География нашего проекта широка – мы побывали уже в 30 регионах России. И в каждом у нас появились маленькие подопечные – дети, которым очень нужна новая семья. Многие из этих ребятишек уже обрели ее – в том числе и благодаря нашим рассказам о них. Чтобы таких «солнечных человечков» стало еще больше, недавно мы побывали в Республике Бурятия.

ТОЧКА НА КАРТЕ

И. Зотова:Мы представляем проект «Радио России» «Детский вопрос».  И у нас есть программа «Поезд надежды». Этот «поезд» ездит по стране уже несколько лет, в 16-ти городах побывал.  Александр Сергеевич, может ли «Поезд надежды»…

А. Беняш, заместитель руководителя Республиканского агентства по делам семьи и детей Республики Бурятия: Да не может, а нужен, наверное. Нужен, потому что у нас сегодня есть необходимость в том, чтобы дети были устроены. И мы сами здесь проводим различные акции. В прошлом году мы планировали, пускай не поезд, но велопробег сделать, от Улан-Удэ до Баргузинского района (300 километров). По пути у нас несколько учреждений были. И мы хотели взять потенциальных родителей, которые могут, увидев все своими глазами, стать приемным родителем для того или иного ребенка. Но, к сожалению, не получилось этот велопробег сделать. Но мы такие акции все равно будем планировать. Потому что надо сознание людей менять. 

Республиканское агентство по делам семьи и детей Республики Бурятия существует с 2007 года. В его ведении находятся не только учреждения для детей-сирот, но и все вопросы по жизни и семейному устройству их воспитанников.

А. Беняш:В системе республиканского агентства всего 8 детских домов и 17 социально-реабилитационных центров. Один из них -  «Малышок», для детей от 4 до 7 лет. Там постоянно находятся около 100 дошкольников. Жизнеустройство этих детей, конечно, намного быстрее протекает, нежели ребят из  других детских домов.

В городе Улан-Удэ у нас 3 учреждения: этот детский дом «Малышок», санаторный детский дом (там у нас 60 воспитанников) и один республиканский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних. Он у нас как транзитный считается, там порядка 60 детей у нас находятся. Ну и по районам республики… практически в каждом районе у нас свои учреждения есть. Всего 27учреждений.

 И. Зотова:Александр Сергеевич, а дома ребенка как структура у вас ведь существует?

А. Беняш:У нас есть единственный дом ребенка «Аистенок», но он в структуре министерства здравоохранения, там дети от 0 до 3 лет. Около 120  детей там  постоянно находятся.

 И. Зотова:А отказники в больницах есть?

А. Беняш:Есть, есть, но отказники в роддомах... У нас  два роддома, но по отказникам даже можно сказать, что очередь существует.

Н. Болотова:До месяца они на обследовании в больнице, а потом в дом ребенка «Аистенок» попадают.

О. Резюкова:А вообще устройство детей… Вы можете нам цифры озвучить?

А. Беняш:Вообще, по статистике у нас 6189 детей-сирот. 87 процентов находится в семьях: в опекунских, в приемных…

 И. Зотова:То есть в основном, я так понимаю, формы устройства – это опека и приемная семья.

А. Беняш:Опека, приемная семья, да. В прошлом году у нас 123 ребенка были усыновлены. В том числе 12 – иностранными гражданами. У нас 861 ребенок в региональной базе. Это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения, которые не устроены.

Надо сказать, что в Бурятии существует не только банк данных о детях, которым нужны родители.

Л. Эрдыниева, директор Республиканского центра по работе с семьей и детьми: Помните, 18 апреля, на встрече Путина с Астаховым говорили, что нужно создавать банк данных приемных родителей, а у нас эта работа уже ведется.

О. Резюкова:А сколько  у вас в этом региональном банке родителей-кандидатов?

Л. Эрдыниева: По состоянию на 1 марта, был 101 кандидат.

