Прошлой весной мы познакомили вас с воспитанницей одного из нижегородских детских домов – Катей. На тот момент ей было 14 лет, а в казенные стены девочка попала в 9, после смерти матери. От директора учреждения мы узнали, что родственники не интересуются Катюшей, а братьев и сестер у нее нет. Но есть большая любовь к музыке!

Из выпуска 403:

Корр.: Кем ты хочешь стать?

Катя: Учителем музыки!

Корр.: А куда нужно поступать, чтобы выучиться?

Катя: В музыкальное училище.

Корр.: Собираешься после девятого класса поступать, да?

Катя: Да.

 Мы предложили Катюше стать «пассажиром» четвертого детского «Поезда надежды» и провести весенние каникулы в Москве. Участники всех предыдущих рейсов (Сережа из Кемерова, Соня из Хакасии и Саша из Хабаровска) довольно скоро после поездки обрели родителей. Вот только у Катюши так не получилось. Прошло больше года, девочке уже 15, она закончила 8 класс, но по-прежнему живет в детском доме. Почему же так случилось?

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Рассказывать о Кате в эфире, на сайте и в соцсетях мы начали задолго до того, как она приехала в Москву – в надежде, что кто-то из потенциальных приемных родителей заинтересуется девочкой. И отклики действительно появились. Среди тех, кто обратился в редакцию с вопросами о Катюше, была и наша давняя знакомая, которая в свое время уже забрала из детского дома одного из юных подопечных проекта. Кстати, семья эта музыкальная, поэтому мы очень обрадовались звонку.

Корр.: Тут видите, какая сложность получается… Катя вообще не занимается в музыкальной школе, и у нее нет даже вот этих специальных дисциплин типа сольфеджио… Но при этом она хочет поступать в музыкальный колледж.

Альбина (имя изменено): В принципе, это не помеха. Я знаю, есть музыкальный детский дом, оттуда принимают детей-сирот к нам в музыкальный колледж. Я так понимаю, по льготе. И, в принципе, за два года с репетитором… или у нас есть, например, в музыкальном колледже педпрактика: если ребенка устраивают на педпрактику, там могут ему помочь основы подтянуть. Они принимают без музыкальной школы документы, это возможно.

Корр.: Ну это было бы замечательно.

Альбина: Тем более, что я там знаю народ, и можно на эту тему побеседовать.

Корр.: Да, это хорошо. Я так понимаю, документов же у вас, наверное, нет еще, да?

Альбина: Нет, мы пока не собирали. Вот в том-то и вопрос, что мы бы хотели в неформальной обстановке как-то вот встретиться с ребенком. Если дети сойдутся, тогда мы уже за документами пойдем. Потому что дети наши в шоке от идеи, но, тем не менее, мы хотим их познакомить, попробовать, вот. Тем более муж с детьми едет в Нижний завтра…

Эта семья нам известна не один год, и опыт успешного принятия подростка там уже есть. Поэтому мы связались с директором Катиного детдома, и она предложила этой семье прийти на ближайшее творческое мероприятие в качестве гостей. Но в назначенный день они в детский дом не пришли и позже с директором не связались. Видимо, дети всё-таки оказались не готовы к появлению еще одного члена семьи. Что ж, для всех лучше, когда такое решение принимается до знакомства с ребенком.

По понятным причинам мы изменили голоса и не называем имен наших собеседниц, которые хотели пообщаться с Катей. А таких было немало.

Елена (имя изменено): Мне понравилась девочка, вот я хотела б познакомиться, если это возможно. Я сама музыкант, вокальный педагог.

Корр.: А вы какие-то шаги в принципе предпринимали к тому, чтобы начать собирать документы или школу приемных родителей пройти?

Елена: Я еще не проходила школу, но я всю эту процедуру знаю, потому что мои друзья очень многие уже имеют таких детей. И у меня нету детей. И поэтому я этим вопросом загорелась. А тут вот эта девочка мне понравилась чисто вот… мне как-то запало в душу – вот ее стремление учиться музыке… я бы хотела просто помочь, даже позаниматься с ней, и вот мне захотелось с ней познакомиться.

