Совсем немного времени осталось до отправления «Поезда надежды» в 20-й, юбилейный рейс. Напомним, в этом году нашему необычному «поезду» исполняется 10 лет. За прошедшие годы мы смогли побывать в самых разных уголках страны – от Калининграда до Владивостока. Пассажирами «Поезда надежды» уже стали 157 семей из 45 регионов России. Почти все они нашли «своих» детей, причем многие взяли не по одному ребенку… Казалось бы, цель достигнута, можно остановиться и спокойно воспитывать привезенных домой ребятишек. Но нет – некоторые участники наших поездок снова задумались о прибавлении в семействе. И тогда мы решили: соберем наших старых добрых знакомых и отправимся с ними за новыми детьми.

Куда поедем? В Иркутскую область – регион, куда «Поезд надежды» уже приезжал в 2008 году, но, даже несмотря на наше многолетнее и очень плодотворное сотрудничество с Иркутском,  детей там по-прежнему много.

Когда поедем? Стартуем 5 октября, а в Москву возвращаемся 10-го. Очень надеемся, что на обратном пути пассажиров в нашем «поезде» прибавится.

Кто поедет? Ответ на этот вопрос – у Ольги Резюковой.

ПОЕЗД НАДЕЖДЫ

Все лето в редакцию приходили заявки от участников прошлых рейсов «Поезда надежды». Это значит, что семьи, в разное время нашедшие с нашей помощью сыновей и дочек, снова готовы доверить нам один из самых важных моментов в жизни: поиск «своего» ребенка. Рассказ о некоторых семьях уже прозвучал в предыдущих выпусках нашей программы, поэтому лишь коротко напомним их истории.

1. Татьяна и Виктор (Саратовская область)

Татьяна и Виктор – участники вологодского рейса «Поезда надежды». Тогда, весной 2008, супруги жили в Тюменской области, но не так давно перебрались в Саратовскую. Приехали они туда вместе с дочкой Светланой, которую нашли в Вологде.

(Фрагмент из выпуска 89 )

Виктор: Свету мы будем забирать. Поговорили, пообщались. Контакт очень тяжело шел. Нам помогла приемная мама Элина, подарила ей косметичку. Она начала с ней возиться. Потом я жене напомнил, как нас учили психологи: достань мобильный телефон, покажи, где там мелодии… Дите оттаяло, и пошел разговор. Я сбегал в магазинчик, взял игрушку мягонькую… Тут она совсем успокоилась, стала рисовать. А потом мы поговорили, и она уже согласна с нами ехать.

Корр.: А сколько ей лет?

Виктор: Восьмой идет. Там коррекционная школа… тяжелый ребенок, но это не пугает нас…

Кстати, оттуда, из Вологды, супруги могли привезти не только дочку.

Виктор: Вчера хотел мальчишку еще забрать, но он не поехал. У него мать здесь, он ее жалеет. Хороший мальчишка! Такие дети… мало кто в это время думает о матери. Но это хороший признак. Я думаю, настоящим человеком будет!

Прошло семь лет, однако мысль о мальчике так и не оставила Виктора. В недавнем телефонном разговоре мы напомнили ему о том, вологодском ребенке.

Корр.: Помните-не помните, познакомились с мальчиком?

Виктор (одновременно): Помню-помню, но мальчик не поехал с нами. У него мама там, бабушка. Я помню, да.

Корр.: То есть вы про мальчика-то еще тогда думали, в 2008 году.

Виктор: Конечно, да.

Корр.: А «поезд»-то вспоминаете?

Виктор: Вспоминаем иногда, как это весело было. Мы готовы, всегда готовы. Нам собраться – двадцать минут (смеются). Вот так вот.

Корр. (одновременно): А Свету-то с кем оставите?

Виктор: У нас тут сестра живет, брат. Дед, племяшки. Есть, кому оставить.

Конечно, поговорили мы и с Татьяной, супругой Виктора.