О. Резюкова:То есть туда вносят всех, кто оформляет документы или уже получил заключение?

Л. Эрдыниева: Кто оформляет документы, кто находится в стадии подготовки, кто получил заключение… То есть сбор документов уже прошел, самый последний документ – заключение – получил… В органах опеки они встают на учет. Органы опеки отправляют к нам…

О. Резюкова (подсказывает):Сведения.

Л. Эрдыниева: Да, сведения… И вот 100 человек – это и кандидаты в усыновители, и в опекуны, и в приемные родители, то есть на разные формы устройства.

О. Резюкова:Хотела спросить… идея ваша, да?.. Насчет проведения «Поезда надежды» в Бурятии…

Л. Эрдыниева: Да.

О. Резюкова:Чем это вызвано – интерес к «поезду», желание провести такое мероприятие?

Л. Эрдыниева: Нас заинтересовало проведение «Поезда надежды», потому что мы всегда приветствуем такие вот инновационные формы работы, именно с семьями и детьми, попавшими в трудную жизненную ситуацию.

Республиканский центр по работе с семьей и детьми входит в структуру Республиканского агентства и выполняет функции регионального оператора банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, занимается вопросами семейного устройства сирот. Кстати, интересно, как удалось добиться, чтобы в региональном банке осталось менее 900 детских анкет? (Например, по другую сторону Байкала, в соседней Иркутской области, их почти в 7 раз больше).

А. Беняш:Сейчас мы очень много делаем для того, чтобы ребенок был в замещающей семье, если он не может в кровной находиться. С 1-го января 2014 года у нас заработает закон, мы своим усыновителям будем выплачивать 250 тысяч рублей на одного усыновленного.

 И. Зотова:Это единовременно?

А. Беняш:Да, это единовременная выплата. То есть по истечении трех лет, как он усыновил ребенка (именно усыновил или удочерил) ему выплачивается такая вот сумма – 250 тысяч рублей.

 И. Зотова:А какие-то меры поддержки опекунов, приемных семей?

А. Беняш:Ну как и у всех – это сумма на содержание ребенка. Да, она у нас небольшая 4800-5200 на содержание ребенка, ну и вознаграждение приемному родителю пять с половиной тысяч рублей. Ну и различные акции мы проводим для своих детей: и «Помогите ребенку собраться в школу», различные фестивали, конференции приемных семей. Стараемся поддерживать. В каждом районе у нас на сегодняшний день существует служба сопровождения замещающих семей.

И. Зотова:Расскажите поподробнее, пожалуйста…

А. Беняш:С 1-го сентября обязательная подготовка родителей должна быть, школа приемных родителей. Мы разработали свой порядок подготовки, вот, и у нас свои школы приемных родителей есть, службы сопровождения уже в каждом муниципальном образовании есть, в каждом районе.

О. Резюкова:А сколько у вас школ-то таких?

Н. Болотова:При каждом детском доме и при каждом СРЦ есть эта служба. Всего 24 службы, и при каждой службе действует школа.

А. Беняш (одновременно):Своя школа.

 И. Зотова:А что из себя представляет служба сопровождения семей?

А. Беняш:Вот смотрите, она трехуровневая. Сначала мы проводим информационную кампанию, чтобы кто-то откликнулся. Потом обучение. А потом уже сопровождение непосредственно: юридическое, психологическое. Все эти специалисты в штате наших учреждений, потому что все службы сопровождения – они при наших учреждениях. И  эти специалисты, обучают и впоследствии сопровождают эти семьи.