Корр.: Понимаете, просто так знакомиться с ребенком как-то не принято, потому, что желающих познакомиться с Катей будет много…

Елена: Нет, моя встреча – не просто встреча с ребенком, а я бы хотела даже вот пригласить на какой-то концерт или на какое-то мероприятие, потому что для начала просто надо посмотреть, что, как, как ребенок реагирует. И ему, в общем, достаточно большой такой подарок, хороший. И, в общем-то, в этой обстановке тоже смотришь. Я вот уже много раз посмотрела ее анкету. Ну, думаю, получится – замечательно. Не получится – значит, будем дальше встречи искать.

Конечно, не все, кто интересовался Катей, обязательно желали «сначала попробовать, а потом подумать». Большинство просто хотели подробнее узнать о девочке. И, возможно, наладить с ней контакт через соцсети. Как, например, одна женщина из Нижегородской области. Пока это единственный человек, кто, как говорит Катя вот уже несколько месяцев продолжает переписываться с ней.

Катя: Она написала где-то 25 августа: «Привет! Как у тебя дела? Что делаешь?» Я такая типа: «Мы знакомы?» Она говорит: «Познакомиться хочу». Я такая: «Ну ладно…» Я общалась-общалась, в итоге оказалось, что это приемная семья.

Корр.: Ну а о чём вы с ней общаетесь?

Катя: Ну она: «Как дела? Что делаешь? Как день прошел? Чем занималась?» Иногда рассказывает про своих детей – то, что… вот у нее кто-то заболел, кто-то – еще чего-то… то про свои цветы… Я: «Ага, понятно». Вот.

Что ж, общение идет, вот только… Мы знаем эту потенциальную маму дольше Кати: полтора года назад она спрашивала нас о других детях и говорила, что уже собирает документы. За это время все формальности можно было пройти не один раз, но заключения органов опеки о праве быть опекуном у нее по-прежнему нет. Хотя, по словам женщины, и школу приемных родителей она прошла, и собрала все необходимые справки…

Странная история… Но вот один звонок нас действительно порадовал.

Анастасия (имя изменено): Я хотела бы изъявить свое желание поучаствовать в возможности быть приемным родителем для этой девочки, у меня есть заключение от марта прошлого года о возможности быть приемным родителем. Я замужем, у меня двое детей детсадовского возраста. Стать приемным родителем – это была очень сложная такая идея, на самом деле я мечтала об этом лет с восьми-десяти, но последние годы я очень долго, медленно и планомерно к этому шла. У меня отец умер, когда мне было три года, я прожила с отчимом… И пыталась на личном опыте понять, каково это – жить, получается, с приемным родителем. У меня, конечно, попроще ситуация, потому что мать-то кровная моя была, но, тем не менее, всё равно есть некоторые моменты.

Корр.: Ну что-то общее есть, да.

Анастасия: Опираясь на то, что с отчимом у меня хорошие отношения, и путем вот долгих умозаключений, я пришла к выводу, что всё-таки да, это имеет смысл лично мне делать, я на это способна, вот. И после этого, соответственно, я уже пошла в органы опеки, оформила документы, прошла школу приемных родителей. Я работаю специалистом по социальной работе с детьми, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, и вот ищу ребеночка (смеется) именно подросткового возраста и посещала детские дома с волонтерами. Но, как правило, всё упирается в то, что дети такого возраста уже имеют хроническую изоляцию, что они просто не хотят, им уже не нужны никакие приемные семьи, потому что уже так вот сформировалась ситуация. И, учитывая, что девочка изъявила желание участвовать в такой программе, я считаю, что явно она хочет по-настоящему найти приемную семью. Поэтому я вот выражаю себя в качестве кандидата. (Смеется).

Выяснилось, что женщина, назовем ее Анастасией, еще и окончила в свое время музыкальную школу. Казалось бы – вот она, семья для нашей Кати! Люди, которым уже нравится девочка, и которые почти наверняка понравятся ей. И даже с документами! Мы снова позвонили директору детского дома и, заручившись ее одобрением, предложили этой потенциальной маме принять участие в какой-нибудь экскурсии вместе с Катюшей, с ее сопровождающей и с нами.