Корр.: Я хотела бы все-таки спросить…Что это вы вдруг надумали опять в «Поезд надежды» сесть?

Татьяна: Решили, что есть время, есть возможность, почему бы не взять ребенка? Кого-то нам не хватает еще…

Корр.: И кого же вам не хватает?

Татьяна: Мальчика нам не хватает.

Корр.: Братика…

Татьяна: Да. Да.

Корр.: А возраст какой?

Татьяна: От трех до десяти.

Корр.: А все-таки ближе к трем или к десяти?

Татьяна: Пять можно, семь можно. Пять-семь лет.

Корр.: А Света как отнеслась к этой идее?

Татьяна: Света очень заинтересовалась, и мы даже вместе с ней Федеральный банк просматриваем. Все вместе.

Корр.: А чья идея была изначально насчет братика?

Татьяна: Сначала была мужа. Потом муж растерялся: вдруг материально не хватит или что-то… Но мы со Светой начали убеждать, что нам всего хватит! Со Светой, с мужем обсудили и решили, что мы должны взять ребенка. Так тому и быть. Ехать в «Поезде надежды»: мы с мужем согласовали, и он сказал, обязательно поедет вместе со мной. Мальчишек он давно, конечно, хотел. Об этом даже речи нет. Он в Вологде тогда очень переживал, что мальчик…

Корр. (одновременно): Из-за того мальчика, да?

Татьяна: Да, да, да. Когда Свету предложили, он же был инициатором…

 Корр.: Тань, а «поезд»-то вспоминаете?

Татьяна: Конечно! (корреспондент смеется) Конечно… Добрым словом вспоминаю: хорошие советы давали, рекомендации… Воспоминаний очень много. Мы с мужем постоянно рассказывали всем: друзьям, знакомым. Приятные моменты жизни, конечно.

Корр.: Хорошо, и нам приятно это слышать.

Татьяна: Я всегда говорю: чужих детей не бывает.

2. Ирина и Вано (г. Белгород)

Ирина и Вано живут в Белгороде. За 17 лет супружества им не довелось узнать, какое оно – счастье быть родителями. Но осенью прошлого года жизнь этой семьи полностью изменилась: после участия в крымском рейсе «Поезда надежды» Ирина и Вано наконец стали мамой и папой.

(Фрагмент из  выпуска 274)

Ирина: Мы нашли своего ребенка.

Г. Красницкая: Благодаря празднику?

О. Резюкова: Да вы что?!

Ирина: Да.

О. Резюкова: И зовут его Даня?

Ирина: Да… (смеется)

О. Резюкова: Поздравляем! (аплодисменты) Так, и как это было? Расскажите!

Ирина: Это было еще вчера, когда мы пришли смотреть малышей. И я его увидела. А сегодня он подошел ко мне играть в мячик. Потом приехали сюда. Нам очень помогла опека… Гульнара выдала нам направление. И мы опять туда поехали с нашим врачом, Ольгой Владимировной. Разговаривали с главным врачом, пришел невролог, так как у ребенка есть проблемы, явное отставание в развитии. Ему три годика, но он очень плохо говорит. Практически… Говорят, что он говорит, но мы… (смеется) мы не слышали.

О. Резюкова (одновременно): Еще наслушаетесь!

Вано (смущенно): Да…

На следующий день, когда Ирина и Вано опять пришли в дом ребенка, Данькину группу они нашли во дворе, на прогулке.

(Шум, голоса, слышны отдельные возгласы)

Корр.: Даня, Даня!

Вано (обнимая Даню, ласково): Ой ты, мой хороший!

Воспитатель: Вы ж зайку приведите к нам, пожалуйста. К полдвенадцатого. На покушать.

Ирина: Хорошо! «На покушать». Хорошо! (Гул голосов, воспитатели общаются между собой)

Вано: Даня, Данюш! Иди ко мне! (смеется, целует ребенка) Ты мой хороший! Мы скучали по тебе! Как книжечка? Хорошая книжечка, да?

