Так уж повелось, что в День защитника Отечества, 23-го февраля, принято поздравлять в первую очередь мужчин, больших и маленьких. И это, в общем-то, понятно, ведь все они – отцы и сыновья, мужья и братья – потенциальные защитники нашей страны.

 МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

О ребятишках, которые обрели родителей, в этой рубрике нам обычно рассказывают региональные операторы или сотрудники отделов опеки и детских домов. Но сегодня будет по-другому…

Корр.: Мы узнали, что вы тут сыночка забираете…

Татьяна: Да! Уже забрала, он со мной рядышком уже. Ждем вот поезда.

Корр.: Прямо сегодня забрали?

Татьяна: Да! Сегодня забрала. Сейчас съездили билеты с ним купили на поезд до Новосибирска. А там – на Алтай, до Бийска.

Корр.: У-у-у, далеко едете. Долго, наверное, ехать-то?

Татьяна: Да нет! Где-то двое суток примерно.

Корр.: А вы как Витю нашли? Где увидели?

Татьяна: У вас увидела, на сайте. Знаете, вот у меня просто две дочери своих, я их вырастила. Вот мы и решили с мужем взять сына. Взяли в Кемерово сначала сыночка. А потом не знаю, вот что со мной случилось… Вот включила компьютер, на сайт на ваш вышла сразу и – Витина фотография. И всё! Документы сразу оформила и вот именно за Витей приехала.

Корр.: О-о, здорово!

Татьяна: Сначала его согласие спросили. Он сказал, что согласен ехать в другой регион. А тут познакомились с ним, он вообще – всё, мой теперь сын. Он вообще мой!

Корр.: Прямо сразу поняли, что ваш, да?

Татьяна (со смехом): Вот да, да!

Корр.: Ну это самое главное!

Татьяна: Да.

Корр.: А с Витей можно поговорить?

Татьяна (в сторону): Вить, с тобой хотят поговорить.

Витя: Здрасьте!

Корр.: Здравствуй, Витя! Ты куда сейчас едешь?

Витя: В Алтай.

Корр.: На Алтай? Домой?

Витя: Угу!

Корр.: Не страшно ехать так далеко?

Витя: Нет.

Корр.: А с кем ты едешь?

Витя: С мамой!

Корр.: С мамой? Ты рад, что у тебя мама теперь есть?

Витя: Да.

Корр.: А ты ее когда первый раз увидел, ты что подумал?

Витя: Понравилась она мне.

Корр.: Сразу понравилась?

Витя: Да.

Корр.: Ну замечательно!

Вот так наш 10-летний подопечный отправился из Иркутска на Алтай, к своей новой семье. А 15-летний Сережа из Кемерова уже обживается в новом доме, в Чите. Звоним его маме, Евгении:

Корр.: Как у вас дела?

Евгения: Да, все хорошо у нас. Вот, в школу он пошел. В музыкальную школу тоже пошел. Привыкает. Смотрим сейчас, как у него с оценками. Где поднажать надо, на какие предметы, потому что девятый класс, в этом году ОГЭ у них.

Корр.: Угу.

Евгения: В музыкалке у него все прекрасно, хорошо его там приняли. Он даже, я смотрю, как-то воспрял, когда мы в оркестр пришли. Его прослушали и такую достаточно высокую оценку дали. Оркестр студенческий, кстати.

Корр.: М-м.

Евгения: И потом, когда в музыкальную школу мы пришли, там тоже заведующая духовым отделением сказала, что хороший уровень. Сразу, говорит, услышала, и звучание, говорит, все нормально, все хорошо. И он так, я смотрю, как-то приободрился.

Корр.: Ну, конечно.

Евгения: Инструмент мы ему уже купили, то есть у него теперь своя труба.

Корр.: М-м…

Евгения: Он тоже доволен. Дома он тоже у нас привыкает. Здесь хорошо все его  встретили. Они общаются и с дочерью старшей. И вот у дочери детки, и он общается и…

Корр. (продолжает): С ребятишками с маленькими.

Евгения: Общается хорошо, все хорошо, то есть я считаю, что моральный климат такой у нас хороший. Переживаю я, что будет он скучать, потому что мальчик большой, и, конечно, свои привязанности у него, наверное, уже там были.

