А. Абакумов: 15 лет назад Инна Зотова предложила найти ответ на самый сложный вопрос – детский вопрос. Вопрос, который задает себе каждый ребенок, лишенный родителей: «Почему жизнь так несправедлива? Как сделать ее добрее и лучше? Как детям подарить родителей? Как взрослым помочь обрести детей?» Я не буду говорить то, о чём лучше расскажут родители программы «Детский вопрос» – Инна Зотова и Георгий Москвичев: о количестве усыновленных детей, о «Поездах надежды», о людях, которые помогали проекту, об усилиях, которые часто, но далеко не всегда заканчивались победой, хотя ведь и не в статистике дело… Каждая измененная к лучшему детская жизнь, каждая детская улыбка, каждая непролитая детская слеза – вот высшая награда. И не только создателем «Детского вопроса». Это ведь всем нам!

И. Зотова: Здравствуйте! Необычное начало выпуска, правда? А всё потому, что и сам он – не обычный, а юбилейный. Пятнадцать лет назад, второго октября 2004 года в эфире впервые прозвучали позывные «Детского вопроса».

Г. Москвичев: А «путевку в жизнь» ему дал Алексей Владимирович Абакумов, который был в то время директором «Радио России».

И. Зотова: И именно он открыл этот праздничный выпуск. Ну и, согласно его пожеланию, сегодня вместе со мной в студии – бессменный продюсер социального проекта «Детский вопрос» Георгий Москвичев.

Г. Москвичев: Здравствуйте!

И. Зотова: А еще вместе с нами – наш небольшой, но очень активный журналистский коллектив. Мои коллеги присоединились к проекту в разное время: Ирина Поварова – 10 лет назад, Татьяна Юрасовская – 9…

И. Поварова: Всем привет!

Т. Юрасовская: Здравствуйте!

И. Зотова (продолжает): Наиль Сабитов и Ксения Елисеева стали членами нашей команды не так давно – полтора года назад – но уже полностью в нее вписались.

Н. Сабитов: Приветствую!

К. Елисеева: Всем здравствуйте!

И. Зотова (продолжает): Конечно, нам есть, что рассказать о нашей непростой, но очень любимой работе. А поможет нам в этом звукорежиссер Елизавета Шмыкова.

Е. Шмыкова: Здравствуйте!

И. Зотова: Итак, что вспоминается, коллеги?

Г. Москвичев: Во-первых, это сейчас «Детский вопрос» – большой социальный проект с сайтом, группами в соцсетях, рейсами «Поезда надежды» и другими внеэфирными мероприятиями. А когда-то всё началось с одного только выпуска радиожурнала.

И. Зотова: И это сразу был полноценный выпуск в том же формате, в котором программа звучит и сейчас. Многие рубрики продолжают выходить в эфир, и даже их заставки и музыкальное оформление с тех пор не изменились. Например, в первом же выпуске в рубрике «Вопрос ребром» на вопросы радиослушателей отвечал Алексей Иванович Головань, который в то время был уполномоченным по правам ребенка города Москвы. Лиза, включите нам, пожалуйста, фрагмент первого выпуска.

Е. Шмыкова: Да, конечно!

Из выпуска 1:

(Начинает звучать фрагмент из первого выпуска).

А. Головань: Обращаются с совершенно разными вопросами люди, но, безусловно, один из таких, наиболее актуальных вопросов, с которыми чаще всего приходят граждане, – это жилищные вопросы. Буквально вот недавно мы закончили достаточно длительную эпопею – оказание помощи одному… может, не совсем ребенку, уже молодому человеку, которому больше 18 лет. Он обратился к нам в связи с тем, что в возрасте, когда он был еще несовершеннолетним, он остался без попечения родителей, однако в силу того, что его мать продала жилье и его, по сути дела, бросила на произвол судьбы (он жил у случайных совершенно людей, самостоятельно зарабатывал себе с 14-летнего, даже с 13-летнего возраста на хлеб насущный), но вот его статус как оставшегося без попечения не был установлен, он не имел жилья и так далее… он обратился к нам за помощью. Мы помогли, во-первых, ему оформить паспорт (обращались в паспортное управление ГУВД города Москвы и там получили поддержку, понимание, и был оформлен паспорт), мы помогли ему устроиться на работу, мы помогли ему устроиться на учебу и в конечном итоге обращались в суд с заявлением об установлении его статуса как оставшегося без попечения родителей в несовершеннолетнем возрасте. Такой статус был установлен, и впоследствии вот в соответствии с федеральным законодательством и с нормативными актами города Москвы он получил жилое помещение как ребенок, оставшийся без попечения родителей.

(Окончание фрагмента первого выпуска).

И. Зотова: Завершив свою деятельность в качестве уполномоченного по правам ребенка, Алексей Головань не перестал помогать сиротам. Мы уже рассказывали о том, как его благотворительный центр «Соучастие в судьбе» и по сей день оказывает юридическую поддержку выпускникам детских домов и приемным семьям. Да и в нашем эфире Алексей Иванович много раз отвечал на вопросы в качестве эксперта. 15 лет мы вместе с этим удивительным человеком!