Корр.: А это вы книжку ему, да, подарили? И он с ней не расстается?

Вано: Да. Не расстается, да. Никому не отдает, все. Это его. Правильно, Даня! Это твое!

Увезти сына домой сразу, вместе с «Поездом надежды», у супругов не получилось – чиновники не успели оформить документы на ребенка. Пришлось поехать снова, месяц спустя. В тот день, когда Ирина привезла Даньку домой, мы связались с ней по телефону.

Ирина: Я ожидала, что Даня будет бояться шума самолета, будет капризничать… Я просто поразилась его мужеству (смеется)

Корр.: Да?

Ирина: Да, мы летели два с половиной часа на самолете. Он эти два с половиной часа листал журналы. Все так хорошо прошло… Он не испугался «Аэроэкспресса», он не испугался метро… Ему все интересно, он смотрит, разглядывает людей, движущиеся вокруг какие-то машины, поезда… И прямо в поезд. В общем-то, доехали очень хорошо, он уснул. Проспал всю ночь.

Корр. (одновременно): Хорошо как…

Ирина: В общем, очень спокойно мы доехали. Слава богу. Я не ожидала…

Корр.: Прям, золотой ребенок вам достался.

Ирина: Пока – да. Дальше что будет – неизвестно.

Видимо, «дальше» тоже все было хорошо. Потому что спустя полгода Ирина и Вано опять прислали заявку на участие в программе «Поезд надежды». Написали, что очень хотят попасть в юбилейный рейс.

Корр.: Ирина, мы получили ваше письмо, вашу заявку…

Ирина: Да…

Корр. (продолжает): …И, честно говоря, даже удивились, (смеются) что вы прямо так быстро-быстро собрались…

Ирина: Да вы знаете, мы просто смотрим на него и… В последнее время все как-то говорили об этом… Он очень хочет общения с детьми…

Корр.: Скучно ему одному…

Ирина (продолжает): Не хватает ему. Потому что он дома, и мы пока в садик его не отдаем… Думали-думали, а потом… (смеется) Периодически захожу, смотрю на сайте какие-то новости…В общем, мне очень это интересно… Смотрю, а там – как раз по нашей теме (смеется)

Корр.: Объявление.

Ирина (одновременно): Да. Главное – кто ездил… Мы как раз на эту тему как-то разговаривали. И вдруг – совпадение такое. Думаю, может быть, это знак нам (смеется)

Корр.: А вы хотите мальчика, да, еще?

Ирина: Да, мы хотим мальчика только.

Корр.: А почему не девочку?

Ирина: Потому что хотим мальчика (смеется).

Корр.: Ага. Это Вано хочет? Или вы? Или вы вместе?

Ирина: Вообще-то, да. Он больше хочет… А мне все равно кого.

Корр.: Просто, может быть, вам стоит обсудить с ним такой момент… Мне кажется, что как раз если будет девочка, то будет ревности меньше…

Ирина: Он категорически не хочет. Вот не хочет и все.

Корр. (одновременно): Да? Девочку?

Ирина: Да, вообще никак. Так что…

Корр.: Но вы там все-таки, когда будете писать в заключении, не пишите «мальчик», напишите «ребенок».

Ирина: Хорошо.

Корр.: И возраст напишите побольше – это же ни к чему не обязывает.

Ирина: Напишем. Как вы говорите, так и сделаем.

Корр.: А скажите мне, он как… подрос, наверное, как-то изменился за это время. Внешне чисто.

Ирина: Конечно! Ничего себе… Подрос, конечно!

Корр.: Молодцы!

Ирина (одновременно): И особенно, как и пишут, действительно, адаптация прошла – и все. Он пошел в рост и стал весить… А то кушает-кушает – и ничего. У нас такое получилось чудо. Правда, Ольга Борисовна. Это с нами чудо произошло. Потому что… Все, что я себе… какие глазки рисовала, темперамент. Где-то внутри у меня он уже был создан. Понимаете? В моем сознании. И вот я его встречаю. Вы знаете, это удивительная вещь! (корреспондент смеется) Я не верила в «еканья» и так далее…

Корр.: Да-да-да-да.

