Вот уже 8 лет наш «Поезд надежды» привозит осиротевшим детям самый важный и нужный «подарок» – родителей. Сейчас этот необычный «поезд» снова готовится в путь – предстоит региональный рейс по  Бурятии. Но есть у «Поезда надежды» такая особенность: его пассажиры (и большие, и маленькие) остаются нашими подопечными на долгие годы. Мы продолжаем общаться с ними: звоним, пишем письма, ходим друг к другу в гости. При необходимости – помогаем, чем можем.
К примеру, уже почти полгода прошло с тех пор, как участники московского рейса разъехались по своим регионам. Кто-то сразу увез домой сыновей и дочек, кто-то вернулся за ними позднее. Но были и те, кто продолжил поиск. Сегодня мы расскажем о некоторых из них…

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

(Набор номера, длинные гудки)

Корр.: Елена?

Елена: Да?

Корр.: Добрый вечер! Это «Детский вопрос», «Радио России».

Елена (с радостным смехом): Здравствуйте!

Корр. (тоже смеется): Хотела узнать, как  у вас дела?

Елена: Дела замечательно. Я взяла девочку. Две недели назад.

Корр. (обрадовано): Да?!

Елена: Ага.

Корр.: Здорово!

Наша собеседница – самостоятельная мама из Самары. Когда Елена стала пассажиром «Поезда надежды», у нее уже были взрослый сын и четырехлетняя приемная дочка. А теперь появилась еще одна…

Корр.: Ну про девочку-то расскажите!

Елена: Девочка – Ульяна из Краснодара. Нина хорошо к ней относится, целует-обнимает ее. А она пинается, кусается. Ну, непривычно ей, видимо, такое внимание от детей… … (смеется вместе с корреспондентом)

Корр.: А ей сколько?

Елена: Ей два года.

Корр.: Я помню, вы собирались поехать в августе туда, в Краснодар.

Елена: Да. В июле сдала документы, а в августе поехала, забрала ее уже.

Корр.: Вместе с Ниной?

Елена: Да.

Корр.: Ну и как они там встретились?

Елена: Ну как? (смеется) Интересно ей было, что это за девочка такая, про которую столько говорили. Ну а теперь она у меня иногда спрашивает: «Назад ты ее не отдашь?» (смеется) А то вообще-то, уже можно и отдать.

Корр.: То есть, она в том смысле, что уже пора бы и вернуть, да?

Елена: Ну, когда злится, да. Маленькая все отбирает… А Нине непривычно. Раньше все игрушки – ей, хотя не особо-то эти игрушки были нужны, когда была одна… Было неинтересно, а теперь вдруг все сразу надо стало.

Корр.: Ну, это все нормально. Абсолютно нормально. Это со временем пройдет. Я думаю, вы тоже это понимаете.

Елена: Ага. Надеюсь, что они будут дружить, ведь  разница в возрасте маленькая.  Хотелось, чтобы близкими людьми выросли.

Корр.: Конечно!

Елена: Бегают друг за другом вот… Пищат, визжат…

Корр. (со смехом): Просто надо потерпеть немножко.

Елена: Ну да, мало времени прошло. Вот уже разницу вижу между Ниной и Ульяной. Нина у меня, оказывается, такая замороженная была… А Ульяна… Она мой бонус после Нины… (корреспондент смеется) Она такая тихая, спокойная. Молодец! Как оказалось, в школу приемных родителей пошла женщина – сотрудник дома ребенка. Хотела ее забрать. Когда я уже документы сдала, мне там сказали: «Вы знаете, есть один нюансик…» Я думаю: «Ну сейчас что-нибудь такое выплывет… Сюрприз какой-нибудь». Они говорят: «У нас одна женщина хотела…» Я говорю: «Ну, извиняйте!»

Корр.: Ну да. Мало ли что хотела.

(слышны детские голоса)

Елена: Ну вот. (перемещаясь с телефоном по квартире) Не спрячешься от них. Ходят хвостиками.

Корр.: Да. И слушают.

Елена: И…  сами разговаривают, я уже и туда, и сюда, а они за мной ходят…

Корр.: Ну, у вас, конечно, веселая жизнь начинается, я так думаю.

Елена: Да ну ничего, справимся. Хотя, тяжело будет, конечно, в первое время, что ж… Понятно, двое маленьких детей …

Корр.: Да. Но вы готовы?

Елена: Да. Знала, на что иду.

Корр.: Это самое главное. Ну что, здорово! Хорошие новости. Я очень рада за вас, поздравляю!

Елена (смеется): Спасибо!

Маленькая Ульяна – уже 9-й «солнечный человечек», появившийся у пассажиров «Поезда надежды-Москва». Всего участие в этом рейсе приняли 11 семей из самых разных регионов страны. Не все они вернулись домой с московскими детьми. Однако, как видите, это вовсе не значит, что поездка в столицу оказалась напрасной. Причем не только для Елены.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

ПАПИНЫ ДОЧКИ

Пролог

Корр.: Олег?