Видно, что работа ведется серьезная и планомерная – на самом высоком уровне и не для галочки. Но есть и еще одна особенность у региона…

Т. Быкова, глава Министерства социальной защиты населения Бурятии:Бурятия, она, знаете, чем сильна? Буряты… они никогда не отдавали своих детей. И, например, племянников они брали в свои семьи, воспитывали. Это пример национальной такой силы… Ну и у русских тоже это было… Но, к сожалению, сегодня в детских домах преобладают русские дети. И мы хотели бы на примере таких народных традиций создавать общественное мнение… Ну, конечно, важен контакт со средствами массовой информации, общественное мнение нести в общество, так сказать, что ничего в этом страшного нету, да? Я сама племянника взяла, и воспитала,  поставила на ноги… Я сейчас смотрю какой он был (со смехом) и какой вырос человечек. То есть, человек, который идет в будущее. Поэтому я за него очень рада. Так что мы будем работать в этом направлении, да. Мы ждем вас в гости – самое главное. Будем работать.

Именно Министерство социальной защиты населения занимается в республике проблемами сиротства. Как видите, его руководитель – человек в нашей теме неслучайный, а потому в курсе всех дел.

Т. Быкова:Клуб замещающих семей у нас есть, клуб приемных семей… У нас еще есть «фишка», которой мы гордимся – круглосуточный телефон доверия. В плане консультаций, во-первых. И для приемных семей, и для детей, подростков, которые оказались в трудной жизненной ситуации, и в направлении профилактики суицида. Работают там подготовленные люди в круглосуточном режиме. Они снимают конфликтные вопросы, суицидальные даже… Статистика показывает, что много вопросов снимают. Самое главное – поддерживать. Это очень здорово. Спасенная судьба любого ребенка…

О. Резюкова:Даже одного…

Т. Быкова:Даже одного, да, да.

И. Зотова:Безусловно. Очень важное направление, которое мы пропагандируем в регионах – это поддержка, сопровождение семей, это подготовка семей. И вы знаете, что мы еще отметили: здесь даже и пропагандировать не пришлось, потому что все уже работает хорошо, и в этом направлении очень многое делается. Обычно нас воспринимают, знаете, как? Вот Москва приехала… «Ну, расскажите что-нибудь новое! Какой-нибудь опыт нам, значит, привезите…» А тут мы сами уезжаем с неким багажом, о котором хочется рассказывать в других регионах.

А рассказать действительно есть о чем…

 

ШКОЛА ПРИЕМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ

(шум шагов)

Е. Анфимова, директор дошкольного детского дома:О нашей школе приемных родителей вам  расскажем, да? Как детки у нас уходят, как что. Мы даже вынуждены сейчас закрыть две группы, потому что у нас недобор детей. (смеется)

О. Резюкова:О-о, как хорошо!

Е. Анфимова:Вот тут у нас проходят занятия родителей. По субботам, чтобы родителям было удобнее, чтобы с работы не отпрашивались…

О. Резюкова:И как долго они учатся?

Е. Анфимова:В течение месяца они у нас учатся.

О. Резюкова:Каждую субботу, да?

Е. Анфимова:Каждую субботу.

О. Резюкова:Подолгу занятия проходят?

Е. Анфимова:Ну да, где-то…

Т. Сафонова, заместитель директора детского дома (подсказывает):6-8 часов.

Е. Анфимова (одновременно):6-8 часов.

О. Резюкова:А в какой форме проходят занятия у вас?

Т. Сафонова:В форме тренингов.

Е. Анфимова:Ну и домашнее задание мы даем…

О. Резюкова:Ну, например?

Т. Сафонова:Домашнее задание, вы имеете в виду?

О. Резюкова:Да.

Т. Сафонова:Допустим, периодизация возрастная. Тему изучают дома.

Е. Анфимова:Особенности развития детей…

Татьяна Сафонова – заместитель директора и по совместительству руководитель службы подготовки замещающих родителей. Специалисты знают, что в детдома и дома ребенка малыши и подростки нередко поступают с педагогической и социальной запущенностью. Поэтому первые занятия посвящены особенностям развития и здоровья этих ребятишек. Конечно, это далеко не все темы уроков: слушатели получают знания и о том, как наладить первый контакт с ребенком, и об этапах адаптации, и о многом другом. Но самое главное – по окончании обучения выпускники не остаются без поддержки специалистов.