Ирина: Я вообще не верила… Я больше…

Корр.: Реалист.

Ирина: Да, и главное, что он похож. Мы встречаемся на улице со Светланой Александровной, которая ведет нас в опеке… Специалист. Она подошла ближе и говорит: «Боже мой, как похож!» В ней было такое удивление, что он на Вано похож. Я не могу сказать, что он похож. Но никогда не скажешь, что это не наш ребенок. Если мы вдвоем сидим – наш и все! Наш! Наше такое солнышко. И все.

3. Изабелла (Краснодарский край)

Следующая заявка пришла от самостоятельной мамы Изабеллы. Весной 2013 года она была участницей московского рейса «Поезда надежды». На тот момент у Изабеллы было три дочери.

(Фрагмент из выпуска 229)

Изабелла: Старшая у меня уже замужем, ей 19 лет… И уже внучечка родилась…

Корр.: Да вы что! Какая вы бабушка молодая! (смеется)

Изабелла: Вот в 40 лет сделали бабушкой. Второй девочке у меня восемь лет, мы заканчиваем второй класс. И вот Настюшечке приемной – два с половиной.

Корр. (перебивает): А вы свою Настюшу где взяли?

Изабелла: В Екатеринбург я ездила за ней.

Изабелла рассказала, что о приемном ребенке думала давно, но считала, что в ее случае это нереально.

Изабелла: Просто я не могла раньше даже себе позволить об этом думать, потому что личная жизнь не сложилась… Так вот все получилось… А потом как-то сидела на кухне… Это было год назад, осенью… И слушала, между прочим, вашу передачу …

Корр. (подсказывает): «Детский вопрос».

Изабелла: Да, про «Поезд надежды». И тут я заразилась этим, так сказать. Потом просто так просматривала ФБД… И увидела девочку. И все – потеряла покой. Вот мое и все! (смеется) Поговорила с мамой… Думала, мне дома скажут: «Ты что!» А нет. Мама сказала: «Смотри сама. Если ты, считаешь, что тебе это нужно, что ты справишься, чем смогу, я тебе помогу. Большой помощи от меня не жди, поскольку я уже довольно пожилой человек, но посильно – пожалуйста!» Потом я позвонила насчет этой девочки – она уже в семье. Я, конечно, очень расстроилась, знаете, запал в душу человечек… Говорят, нельзя по фотографии влюбляться…И я не стала больше никого выбирать, пока не собрала все документы. Собрала и уже потом стала смотреть. И нашла на сайте Настю.

Настя прожила в семье год, и Изабелла решила, что ей вполне по силам еще один приемный ребенок, мальчик. За ним и отправилась на «Поезде надежды» в Москву. Очень скоро Изабелла познакомилась с полуторагодовалым Маратиком.

(Фрагмент из выпуска 231)

Изабелла (ребенку, сюсюкая): Пливет, идесь ко мне? Ну, иди скорее. Тихонечко. Ой, какие мы тяжеленькие!

Воспитательница: Кушаем мы, скажи, хорошо (со смехом) Да, Маратик?

Изабелла: Хорошо… Маратик! (цокает языком) Ой ты, золотой! Пойдем, сядем на диванчик, посидим. Да. Что такое? Это кто у тебя тут? Ой! Дельфинчик! (пищит игрушкой) А у нас игрушечка тоже есть! Пищит, да? Маратик? Покажем ему нашу каталочку? Да, мой золотой? Ну, посмотри на меня, посмотри! Маратик! (цокает языком) Не смотришь? Черноглазик! Глазки-бусинки! Будем с тобой знакомиться? Да, Маратик? Иди скорей ко мне! (шепотом) Золотой! Мой ребенок! (громко) Мой-мой! Вот правда!