Анастасия: Я согласна на любой вариант, который предложите.

Конечно же, мы предложили. Но сначала одна причина помешала осуществлению плана, потом другая… Позже женщина собиралась поехать в Нижний Новгород, однако в детском доме не появилась. И столь, казалось бы, многообещающее знакомство так и не состоялось. Вот как это объясняет сама Анастасия, которая переписывалась с Катей в соцсетях. Вот что рассказывает об этом сама девочка.

Анастасия: Написала я первый раз спустя приблизительно две-три недели после того, как она вернулась из Москвы. Я сразу обозначила себя, что я ищу ребенка, взрослого ребенка, потому что мы хотим подарить любовь-заботу, там, и прочее. И дальше уже пошло наше общение. То есть я рассказала сначала вкратце о себе. В ответ я получила… одно большое нет! Сначала мне было сказано, что… «Да я вообще не хочу в семью никакую и вообще…» Ну а я же читала… у вас очень хорошее получилось интервью (оно было очень объемным, и там очень много информации, причем хорошей информации именно для будущего родителя, потому что удалось раскрыть девочку), и я понимала, что всё-таки это «нет» – это поверхностное. И я, соответственно, ее спросила: «Вот ты корреспондентам сказала, что ты хочешь попасть в семью. Так ты, что же, наврала им?» И вот тут она прям раскрылась и говорит: «Да нет, это всё правда! Это правда! Просто я вот…» То есть, по сути, она особо и не знала, что она хочет. (Посмеивается). То есть, в целом, первичный контакт – я бы сказала, что он установился. Несмотря на упорное отрицание, я понимала, что всё-таки это нормальная реакция на то, что просто… ну какая-то тетка появилась, да? И чего-то хочет еще – куда-то там отвезти, привезти… Понятно. Но, вместе с тем, всё-таки какое-то желание было, то есть нельзя сказать, что однозначно – «нет».

Многие выводы женщины подтвердились в разговоре с Катей.

Ктя: Да, у меня реально меняется мнение! Я иногда сижу такая, думаю: «Надо идти в приемную семью». Потом проходит какое-то время (это может пройти даже пять минут) – я уже скажу: «Нет, я не хочу. Зачем мне это надо?» Поэтому в зависимости от ситуации.

Корр.: Ну вот понимаешь… Семьи, которые к тебе приходят – они не могут подловить ту ситуацию, когда Катя сидит и думает… (Смеется). Понимаешь?

Катя: Ну вообще-то, когда меня предупреждают, у меня всё, у меня сразу ответ «нет» в голове. Я даже их ещё не видела, ничего – у меня сразу ответ в голове: «Нет! Ничего мне не надо, никого не надо!»

Корр.: Это из-за того, что ты боишься элементарно?

Катя: Да.

Корр.: Ты боишься не понравиться, а тебе люди понравятся?

Катя: Да. Я вот уже лично думаю, что я, короче, тут останусь до 18 лет. Возможно, я осознаю, когда уже будет поздно… То, что надо было лучше идти в приемную семью и не надо было говорить «нет», а познакомиться с людьми нормально.

Да, наверное, это очень обидно, когда ребенку предлагаешь пообщаться, познакомиться, приглашаешь в свою семью, а в ответ сходу получаешь отказ. Но ведь кандидаты в опекуны – взрослые люди! Надо, наверное, всё-таки не так буквально воспринимать искаженные реакции многократно травмированного ребенка… И, если подросток нравится, продолжать попытки наладить контакт. Хотя, конечно, не все готовы долго ждать и терпеливо работать над отношениями с подростком.

Корр.: Слушай, а вот те люди, которые тебе писали… Ты не пожалела ни разу, что вот так их отшила – прям вот даже в соцсетях?

Катя: Может быть, зря… а может быть – наоборот, к лучшему…

Корр.: Ну а всё-таки, если человек, несмотря на твое «нет», будет продолжать с тобой общаться, это может превратить «нет» в «может быть» или в «да»?