Олег: Да.

Корр.: Здравствуйте!

Олег: Здравствуйте!

Корр.: Это «Радио России» беспокоит…

Олег (обрадовано): О! Я понял уже.

Корр.: Я что-то заволновалась, не могу  дозвониться…

Олег: Ну, мы сегодня уезжали… Мы сегодня получили наконец-то весь пакет документов на ребенка.

Корр. (обрадовано): Да?

Олег: Да. То есть, мы сегодня официально… все у нас произошло. И постановление нам выдали, и все на свете.

Корр.: То есть, постановление об опеке, да?

Олег: Да… да, полностью… Все приготовили, все сделали.

Корр.: Здорово! Такая хорошая новость…

Звучит припев песни «Дочка»:

Папа мой, и никто в этом мире

Отнять это не сможет.

Ты любишь меня, и я верю,

Что во всем тебе бог поможет.

Глава 1. РИТА

Знакомьтесь, это Олег. Вместе с супругой он живет в Челябинской области. Весной нынешнего года эта семья приняла участие в московском рейсе «Поезда надежды». Как и с остальными «пассажирами», мы познакомились с ними по телефону. Сначала, правда, только с Верой – супругой Олега.

Вера: Мои двое детей уже выросли… Им 25 и 27 лет. Дети живут отдельно, сын в будущем году заканчивает МИФИ. Дочка уже закончила институт… Живут оба отдельно. Не женаты, внуков нет.

Корр.: И?.. Когда у вас появилась мысль насчет приемных…

Вера: Вы знаете… Дело в том, что у нас с мужем второй брак. Времена были тяжелые… в общем, так получилось, что совместного ребенка мы не завели. И спохватились, когда уже было поздно. Он так говорит: «А чего ж мы с тобой никого не родили-то?» Я говорю: «Ну, не знаю. Вот, не сподобились…» Ну и как-то пришла такая мысль: а почему бы нам не взять ребенка, и он был у нас как бы совместный.

Корр.: А почему девочка?

Вера: Не знаю… у мужа есть сын от первого брака, у меня тоже сын… Ну, как-то вот… Не знаю, хочется девочку – бантики, рюшечки…

Корр.: Ну, а вы как-то искали уже или пока нет ?

Вера (перебивает): Искали! Вы знаете, если честно, мы уже собираем третий пакет документов.

Корр.: Да вы что! Это сколько, значит, времени уже вы…

Вера: Да как сказать… Это уже, по-моему, в течение лет шести мы думали об этом. (смеется)

Корр.: Да-а…

Вера: У нас почему-то с девочками такой напряг… не получается… Девочек нету.

Корр.: Угу.

Вера: Сначала думали о маленькой, теперь уже думаем: а вдруг мы ее не поднимем? Может, надо и постарше… пяти-шести-семи-восьми, может, лет… Дело в том, что, если совсем большенькую девочку брать, начнутся проблемы переходного периода, правильно?..

Корр.: Ну да… Ну да.

Вера (продолжает): Она к нам не успеет привыкнуть. Мы боимся вот этих проблем. Ну, а если она будет младшая школьница… может быть, мы все-таки с ней сойдемся характерами. И все будет отлично.

Корр.: Ну понятно. Значит, девочка от пяти до восьми лет, хорошо бы славянка.

Вера: Да, неплохо бы.

Корр.: А если нет? (смеется)

Вера (смеется): Я не знаю даже… Может и… Знаете, я вот читала, что хотели девочку, там,  двух лет, а взяли мальчика восьми лет… Бывает так…

Корр. (одновременно): Да, бывает, сплошь и рядом. (смеется).

Вера: Я бы с радостью двух девчонок взяла! Но у меня муж трусит.

Корр.: Как человек ответственный… Правильно, он переживает.

Вера: Да-да-да, он переживает. Он говорит: «Ты вообще себе можешь представить – две девчонки? Да еще в таком возрасте…» Он, наверное, более реалистичный…

С Олегом мы познакомились уже в Москве, в холле гостиницы, где собрались все участники «Поезда надежды».

Корр.: Вы наши?

Вера: Ну а как же! Конечно, ваши! Мы прямо с поезда пришли.

Олег: Мы вот как раз подгадали так, чтобы…

Вера: Да, мы подобрали поезд.

Олег: Ну да…

Корр.: Ну как, уже не волнуетесь? Не переживаете?

Вера: Спасибо. Вы умеете успокоить.

Корр.: Просто у нас это уже 16-й «поезд», поэтому мы знаем, что не стоит волноваться. Конечно, бывает, что надо побороться за своего ребенка, но это, наверное, не страшно? Самое главное, чтобы было за кого бороться, правильно?