А. Головань: Я, честно говоря, уже забыл, когда… такое ощущение, знаете, что всю жизнь работаете… А оказывается, пятнадцать лет! Солидная очень дата, поэтому я хочу поздравить весь коллектив программы с таким приятным юбилеем и сказать, что за это время много происходило разных событий, связанных с семейный устройством детей-сирот, защитой прав детей-сирот, с развитием каких-то новых методик, новых форм устройства, с изменением законодательства… и очень важно, что все эти изменения освещались вашей программой, что вы просвещали тех людей, которые готовились стать замещающими родителями, тех, которые уже стали замещающими родителями, поддерживали их. И вот это вот просвещение, вот эта вот поддержка, она, безусловно, очень важная деятельность, которая, думаю, помогла очень многим людям принять правильное решение, кого-то, может быть, удержало от необдуманного шага, который иногда кандидаты в замещающие родители могли сделать в порыве каких-то эмоций, ну и самое главное – что программа помогла очень многим детям обрести семью. И вот это, мне кажется, самый главный итог деятельности программы, и мне бы хотелось, чтобы программа не стояла на месте, развивалась, чтобы находила поддержку, чтоб у вас были благодарные слушатели, и чтобы с помощью программы еще очень многим детям удалось найти достойные замещающие семьи – тех людей, которые бы их поддерживали по жизни. Поэтому я желаю творческих успехов, чтобы у вас были силы заниматься тем, чем вы занимаетесь, и чтобы ваша аудитория постоянно росла. Ну а я по силе возможностей готов приходить, рассказывать о каких-то изменениях в законодательстве, наша организация готова помогать по юридическим вопросам замещающим семьям, мы готовы быть вашими надежными партнерами. И мы рады, что вот эти все пятнадцать лет были вместе. Спасибо вам!

Г. Москвичев: Вам спасибо, Алексей Иванович, за многолетнюю помощь и дружбу!

К. Елисеева: А какие еще рубрики были в первых выпусках?

И. Зотова: Их уже тогда было много: «Новости для взрослых», «Детский адвокат», «История с продолжением», «Маленькие радости» и другие. Но была одна особенная…

(Звучит отбивка рубрики «SOS»).

Г. Москвичев: В этой рубрике мы старались помочь больным детям получить шанс – ни много ни мало – на дальнейшую жизнь.

И. Зотова: Одной из первых наших подопечных стала маленькая Соня Майорова. Включите, пожалуйста, архивную запись.

Из выпуска 5:

(Начинает звучать фрагмент из пятого выпуска).

Корр.: К нам в редакцию пришла женщина, в одной руке ворох бумаг, в другой – фотокарточка. На ней славное существо с чудными глазками-вишенками. «Сонечка, полтора года», – выдохнула женщина и тихо добавила: «Помогите!».

Зухра: Очень долго я не могла забеременеть, но я очень хотела ребенка. И, наконец-то, в 35 лет у меня родилась Сонечка. На шестой день в роддоме Сонечка у меня пожелтела, врачи мне ее уже не показывали и предложили оставить ребенка в роддоме. Приблизительный диагноз: атрезия желчных протоков, требуется трансплантация печени. Естественно, я отказалась оставить ребенка, забрала Сонечку домой. Начались поездки по всяким больницам, и я познакомилась с врачом, который сказала мне, что такие операции делают в Бельгии, в Брюсселе, но операция стоит 85,5 тысяч евро.

(Окончание фрагмента пятого выпуска).

И. Зотова: Собрать эти деньги Зухре, одинокой маме Сонечки, помогли наши коллеги с телевидения, но через год оказалось, что необходима еще одна операция, и счет шел буквально на дни…

Из выпуска 8:

(Начинает звучать фрагмент из восьмого выпуска).

Зухра: Я спросила, могу ли я эту операцию сделать в Москве. Сказали, что нет, эту операцию должен делать хирург, который делал трансплантацию, который знает каждую ее венку, каждый нюанс ее организма. 

(Окончание фрагмента восьмого выпуска).

И. Зотова: Вот только денег на эту операцию никто не выделил. А нужно было 15 тысяч евро. И времени уже совсем не оставалось… В отчаянии Зухра пришла за помощью к нам. Мы пытались достучаться до медицинских чиновников, звонили, писали – увы. Осталась последняя надежда: обратиться в эфире к радиослушателям. И мы убедились, что в нашей стране живут хоть и не самые богатые, но очень отзывчивые люди: деньги присылали пенсионеры и школьники, молодые мамы переводили детские пособия… Жизнь Сони спасали всем миром…

Из выпуска 8:

(Начинает звучать фрагмент из восьмого выпуска).

Зухра: Мы прилетели очень вовремя. Я хочу передать огромное спасибо, поклон до земли всем, кто мне помог! Еще бы чуть-чуть, и мы могли бы просто не успеть. Если бы 5-го числа я не была в Брюсселе с ребенком, просто не знаю, чем это всё могло закончиться. Всем низкий поклон от матери. Огромное спасибо. Сонечка себя чувствует просто великолепно. Спасибо огромное всем! Спасибо огромное, «Радио России»! Я вас люблю!

(Окончание фрагмента восьмого выпуска).