Катя: Ну, может быть, он меня как-то заинтересует, будем общаться, и в итоге… уйду… Но это маловероятно!.. Мне не нравится, когда приемные семьи приходят и говорят типа: «Ответ сегодня». Ну сложно же понять… вот как увидела – и тебе в этот же день надо сказать ответ. Потому что я к людям очень долго… Я вообще… могу увидеть человека и сказать, что нет, я с ним не буду общаться, а потом пройдет время, а мы отлично общаемся, но это очень редко.

Ситуация Анастасии оказалась осложнена еще и тем, что она не успела получить официальное направление на знакомство с Катей – ее опередила другая женщина. Вот только контакт с девочкой у той потенциальной мамы не сложился, не помогла и поездка в гости. Очередной негативный опыт знакомства окончательно выбил девочку из колеи, она и слышать не хотела о новой попытке. Какое-то время Анастасия еще старалась наладить диалог, но…

Анастасия: Постепенно я поняла, что просто бьюсь, как рыба об лед. Возможно, просто… ну время не самое удачное. И я поняла, что лично я, пожалуй, на тот момент не готова вот так выбрасывать море сил впустую.

То есть, в принципе, возможно, в какой-то более удачный вариант времени, в какой-то более удачный период ее жизни… если в такой период попадутся родители приемные, то я думаю, что всё может отлично сложиться. Потом, возраст опекунов – желательно, чтобы он был поменьше, в том плане, что ее… очень нужно, чтобы ее понимали. И молодым проще понять, потому что, чем меньше разница в возрасте, тем больше контакт.

Анастасия взяла в семью другого ребенка – мальчика-подростка. Но и Катюше она от всей души желает обрести семью.

Анастасия: Я всё равно верю в чудеса, я думаю, что чудо возможно! Тем более, о Кате могу рассказать только хорошее, несмотря на ее колючесть.

Продолжение следует…

Мы тоже верим в чудеса. Верим, что найдется семья, которая постепенно и очень аккуратно растопит, а не сломает лед вокруг нашей «заколдованной принцессы», и она покинет свою отнюдь не волшебную, а казенную башню. И тем, кто, может быть, прямо сейчас захотел познакомиться с Катей, мы советуем послушать давнего консультанта проекта «Детский вопрос» – психолога Татьяну Павлову.

ШКОЛА ПРИЕМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ

Т. Павлова: Хочется немножко поговорить о тех кандидатах, потенциальных родителях, которые обращаются к нам с надеждой познакомиться со своим будущим ребенком. Но делают это очень интересно: увидев ребенка по телевизору, услышав о нем передачу по радио, прочитав где-то в интернете, они говорят следующую фразу: «Мы сначала посмотрим, а потом уже будем решать, собирать документы, или нет. Вот если нам ребенок понравится, ну, мы тогда будем что-то делать».

Кстати говоря, Татьяна Павлова больше десяти лет ведет занятия на курсах подготовки принимающих родителей, начинала еще в первой ШПР в стране, так что опыт общения с самыми разными кандидатами у нее огромный.

Т. Павлова: Мое отношение к этой позиции очень неоднозначное. С одной стороны, кажется, что, когда взрослые люди хотят познакомиться уже с немаленьким ребенком, с подростком, почему бы сначала не посмотреть? Вот вдруг вообще – это не мое, как я буду с этим человеком жить?

С другой стороны… Вы представьте себя на месте этого подростка. Когда совершенно незнакомый человек говорит: «Ты мне сначала покажи, что ты достоин, да? Или по каким-то своим, странным там критериям, непонятным, выберу тебя, и тогда всё будет хорошо».

Во-первых, дети всегда это понимают. Во-вторых, это очень сильно провоцирует детей вести себя неправильно и очень часто неадекватно. И вот эта вот череда потенциальных смотрин – она очень травматична для них. И с каждым разом надежда попасть в семью, надежда, что всё сложится, меркнет, и дети замыкаются и перестают выходить на нормальный контакт: «Смотрите, решайте, и я с вами вообще не буду общаться. Или я вам покажу что-нибудь не то».