Вера: Ну вот Олег Иванович настроился уже… А нам сказали, что здесь, наверное, нет.

Олег: Ну, поживем-увидим, как говорится.

Беспокойство супругов вызвано одним обстоятельством: в Москву они приехали, можно сказать, вопреки рекомендациям сотрудников регионального банка данных о детях-сиротах. По телефону Вере и Олегу сказали, что в столице девочку-дошкольницу они вряд ли найдут. Однако, супруги решили, что рискнуть все-таки стоит. И вот они в Москве.

(Гул в коридоре детского дома, слышны чьи-то шаги)

Уже на следующий день Вера и Олег получили направление на знакомство с 7-летней Маргаритой. В детский дом мы отправились с ними. Пришлось долго ждать, прежде чем девочку привели на эту встречу. Но вот дверь открылась…

Соцпедагог: Входи, Рит. Проходи сюда.

Психолог: К тебе тут гости приехали.

Вера: Мы к вам в гости приехали – посмотреть, как вы здесь живете, что у вас здесь интересного.

Вера: Ты кукол любишь? Мы тебе пупсика купили. Будешь с ним играть? (Рита кивает) Ой, как замечательно. Боялись не угадать, вдруг не понравится. Посмотри, пожалуйста,  какой он хорошенький.

Олег: Он чего-то там говорит. (пупс разговаривает)

Психолог: Вот видишь, заговорил! (смеются) Как живой.

Вера: Рит, а у вас праздник завтра будет, к вам клоуны придут. Знаешь? Да? Ты будешь выступать?

Соцпедагог: На моноцикле будешь кататься, Рит?

Психолог: Она у нас участвует в номере.

Вера: Мы обязательно придем, посмотрим. Угу?

Психолог: Тогда мы вас ждем завтра. Приезжайте.

Соцпедагог: Ждем вас завтра.

Корр.: Спасибо.

Соцпедагог: До свидания.

Корр.: До свидания!

На этой встрече девочка была довольно замкнутой, очень стеснялась и почти не разговаривала. Тем не менее,  когда мы вышли на улицу, Вера заявила:

Вера: Мы берем, это наша девочка.

Корр.: Да? Да?

Вера: Олег?

Олег (одновременно): Сильно понравилась. Я абсолютно уверен, вот я говорю, что мне понравился ребенок вообще полностью.

Вера: Все, это наше обоюдное решение.

Корр.: Просто потом уже назад не будет дороги. Вам всю жизнь с ней жить.

Олег (одновременно): Ну, понятно. Ну да. Да поднимем, господи!

Вера: Чудесная девочка.  Давай, набирай.

Олег (звонит с мобильного телефон): Алло, здравствуйте, еще раз… (передает трубку Вере)  На, разговаривай.

Вера: Здравствуйте, мы только что у вас были, девочку мы берем, все.

Олег (подсказывает): Согласие.

Вера: Согласие готовы подписать.

Вечером, на традиционном родительском собрании супруги не скрывали своей радости.

Вера: У нас все замечательно. У нас будет дочка Маргарита.

И. Зотова: Вы подписали согласие?

Вера: Пока нет, но мы не передумаем.

Г. Красницкая, эксперт "ПН": И что это за Рита, сколько ей лет?

И. Зотова: Расскажите нам, как было дело, как вас встретили в детском доме?

Вера: Ну, девочка у нас, конечно, очень взрослая, ей уже семь лет исполнилось.

Г. Красницкая (иронично): Ага, да – взрослая!

Т. Павлова, эксперт "ПН": Пожилая, можно сказать, (все смеются) девочка.

Вера: Встретили нас абсолютно чудесно, две девушки, очень приветливые… Поговорили с нами прежде. Мы посмотрели документы. Потом отвели нас к врачу, мы поговорили с доктором. После уже привели девочку.

Еще там, в детском доме, Олег сильно нервничал. Было видно, что эта девочка затронула его сердце. А вечером, на собрании, мужчина разволновался окончательно.

И. Зотова:  Олег, а у вас какие эмоции?

Олег: Ребенок адекватен. (общий смех)

И. Зотова: А папа? (смех в зале)

Вера: А папа не… не очень… (смеется)

Олег: Ну... просто…

Вера: …Держался за сердце… (смеется)

О. Серкова, врач, эксперт "ПН":  Даже уже говорить не может, давайте не будем его мучить, видно же… что он переживает…

Олег (одновременно): Ну да… да…

И. Зотова: Все нормально, пап?

Олег: Сильно понравилась.

О. Серкова: Не трогайте мужчину.

И. Зотова: Хорошо. Не буду трогать папу.