И. Зотова: Ирина, а вы ведь недавно были в гостях у Зухры и Сони! Как у них дела?

И. Поварова: О, Соня теперь совсем большая, ей 16 лет. Учится в 10 классе, настоящая красавица! Мы проговорили целый час, я уже начала делать про них сюжет в рубрику «История с продолжением». Могу дать немного послушать.

Все наперебой: Да, конечно!

И. Зотова: Включайте!

Зухра: Слава богу, всё у нас… хорошо! Всё замечательно, всем спасибо! Всем радиослушателям, телезрителям! Всем огромное спасибо! Вообще, я хочу сказать – вот как-то… на моем жизненном пути встречались одни замечательные, потрясающие люди! Просто… вот если так прокручивать пленку назад, без них, наверное… ну у нас бы, наверное, ничего не получилось. Я бы, наверное, одна просто не смогла бы. В прошлом году мы ездили на проверку, на контрольное обследование. Я услышала долгожданные слова: «У вас всё хорошо, всё замечательно! На контроль вы можете больше не прилетать! Можете наблюдаться в Москве, делать УЗИ, сдавать кровь! И к нам можете больше не прилетать!» Вы знаете, я, наверное, на тот момент была самая счастливая мама во всем мире! Я, конечно, когда в Москву прилетела, я позвонила мамочкам, которые летели после меня. Я говорю: «Девочки, я вам желаю просто услышать эти слова!» Вот все мамы рыдали, потому… (Плачет). Я говорю: «Неужели, Софушка, всё? Мы с тобой всё теперь, только наблюдаемся в Москве!» (Плачет).

Корр.: Нет, нет, нет! Не всё! Всё только начинается!

Зухра (смеется вместе с корреспондентом): Ну это да, у нас начинается новый этап в жизни, начался просто новый этап в жизни!

Корр.: Это самое главное же! (Смеется).

Зухра: Да, да, да!

Корр.: Сонь, вот ты вообще что помнишь-то… из поездок?

Соня: Ничего.

Корр.: Ничего? Ну, оно, наверное, и к лучшему!

Соня: Наверное! (Смеется вместе с корреспондентом). У меня всё замечательно! (Смеется). Со всем справляюсь, как-то всё хорошо! Даже есть время отдохнуть, погулять.

Зухра: Спасибо большое! Желаем вашему проекту…

Соня: Процветания!

Зухра (одновременно продолжает): …Процветания, да. Чтобы у вас всё получалось! Но у вас всё получится, у вас команда просто очень замечательная! И огромный привет, конечно, Инне, Георгию!..

Корр.: Обязательно передам!

И. Поварова: Ну вот, просьбу Зухры и Сони я выполнила, привет передала!

Г. Москвичев: Спасибо!

И. Зотова: И Зухра, и Сонечка – это для нас близкие люди! Здоровья обеим!

К. Елисеева: Какая замечательная история!

Г. Москвичев: А таких историй у нас было немало в первые годы.

К. Елисеева: Но ведь мы и сейчас продолжаем помогать больным детям?

И. Зотова: Конечно! Просто теперь мы делаем это в другом, так сказать, формате.

(Звучит отбивка «Ребенок в опасности»).

И. Зотова: В этой новой рубрике – и о проблемах детского паллиатива, и о помощи тяжело больным ребятишкам, и о жестокости, которую испытывает ребенок в семье или в школе. Темы самые разнообразные, ведь опасностей-то много. Но одно условие работы моих коллег остается неизменным: мы по-прежнему не хотим просто поговорить. Мы снова и снова будем пытаться изменить этот мир. Ведь не всегда даже самые близкие люди могут помочь своим детям. Наиль, ты недавно рассказывал об одной семье…

Н. Сабитов (подхватывает): Да, это Мария и Михаил Карлаш из Пензенской области. Три года назад их единственная дочка, Настенька, заболела.

Из выпуска 426:

М. Карлаш: Нам поставили вот эти вот три страшные буквы, которые просто перевернули всю нашу жизнь. НЦЛ второго типа. Это генетическое заболевание, которое поражает клетки головного мозга. То есть был обычный ребенок. Ребенок ходил, кушал, играл, ходил в садик. Сейчас, спустя три года, ребенок лежит, просто прикован к инвалидному креслу. Она не говорит, у нее потеря зрения.

Н. Сабитов: Спасти маленькую девочку от смерти могло только единственное «заморское» лекарство, но оно стоило 48 миллионов рублей в год. Министерство здравоохранения Пензенской области отказалось помогать семье. И это при наличии заключения федерального консилиума, который рекомендовал девочке дорогостоящий препарат. И даже решение Верховного суда не торопило чиновников помочь больной Насте.

К. Елисеева: Так они, получается, обрекали девочку на смерть?

Н. Сабитов: Они просто не сочли правильным тратить такие деньги на спасение одного ребенка. Я пытался связаться с министром здравоохранения Пензенской области Александром Никишиным, но у меня это не получилось: чиновник оказывался всё время занят. А вот после выхода в эфир сюжета о семье Насти Карлаш наш разговор состоялся, в тот же день!

Корр.: Александр Викторович, вопрос, который прозвучал в федеральном эфире. Скажите, пожалуйста, вы спасете жизнь Насти Карлаш?