Воспитательница: Ждали мы, когда же придут тебя смотреть. Ребеночек находится у нас с трех месяцев здесь, мы все ждем-ждем, когда же такого мальчика хорошего заберут?

Изабелла: Вот. Мама и приехала!

Вместе с новой мамой Марат уехал домой, в Сыктывкар. Но жил там недолго. Вскоре вся большая семья переехала в Краснодарский край. Оттуда и прислала Изабелла заявку на участие в юбилейном рейсе «Поезда надежды».

Корр.: Как вы живете на новом месте?

Изабелла: Ничего, нормально, живем, растем… Все хорошо у нас…

Корр.: Уже привыкли к новому месту?

Изабелла: Конечно. Третий год уже, пора и привыкнуть… Да, жарко, правда. Но ничего: дома-то прохладненько. На море ездим по возможности. Так что малышня загорелая. Марат очень вырос. Он еще спит сейчас у меня, никак проснуться не может. С тихого часа. Очень хорошо все. Живем, растем. Спокойный, хороший мальчик.

Корр.: Такой же красивый?

Изабелла: Красивый, красивый. Я ему модные стрижки делаю. Выстригаю ему полосочки модные. Спортом с ним занимаемся: он же толстячок такой был у меня маленький-то. А сейчас вытянулся, Настасью уже перерос, Настя же у нас дюймовочка, он уже выше ее почти на целую голову. Такой весь атлетический, ножки накаченные. Конечно, ленится, но я говорю: «Нет, Марат, давай!» Каждый день физкультурой занимаемся. Спокойный ребенок, вообще идеальный. Сколько уже дома, третий год пошел, – ни одной истерики не было, ни одной! Абсолютно спокойный, адекватный ребенок. Очень вежливый: всегда «Мамочка, спасибо», «Мамочка, пожалуйста». Все у нас научены. В садике обратили внимание, что дети очень вежливые. Хорошо все, растем, они все дружно играют: их много, им весело. Любит книжки, мы читаем, играем в игры настольные, всегда с удовольствием принимает участие. Абсолютно беспроблемный ребенок.

Корр.: Ему сколько сейчас?

Изабелла: Три с половиной. Говорить стал очень хорошо: он же поздно у меня заговорил. Я, в принципе, не переживала, потому что какое-то время он провел в доме ребенка, все равно какая-то задержка есть. А сейчас – нет, уже очень-очень хорошо говорит, предложения такие у него, сложные слова в речи. Настя же у меня как шило. (корреспондент смеется) Ой. А этот…

Корр.: Они, наверное, уравновешивают друг друга, да, с Настей?

Изабелла: Да-да-да. У меня и внучка такая же шустрая, так они с Настей иногда его немножко не то что обижают, но всякое бывает.

Корр.: Понятно.

Изабелла: Он же такой: отпор не дает, со всем соглашается. Вот такой абсолютно беспроблемный ребенок. Конечно, иногда немножко проявляет упрямство: там же кровь какая у нас! Национальность-то, она все равно значение имеет.

Корр.: Теперь расскажите мне, собственно, кого вы хотите?

Изабелла: Скорее всего, девочку. Потому что как-то с мальчиками… Нам достаточно Маратика. С другой стороны, вроде бы, нужно ему напарника, потому что он среди девчонок растет. Не знаю, такая дилемма… Я не хочу конкретно говорить, надо увидеть ребенка и понять: это мое. А возраст… Примерно как они. От двух до пяти лет. Чтобы ровесника им. Я хочу заключение просить на двоих. А то, мало ли, вдруг окажется, брат и сестра. По-всякому может ситуация сложиться. Не исключаем возможности, что и двое будет.

