да!

Чимитсу: Про нас все знают! (смеется)

Корр.: Это когда было? Когда приняли такое решение?

Чимитсу: Это было в 2006 году. Мы за детьми поехали в сентябре.

Корр.: И сколько вас поехало?

Чимитсу: Восемь человек, восемь учителей. Мы на своем микроавтобусе поехали, все обратно приехали с детьми.

Корр.: И все взяли, да? Все восемь.

Чимитсу: Да-да-да. Но вот в первый раз мы хотели сохранить работу, чтоб школа была. Но потом чувства появились, конечно… (смеется)

Корр.: То есть…

Чимитсу: Когда мы уже встретились, познакомились с детьми.

Корр.: Ну то есть сначала хотели работу сохранить, а потом уже…

Чимитсу: Да.

Корр.: Уже хотели просто детям помочь…

Чимитсу: Да-да-да.

Корр.: Ну, никто не пожалел об этом?

Чимитсу: Нет. Все дети здесь, учатся. Мой мальчик, когда  приехал к нам, учился в шестом классе. Он такой маленький-маленький был. Какой-то совсем синюшный. Глаза такие грустные-грустные (смеется). Жил он у меня шесть лет. И никаких таких трудностей не было. Но на первых порах, конечно, период адаптации был…

Корр.: Был, да?

Чимитсу: Но потом-то мы адаптировались. Уже закончил одиннадцать классов. Поступил учиться.

Корр.: О-о-о! Сколько лет ему сейчас?

Чимитсу: Ему будет девятнадцать скоро. Учится на землеустроителя.

Корр.: В техникуме?

Чимитсу: Да-да-да.

Корр.: Ну он как: уехал с концами или все-таки как-то с вами поддерживает отношения-то?

Чимитсу: Он сегодня был, приезжает.

Корр.: Угу.

Чимитсу: На субботу-воскресенье. Мы с ним очень хорошо общаемся. Отношения хорошие у нас.

Корр.: Так. И что? Все дети разлетелись, вы решили еще взять детей…

Чимитсу: Да. Ну, мне хорошо, и детям хорошо будет. Хочется, конечно, дать какое-то тепло ребенку.

Корр.: Кого вы ищете?

Чимитсу: Я хотела мальчика от девяти-десяти лет. Мне предлагали детей… тринадцати и девяти лет. Брата-сестру. Я их ждала из лагеря. Я ждала целый месяц этих детей. Несколько раз приезжала. Приготовила комнатку на двоих.

Корр.: Мм.

Чимитсу: И я поехала за ними. Но девочка не захотела…

Корр.: В семью, да?

Чимитсу: В семью, ага. Категорически не хочет девочка, она уже большая.

Корр.: Не получилось.

Чимитсу: Они не захотели.

Корр.: Так вы двоих хотите?

Чимитсу: Да-да-да. Хотелось бы брата-сестру. Двоих можно.

Ольга и Михаил (Воронеж)

Заявка от супругов Ольги и Михаила пришла из Воронежа. В письме Михаил рассказал, что детей у них с женой пока нет, и они мечтают усыновить ребенка, а может быть – даже двоих.

Корр.: Вы хотите либо одну девочку, либо одного мальчика, либо брата с сестрой, правильно?

Михаил: Ну да. Честно говоря, сначала мы смотрим девочку. Если эта девочка, как говорится, понравится, и будет мальчик, мы заберем их двоих. Вот как-то так…

Корр.: Ясно. Но вы именно вот такой вариант… а две девочки?

Михаил (со смехом): Ну как-то не думали. Тяжело сразу взять так и определиться. На двух деток мы как бы определились: будет – мы их заберем.

Корр.: А возраст?