А. Никишин (после паузы): …Вопрос очень, конечно… я думаю, шанс на спасение ребенка есть. Мы примем все меры, чтобы обеспечить ребенка данным лекарственным препаратом. Изыскиваем деньги в региональном бюджете, проводим конкурс, закупаем этот препарат, связываемся с федеральным центром, где будет вводиться это лекарство. Вот такой план.

Корр.: То есть можно надеяться на благополучный исход этой истории?

А. Никишин: Ну, безусловно, конечно.

Корр.: Вы в последнее время связывались с семьей Карлаш по вопросу оказания ей помощи?

А. Никишин: Да конечно. В принципе, они в курсе всех идей, которые мы принимаем в настоящее время.

Н. Сабитов: Само собой, мама Насти очень обрадовалась такому повороту событий.

М. Карлаш: Конечно, я безумно рада. Спасибо большое. Я надеюсь всё-таки, что у нас всё получится. Нас уже пригласили в нашу больницу обновить все выписки, все анализы, и будем подготавливаться к Москве. Они готовы нам купить шесть ампул на этот год, а на следующий год будет снова бюджет, и… ну как бы вот так.

Корр.: Замечательно, мы рады очень за вас.

М. Карлаш (со смехом): Спасибо большое, спасибо. Я даже не могу объяснить свою радость, но это, конечно, до слез…

Н. Сабитов: Вот так! Надеюсь, теперь деньги на лекарство для Насти найдутся, и их не придется собирать «с миру по нитке».

Г. Москвичев: Было бы хорошо, если бы их вообще не приходилось собирать ни для каких детей.

И. Зотова: Да, будем работать над этим. В конце концов, когда мы начинали 15 лет назад тему детей-сирот и их семейного устройства, этот груз казался совершенно неподъемным. Да он и был таким, потому что никто даже не пытался поднять-то. Проблемы детдомов и приемных семей в СМИ если и освещались, то очень эпизодически: о сиротах вспоминали ко Дню защиты детей и в новогодние праздники.

И. Поварова: Кстати, я недавно разговаривала с Галиной Сергеевной Красницкой, она как раз вспомнила, как это было раньше.

К. Елисеева: А кто это?

И. Зотова: Галина Сергеевна? Для многих опекунов и усыновителей по всей нашей стране это очень известный человек. Галина Сергеевна преподавала в одной из первых в России школ приемных родителей, отвечала на вопросы радиослушателей в эфире (кстати, ее голос звучал уже в самом первом выпуске!), ездила с нами в рейсы «Поезда надежды» как руководитель службы сопровождения семей…

И. Поварова: Об этом мы с ней тоже вспоминали. И еще про сайт, про соцсети, про приемную дочку Галины Сергеевны… Давайте послушаем!

Корр.: Галина Сергеевна, прошло 15 лет.

Г. Красницкая: Да.

Корр.: Вот сколько тогда было детей в банке данных, не помните?

Г. Красницкая: Много было, больше ста тысяч.

Корр.: А сейчас их меньше 50 тысяч.

Г. Красницкая: А, ну, конечно! Больше принимающих семей, больше информации можно получить. Я хочу сказать, что вот когда начиналась программа «Детский вопрос», когда мы начинали вот эти поездки, да, наши? Мне казалось, что это абсолютно холостой выстрел. Ну, вошло и вышло у людей, да?

Корр.: Угу.

Г. Красницкая: Но что будет такой отклик, что будет вот такая вот движуха в этом направлении… мы не ожидали! Конечно, эффект бесподобный. Я очень довольна тем, что все-таки эти 15 лет мы не зря поработали. Не зря.

Корр.: Мы, кстати, очень рады, что вы были с нами все эти годы. Вы нам очень помогали всегда и как эксперт, и как член команды «Поезда надежды». Как вам вспоминаются поездки-то?

Г. Красницкая: Ой, вспоминаются! (Смеется). Вы – молодцы, что вы не бросаете людей. Что вы отслеживаете, вы помогаете. Всеми своими силами, какими можете, вы помогаете. Вплоть до того, что становитесь крестными. (Смеется).

Корр.: Было и такое!

Г. Красницкая: А уж личный вклад… когда каждый член команды понабрал себе не по одному ребенку – это вообще, конечно. (Смеется). Я – единственное вот жалею, что, конечно, если бы я немножко раньше бы занялась, я бы еще взяла ребенка. Это совершенно точно. Мне бы очень хотелось, чтоб еще появился ребенок. Но, к сожалению… В 77 я могу кого-то взять? Нет, мой поезд далеко ушел уже… (Смеется).

Корр.: Но вы и Алинку вырастили! И многим другим семьям помогли.

Г. Красницкая: Помогла, но… я бы новенького взяла лично для себя. Но… увы и ах! Жалко, мое время уже ушло. С Алинкой всё, слава богу, у меня устаканилось, поэтому я спокойна… Это когда тут были всякие перипетии, конечно, было тяжеловато. Вон сейчас она у меня, Алинка, сидит чай пьет. Пришла, помогает мне осваивать планшет! Вот.