Е. Анфимова:А потом приглашаем уже на период сближения, это последний школьный этап… Если они ребенка у нас, конечно, выбрали. Период сближения проходит тоже здесь же. Мы приглашаем детей на встречи, тут они  играют. Мы видим, ладят или не ладят, есть ли у них проблемы в общении, уходит ли ребенок от общения или взрослый не может вообще подступиться к ребенку, не знает с чего начать разговор. Хотя теоретически мы его научили. Все равно практическими навыками он овладевает постепенно. Этот период длится около месяца… с первого знакомства и до того, как заберут ребенка.

Т. Сафонова:Еще не изобрели тестов выявляющих, какой ребенок какой семье подходит. Вот говорят, что по темпераменту, но и по темпераменту иногда не подберешь. Холерика к холерику подселишь – дурдом получится. А там в тестах, в рекомендациях пишется, что холерика надо только к холерику, с ним никто не справится. А ничего подобного. И наоборот бывает, что флегматик холерика уравновешивает.

Е. Анфимова:Или, наоборот, холерик родителей растормошил так, что в походы стали с ним ходить, и все… бывает и так…

О. Резюкова:Перевоспитали! (смеется)

Т. Сафонова:Да, наконец-то, говорит, мы оторвали свои задние места от диванов, стали ходить куда-то, стали в футбол играть, действительно двигаться стали хоть немножко.

Е. Анфимова:И вот иногда интуиция срабатывает. Иногда просто видно, что вот этому родителю – вот этот ребенок, что этого ребенка надо вот в эту семью отдать. А объяснить я не могу, как это мы… ну как будто кажется, что такая ниточка протянулась к родителям…

Т. Сафонова:У нас одна школа сближения проходила, пришлось детей поменять. Ну, явно было видно, что этот ребенок подходит этой семье, а этот ребенок – этой. И действительно так оно и вышло. Поменялись, нормально живут.

О. Резюкова:И сколько детей у вас забирают именно через школу?

Т. Сафонова:У нас около 50 детей забирают в год. Вот у нас воспитывается 90 детей, за год у нас 50% и более… уходят.

Е. Анфимова (одновременно):К кандидатам, которых мы обучили.

О. Резюкова:То есть, к вашим же ученикам?

Т. Сафонова:Конечно!

Е. Анфимова:Ну, не все 100%...

Т. Сафонова:Ну, и еще… Еще обучают у нас же в районах на селе... И туда много детей уходит…

Е. Анфимова:Но наших где-то 30 процентов. Из всех, которые обучились у нас. Забрали где-то 30 процентов.

Т. Сафонова:Очень много…

Е. Анфимова:Новорожденных хотят.

О. Резюкова:Хотят маленьких совсем, да?

Т. Сафонова:Да. Вот у нас самое первое занятие начинается с экскурсии по детскому дому. Это первая встреча вообще с детьми. И вот бывает, что родитель был настроен на ребенка до года, но, проходя по группе, видит…

О. Резюкова:Кого-то увидел – екнуло…

Т. Сафонова:Да, кого-то увидел. Да-да-да, как они обычно говорят. И все. И мы вот эти экскурсии тоже целенаправленно используем. Не только показать, как хорошо дети живут,  а для того, чтобы перепрофилировать немножко…

О. Резюкова (одновременно): Детей показать.

Т. Сафонова:Да… Найти родителей нашим детям. Мы работаем, все-таки, на своих, чтобы побольше отдать. Что надо отметить – стало больше родителей-усыновителей. В лучшую сторону наше общество развивается,  созрело для усыновления наконец-то.

Школа приемных родителей при детском доме «Малышок» работает уже два с половиной года.

О. Резюкова:И сколько выпусков было?

Т. Сафонова:Выпусков у нас было очень много. Уже где-то у нас полтысячи обучившихся родителей. Но мы работаем не только на Бурятию. У нас из Иркутска, из Читы было несколько человек.