Корр.: А он с кем-то общается из ребят? Переписывается-перезванивается?

Евгения: Да-да, общается, конечно, с ребятами из своего оркестра, где он играл, и с руководителем оркестра. Связь не теряет, ну, я думаю, это и хорошо, что вот такая привязанность у него есть.

Корр.: Да, конечно. А скажите, Евгения, с самим Сережкой можно поговорить?

Евгения: Да, можно.

Сережа: Алло.

Корр.: Алло. Здравствуй, Сережа.

Сережа (тихо): Здравствуйте.

Корр.: Мы с тобой встречались. Ты, наверное, помнишь…

Сережа: Да я понял.

Корр.: Скажи, Сереж, вот, когда мы с тобой говорили, ты думал, что в этом есть какой-то смысл, что это может помочь найти родителей?

Сережа: Нет.

Корр.: Совсем нет?

Сережа: Не-а.

Корр.: Ну, а когда вот ты понял, что, в общем, это возможно? Что это может случиться.

Сережа: Когда мне сказали, тогда и понял.

Корр.: Что тобой интересуются, да, осенью?

Сережа: Да.

Корр.: А что ты тогда подумал, помнишь?

Сережа: Нет, я уже не думаю об этом.

Корр.: Ну, а скажи, вот, первую встречу ты помнишь? Когда за тобой приехала мама.

Сережа: Ну, помню. Да.

Корр.: Ну, и какая она была?

Сережа: Нормальная, обычная… Мама.

Корр.: Ты как-то себе представлял, что ты увидишь, как тебя встретят? Кто тебя встретит?

Сережа: Да.

Корр.: И как, совпало с реальностью?

Сережа: Ну да.

Корр.: А в школе как тебя приняли?

Сережа: Да тоже нормально.

Корр.: Скажи, а что тебе больше всего нравится?

Сережа: В этом городе?

Корр.: Ну, и в этом городе, и в семье, и вообще…

Сережа: Много чего.

Корр.: Что, все нравится?

Сережа: Ну, не совсем все, но большая часть.

Корр.: Ну, тебе нравятся изменения в твоей жизни?

Сережа: Да.

Корр.: Скучаешь, нет?

Сережа: Уже не так сильно, как раньше.

Корр.: По ребятам, да?

Сережа: Угу.

Корр.: А вот мама сказала, что ты в оркестр уже начал ходить…

Сережа: Да.

Корр.: И как?

Сережа: Тоже хорошо.

Корр.: Ну, ты счастлив?

Сережа: Да.

С 16-летним Ростиславом мы познакомились в одном из детских домов Республики Крым. Написали о юноше статью в газете и спустя несколько месяцев, когда ему уже исполнилось 17, Ростислав тоже отправился в неблизкий путь – из Симферополя в Великий Новгород, где теперь и живет вместе с новыми мамой и папой. Интересно, как у них дела? Наверное, проблем с таким большим приемным сыном немало…

Наталья Львовна: Сейчас ему уже 18 будет в марте месяце. В конце марта ему 18 лет.

Корр.: О-о-о…

Наталья Львовна: Ну, в общем… посуду мыть научили, макароны варить научили, пельмени… (смеется) Что поражает: я люблю готовить, у меня всё приготовлено… Нет! Сядет там на куски… батон  в микроволновке разогреет с сыром-сосиской, или макароны, или банку вон… килька… любит… (смеется)

Корр.: В томате которая?

Наталья Львовна: Да-да-да, да. Любимое блюдо. (смеется вместе с корреспондентом) В-общем-то, какой-то странный: «Я это не буду, я это не хочу!» Как будто их там раскармливали.

Корр.: Ну, может, наоборот – непривычная кухня?

Наталья Львовна: Или не привык, да… Да, тут было такое дело… Разбил свой планшет. Я начала там об учебе – и он грохнул этот планшет о пол! Телефон он грохнул. Другой телефон отдал там какому-то другу и не забирает: а там, говорит, вай-фай. Вот этот вай-фай, интернет, на него очень действует, то есть у него крышу сносит. Так он уже сам этого боится.

Корр.: О, ну уже хорошо, если он осознает проблему!