И. Зотова: Между прочим, Галина Сергеевна была с нами практически во всех рейсах «Поезда надежды», начиная с самого первого, который в 2005 году отправился в город Орел.

Г. Москвичев: О, я помню эту поездку. Честно говоря, тогда казалось, что это какая-то авантюра… Сесть в автобус с незнакомыми людьми, которые собираются стать усыновителями и опекунами, поехать с ними в другой регион искать детей…

И. Поварова: Но ведь это сработало! И срабатывало еще много раз!

И. Зотова: Да, двадцать один рейс в регионы, четыре детских рейса… Сколько детей по их итогам уехали из детдомов к новым родителям, даже трудно сосчитать.

Н. Сабитов: Вот в следующем году у «Поезда надежды» тоже 15-летний юбилей, так что будет повод поупражняться в математике.

К. Елисеева: Столько рейсов… Ничего себе! А самый первый чем-то особенным запомнился?

Г. Москвичев (весело): Ксюша, ну конечно! Он же был первым!

И. Зотова: А еще нам в орловском доме ребенка подарили песню. Такого больше нигде не было!

(Звучит песня «Аист» в исполнении музыкального руководителя орловского дома ребенка).

Н. Сабитов: А ведь те малыши, которые разъехались по домам после первого рейса «поезда», уже совсем большие. Интересно, как у них дела?

И. Зотова: Наиль, в первые рейсы ездили, в основном, семьи с тайной усыновления. Мы до сих пор поддерживаем со многими из них теплые отношения, там всё в порядке, но в эфире об этих семьях мы рассказывать ничего не будем. Тайна есть тайна. А вот в более поздние рейсы, начиная с первого иркутского, «с тайной» было покончено. Потому что коллеги-журналисты начали про «Поезд надежды» активно рассказывать, очень много камер нас снимали, так что спрятаться стало совершенно невозможно. И в поездки отправлялись только те, кто был открыт миру.

И. Поварова: Вот участники этих рейсов частенько в эфире про свои семьи и про детей рассказывают. Совсем недавно, например, я звонила Анне, которая в 2012 году привезла из Приморья 9-летнюю Наташу и 7-летнюю Гулю (они сёстры), а в 2015 – 8-летнюю Олю и 6-летнюю Тасю из Иркутска.

Корр.: Здравствуйте, Анна. Как дела у вас? Как девочки?

Анна: Всё хорошо. Учатся. Наташа и Гуля закончили в этом году музыкальную школу. Наташка – с красным дипломом закончила, а Гуля закончила два отделения, то есть фортепиано и вокал. Оля, Тася тоже… Тася – третий класс на отлично закончила. Оля на четыре и пять.

Корр.: Ну молодцы!

Анна: Хотя тоже нам тут… в свое время ж прописывали коррекцию… В общем, с этими ребятками у меня проблем нет. У меня, так как я всегда говорила – «подарки «Поезда надежды», скажем так. Ну, острых каких-то пиков нет. Не знаю, может быть, еще не доросли до них. Хотя, в принципе, Наташе вот 17 исполнилось, Гульке 15. Нет, у нас с ними всё хорошо. Как все дети!

И. Поварова: Однако получением «подарков «Поезда надежды» Анна не ограничилась. И сама стала отправлять, как она говорит, «вагончики надежды» в те детские дома, откуда забрала своих девчонок.

Из выпуска 326:

Анна: Это началось, когда вот у меня была семья, которая хотела брать троих детей разом. Ну и мы связались с Уссурийском, и они полетели в Уссурийск. Вернулись такие счастливые, с такими квадратными глазами – как их там хорошо встречали, и про детей всё рассказали, и всё-всё-всё. Услышав подобное, остальные наши люди тоже захотели ехать туда же. И у нас сейчас уже «уссурят» диаспора – перевозим их детский дом. У них сейчас есть программа: телевидение местное снимает раз в неделю, и они выставляют в интернете видеоролики. И мы, собственно, заходим туда и ищем через вот эти видеоролики.

Потом, я когда вот была в Иркутске, я ж там сразу везде говорила, что у меня есть люди, которые ждут, готовы ехать… И вот у меня они поехали… Вот такие у нас «вагончики». (Смеется).

К. Елисеева: Хорошо журналисты из Приморья работают! Тоже помогают своим маленьким землякам находить родителей.

И. Зотова: Похожие проекты есть и в других городах. Некоторые из них появлялись не без нашего участия: например, телепередача в Орле (после рейса «Поезда надежды») или программа на «Радио России. Чувашия»…

К. Елисеева: Кстати! А ведь одна из наших региональных коллег передает вам привет. Это Татьяна Субботина из Брянска. Ее проект «Шаг навстречу» существует уже больше четырех лет. В эфире «Радио России. Брянск» и телеканала «Россия-1. Брянск» Татьяна рассказывает о своих земляках: о ребятах в детских домах и о приемных семьях.

Корр.: Татьяна, а как вы познакомились с проектом «Детский вопрос», с нашими журналистами?