Та же история, когда начинается активная переписка в соцсетях, кандидаты находят профиль этого ребенка, да? Начинают что-то писать там, обещать. Ребенок, ну, так подсаживается, да, на этот контакт, потому что ему хочется общаться, и опять-таки ждет. Есть не одна история, когда ребенок отказывался пойти в реальную семью, к реальным кандидатам в надежде, что его заберет вот такой виртуальный друг или виртуальная семья, которая, как потом выяснялось, в принципе, не имела этого в виду. И человек, может быть, просто хотел поддержать одинокого ребенка – нашел ключик, подход, долго пишет, что-то спрашивает. Ребенок делится своими переживаниями, и он мечтает, что его заберут. А его не забирают. И еще хуже, если, например, обещают, но не забирают. На мой взгляд, это совершенно недопустимо, потому что таким своим общением, своими фантазиями, своими метаниями вы фактически закрываете ребенку путь в семью. У него и так их немного – шансов. Подростков не так хорошо берут в семью, и давать вот такие ложные надежды – это совершенно неприемлемо.

Как же правильно в этой ситуации поступать? Во-первых, выходить на знакомство нужно обязательно, имея на руках пакет документов. Когда вы приходите просто посмотреть, вы понимаете, что может быть такая ситуация, когда вы не сможете собрать пакет документов, что вам могут просто не дать заключение. А ребенок будет вас ждать. И или вам придется врать, или вам придется что-то такое объяснять. И это очень болезненная история. Обычно для обеих сторон.

Поэтому я советую, если вдруг так случилось, что какой-то ребенок зацепил ваше сердце, вы поняли, что вы бы хотели взять ребенка в семью, идите в школу приемных родителей, идите в органы опеки, начинайте собирать документы. Не факт, что это именно ваш ребенок, не факт, что он там вас дождется. Но здесь больше вероятность, что вы примете это решение осознанным: пока вы будете учиться, пока вы будете собирать документы, вы будете понимать вообще, на что вы подписываетесь. Поэтому… ну, это снизит риск, снизит количество каких-то таких легкомысленных решений, о которых вы будете жалеть.

Как вы, наверное, уже догадались, история Кати на этом не заканчивается. Мы обязательно будем возвращаться к ней снова и снова. И будем искать Катюше семью.

Но не только ей, конечно. На нашем сайте в разделе «Лист ожидания» сотни анкет мальчишек и девчонок, оставшихся без родителей. Каждый месяц мы закрываем картинкой с «Солнечным человечком» странички счастливчиков – ребят, которые уехали из детского дома. Но появляются новые…

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

В одном из иркутских детских домов живет наш новый подопечный – 13-летний Артур. У него обаятельная улыбка, русые волосы и серые глаза. Учится мальчик в шестом классе обычной школы. Подросток признается, что после занятий любит погрузиться в просмотр любимых фильмов ужасов или сериалов.

Корр.: А тебе сюжет в них нравится или актеры нравятся?

Артур: Ну, скорее всего, актерская игра. Например, мне нравится, что актеры могут в любой момент, если надо, заплакать.

Корр.: Артур, скажи, пожалуйста, а ты не хотел бы актером стать?

Артур: Ну вот как раз я это и планирую, я постараюсь поступить после девятого класса в театральное училище и стать актером.

Корр.: А что нужно для того, чтобы поступить в театральное училище?

Артур: Вообще я интересовался этим, да. Ну самое главное – это учеба. То есть надо хорошо знать литературу, биологию, географию – ну вообще все уроки.

Корр.: А какие-нибудь специальные экзамены туда нужны, ты знаешь?

Артур: Ну вот первое задание – это надо записать стихотворение какое-нибудь на видео. И надо это так прям выразительно сделать.

Корр.: А есть у тебя любимое стихотворение?

Артур (смущенно): Нет.

Корр.: Ага, ладно. А такой вопрос: ты в целом читать любишь?

Артур: Ну в целом читать… когда как. У меня по настроению это.