Наталья Львовна: Так уже хорошо, да. Да, да, да. Так слава богу сейчас. Купил себе бильярд… такой, детский… (смеется) Играет в этот бильярд. Сходил первый раз в жизни в церковь, мы сходили с ним. На службе были, исповедался, причастился. Это первый раз в жизни, и когда мы на службе стояли, он сказал: «Ой, я прям чувствую, как с меня прям что-то сползает!» В общем, такой вот. Но сейчас уже как бы привык, да. Мы к нему тоже уже привыкли.

Корр.: Ну вы не жалеете?

Наталья Львовна: Да нет. Я-то вот как раз насчет того… если б не я, он так и остался бы этим заморышем ужасным. Он был вообще заморыш самый настоящий: в 17 лет он 39 килограмм весил.

Корр.: О боже мой!

Наталья Львовна: Да. Он курил 3 года, поэтому не рос. Маленький, худой, еще этот сколиоз! Ну я его привезла, сейчас кормим тут на убой. Он сейчас метр 70 стал, 50 с лишним килограмм…

Корр.: Ух ты!

Наталья Львовна: Да, сколиоз у него прошел. Кудрявые волосы… В общем, парень, конечно, красивый такой он. И курить он бросил. Вот. Потому что я ему сразу, еще когда звонила, говорю: «Ты там случайно не куришь? Если куришь, то это – не ко мне». (посмеивается) И он говорит: «Я сразу бросил».

Корр.: О-о-о!

Наталья Львовна: Так что вот. Такой мальчик благовидный! Ну ангельское выражение лица! (смеется) Не знаю, насколько тут еще всё это будет, но… (со смехом) Но, по крайней мере, уже так, адаптировался, друзей нашел в техникуме.

Корр.: Скажите, а с самим Ростиславом можно было бы поговорить?

Наталья Львовна: Да пожалуйста!

Ростислав: Алло!

Корр.: Ростислав?

Ростислав: Да.

Корр.: Добрый вечер! Это тебя беспокоят из программы «Детский вопрос», «Радио России». Мы приезжали в Крым с «Поездом надежды». Помнишь, может быть?

Ростислав: Да.

Корр.: Приходила к тебе наш корреспондент, разговаривала с тобой. Помнишь этот разговор?

Ростислав: Да.

Корр.: А расскажи мне, какая у тебя мама?

Ростислав: Ну она веселая, хорошая, добрая, верующая. Хорошо готовит. Ведет здоровый образ жизни.

Корр.: А папа какой?

Ростислав: Папа тоже нормальный.

Корр. (посмеиваясь): Нормальный – это какой?

Ростислав: Ну он работает обычно. А так – шутливый такой.

Корр.: С чувством юмора, да?

Ростислав: Да.

Корр.: А скажи, ты сейчас где-то учишься?

Ростислав: Я учусь в строительном колледже.

Корр.: Понятно. А какая у тебя будет специальность?

Ростислав: Газовщик.

Корр.: О-о-о! Будешь оборудование газовое монтировать?

Ростислав: Да.

Корр.: Здорово! Хорошая профессия.

Ростислав: Спасибо!

Корр.: А ты сам ее выбрал, или кто-то посоветовал, может быть?

Ростислав: Сам выбрал.

Корр.: А скажи, ты привык уже в семье-то жить?

Ростислав: Да.

Корр.: Ну а что было вот самым сложным? К чему сложнее всего привыкнуть?

Ростислав: Ну тут совсем всё другое. Переход такой был, не очень, конечно. Но так – уже привык.

Корр.: Понятно. Ну а ты как-то себе представлял, когда ехал в семью, какая будет семья, какая в ней будет жизнь?

Ростислав: Да, представлял.

Корр.: Ну и как? Так и получилось или совсем по-другому оказалось?

Ростислав: Ну получилось чуть-чуть по-другому, но я доволен.

Все эти ребята впервые будут отмечать «праздник мужчин» дома. Причем не только с новыми мамами, но и с папами. Потому что семьи, в которых теперь живут все эти подростки, полные. Конечно, так бывает не всегда. Мы знаем много приемных семей (в том числе – многодетных), где есть только мама. Или только папа. С одним таким самостоятельным папой вас сегодня познакомит Ольга Резюкова.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

САМ СЕБЕ ПАПА

(Звучит 1-й куплет «Песенки про папу)

Я сейчас про папу песенку спою,

Потому что папу очень я люблю.