Вера и Олег сразу подписали согласие. А на следующий день…

Вера: Мы были в детском доме, девочка идти на контакт категорически отказалась. В опеке объявился дедушка, он написал заявление и сказал, что внучку заберет. Все.

И. Зотова: Но вчера-то контакт был?

Вера: Ну… Вечером вот… что-то случилось…

И. Зотова: Что-то случилось вечером. А откуда нарисовался дедушка?

Вера (одновременно): Да, что-то случилось вечером.

Олег: Опека позвонила…

Вера (перебивает): Опека нашла дедушку. Я звонила в опеку, и в то время у них как раз был дедушка.

Олег: И он как раз пришел…

И. Зотова (одновременно): Они его вызвали, да?

Вера: Да, они его вызвали. Я говорю: «Дайте мне дедушку» – «А он не хочет с вами разговаривать!» Я говорю: «Дайте трубку!» Он взял трубку, я сразу говорю: «Я хотела бы с вами встретиться. У нас есть тема для разговора. Назначайте время, место, мы приедем». Договорились, что встретимся с 12 до полпервого возле интерната.  Мы его ждали… Ну, он не приехал, на звонки  не отвечал.

Олег: После этого ему и из интерната названивали…

Вера (одновременно): Все звонили…

Олег: Как будто он сразу вымер.

Вера: То есть, он пообещал встретиться, но не пришел.

И. Зотова: Типичная история, да? «Уж сколько раз твердили миру…»

Олег: Типичная-типичная, но он, в принципе, написал заявление на опеку ребенка…

Вера (одновременно): Да. Может, он заберет ее, действительно…

Олег: Если это действительно произойдет, значит, это все-таки не зря?

Вера (одновременно): Ну, значит, мы все-таки не зря  приехали.

Драматизм возникшей ситуации заключается в том, что однажды дедушка уже пытался оформить над Ритой опеку. Однако сделать это ему не дали по той причине, что живет он в одной квартире со своей дочерью – лишенной родительских прав матерью девочки. Вера и Олег, впрочем, рассказали, что на сей раз обстоятельства изменились: дедушка уже давно живет с новой женой, и собирается разменивать свою квартиру. Мол, как только дед разъедется с дочерью, ему сразу разрешат взять внучку к себе.

Олег: Ну, мы не против того, чтобы у него все получилось в жизни. И с бабушкой, и с внучкой…

Вера: И чтобы девочка пошла в кровную семью, если она так хочет.

Олег: Но координаты свои все оставили.

Вера: Не идет девочка на контакт. Ну… заламывать руки и тащить ее – это нереально…

Олег: Мы хотим позванивать, в общем-то… и в опеку, и в интернат.

Вера: Если дедушка ее заберет, мы только рады…Она любит дедушку, она хочет жить в своей семье… Мы только рады за нее. Но если дедушка просто тянет время, чтобы мы уехали и оставили все, как есть…

И. Зотова: Будем продолжать эту историю, да?

Вера: Да.

(Звучит музыка из песни «Папа мой»)

Надо ли говорить, что Вера и Олег уезжали из Москвы в полном смятении. Особенно переживал Олег… Вот почему, когда спустя неделю мы решили позвонить в Челябинскую область, очень хотелось поговорить именно с ним.

Корр.: Олег?

Олег: Да.

Корр.: Здравствуйте! Это «Радио России».

Олег (обрадовано): А! Здравствуйте!

Корр.: Честно говоря, душа болит. Как у вас дела, ничего не знаем…

Олег: Ну, в принципе, (со вздохом) мы разговаривали… с интернатом-то…

Корр.: Угу.

Олег: Дедушка появлялся. Документы, говорит, все собирает.

Корр. (скептически): Ну, он еще долго будет их собирать, я так понимаю…

Олег: Похоже на то, да. Мы вроде как оставили психологу подарок, чтобы она его попозже вручила… Подарок-то забрала, а результат пока что все равно нулевой. Похоже, что Рита не пойдет в другую семью до тех пор, пока дедушка ее держит. И ей обещает.

Корр.: Ну, то есть, подарок она вручила все-таки?

Олег: Ну да. Фотографию мою, ту, что я туда положил.

Корр.: И как она отреагировала?

Олег: Отреагировала нормально вроде, но дальше-то дело не двигается. Мы ездили в Челябинск… Познакомились еще с одной девочкой…

Корр.: А что за девочка?

Олег: Я могу супруге дать трубку (со смехом) она вам про нее…

Корр.: А, ну, хорошо, давайте, давайте Веру!

Вера: Ольга Борисовна?

Корр.: Здравствуйте, Вера!

Вера: Добрый вечер!

Корр.: Ну, рассказывайте! Что там у вас за новости?

Вера: Значит, съездили мы в Челябинск. Нам предложили двух девочек. Правда, девочки уже – за 8 лет. И вот мы решили с одной познакомиться… (вздыхает) Девочка, правда, непростая. Ее вернули.