Корр.: Так, вернемся к экзаменам. Значит, первое задание – это стихотворение записать. А дальше?

Артур: А второе, я как понял, – тебе дают материал, который ты должен выучить. И перед большой сценой, перед залом должен это вот всё сделать.

Корр.: Получается, выступить?

Артур: Да.

Корр.: Поняла. А ты боишься выступать на сцене?

Артур: Ну когда как. Я привык уже к сцене, мы здесь выступаем постоянно везде. Но всё-таки бывает… Например, вот я выступал последний раз месяц назад. И через три месяца я опять на сцену выхожу – у меня уже как-то такое шоковое состояние.

Корр.: Скажи, пожалуйста, Артур, а тебе проще выступать в одиночку или когда ты в команде с кем-то?

Артур: Мне и так, и так нравится. Проще оттого, что ты понимаешь, что вот кто-то рядом то же самое чувствует.

То, что Артур – артистичный мальчик, отметила и директор учреждения, Ольга Викторовна Витько. Она выразила надежду, что подросток обретет дружную семью и охотно согласилась помочь в этом, рассказав о воспитаннике.

О. Витько: Он у нас был участником «Байкальской звезды», танцевал в составе нашего ансамбля. У него это очень неплохо получается. Живой мальчишка, очень активный. Артур у нас любит играть в футбол. Любит быть на виду. Он внешне такой, знаете, очень симпатичный, очень приятный, располагает к себе всегда.

Корр.: Ольга Викторовна, сколько он находится в детском доме?

О. Витько: Он у нас с марта 18-го года.

Корр.: Как Артур учится?

О. Витько: Ну с учебой у нас у Артура… пропусков нет учебы. С этим у нас всё в порядке. А учеба так в среднем… не плохо и не отлично. Тройки и четверки.

Корр.: Вы знаете мальчика вот уже два года. Какая семья ему нужна?

О. Витько: Артур – у него есть желание попасть в семью. Он готов. Вы знаете, так как Артур у нас такой активный очень, наверное, возраст семьи тут тоже имеет значение. И образ жизни семьи. Вот есть семьи-домоседы – это не для Артура, сразу говорю. Ему нужна семья, которая поддержит его увлечения и будет вместе с ним: куда-то в поход, приведет его в театральный кружок, чтоб он футболом занимался… Чтоб его либо поддержали, сопровождая и вместе находясь, либо поддержали морально и, в общем-то, помогали ему дальше реализовываться. Ему нужна активная семья.

Часто подростки не верят в то, что и они могут покинуть детский дом и обрести любящих близких. Что думает об этом наш новый подопечный?

Корр.: Давай немного помечтаем. Скажи, пожалуйста, Артур, если бы у тебя была возможность загадать одно желание, которое обязательно сбудется, какое бы ты загадал?

Артур: Это надо хорошо подумать. Я бы, наверное, загадал желание, чтобы во всем мире не было таких людей, которые в чём-то нуждаются.

Корр.: То есть, чтобы у всех всего всегда хватало?

Артур: Да. Чтобы, например, в мире не было бездомных. Чтобы у всех всегда был дом.

Корр.: Ты хотел бы, чтобы у тебя в ближайшее время появился свой дом и своя семья?

Артур: Ну да, это самое основное, что я сейчас хочу.

Корр.: А ты уже представлял себе, какие это должны быть люди?

Артур: Мне кажется, самый оптимальный вариант, это вот хотя бы чтобы просто семья была целая. Чтобы и отец, и мать была. Я бы хотел, чтобы был, например, младший брат или младшая сестра. Чтобы уже на будущее как-то знать, как обращаться с детьми. Но чтобы вот один или два.

Корр.: Спасибо, это очень важно. А может быть, ты хотел бы, чтобы у вас было какое-то общее увлечение?

Артур: Например, спортом чтобы они занимались.

Корр.: Ольга Викторовна, сказала, что ты футбол очень любишь. Тебе больше нравится сам процесс игры или нравится, когда вы, например, на соревнования куда-то едете?

Артур: Ну я люблю больше сам процесс.