Мне порой обидно, что за много лет

Песни есть про все на свете, а про папу нет.

С героем сегодняшней истории мы встретились на вручении премий победителям первого Всероссийского конкурса дневников приемных семей «Наши истории». В Государственный исторический музей, где проводил эту церемонию Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко, мы попали не случайно: «Радио России» стало генеральным информационным партнером конкурса.

Ведущая: У нас есть отдельная спецноминация, которую мы назвали «Папин дневник». Мы просим на сцену папу из Пскова, который написал свой дневник… (аплодисменты)

Ведущий 1: Новиков Даниил Олегович награждается дипломом победителя Всероссийского конкурса дневников приемных семей «Наши истории»… (протягивает Даниилу диплом) С чем вас и поздравляю!.. (опять аплодисменты).

Ведущий 2: Аплодисменты! Спецноминация «Папин дневник»…

Даниил: Спасибо! К сожалению, здесь нет сына, потому что он вчера уехал в Мурманск, на спортивные сборы. Хочется обратиться ко всем семьям, которые и здесь, в зале, присутствуют, и которые участвовали в этом конкурсе. Вы, наверное, даже не представляете, какая на вас лежит ответственность в плане транслирования своего опыта приемных семей нашим согражданам. Потому что, глядя на вас, на нас на всех, другие люди принимают решение. То есть, конечно, своим примером вы вдохновляете. Спасибо вам огромное за эти примеры и… держите марку! Так держать! И тогда у нас все получится. Спасибо большое!

Ведущий 2: Спасибо большое, друзья!

(Звучат аплодисменты)

Прежде чем мы с вами перелистаем «Дневник приемного папы», удостоенный специальной премии, скажу несколько слов о его авторе. Даниил – наш коллега, он журналист. А еще – волонтер, создавший в городе Пскове общественную организацию «Помогай-ка». Помогают волонтеры, в основном, сиротам и в первую очередь тем из них, кто уже покинул стены детского дома. Для выпускников интернатов подготовлена и успешно действует программа сопровождения, работает «Клуб выпускников», ежегодный палаточный лагерь… Остальная информация – в дневнике Даниила.

Из дневника

2 декабря 2012 года

Записался на курсы Школы приемных родителей. Зачем? Формально я хожу на ШПР потому, что наша общественная организация задумала замахнуться на собственную Школу. Вот и присматриваемся, изучаем опыт. На деле же я, пожалуй, хочу пройти обучение для того, чтобы разобраться – нужен ли мне приемный ребенок самому.

В то же время вокруг меня каждый день – сироты, сироты, сироты. Они пишут мне в соцсетях, а я пишу в СМИ о семейном устройстве. И вот – докатился: ШПР.

Мне, между тем, 31 год, и у меня еще нет своей семьи. Зато есть интересные поездки, события – моя жизнь наполнена общением и новыми встречами. А теперь и ШПР. Для «отца-одиночки». Странно все это: надо ведь сперва жениться, а потом уже растить детей – своих, кровных. А тут – я всерьез задумался о ребенке, не будучи в браке.

10 февраля 2013 года

После ШПР я теперь точно понимаю: у меня есть ресурсы только для мальчика (логично) определенного (самостоятельного) возраста – не младше 10 лет. Я все еще не уверен, что мне именно сейчас нужен приемный ребенок. Да, я определенно готов, и справлюсь. Да, и отцовский инстинкт дает о себе знать. Но ребенка – того самого, «своего», я пока не видел.

16 февраля 2013 года

Игорь был последним, чью видеоанкету мы снимали. Мальчишке 12 лет, и он, в общем-то, ничем не выделяется среди сверстников. Так же любит спорт, так же неважно учится и так же тушуется перед камерой.

Единственное, что зацепило: он предпочитал не отвечать на дурацкие вопросы – сразу дал понять, что не хочет выглядеть простачком – таким, каким его видят остальные взрослые. Чувствуется, что в парне есть стержень, да и история его спортивных успехов, невозможная без самодисциплины, впечатляет.

Думаю, если и оформлять опеку, то вот он – самый подходящий кандидат.

24 февраля 2013 года

Сейчас «микро-каникулы», и с пятницы Игорь – у меня на «гостевом». Но лыжные гонки пропускать нельзя, и в субботу мы ездили на соревнования. Игорян там всех порвал – на дистанции 2,5 км оторвался от ближайших соперников больше чем на минуту.