О. Резюкова:Ну вы как-то отслеживаете, вот они у вас отучились, а дальше?

Т. Сафонова:Мы отслеживаем, мы созваниваемся. И они звонят, делятся радостью или горем.

Е. Анфимова (весело):Имеется в виду, что взяли-не взяли.

Т. Сафонова:А вот когда период адаптации, там уже с проблемами звонят.

Е. Анфимова (одновременно):Душещипательные беседы…

Т. Сафонова:Они когда сидят в школе, они немножко в эйфории находятся. Они уверены, что сил хватит…

Е. Анфимова (одновременно):Что они справятся. Что у них будет все не так, как у других…

О. Резюкова: Мы знаем…

Т. Сафонова:Надо быть готовыми. Вот у нас одна семья… Они сначала взяли ребенка, он уже полгода у них прожил, а потом решили ее усыновить. И тут закон приняли, что надо пройти школу. А тут уже без нашей школы никуда. Они это уже пережили на практике, и теперь изучали в теории. И вот они сидели и нашим слушателям говорили: «Вы слушайте! Вы слушайте! Если б мы это знали, да разве б у нас было столько проблем? Вы еще раз проштудируйте! Мы никогда не думали, что трехлетний ребенок может так над взрослыми издеваться…»

Е. Анфимова:Дедовщина.

Т. Сафонова:Вот натуральная! (все смеются) Один раз они ушли по делам, оставили… две бабушки там у них живут: его мама и ее мама. Бабушки – одна глухая, вторая слепая… Возвращаются и видят: ту, которая глухая, она обзывает, а той, которая слепая, она строит рожи всякие разные. Потому что она понимает, что одна не слышит, что она ей говорит,  а вторая не видит, что она ей показывает. В три года ребенок быстро сообразил, что можно вот так вот! Ну, в общем, все пережили, все прошли, все наладилось. Ну и потом мы успешных родителей приглашаем, а они успешными-то становятся через год, через полгода минимум. А эти полгода-то они живут в основном все в борьбе. В общем-то…

Е. Анфимова:Даже некоторые говорят: «Сколько раз мы хотели вернуть ребенка, но потом опять продумывали, проигрывали все…» Многие родители разные приемы рассказывают, когда приходят, как выбирались из адаптации…

Т. Сафонова (одновременно):Как вышли из положения…

Е. Анфимова:Рассказывает: «Вот начал он баловаться. Все балуется и балуется. Мы включили камеру, сами ушли,  а он не знал» (со смехом) И камера все засняла: как он кидал, как рвал книги, как ора-а-ал! Это все камера минут 15 снимала. И она говорит: «Мы решили ему показать этот фильм!» «Ты мультики хочешь смотреть?» – «Хочу!»  «И мы, – говорит, –  включили этот фильм, и ушли на кухню» (снова смеется) Гробовая тишина! 15 минут ребенок сидит перед телевизором и смотрит на то, что он сделал!

Т. Сафонова (одновременно):На себя, любимого.

Е. Анфимова:Закончилась запись, а он сидит. И родители сидят. Полчаса так сидели. Потом ребенок встал и говорит: «Мама, я больше никогда так делать не буду!» И, с тех пор, как только напомнишь: «Ты бы не хотел посмотреть фильм про себя?» он говорит: «Нет, мам, не хочу!» и начинает делать все, что надо. Интересно же это. Ну, может, и не на каждого, но на кого-то же, может  и подействует, правда?

О. Резюкова:Ну да. Может, кому-то еще поможет.

Т. Сафонова:На себя-то посмотреть страшного, в ярости…

Е. Анфимова:Да.

О. Резюкова:Получается, что вы все равно сопровождением занимаетесь?

Е. Анфимова:Ну да.

О. Резюкова:Потому что и к вам приходят, да?