Корр.: А есть у тебя, Артур, любимый игрок?

Артур: У меня есть любимый игрок, на которого я стараюсь равняться, но он уже давно из футбола ушел. Это Рональдиньо.

Корр.: А чем он тебе нравится?

Артур: Красивой игрой. Он заранее знает, что будет другой игрок делать. Короче, у него своя стратегия в игре.

Корр.: В общем, ты хотел бы так же научиться предсказывать действия других игроков.

Артур: Ну да.

Корр.: Есть еще что-то, чему бы ты хотел научиться, но вот пока не складываются обстоятельства должным образом?

Артур: Я бы хотел научиться в хоккей играть. Это помогает еще в развитии футбола. Например, мне нравится бильярд, я хорошо играю в бильярд. Бильярд развивает точность удара. И это очень помогает в футболе. То есть, ты когда бежишь, ворота – это луза, а мяч – это шарик, а ты сам, твоя нога – это кий. Ты понимаешь, что тебе надо так мяч ударить, чтобы забился гол. И то же самое в бильярде. А в хоккее развивается точность и координация движений тела – вот это вот всё.

Корр.: А ты на коньках пробовал ездить?

Артур: Да, я умею.

Корр.: Футбол – это командная игра, не одиночная.

Артур: Да.

Корр.: Скажи, пожалуйста, Артур, у тебя друзей много?

Артур: Ну да, очень.

Корр.: С какими ребятами (неважно – мальчишками, девчонками) ты не будешь дружить? По каким причинам?

Артур: Ну самая первая причина закончить общение с человеком, мне кажется, это предательство. Потому что это самое подлое, что может сделать друг. И вообще человек другому человеку.

Артур при всей своей серьезности и рассудительности обладает неплохим чувством юмора. При встрече он может показаться застенчивым, но эта скованность уходит, когда мальчик чувствует себя комфортно. Воспитатели отзываются об Артуре как о хозяйственном и ответственном ребенке, которому можно давать важные поручения.

Корр.: Давай немножко про твой характер. Артур, какие у тебя положительные черты характера?

Артур: Я могу с каждым человеком найти общий язык.

Корр.: А есть у тебя какая-нибудь черта характера, от которой ты хотел бы избавиться?

Артур: Ну да. Это, наверное, злость. У меня бывают такие моменты, что я могу даже просто из-за маленькой мелочи просто уже всё…

Корр.: Ты любишь, когда тебя хвалят?

Артур: Ну конечно, кто этого не любит? Бывают такие моменты, когда, знаете… Вот я, например, стою на сцене, и начинает весь зал аплодировать, кричать: «Молодец, молодец!» И немного даже становится как-то… такое чувство не описать словами. Приятно.

Корр.: А вот если тебя обидят, ты долго обижаешься или быстро отходишь?

Артур: Ну я человек ранимый. Каких-то людей, которые меня обижают, я долго не могу простить, начать с ними снова общаться… Потому что есть такие люди, к которым ты сильно привязан и не ожидаешь от них какого-то подлого шага. А он – раз! – и делает подлый шаг. И ты как-то начинаешь сомневаться в этом человеке и перестаешь видеть в нём человека, которого ты раньше видел… И немного становится как-то не по себе. И я вот в таких моментах, бывает, долго отхожу от этого. По мелочам я даже не обижаюсь, как-то пытаюсь войти в положение человека, понять его и посмотреть, что бы я сделал на этом месте. И вот я понимаю то, что во многих ситуациях я бы сам бы это тоже сделал, поэтому я даже как-то не обижаюсь.

Корр.: С тобой, Артур, можно договориться или ты можешь подолгу упрямиться?

Артур: Ну если предложение какое-то, знаете, заманчивое (с улыбкой), то я сразу соглашаюсь. А если есть какое-то предложение, в котором я сомневаюсь, то я попрошу, например, день на обдумывание. И я потом уже даю точный ответ.

Артуру нужны родители, которые поддержат этого интересного мальчишку и научат его достигать поставленные цели. А еще – окружат заботой и любовью, которых подростку наверняка не хватает в детском доме.