20 марта 2013 года

В очередной приезд Игоря на выходные обсудили с ним возможные перемены в его судьбе – он замешкался, попросил время, чтобы подумать. Потом выяснилось: из-за мамы, которая живет в том же городе, где интернат.

Переживал, что не сможет с ней видеться. Игорю я разъяснил, что к маме будем ездить так часто, как он этого захочет. Маму тоже успокоили. Классно, кстати, что она есть – его мама. Игорь созванивается с ней каждый день. И рад, конечно, что уйдет из интерната. Светится, как самовар.

26 марта 2013 года

Опекунское дело в территориальном управлении, ученическое дело и медкарта в школе. Ребенок – в сложном состоянии радости и прострации.

Сейчас едем записываться в секцию биатлона – надо передать юного чемпиона от интернатовского тренера к городскому.

30 марта 2013 года

Я только сейчас начинаю понимать, во что ввязался. Уже пошли в интернете анонимные комментарии – «странно, зачем ему мальчик такого возраста», «нашел себе живую игрушку», «чего не родил своего»…

08 апреля 2013 года

Игорян пообвыкся и с рвением примеряет на себя новую жизнь. Ребенок сам ходит в школу, ездит на тренировки, и сегодня даже сам приготовил нехитрый обед из заморозки, пока я был в городе.

Идиллию нарушает только его рассеянность и несобранность. В остальном все настолько хорошо, что даже не верится…

10 июня 2013 года

День рождения Игоря отметили в Великом Новгороде, где, кроме всего прочего, именинник катался на сигвее. И в тот день я окончательно понял, что, как бы я ни старался не перегружать ребенка яркими событиями, получается плохо. Что ни выходные, то развлечения «Клуба выпускников»: снежный поход, картинг, скалодром, аквапарк, поездка в Санкт-Петербург и даже полет на легкомоторном самолете.

А потом с друзьями ездили на майские в Минск, позже неделю провели на биатлонной базе. Прибавляем сюда покупку велосипеда, красивой одежды и спортивной экипировки. А еще – вылазки на озеро, поездки на дачу и спортивные сборы. Плюс – новый класс, и окончание учебного года. Рехнуться можно даже взрослому.

10 ноября 2013 года

Мне крупно повезло с Игорем – теперь я это знаю точно. Он очень открытый и позитивный человек, неунывающий, веселый, любознательный. Сразу было понятно, что Игорь не старается изо всех сил быть хорошим – он на самом деле такой. Как и любой мальчишка, он, конечно, шалит, попадает в истории, заставляет волноваться. Однако мне редко бывает с ним тяжело. Бывает, но мы справляемся.

За 7 месяцев в семье он стал совершенно по-другому улыбаться и иначе смотреть в глаза. Теперь Игорь улыбается не только когда смеется, а просто от того, что ему комфортно, уютно, тепло, безопасно. Ему хорошо, и он улыбается всей своей вихрастой головой. И смотрит в глаза – уже подолгу, без опаски, понемногу открывая замочки своих эмоций и рассчитывая на сопереживание, на отражение своих впечатлений и чувств.

Кстати, слово «сын» к нему так пока и не «приклеилось». Да и «папой» Игорь меня тоже не называет. И это, в общем-то, справедливо: разница в возрасте у нас всего 18 лет, и наши отношения больше напоминают отношения дяди и осиротевшего племянника. И, что здорово, нас обоих это устраивает.

20 февраля 2014 года

Ура, мы попали на Олимпиаду! Ездили и в Красную поляну, и в Адлер. В первый день болели за наших на соревнованиях по фристайлу, радовались вырванной у канадцев бронзе. А потом смотрели женский хоккей, Германия – Швеция (такой билет достался, тут уж выбирать не приходилось).

Для юного и перспективного биатлониста зимняя Олимпиада – это, конечно, очень важно. Тем более такие Игры – наши, победоносные. Сам бы я вряд ли смог позволить себе такую поездку – выручил один из коммерческих конкурсов, где мы победили. В интернете за нас проголосовали более 600 пользователей. И вот мы уже в поезде, едем через всю страну в Сочи.

Это было незабываемо.