Корр. (удивленно): М-м!

Вера: Женщина забрала ее из детского дома в три года и 5 декабря она ее вернула. Свой ребенок там родился, и вроде как уже…

Корр. (сочувственно): Ну, а девочка как?

Вера: Девочка... на удивление, мне такой домашней показалась. Сказали, что с ней занималась мать вот этой опекунши. И бабушку ту она называла «мама».  Психолог сказала, что она приходила перед Новым годом, приносила для нее подарок. И сильно, говорит, плакала… Сказала, что она слишком зависит от дочери и не может против нее пойти. Говорит: «Она мне даже не разрешает приходить к ней в гости».

Корр.: А они живут вместе, что ли?

Вера: Они живут вместе, да.

Корр.: М-м…

Вера: Ну, они нам ее предложили, говорят: «Она достаточно взрослая, тем более, такой сложный случай… Возьмите на гостевой режим! Пообщайтесь с ней». Вот такие дела. Мы не идем простыми путями…

Корр.: Да… Не ищете легких путей, это точно. Там дедушка, тут бабушка…

Вера: Ну, эта бабушка не придет. Она боится. Ну, может, получится у нас гостевой режим, и познакомимся мы с девочкой…

Корр.: Ну да… Она большая, ей можно объяснить…

Вера: Честно говоря, она прям… вы знаете, я даже растерялась. Я у нее спрашиваю: «Яна, ты не хотела бы к нам в гости поехать?» А она такая: «Да». Я говорю: «А ты не передумаешь?» Она такая: «Нет, не передумаю»… Я ездила одна. У Олега здесь все работа-работа. Ездила со своей сестрой и ее мужем. Ну, им тоже девочка понравилась.

Корр.: А Олег ее еще не видел, да?

Вера: Нет, Олег не видел!

Корр.: Ну он как настроен-то? (Вера вздыхает) Что-то он какой-то печальный, скажу я вам.

Вера (со вздохом): Он печальный, да.

Корр. (тихо): Видно, не может Риту забыть, да?

Вера: У нас фотография стоит здесь, наша совместная, где мы с соцработниками  и с ней… Вот у нас стоит. (корреспондент тяжело вздыхает) Вот. Ну, как-то надо дальше жить. Либо мы это дело закончим... Я уже чувствую, что если я инициативы не буду проявлять, то это на корню засохнет. Либо надо дальше двигаться…

Два ребенка – две судьбы. И обе девочки остро нуждаются в поддержке взрослых, в элементарной любви близких людей. Перед Верой и Олегом встал непростой выбор: кому помочь? Супруги пообещали сообщить о принятом решении.

Звучит 2-й куплет песни «Дочка»:

Ты меня ждал, мой хороший,

Мой единственный в мире папа

Верил, что буду я похожа

На тебя как две капли.

Обними меня покрепче,

Посади к себе на плечи,

И пусть счастье и удача

К нам всегда идут на встречу!

Глава 2. ЯНА

Спустя две недели после нашего разговора в редакцию пришло письмо от Веры. Мы сразу ей позвонили.

Корр.: Вера?

Вера: Да-да.

Корр.: Здравствуйте! Я хотела вам сказать большое спасибо за письмо. Вы пишете, что к Рите начали ходить и бабушка, и дедушка, и даже он собрался разменивать квартиру… Ну, вообще-то, у нас «поезд» помогает детям…

Вера: Ну да!

Корр.: То есть, видимо, ваша миссия была такова: помочь Рите.

Вера: Деда подтолкнуть!

Корр.: Вот! И он быстро забегал, правильно?

Вера: Да.

Корр.: Так это же хороший результат?

Вера: Мы тоже себя этим же успокаиваем…

Корр.: Ну да.

Вера (продолжает): …Что, значит, мы не зря съездили.

Корр.: Я тоже так думаю. Главное же ребенку помочь!

Вера: Да-да-да.

Корр.: Ну, теперь расскажите мне про вашу девочку.

Вера: Вы знаете, девочка спокойная. Она такая худенькая, такая светленькая, глазки серые, волосы русые. Отторжения она у нас не вызывает. То есть все нормально.

Корр.: М-м… Как они с Олегом?

Вера: С Олегом? Ну, Олег у меня такой, достаточно толерантный. Он целый день на работе, а мы с ней вдвоем. Вроде все нормально. Книжки читаем, заставляю ее писать. Вторую неделю вместе. (смеется) Ну, и пробный такой она шар запустила, назвала меня «мама». Через неделю. (слышен детский смех)  Вот Яна здесь. Можете с ней поздороваться. (передавая трубку) Ян, поздоровайся!

Яна: Здравствуйте!

Корр.: Здравствуй, Яна! Скажи, пожалуйста, как тебе там живется?