Т. Сафонова:Как раз вот мы – люди, которые их обучают, те люди, которые на их стороне, однозначно. Потому что сразу скажу, что мы ведь помогаем, на этом этапе они открывают нам душу. Пусть не на групповых занятиях, но в индивидуальных беседах. Вы знаете, сколько бывает здесь слез, страданий и всего прочего на этих школах…

Е. Анфимова:Сколько звонков, просто надо выговориться.

Т. Сафонова:Сколько звонков после…И как мы не поможем? Естественно, мы будем помогать во всем.

Как вы уже заметили, в этой Школе приемных родителей работают удивительно отзывчивые и неравнодушные люди. Конечно, они не могли удержаться в рамках стандартной подготовки будущих приемных родителей. Есть у службы и другие ученики…

Т. Сафонова:Подготовкой воспитанников к переходу в семью занимаются у нас все специалисты, начиная с воспитателей. Все  начинается с картинки «Курочка, петушок и цыплята», где  мама – курочка, папа – петушок. С этой картинки мы начинаем готовить ребенка к переходу в семью. Как только ребенок поступает к нам в детский дом, мы не знаем, заберут его – не заберут, мы начинаем его готовить. Конечно, для детей, которые из «Аистенка» к нам поступили, это вообще виртуальная реальность. Они вообще не понимают, кто такая мама, кто такой папа, что такой семья. Для них это вообще непонятные слова…

Е. Анфимова (одновременно):Все мамы, все папы…

Т. Сафонова:Потому что мамы для них – это все воспитатели, вот… Ну, другой жизни, в общем, они не видели. А те, которые пожили в семье, они, конечно, знают. Но там реальность была искажена. Все было построено не на тех, не на правильных взаимоотношениях. И нам надо детей научить, как правильно должны были бы жить они в семье. И вот с картинок, с игрушек, со сказок начинаем. Потом готовит психолог специальный. Тренинговые занятия проходят.

И. Зотова:Скажите, а часто дети возвращаются в кровные семьи?

Т. Сафонова:Ну у нас, наверное,  человек5-6…

Е. Анфимова (добавляет):За год…

Т. Сафонова:За год уходят. Они точно так же сидят у нас, в этой же школе, если они давно не видели своего ребенка.

И. Зотова:То есть они тоже проходят школу?..

Т. Сафонова:Да, точно так же! Так они его не знают! Вот у нас Сашу забрали. Они не знают своего ребенка! Абсолютно он для них чужой. Но семья стала нормальной во всех отношениях.

Е. Анфимова:Перестали пить.

Т. Сафонова:И у них получилось сколько детей-то?

Е. Анфимова:Четверо.

Т. Сафонова:Большие уже своими семьями живут, а вот маленьких им надо было забрать. Ну, естественно, они как чужие люди все-все-все проходили. Но самое главное, я хочу сказать, что Саша был тяжеловатый, с отклонениями в развитии, но они, поскольку кровные родители,  приняли его действительно таким, какой он есть.

ЕленаВладимировна и Татьяна Михайловна оказались очень интересными собеседниками. И, как нам кажется, их опыт может быть полезен многим, причем не только будущим приемным родителям, но и чиновникам. Поэтому советы этих опытных специалистов обязательно будут звучать в следующих выпусках нашей программы.

Продолжение следует…

Когда возвращение к кровным родителям оказывается невозможным, появляется необходимость найти ребенку новую семью – такую, где его поймут и полюбят, где он станет по-настоящему своим. Поэтому, общаясь с каждым малышом или подростком, мы стараемся поближе с ним познакомиться. Просим воспитателей и педагогов подробнее рассказать о жизни и характере своего подопечного. Вот и на этот раз, собираясь пообщаться с воспитанниками одного из бурятских детских домов, мы предложили социальному педагогу присоединиться к нам. Однако в разговоре с одним худощавым русоволосым пареньком ее помощь практически не понадобилась. Думаю, вы сейчас поймете, почему…

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Соцпедагог:Ты чего босиком-то?

Руслан:Здрасти!