Михаил: Возраст? Ну, где-то от полугодика и до пяти. Тут дело все в том, что, если двое, то хотя бы один из деток чтобы был до трех лет, чтобы жена могла уйти в отпуск декретный. Почему? – Потому что я не хочу их сразу куда-то отдавать. Чтобы год они были дома, ни в какие садики, ничего. Я, честно говоря, и десять взял, если бы мне средства позволили. Мне детьми заниматься всегда было радостно, потому что я был в семье старшим, и у меня много двоюродных было. Я все время кого-то защищал из младших… И у меня племянники сейчас, они как бы со мной все. Мне это нравится, и им это нравится, и крестник со мной постоянно… У него отца нету, я у него один из мужчин. Так что мне это не сложно. У нас у обоих опыт есть. У меня в роду у знакомых были приемные детки, я знаю, что это такое. Ну и в роду у меня дедушка сиротой вырос… Для нас это не ново, честно говоря. Поэтому… Есть возможность такая, я могу это сделать, пока есть силы у меня, средства, все есть. Почему бы это не сделать? Жить просто вот так, знаете, как бурьян, ничего не сделав, это тоже не вариант.

Корр. (одновременно): Ну да…

Михаил: А у нас такая ситуация… Понимаете, у нас что жена здорова в этом отношении, что я. И как бы надежда вот эта все время теплилась, теплилась… Если б кому-то поставили крест, то, может, это бы ускорило. Если вот так откровенно и честно. А когда крест не поставили… Видно, у нас был такой период вот это все перетерпеть, выдержать и прийти к этому решению. (смеется)

Корр.: Ну да. А все-таки кто первый произнес эту фразу: «Давай возьмем ребенка»?

Михаил: Ну, честно говоря, у нас у обоих была эта мысль. Просто вопрос времени. Знаете, женщина всегда надеется, может, на что-то. Мужчина, он к этому проще… «Дык, давай, че там…» А женщина, она немножко по-другому к этому относится: «Как бы, я согласна… Но, может еще?..»

Корр. (одновременно): Вдруг получится, да?

Михаил: Да!

Корр.: Бывает, что берут ребенка в семью, а потом рождается кровный ребенок. Не исключаете такую возможность, что у вас может свой ребенок появиться потом?

Михаил: Да не знаю. Даже, если он появится, вы знаете, он ничем не будет отличаться от  того, который у меня уже будет. И у меня вообще нет разграничений, свой это или чужой. Вы думаете, у меня отношение изменится к тем детям?

Корр. (одновременно): Ну по-разному бывает… Бывает, даже возвращают.

Михаил (одновременно): Нет, нет. У меня вообще такое ощущение есть к людям: кто несчастнее, тот мне и ближе… Да и навряд ли кто-то появится… А появится, ну и будет расти так же, как и все.

Ирина (Сургут)

Со следующей участницей – самостоятельной мамой из Сургута – мы познакомились 5 лет назад. Именно тогда Ирина впервые стала пассажиром «Поезда надежды».

Ирина: У меня ребенок ваш крестник, Иван Алексеевич.

Корр.: Ага. Иван у вас из Новосибирска, да ведь?

Ирина: Да-а, Иван у нас из Новосибирска.

Корр.: Ему тогда сколько было?

Ирина: Три года. Ну, три с копейками.

Корр.: Так, это значит, сейчас, получается, уже…

Ирина: Ну, ему семь с половиной, 23 февраля он у меня родился.

Корр.: То есть, вы в первом классе?

Ирина: Во втором мы уже.

Корр.: Во втором?

Ирина: Да. Мы в первый пошли в шесть лет. (смеется)

Корр.: Да? Ну и как вы учитесь?

Ирина: На данный момент уже более или менее терпимо. Но в первом классе у мамы была истерика по полной программе (смеются). Ну, там следовало этого ожидать, конечно, у нас просто политика партии была такая, что в шесть и шесть дети идут в школу. Ну ничего. Побегали мы по школам. Из одной школы ушли, перешли во вторую… Вот так.

Корр.: Прямо посреди года, что ли?

Ирина: Ну да. После Нового года пришлось мне переводить его в частную школу, потому что…

Корр.: Тяжело?

Ирина: Тяжело, да, тяжело, в плане именно того, что дети его обижали… чуть ли не до нервного срыва. Я на все плюнула – перевела его в частную школу. Поэтому потихоньку уже выравниваемся.

Корр.: Ирина, ну а вот «Поезд надежды»-то вы вспоминаете?