05 мая 2014 года

Похоже, я продолжаю баловать Игоря. Зимой я все-таки купил ему компьютер – это вроде как уже стандарт для современного школьника, необходимая для учебы вещь. А на компьютерные игры, благодаря спорту, времени у Игоря не так уж и много. Да и в биатлоне Игорь действительно успешен, так что, может, и заслужил такой подарок на 23 февраля.

Хуже другое – у нас теперь есть еще и собака. Игорь давно выпрашивал четвероногого питомца. И когда мне предложили посмотреть на щенков терьера Джека Рассела, и я их увидел, то сразу понял: не смогу не осуществить классическую мечту любого мальчишки…

30 июня 2014 года

Я всегда хотел показать Игорю заграницу, и еще год назад сделал ему загранпаспорт и шенгенскую мультивизу. Так прошлым летом мы побывали в Риге и на Балтийском море, а Новый год отметили в эстонском Тарту. И вот теперь мы вернулись из главного путешествия года – на машине проехали 5500 километров, через 11 стран: в Хорватию и обратно. И все – вместе с собакой.

26 марта 2015

Сегодня – два года, как Игорь в семье. Пожалуй, у нас и правда семья, пусть не совсем стандартная. Конечно, нам не хватает настоящей мамы, и я не перестаю ее искать, в последние месяцы – особенно активно.

У нас теперь есть общие воспоминания, и Игорь частенько говорит «А помнишь?..» «А помнишь Олимпиаду? А помнишь, как собака впервые искупалась в море? А помнишь, как мы летали на самолете?..»

Говорят, что ситуацию потери (а потеря привычного образа жизни в интернате – это то же самое) ребенок может переживать три года. Думаю, так и есть. Оставшийся год окончательно расставит все по местам, и в душе Игоря наступит покой…

Сразу после награждения победителей конкурса мы с Даниилом нашли относительно тихое место, чтобы побеседовать о том, как сейчас обстоят дела в этой семье. И тут «самопапа» сообщил удивительную новость:

Даниил: К счастью, теперь я не один, теперь у меня есть супруга… То есть у нас семья сразу увеличилась. И мы сейчас ждем ребенка – весной 2016 года.

Корр.: Ну здорово!

Даниил: Так что моя семья увеличилась в четыре раза: сначала появился ребенок, теперь еще и жена с малышом будет. Вот.

Корр.: Но ее мальчик не смутил? Большой…

Даниил: Не смутил. Более того, когда мне говорили: «Как же так? Вообще сложно будет найти себе невесту, когда у тебя ребенок», я как-то наоборот всегда думал, что у меня-то как раз будет такая невеста, для которой это не помеха, а наоборот. Ну, какой-то знак, что вот все нормально.

Корр.: То есть такая лакмусовая бумажка…

Даниил: Ну и лакмусовая бумажка, да, и в то же время… Я думаю, что Юля понимала, что… Вот она видела наши отношения с Игорем, что не все просто складывалось… в плане воспитания, взаимопонимания. И она уже, видимо, так проверяла, что… какой может быть отец (усмехается), вот. И я с ней много советовался. И она очень сейчаас, конечно, помогает в этот кризисный период нам как-то выкручиваться, выпутываться… для того, чтобы сохранить с ребенком доверие и хорошие взаимоотношения.

Корр.: Ну он как к ней относится-то?

Даниил: Очень хорошо относится! Мы летом много путешествовали – вместе с сыном и с невестой… И они так иногда даже вдвоем против меня там как-то дружили… (корреспондент смеется)

Корр. (одновременно): Дружат против вас…

Даниил: Ну, то есть, она такая – как бы «добрый полицейский», да? Он как бы ищет у нее…

Корр. (подсказывает): Защиты?

Даниил: Защиты и сочувствия какого-то. Вот. Поэтому все как нельзя лучше сложилось…

(Звучит 3-й куплет «Песенки про папу»)

Но про папу долго я не буду петь,

Лучше приходите на него смотреть.

Пусть другие папы будут все, как мой,

Но мой папа самый лучший, самый дорогой!