Яна: Хорошо!

Корр.: А кто сейчас рядом с тобой находится?

Яна: Тетя Вера.

Корр.: А еще? (Яна смущенно хмыкает)

Олег (издалека): Забыла!

Корр.: Забыла, как зовут?

Вера (издалека): Ты забыла, что ли?

Яна: Да!

Корр. (со смехом): Дядя Олег, наверное?

Яна: Да.

Корр.: А ты там в гостях, да?

Яна: Нет, у нас.

Корр.: У вас?

Яна: Угу.

Корр.: Дома?

Яна: Да, дома.

Корр.: Ну здорово! Значит, тебе нравится?

Яна: Да!

Корр.: Тетя Вера хорошая?

Яна (громко): Да!

Корр.: Конечно. А дядя Олег?

Яна: Да!

Корр.: Ну ладно, дай мне тогда дядю Олега. Я с ним поговорю. Хорошо?

Яна: Угу.

Корр.: Ну, пока!

Яна: Пока!

Олег (берет трубку): Да.

Корр.: Алло, Олег, здравствуйте!

Олег: Здравствуйте! (со смехом)

Корр.: Ну, так как у вас вообще? Жизнь-то изменилась?

Олег: В принципе-то, конечно, изменилась…

Корр.: Веселее стало?

Олег: Не то слово – веселее… (смеются с корреспондентом) Я что-то даже не ожидал, что настолько будет весело.

Корр.: Да?

Олег: Ну да. Хорошая девчонка, дома-то маленько очухалась уже, все…

Корр.: Подождите, а она у вас с какого числа-то находится?

Олег: Мы в пятницу ее привезли из приюта… Честно говоря, я сто раз пожалел, что не сфотографировал ее, когда забирал из приюта (со смехом) Я на нее просто глянул... чуть-чуть страшновато стало… Думаю: «Так, ребята! До ближайшего магазина, так я фотографировать не смогу!» (смеются с корреспондентом) Ну вот, мы купили ей платье, туфли, носочки, все это дело… Я ее в субботу сводил к  мастеру, который нас стрижет. Она из нее, в общем-то, принцессу-то и сделала. Так она и спинку-то смотрю, сразу распрямила… (смеется)

Корр.: Вот! Вот! Конечно!

Олег (одновременно): Давай тут фотографироваться, позировать. Я думаю: «Ну все! Процесс пошел!»

Корр.: В общем, все не так плохо.

Олег: Да нет, не плохо, нормально все. Ну, мы в Москву-то звонили с Верой предварительно, все узнавали. Ну, то, что там бабушка стала ходить активно…

Корр.: Олег, вот я сейчас Вере говорила, что это же хорошо… Может быть, в этом и заключалась ваша миссия.

Олег: Я ей то же самое говорю. Главное, дать толчок людям, чтобы они поняли, что есть маленькие человечки, которым необходимы взрослые.

Этот разговор, напомню, был в начале лета. А в сентябре мы снова созвонились с Олегом. 

Олег: Мы сегодня только вернулись, получили весь пакет документов. Все справки для школы и личное дело. Завтра в нашей опеке все это дело дооформим… А так, в общем-то, в режим входим, нормально.

Корр.: Привыкли вы уже немножко?

Олег: Ну, за три месяца, в общем-то, достаточно… Причем, пролетели эти три месяца очень быстро.

Корр.: Незаметно, да?

Олег: Ну да, незаметно. Но, единственное что… Битва титанов… (смеется) Вера с Яной занимаются… Она где-то сачкует, где-то филонит… (смеется) Ну так, как нормальный ребенок.

Корр.: Нет, ну это нормально, конечно. Что ж, она должна сидеть крестиком вышивать что ли?

Олег: Везде в документах написано: «Любит рукоделие». (смеется)

Корр.: Да? (смеется вместе с Олегом)

Олег: Честно сказать, ни разу не увидал. (смеется) Там, до рукоделия ну просто… ну, очень-очень далеко. А так, в принципе, мы съездили в отпуск, отдохнули.

Корр.:  Куда ездили?

Олег: Азовское море, станица Голубицкая. В общем-то, мы проехали там практически все побережье. Останавливались, отдыхали… Ребенок у нас загорел, в грязи мы его вываляли.

Корр. (смеется): Ну, красота!

Олег: Нормально, в общем! Там есть грязевые ванны… В принципе, нормально.

Корр. (одновременно): Ну да, да.

Олег: Вот. Ну, обыкновенная жизнь. Еще  школа, где надо заниматься, где надо догонять. А так, в принципе, достаточно, ну, чтоб не сглазить, хороший ребенок, вопросов нет. Ну и Вера с ней бодается-бодается, а потом говорит: «Да не, нормально. Все хорошо».

Корр.: Угу.