Т. Субботина: Вообще началось всё с того, что я пришла работать на радио. У меня была возможность выбрать тему. Для меня было очень важно как-то с помощью радио помогать другим людям. Поняла, что очень хочу помогать детям, не знала, как это делается. Стала связываться здесь с местными организациями, с Департаментом… в общем, со всеми людьми, которые как-то относятся вот к этой теме – детей-сирот, которые живут в учреждениях Брянска. Поняла, что это очень сложно, что тема довольно страшная, и что здесь очень нужна помощь и поддержка моральная, скорее всего. Позже мне рассказали, что есть такой проект на «Радио России». Коллеги рассказали, которые давно уже работали. Я… вы знаете, прослушала… я даже не могу сказать, сколько передач. Я помню, что каждую ночь я слушала выпуски, которые были на сайте. То есть 50, может быть, больше выпусков…

Корр. (одновременно): Ничего себе!

Т. Субботина: …я послушала, уже имела какую-то базу знаний после этого. Конечно, не выдержала, позвонила, рассказала, кто я и что мне нужно, и что бы я хотела. Мне не отказали. Уже через какое-то короткое время я приехала туда в студию «Детского вопроса». Со всеми познакомилась. Узнала очень много полезной информации. В общем, всё объяснили, всё рассказали, от чего-то там предостерегли, чтоб глупостей не сделала сразу же… (Улыбается). В самом начале. Да, это очень важно. Потому что действительно тема, которая берет за душу… вот там сделать что-то не так и страшно, и опасно. Потому что это судьба ребенка, это судьба семьи. И нужно быть очень осторожной, на самом деле. 

Вот от этого меня вовремя предостерегли. И я уже понимала, что вот эти розовые очки – они нужны обязательно, но нужно знать момент, в который стоит их снять и очень так трезво посмотреть на ситуацию.

Корр.: Что бы вы могли пожелать нашему проекту?

Т. Субботина: Это проект, который является, наверно, такой «базой» российских других проектов, потому что слушают его очень много. И я знаю, что многие люди хотят заниматься этой темой, и вот пытаются как-то в нее попасть, да? Здесь уже есть ответы на многие вопросы. Конечно же, я хочу, чтобы он дальше развивался, я желаю успеха. Я желаю вам всем здоровья.

Корр. (одновременно): Спасибо!

Т. Субботина: Я желаю, чтобы как можно больше создавалось и приемных семей с помощью этого проекта, и дети становились счастливыми.

Н. Сабитов: Приятно, что коллеги вдохновляются нашим примером: «Поездом надежды», радиожурналом. А ведь у нас есть и еще один мощный ресурс для помощи детям – это сайт! Ирина, помните, вы недавно рассказывали историю о семье, которая взяла под опеку 16-летнюю девочку?

И. Поварова: Да, это Вита и Эдуард из Керчи. На сайте они увидели репортаж о втором детском рейсе «Поезда надежды»…

Из выпуска 425:

Вита: Я познакомилась с вашим «Детским вопросом». Было очень удивительно, что есть такая передача, что есть такая программа, что и «поезд», и родители ездят, ищут детей, очень заинтересовалась некоторыми видеозаписями, которые были… и как раз там был видеоролик – девочка из Хакасии, Соня! – которую потом забрали в Москву. Ну как раз был «Поезд надежды»!

Корр.: Да, у нас был детский рейс.

Вита: Ну, в общем, мы видеоролик этот посмотрели, как Соня съездила на экскурсию в Москву, потом заинтересовались вообще Хакасией, посмотрели фотографии девочек, мальчиков. Ну и там была фотография Лены, которая нас заинтересовала. Мы когда ее привезли, такое впечатление, что она у нас уже и была! Мы ее взяли как свою, привезли – и всё.

Корр.: Были моменты, что ты пожалела о своем решении уехать?

Мирослава: Нет. Конечно, не было!

Корр.: Ты себя ощущаешь своей в этой семье?

Мирослава: Ну конечно! Хотя мы уже все взрослые люди, и все прекрасно понимаем и осознаем, что было, и что есть. Но конечно – своя! А как по-другому?

И. Зотова: Кстати, к вопросу о сайте… А что это у нас Татьяна отмалчивается?

Т. Юрасовская: Да я же вообще редко в эфире говорю. Мое дело – интернет, сайт, социальные сети.

И. Зотова: Так дело-то – очень важное! Одна только рубрика «Обыкновенное чудо» чего стоит! Какие письма нам присылают посетители сайта!..

Из выпуска 362:

Не устаем удивляться, как меняются наши дети! Особенно это видно на фотографиях. Вроде, живем с теми же детьми, что вчера и год назад… А недавно заглянули в первый семейный фотоальбом… Как же они изменились! Прошло всего 4 года как дети дома, сейчас им 14 и 17.

Обидчивая, ежедневно плачущая девочка с настороженным взглядом и очень слабым здоровьем превратилась в веселую, крепкую, спортивную, уверенную девушку с большими планами на будущее.

Мальчик с взглядом в никуда, редкой и робкой улыбкой, с трудом поднимающий пакет с продуктами, стал сильным юношей… 

Нежности и любви в наших детях оказалось неимоверно много, и всё это досталось нам – счастливым родителям непростых подростков.

  Когда я была только на пути к своему сыночку, сайт «Детского вопроса» мне очень помог. Он вселял в меня веру и надежду, что и со мной когда-нибудь произойдет обыкновенное чудо, что и я стану МАМОЙ.