И. Зотова:А где тапки-то?

О. Резюкова (одновременно):Здравствуй! А где тапки?

Руслан:Я не люблю тапки.

И. Зотова:Вообще?

Руслан:Не, я их ношу, но редко.

И. Зотова:А на улице как?

Руслан:На улице в обуви, конечно.

И. Зотова:А по дому только так ходишь?

Руслан:Ну.

И. Зотова:Не холодно?

Руслан:Нет.

И. Зотова:Хорошо. Закаленный. Спортсмен, что ли?

Руслан:Да.

И. Зотова:О, а каким спортом увлекаемся?

Руслан:Гири.

И. Зотова (удивленно):Гири?!

О. Резюкова:Ух ты! (смеется) Тебя как зовут-то?

Руслан:Руслан.

О. Резюкова:Сколько лет тебе?

Руслан:Тринадцать.

О. Резюкова:Давно ты здесь живешь?

Руслан:Третий год.

О. Резюкова:Ну и что тебе, нравится здесь?

Руслан:Не очень. Тут как-то скучно мне.

О. Резюкова:А раньше где ты жил?

Руслан:В городе. В Улан-Удэ.

О. Резюкова:В Улан-Удэ? С кем ты жил там?

Руслан:С папой. И с мачехой.

О. Резюкова:Мм… А мама?

Руслан:А мама умерла в 9 месяцев.

О. Резюкова:То есть, когда тебе 9 месяцев было? И что потом произошло?

Руслан:Потом папа умер. Я уехал к бабушке, от бабушки меня забрали в приют.

О. Резюкова:А почему забрали?

Соцпедагог:Она старенькая. 83 года.

И. Зотова (понимающе):Ааа…

Соцпедагог:И она не справлялась…

И. Зотова:Старенькая бабушка.

О. Резюкова:Чисто физически уже, да?

Соцпедагог:Да. И отдала его.

О. Резюкова:Это тебе сколько лет было, когда тебя забрали?

Руслан:Девять.

О. Резюкова:Четыре года назад, да? Говоришь, третий год здесь живешь, а до этого где был?

Руслан:В приюте.

О. Резюкова:В приюте? Там целый год жил?

Руслан:Нет, сначала в одном приюте, а потом в другом.

О. Резюкова:В приют?

Руслан:Ну.

О. Резюкова:А потом сюда уже, да?

Руслан:Ну.

О. Резюкова:Ты с бабушкой как-то общаешься?

Руслан:Да. По телефону.

О. Резюкова:Ты с ней не виделся, в гости тебя не пускают, да?

Руслан:Нет, виделся.

О. Резюкова:То есть в гостях ты бываешь? А бабушка в Улан-Удэ, да?

Руслан:Да.

О. Резюкова:Как она там?

Руслан:Нормально.

О. Резюкова:Вот смотри, конечно, у тебя бабушка есть, но она уже старенькая совсем и все равно ты, как говорится, не вместе с ней. А если, например, в каком-то другом городе найдутся люди, которые захотят познакомиться с тобой… Может быть…

Руслан (одновременно):Ну, можно. Все равно можно же перезваниваться.

И. Зотова:Конечно.

О. Резюкова:Ну да, какая разница, откуда звонить, да? Из детского дома или из семьи, из другого города. То есть это тебя не смущает. Да?

Руслан:Угу.

О. Резюкова:Это хорошо. Ну давай подумаем, какую мы тебе семью будем искать. Как ты думаешь?

Руслан:Хорошую.

О. Резюкова:Хорошую? Чтобы обязательно были папа и мама или… может быть, и одной мамы хватит? Как думаешь?

Руслан:Не знаю.

О. Резюкова:Ну хорошо, а братья, сестры тебя смущают, не смущают?

Руслан:Нет.

О. Резюкова:Нет? Наверное, даже веселее, да?..

Руслан:Угу.

О. Резюкова (продолжает):…Если есть братья, сестры. А то ты говоришь, тебе тут скучно. Да? В школе ты как учишься?