Продолжение следует…

Вот такая необычная история. И Даниила, и его повзрослевшего сына мы поздравляем с праздником настоящих мужчин! Кстати, Игорю уже 15 лет. Как и Максиму, с которым мы вас сегодня хотим познакомить. Вот только папы у Макса пока нет. И мамы тоже. 23-е февраля он будет отмечать в одном из детских домов города Кемерова. Воспитатели были уверены, что этот крепкий русоволосый паренек давно перестал и думать о семье. Однако на встречу с корреспондентом «Детского вопроса» он пришел одним из первых.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Корр.: Елена Юрьевна говорит, вроде, раньше ты не хотел в семью?

Максим: Почему нет? Я хотел – не брали.

Корр.: А сейчас надежда появилась?

Максим: Да.

Корр.: Расскажи мне, как ты сюда, собственно говоря, попал?

Максим: Родители пили. Их лишили родительских прав.

Корр.: Ну, это давно было?

Максим: Да. 11 лет назад. В этом детском доме я девятый год живу.

Корр.: То есть, сначала в приюте, а потом здесь уже.

Максим: Да.

Корр.: Ну, вот, за девять лет, наверно, приходил кто-то с тобой знакомиться?

Максим: Нет.

Корр.: А вот, если семья найдется… ты как представляешь себе семью?

Максим: Я хочу, чтоб были здоровые, не курили, не пили.

Корр.: Ну, теперь расскажи мне о себе. Как в школе у тебя успехи?

Максим: В школе нормально, две «тройки» только по русскому-математике. Ну, сейчас сложно у нас вообще идет.

Корр.: Какой класс у тебя?

Максим: Девятый.

Корр.: Трудно, конечно. Ну, вообще, как ты себя можешь охарактеризовать? Ты старательный человек?

Максим: Да, старательный. Задумываюсь, что будет дальше. Это ж не кому-то нужно за меня. Сейчас на компьютере все помешались. Ты позовешь в футбол – они в компьютер играют. У меня нет такой зависимости… Лучше на тренировки какие-нибудь похожу, чем буду себе глаза портить. Я вообще люблю всей душой футбол. Еще я занимаюсь в оркестре «Экспромт» на духовом инструменте. Туба. Занимаюсь пять лет. Записан в музыкальную школу.

Корр.: Что ты любишь, кроме футбола и музыки?

Максим: Все занятия спортом люблю.

Корр.: А можешь мне сказать, что ты не любишь?

Максим: Из видов спорта баскетбол не люблю.

Корр.: А вот в людях тебе что не нравится?

Максим: Вредные привычки. Пьют, курят – вообще, не могу терпеть даже. Кто-то говорил, типа, «мы теперь крутые». В чем? «Ну, все равно мы же будем круче, у нас больше друзей» – каких друзей? (тихо) Не понимаю смысла.

Корр.: А у тебя много друзей, кстати?

Максим: Да.

Корр.: Так. В детском доме что тебе не нравится?

Максим: В детском доме мне нравится. Ну, по сравнению, как я жил дома, – нравится вообще.

Корр.: То есть здесь лучше, да?

Максим: Ну, по сути, да.

Корр.: А дома что плохого было?

Максим: У нас не было такого дня, чтоб не били там, дома. Прям так брали, вот так кидали.

Корр.: Кто?

Максим: Родители.

Корр.: За что били-то?

Максим: Пьют, начинают: «Ну, иди сюда, драться будем».

Корр.: Это кто говорил?

Максим: Отец. Я все время пытался сбежать.

Корр.: Да… Ну, и когда тебя сюда определили, ты потом видел родителей?

Максим: Нет. Ну, я отцу сказал, типа, ты приедешь на следующий день? Говорит: «Да, приеду». Не приехал. Потом я был рад, что он не стал приезжать. Мне понравилось в детском доме больше.

Корр.: Теперь давай все-таки с тобой про мечту. Мечта есть у тебя?

Максим: Да. Чтоб забрали в хорошую семью. Мечта стать профессиональным футболистом.

Корр.: То есть ты все-таки делаешь ставку на футбол?

Максим: Нет. Я делаю основную ставку на высшее образование.

Корр.: Максим, а высшее образование – в какой области?

Максим: Можно на адвоката пойти, на юриста, на менеджера. Ну, и дальше уже не семья меня обеспечивать будет – вот моя мечта – а я семью уже начну обеспечивать. За то, что меня приняли, буду я уже помогать семье во всем.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?