  – Во многом благодаря вашему сайту и рубрике «Обыкновенное чудо» мы и решились на этот шаг. И вот у нас дома уже собственное «чудо»!

  Замечательная рубрика! Фотографии очень ободряют и развеивают страхи. Спасибо вам!

(Звучит отбивка: «Обыкновенное чудо»).

И. Зотова: Приятно ведь получать такие письма, правда, Таня?

Т. Юрасовская: Конечно, приятно!

Н. Сабитов: А из переписки в соцсетях получаются интересные истории с продолжением.

И. Поварова (весело): И даже со многими продолжениями!

И. Зотова: Пожалуй, мы сейчас не будем пересказывать полностью историю москвички Натальи, к которой мы не раз возвращались в течение последнего года. Желающие могут прочитать и послушать все ее главы на нашем сайте, где есть интернет-версии всех выпусков радиожурнала.

И. Поварова: Но главное-то ведь надо сказать? Недавно в семье Натальи появились двое приемных детей: 13-летний Паша и его пятилетняя сестренка Рита.

Наталья: Дорогая редакция «Детского вопроса»! Я от всей души поздравляю вас с юбилеем. Вы у нас уже в нашей семье горячо любимые. Благодаря вам в моей семье появилось два солнечных человечка: сыночек и дочка… И ваша поддержка, конечно, просто неоценима, пока я сомневалась, и пока я уже действовала, и пока я была в пути, ваша поддержка и профессиональная, и дружеская, и юридическая. Я вас всех очень люблю, я вам желаю дальнейшего процветания, чтобы ваш «Детский вопрос» и дальше радовал всех, особенно деток и семьи, в которые эти детки попадают, чтобы всё у вас удавалось, чтобы было поменьше проблем, чтобы всё было хорошо. Многих-многих лет вашему проекту!

Рита (немного картавя): Поздравляю с днем рождения!

И. Поварова: Это Риточка! (Все смеются). А Паша постеснялся.

Н. Сабитов: Так ведь подросток! Они часто стесняются.

Г. Москвичев: Ничего страшного. Главное – что он не побоялся пойти в семью вместе с сестрой.

И. Зотова: Да, подростки нередко боятся таких перемен. А у нас на сайте в разделе «Лист ожидания» анкет мальчишек и девчонок старше 12 лет сейчас много.

К. Елисеева: Но мы же всё равно ищем родителей всем! И в рубрике «Где же ты мама?» звучит много рассказов о больших ребятах из детских домов.

И. Зотова: Да, и их в последнее время всё чаще забирают в семьи. 15 лет назад мы могли об этом только мечтать. Тогда будущие приемные мамы и папы интересовались только малышами до трёх лет, и перевод детей из дома ребенка в детский дом (а обычно это случалось как раз в 3-4 года), как правило, ставил крест на их семейном устройстве. И мы так старались найти родителей этим крохам до перевода…

К. Елисеева: А про кого был самый первый рассказ в рубрике «Где же ты, мама?»?

И. Зотова: Это были пятимесячный Ярослав и полуторагодовалый Дениска из рязанского дома ребенка.

К. Елисеева: Почему из рязанского?

И. Зотова: Потому что заведовала им тогда Татьяна Александровна Гросс. Уникальный человек! Столько энергии и столько заботы о каждом своем воспитаннике! Она не жалела сил, чтобы найти каждому семью.

И. Поварова: А давайте ей позвоним?

И. Зотова: Давайте!

(Набор номера, длинные гудки).

Т. Гросс: Да.

Корр.: Здравствуйте! Татьяна Александровна?

Т. Гросс: Да!

Корр.: Добрый день! Вас беспокоит программа «Детский вопрос», «Радио России».

Т. Гросс: Но я теперь не главный врач дома ребенка…

Корр.: Да, мы знаем. Но 15 лет назад мы как раз с вами начинали работать…

Т. Гросс (одновременно): Ага…

Корр.: И первый пиар детей – были ваши ребятишки.

Т. Гросс: Да, было такое. Помню с какой-то девушкой на вокзале встречались. (Смеется).

Корр.: Ну а вот рассказ о ребятах помогал действительно?

Т. Гросс (одновременно): Конечно, конечно! Да. Вот и «Поезд надежды»… Цифры у нас были, конечно, усыновления просто ошеломляющие! Когда я приезжала на наше совещание, и когда я приводила свои цифры усыновления, и не только усыновления, ну, вообще устройства – какие-то там семейные формы. То есть, мы, конечно, у нас процент устройства был очень высокий. Но тогда и поток был большой, всё равно у нас было много детей. Меньше 100-120 я снизить не могла при наполняемости дома ребенка в 150. Потому что поток отказных всё равно шел очень большой. Ну, вот сейчас вроде бы ситуация поменялась.

Корр.: Ну, сейчас – да, сейчас гораздо меньше.

Т. Гросс: Дом ребенка наполовину почти. Вы помните, сколько 15 лет назад на экране говорили о детях-сиротах? Мы были первые, кто вот этой темой очень озабочены были. Мы вот именно просто будоражили общество своими выступлениями, своими неформальными зачастую сборами. И это, конечно, принесло свои плоды. Тут даже говорить нечего.