Руслан:Нормально.

О. Резюкова:Нормально – это как?

Руслан:Не знаю, двоек нет, но иногда тройки.

О. Резюкова:А за год есть тройки у тебя?

Руслан:Да.

О. Резюкова:Много?

Руслан:Не, не очень.

О. Резюкова:Не очень?

Соцпедагог:Ты говорил же, 4 у тебя, да?

Руслан:Да.

О. Резюкова:Ну, это немного. Молодец!

Соцпедагог:Он стихи у нас пишет.

И. Зотова и О. Резюкова (хором, удивленно):Да ты что?!

Соцпедагог:Да. Сочиняет. Хороший мальчик.

О. Резюкова:Может, почитаешь?

И. Зотова:А можешь что-нибудь нам прочитать, а?

Руслан:Я в основном песни пишу. Песни…

О. Резюкова:О, еще лучше. И поешь их? А песни-то про что?

Руслан:Про разное.

И. Зотова:А ты на чем-нибудь играешь?

Руслан:Не.

О. Резюкова:Просто так поет.

Соцпедагог (одновременно):На мероприятиях он ведущий у нас. Часто.

О. Резюкова:То есть он у вас звезда?

Соцпедагог:Ну, он хороший мальчик.

О. Резюкова (Руслану):Ну, может, хотя бы стихи нам прочитаешь?

Руслан:Ну, «23 февраля».

О. Резюкова:Ну давай.

Руслан:Сейчас. (начинает ритмично читать)

Вот и 23-е февраля, в этот день защищали нас когда-то.

Многие погибли за нас, это мы, мужчины, защищали и защищаем вас.

В этот день поздравляют всех мужчин, ведь они заслужили этот праздник делом боевым.

 Это 23 февраля, день защитника Отечества.

О. Резюкова:Слушай, у тебя на рэп похоже, по-моему, да? Ты рэп пишешь?

Руслан:Ну.

О. Резюкова:Признайся.

Руслан:Да.

И. Зотова:Да?

О. Резюкова:Ну так ты вот нам прочитай, как рэп.

И. Зотова:Так ты прочитай, как рэп.

О. Резюкова:Давай еще чего-нибудь!

И. Зотова:Прочитаешь?

Руслан:Сейчас. (начинает «петь» рэп)

У меня (8 раз) есть лучшие друзья, которые не забудут меня никогда, ведь они мои друзья, да, да, они мои друзья, да, да. Не бросят в беде они меня, они, они, они мои друзья, они, они, лучшие друзья. У меня (8 раз) настолько незабываемые друзья, они умрут за меня, так же как и умру за них я, ведь они мои друзья, да, да. Они – лучшие друзья, они всегда помогут в моей беде, так же как помогу им и я, они готовы умереть, готовы все отдать, чтобы с ними был я, ведь они мои друзья. Вот что называется лучшие друзья. У меня (8 раз) вот такие у меня друзья, хоть они и не всегда со мной рядом, но они мои лучшие друзья, да, да. Они мои друзья, да, да. Лучшие друзья. Оуо-оуо, друзья, оуо-оуо, друзья, оуо, друзья, друзья мои, лучшие друзья, да, мы друзья, их зовут Леша, Руся, Вадик, Саня и Артем, Артем. Мои лучшие друзья, ха!

О. Резюкова:Молодец.

И. Зотова:Слушай, молодец!

О. Резюкова:Здорово.

Руслану – тринадцать. А это значит, что найти людей, которые захотят стать приемными родителями для подростка будет гораздо труднее, чем для трехлетнего карапуза. И все же, Руслан очень надеется, что в его жизни случится чудо. Ну, вот такой он, талантливый, общительный и неисправимый оптимист. И мы тоже верим, что в огромной стране обязательно должны найтись добрая мама и ответственный папа, которым для полного счастья в жизни не хватает замечательного сына.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?