Олег: То есть, никакого противостояния нет, то есть, действительно, похоже, что это наш ребенок.

Корр.: Ну, здорово же!

Олег: Да конечно! И жизнь кардинально по-другому идет. Даже на обед приятно прийти. (смеется) Ребенок там и салат шинкует уже…

Корр.: Салат?

Олег: Салатик, там. Помидоры, огурчики.

Корр. (одновременно): Ну все, помощница, конечно!

Олег: Ну да, да. То есть, по хозяйству, так, процессы идут нормально. Я говорю, все как должно быть… Она спать не ложится теперь,  пока я не приду. И, в общем-то, я вечером теперь уже нигде не подрабатываю. Не очень-то теперь задержишься – не спит. (смеется)

Корр.: Да? Папу ждет?

Олег: Да! (смеется)

Корр.: Здорово!

Олег: Да. Сейчас пищит и говорит, что: «Не-е… Я – все. Уменя есть папа и мама. Я больше ничего не хочу».

Корр.: Ну как хорошо! Я прямо очень рада за вас. Честно!

Олег (одновременно): Ну, все, в общем-то… Да, очень замечательно. Единственное, что… мы залезли в базу данных… Рита выставлена…  Опять все на круги свои.

Корр.: Ну, в общем-то, это тоже было ожидаемо. Что никакой дед ее никуда не заберет, это было понятно.

Олег: Ну, единственное, что там уже новая фотография, которую Володя Песня сделал…

Корр.: То есть, вы так поглядываете все-таки, как там ситуация, да?

Олег: Ну, в принципе, да. Отслеживаем достаточно регулярно.

Корр.: Мы собираемся в этот детский дом сходить. Узнать, как там, что. Вот буквально на днях собираемся.

Олег (перебивает): Ну, хотелось бы, конечно, более конкретно узнать.

Корр.: И у нас душа болит за нее, за Риту.

(Звучит припев песни «Дочка»)

Эпилог

Получив разрешение на встречу с Ритой, мы поехали к ней в детский дом. Но разговаривала девочка неохотно.

Корр.: А у тебя есть какая-нибудь мечта?

Рита: Не-а.

Корр.: Прям ни одной мечты нет? Принцессой стать, например… Или научиться летать…

Рита: Летать.

Корр.: Летать? А куда бы ты полетела?

Рита: В Москву.

Корр.: Так ты вроде в Москве…

Воспитатель: Через всю Москву, да, Рит?

Рита: Угу.

Воспитатель: Просто на воздушном шаре?

Рита: Угу.

Воспитатель: Романтично… Да?

Корр.: Просто сверху посмотреть, да?

Рита: Угу.

Воспитатель: Весь город увидеть с высоты…

Рита: Угу.

Наш корреспондент встретилась и с сотрудниками детского дома.

Корр.: Весной она отказалась поехать с семьей. Я была фактически свидетелем.

Соцпедагог: Нет! Ни в какую, до сих пор…Мы с ней беседовали – она не хочет, к сожалению, идти в приемную семью.

Воспитатель: Я помню, как она сидела такая вся испуганная. Мы долго пытались ее вообще немножечко… ну, хотя бы вернуть в ее привычное состояние. Почему-то вот была такая реакция.

Корр.: Она никак не вспоминает это?

Соцпедагог: Она помнит о них.

Воспитатель: Да.

Соцпедагог: Вот я с ней беседую, она вспоминает дядю Олега, тетю Веру. У нее фотография их совместная сохранена до сих пор. Есть игрушки эти, но вот даже на предложения созвониться с семьей, как-то вот издалека как-то…

Воспитатель (одновременно): Инициативы никакой не было… Она не говорила ни плохого, ни хорошего.

Соцпедагог (одновременно): Нет-нет. Ни в какую…

Воспитатель (одновременно): Может быть, еще как-то в силу возраста такого маленького.

Соцпедагог: Как-то с ней мягко-мягко, ненавязчиво стараешься, там: давай, письмо напишем, ну, как-то вот так… Нет и все! Ее навещает дедушка, ее навещает бабушка, и они говорят о том, что ее скоро заберут. Ребенок очень ориентирован на кровную семью.

Корр.: Ну, я так понимаю, они говорят это уже достаточно давно?

Соцпедагог: Ну,  вот с мая, да…

Корр.: Нет, они еще до этого, помнится, говорили. Дедушка и попытки делал, насколько я помню.

Соцпедагог (одновременно): Да… Ну вот пока…

Корр.: Она сколько здесь вообще живет?

Соцпедагог: Год уже. И причем она отказывается вообще от каких-либо кандидатов, чтобы с ней пришли еще познакомились. Потому что речь идет  о том, что, может быть, ей именно конкретно эта семья не понравилась – нет, она вот: «Бабушка, дедушка меня заберут».