По поводу вашего юбилея… я могу сказать вам только спасибо за то, что вы тогда подняли эту тему, нашли меня. И мы вместе вот получили хорошие результаты нашей совместной работы. А сейчас, я думаю, что всё равно вы актуальны. Всё равно! Поэтому работайте, занимайтесь делом очень нужным. Очень нужным для детей и вообще для нашего общества. Общество состоит из детей, которые вырастают и становятся взрослыми. Какие они будут взрослые – такое и будет общество. Над каждым ребенком надо работать.

(Звучит отбивка: «Где же ты, мама?»).

К. Елисеева: А кто, кстати, говорит в нашем эфире эти трогательные слова?

И. Зотова: Мой сын Ваня. Он тогда был совсем маленьким. Но многое, оказывается, осталось в его памяти!

И. Зотова: Ты помнишь, как ты записывал заставку «Где же ты, мама?»?

Ваня: Да, я помню весь процесс, когда я пытался сказать эту фразу, «Где же ты, мама?» Всё время что-то не хватало, что-то не нравилось. В конце концов, папа мне сказал: «Представь: ты просыпаешься утром, а мама уже в командировке, вот как бы ты сказал эту фразу?» И уже тогда я понял, как именно нужно сказать эту фразу, и так она и получилась.

И. Зотова: А мама часто ездила в командировки?

Ваня (одновременно): А мама очень часто ездила в командировки. По-моему, каждые три месяца у нее были выезды.

И. Зотова: И ты это чувство помнишь, да?

Ваня (одновременно): Конечно, я помню!

И. Зотова: Когда ты встаешь и: «Где же ты, мама?»

Ваня: Когда встаешь – о-па! – а мамы-папы нет, и их неделю не будет, и что делать, и как?.. Такие чувства были.

И. Зотова (одновременно): Все чувства вложил…

Ваня: Да!

И. Зотова (одновременно): …в эту заставку. А ты знаешь, что…

Ваня: Всё, что накипело.

И. Зотова: …ты знаешь, что эта заставка вызывала самый живой отклик у людей, и нам приходили письма, и спрашивали: «А вот этот мальчик, который на заставке говорит «где же ты, мама?»… а можно его усыновить?!» На полном серьезе тебя люди хотели усыновить.

Ваня: Я понял.

И. Зотова: Значит, получилось.

Ваня: Ну, значит, да!

И. Зотова: Скажи, пожалуйста, что бы ты пожелал ребятам, которые будут героями «Детского вопроса» дальше, вообще проекту и что бы ты пожелал маме своей, которая 16-й год занимается одним и тем же делом?

Ваня: Ну, насчет детей… наверное, я бы хотел пожелать им не бояться неизвестного будущего, которое их может ждать. Потому что в большинстве случаев это становится такой роковой причиной для отказа. В том числе, наверно, не вестись на другие мнения. Нужно всегда иметь свое – по тому или иному вопросу. Это, несомненно, очень сложно, то есть, это нужно нарабатывать.

Своей маме я хочу пожелать терпения. Потому что каждая программа – это очень тяжелый процесс, это очень важный процесс. Нужно всегда быть в тонусе, нужно всегда всё контролировать. Поэтому терпения, терпения и еще раз терпения! Я очень горжусь, что у меня такая мама, что она пытается помочь не только нам, но и остальным. И я это очень ценю, и очень уважаю.

Н. Сабитов: Как приятно услышать такие слова от своего ребенка! Хотя он, конечно, уже и не ребенок – взрослый совсем стал, студент.

И. Зотова: Ну для меня-то – всё равно ребенок. И, конечно, очень согревает душу, когда дети вырастают единомышленниками и поддерживают то, что ты делаешь много-много лет.

К. Елисеева: Значит – мы делаем всё правильно.

Н. Сабитов: Да. И будем продолжать.

Т. Юрасовская: Заходите на наш сайт – deti.radiorus.ru.

И. Поварова: Там вы найдете интернет-версии всех выпусков радиожурнала, ссылки на наши странички в соцсетях, много интересной и важной информации.

И. Зотова: А главное – анкеты ребят, которым нужны родители. Посмотрите на их фотографии! Может быть, среди них вы увидите своего сына или дочку.

Г. Москвичев: А нам пора прощаться. Закончить этот выпуск хочется словами Вячеслава Владленовича Умановского – человека, который был директором «Радио России» девять лет и все эти годы поддерживал наш социальный проект.

 

В. Умановский: «Детский вопрос» – это одна из основных, одна из главных визитных карточек «Радио России».

Я, безусловно, поздравляю коллег с тем, что их проект живет такое долгое, я бы даже сказал, рекордное для нашего медиарынка количество лет. Это значит – то, что они делают, это правильно и востребовано. Я желаю самых больших успехов этой программе, самых удачных поездок «Поезду надежды». Но, на мой взгляд, самым счастливым днем будет тот, когда в Москву вернется последний «Поезд надежды», когда мы будем знать, что в нашей стране не осталось ни одного ребенка без родителей. Поверьте, и наша страна, и наши дети этого достойны. Чтобы у каждого ребенка была своя семья!