Ирина: Ну, конечно, вспоминаю. Я вспоминаю, в основном, наверно, вот это вот сумасшествие, и особенно как мы впятером, как сейчас помню, на электричке пять часов, потом мы там чуть ли не под дверями… Ну, опыт, конечно, хороший был, я потом не могла отойти. С Ваней были проблемы по здоровью. В это время его должны были отправить в больницу, поэтому я сразу его и не забрала. Написала тогда заявление на Ваню, а потом приехала, по-моему, через месяц, если я не ошибаюсь, или через полмесяца. Я приехала вместе с бабушкой. Она захотела помочь. Ну, она тогда приехала, увидела Ваню… У бабушки чуть нервный срыв не случился. Он-то меня, естественно, уже не помнил: какая там тетя, какая там мама! (смеется вместе с корреспондентом) Там его игрушки в первую очередь интересовали в кабинете у директора. Он был весь обритый, как сейчас помню, его в этот раз побрили налысо.

Корр.: Угу.

Ирина: Ну, в общем, видок тот еще был (смеются) у ребенка. В одежде в такой подранной. У моей бабушки прямо округлились глаза по пять рублей… (корреспондент смеется) Она с такими глазами на меня: Ирина, это ты что делаешь?!

Корр.: То есть она пыталась вас остановить?

Ирина: Она пыталась, да. Но потом она наоборот: быстрей-быстрей, надо забирать, и помогала мне, и тут со мной жила первые три месяца, пока я… ну что – ребенок свалился трехлетний на голову, я ничего не знаю, что с ним делать.

Корр.: Угу.

Ирина: Весело было, весело! (смеется) Весело…

Корр.: Адаптация была, да?

Ирина: Ну да. С Ванюшкой было тяжело, да, очень тяжело, но тяжело не в плане моральном, а плане вот именно конкретного ребенка, конкретных особенностей Ванюши. В психологическом развитии он очень сильно отставал. На фоне других детей… и поведение, и все… Ванюшка сильно отличался. Ну сейчас уже тьфу-тьфу-тьфу, слава богу. Он знает откуда я его взяла, он это спокойно воспринимает…

Корр.: Угу.

Ирина: Правда, у него вопрос такой: мама, а почему ты меня выбрала? Что, говорит, девочек не было? – Нет, девочек, говорю, не было, но ты появился, и я тебя взяла (смеются).

Корр.: Не жалеете?

Ирина: Нет-нет-нет! Мы и на танцы ходим сейчас, и на у-шу ходим, и в театральный кружок, и стали учиться. Я наоборот даже думаю, вот, если бы мы не взяли, где бы он был бы. Иногда прямо бывает страшно: ты где был бы, ребенок-то мой?

Корр.: Я так понимаю, что вы решили ему привезти братика, чтобы была родная душа.

Ирина: Да, родная душа. Во-первых, он сам хочет брата, и он сам первый начал об этом разговаривать.

Корр.: Ммм!

Ирина: «Мама, давай». Я, в принципе, надумала это уже давно.

Корр.: Угу.

Ирина: Ну, наверно, года два назад… Попыталась с вами поехать, но у меня не складывалось все. Если честно, это откладывалось-откладывалось, но я уж поняла, что в этом году мне надо уже, (смеется) окончательно и бесповоротно. Если, дай бог, получится все, я, наверное, возьму ребенка… Четыре года, там, или пять. Просто, вот, знаете, кто-то любит маленьких, младенцев обожает.

Корр.: Да.

Ирина: А кто-то ищет самостоятельного ребенка, который уже (смеется) выращенный…

Корр.: Подрощенный.

Ирина: Подрощенный, да, точно. На младенцев меня не тянет. (смеется)

Корр.: А вы там уже кого-то присмотрели?

Ирина: Ну да,  присмотрела.

Корр.: Тогда до встречи в «Поезде надежды»!

Продолжение следует…

Итак, мы представили вам нескольких новых пассажиров «Поезда надежды». С остальными участниками рейса вы обязательно познакомитесь в следующих выпусках нашего радиожурнала. А наш необычный «поезд» на днях отправится в Улан-Удэ.

Пройдет несколько дней, таких коротких, но таких насыщенных, до предела наполненных эмоциями и переживаниями… И к следующей пятнице, когда в эфир выйдет повтор этого выпуска, судьбы многих наших героев изменятся, потому что в их жизни, возможно, случится эта главная, судьбоносная встреча, и дети обретут своих пап и мам. А мы сделаем все, чтобы помочь им в этом.

"Поезд надежды"