Корр.: Может быть, как-то все-таки ребенка настраивать на семью?

Соцпедагог: Мы работаем…

Корр. (продолжает): …Пока она маленькая?

Соцпедагог: Конечно! У нас главная ориентация – это на семью, потому что мы понимаем, что ребенку лучше в семье находиться. Но дедушка-бабушка имеют разрешение органов опеки, они посещают ее, у них контакт с ребенком, и ребенку они говорят о том, что они ее заберут. Ребенок в надежде, что они это сделают в ближайшее время.

Продолжение следует…

Истории, подобные Ритиной, к сожалению, совсем не редки. Поэтому, бывая в разных регионах нашей огромной страны, мы стараемся узнать, как поступают в подобных ситуациях сотрудники органов опеки и детских учреждений. Вот и во время командировки в Бурятию мы разговорились с директором дошкольного детского дома Еленой Анфимовой и ее заместителем, а по совместительству – руководителем службы подготовки замещающих родителей Татьяной Сафоновой.

КОПИЛКА ОПЫТА

И. Зотова: Скажите, а бывают у вас ситуации, когда вы понимаете, что ребенку надо в семью, а ходит бабушка или дедушка, которые не заберут этого ребенка. Вы понимаете, что ребенок обречен вырасти в детском доме. Как вы выходите из этой ситуации?

Т. Сафонова: Разрешение родственники, бабушки-дедушки не дают, вы имеете в виду, да? И сами не забирают, да?

И. Зотова (одновременно): Да. Бабушка с дедушкой. Они ходят, но не забирают.

Т. Сафонова (продолжает): Тут, мне кажется, опека у нас всегда принимает волевое решение: если вы не забираете, то пусть заберет приемная семья. Пусть ребенок живет в семье. Конечно, если они его не возьмут!

И. Зотова: Здесь очень важно, все-таки, не только со взрослыми эту тему правильно обсуждать, но и детей готовить к таким ситуациям. Потому что вот мы, например, очень часто сталкивались с тем, что хорошие семьи находили детей, и, вроде бы, детские дома были хорошие, но… То ли настраивали – боялись, что детский дом расформируют, если всех детей раздадут… Ну, по разным причинам… Но сдерживали, именно детей сдерживали. И привязывали к этим бабушкам и дедушкам, и не отдавали детей в семьи, хотя семьи были. И очень редко мы встречаем детские дома, где действительно отдают детей, несмотря на то, что вот такие ситуации возникают.

Т. Сафонова (с возмущением): Они не понимают, вот те детские дома, где они работают-то? Они не понимают, что искусственное растение создают? Они не людей создают, а роботов, которые не приспособлены к жизни, которые действуют только по указке. Ведь нам, нашим детям и внукам, потом жить с ними. Я вообще поражаюсь.

Е. Анфимова: Про бабушек-дедушек мы такую политику ведем. Допустим, вот вы, бабушка с дедушкой, ходите, не даете проходу… Пишите тогда заявление – когда вы ребенка заберете из детского дома! Бывает, что дедушка напишет: «В течение месяца». Месяц прошел. «Вы собрали документы?» – «Нет». – «На работу устроились?» – «Нет». – «Ремонт сделали?» – «Нет». Девчонки к нему съездят для пущей важности. Все. «Ну как, вы будете брать? Все, значит. Мы вас предупреждаем». Он пишет, допустим, заявление, а в конце делает…

Т. Сафонова (одновременно): «Предупрежден».

Е. Анфимова (продолжает): …Приписку: «Я предупрежден, что, если до окончания срока я не заберу ребенка, то администрация детского дома вправе его  устроить в семью». И он это заявление подписывает.

Т. Сафонова (одновременно): Они же только…

Е. Анфимова (продолжает): То есть, на будущее мы тоже защищены как-то.

Т. Сафонова: Они до бесконечности… У нас есть одна бабушка, она год тянула. То она в больницу легла, то она еще какие-то проблемы свои решала. И так решала, решала… И явно было, что она тянет время. Чтобы только от нас ребенок перешел в школу, а там, мол, на него махнут рукой, и он останется в детском доме. А для чего это бабушке надо, мне вообще непонятно. Родственникам зачем это? Непонятно тоже.

Е. Анфимова: Мы-то, допустим, сильно на поводу у бабушек-дедушек не идем. Не можешь, дорогой? – Не можешь. Все.

Т. Сафонова (одновременно): Ребенок-то почему должен страдать?

Е. Анфимова: Все действуют в интересах ребенка.

Мы будем пристально следить за судьбой Риты. Ведь она тоже теперь наша подопечная, маленькая участница «Поезда надежды-Москва». И мы очень надеемся, что семья у нее все-таки появится. Кровная или приемная – неважно. Главное – хорошая семья, а не детский дом.