Корр.: Скажите, а вы сейчас все вместе в одном доме живете? У вас сколько народу-то? (смеется)

Изабелла: Нас девять: я, Маратик, Настя, Алиса у меня, дочка. И старшая дочка с мужем, с двумя детьми. У нас только малышка вторая родилась. И мама моя. Дом-то у нас большой, пять комнат. Двухэтажный, большой дом, места навалом. С этим проблем нет.

Корр.: А «поезд»-то вспоминаете?

Изабелла: Конечно, вспоминаем, замечательное время. И вообще, такие события редко в жизни случаются. Как раз мы стали задумываться, чтобы, еще пополнить семью, и тут я прочитала … О, юбилейный рейс, и как раз, вроде бы, по времени, думаю, я успею, и получается, что нас приглашают, участников. Так радостно даже стало. Так что, если все сложится, конечно, очень хотелось бы принять участие.

4. Ирина и Артем (г. Москва)

Еще одну семью, которая собралась ехать с нами в Иркутск, думаем, помнят многие наши радиослушатели. Ирина и Артем – москвичи, осенью 2009 года на «Поезде надежды» они отправились в Красноярск. К тому времени супруги прожили вместе 10 лет. И он, и она очень хотели ребенка, но… врачи вынесли вердикт: детей у Ирины с Артемом никогда не будет. Собственно, после этого супруги и начали собирать документы на усыновление. А тут Ирина услышала про «Поезд надежды»…

(Фрагмент из выпуска 149)

Ирина: Я периодически стою на кухне, что-то делаю… У нас там радио – единственная старая вещь, бабушкина, которую она не дает выкидывать… И у нас говорит «Радио России».

Ольга: Как хорошо, что не дала…

Ирина: Да. И оно у нас все время включено. Раза три точно я слушала вашу передачу и все время думала: что ж за передача такая интересная? Естественно, я в Интернете набираю сайт «Радио России» и ищу что-то про детей. Нахожу «Детский вопрос», и отсюда все пошло, закрутилось-завертелось… Нашла «Поезд надежды».

Артем: Да, мы мечтали сюда попасть… Пытались сами все сделать, думали, что мы сюда не попадем, поэтому не стали надеяться…

Тем не менее, Ирина и Артем в наш «поезд» попали, а когда приехали в Красноярск, сразу взяли направление на знакомство с двумя сестричками – Машей и Полинкой. После первого похода в дом ребенка Ирина рассказывала:

Ирина: Говорили: пить успокоительное… Всякое бывает… Я очень чувствительная, но взяла себя в руки… Конечно, шла – у меня уже практически слезы текли (улыбается)… Я заходила в комнату (смеется)… Даже боялась заходить. И вдруг смотрю – держат… двух малышей… У меня дыханье сперло (смеется). Когда к первой подошли, я увидела личико (восторженно) – ангельское… Не знаю, может быть, кому-то не понравится, кто-то скажет «не мой тип»… Это было что-то необыкновенное! (опять смеется) Потрясающее ощущение… Мы попросили взять на руки… Я взяла этот комочек (с восторгом)… и не поверила в то, что я действительно держу на руках это чудо! Подошли ко второй девочке, она спит и во сне умилением) причмокивает язычком!.. (восторженно) Волшебные, просто волшебные!..

Еще в Красноярске супруги, ставшие родителями двум девочкам, впервые заговорили о третьем ребенке.

Ирина: Теперь у нас папа говорит: «Все, мальчика надо».

Артем: Может, попозже…

Ольга: Третьего вы имеете в виду?

Ирина: Да (с улыбкой). Конечно! Нас уже пригласили…

Артем: Нам в опеке говорят: «Мы вас ждем. Ждем!»

Ирина: «Через годик приезжайте (смеется). За мальчиком!»

Артем (одновременно): «За мальчишкой! Мы вам подберем». (смеется)

Тогда Ирина еще не знала, что настоящее чудо произойдет потом, уже в Москве. Возвращаться в Красноярск не пришлось. Два года спустя Ирина… сама родила мальчика! Вскоре после того, как маму с сыном выписали из роддома, мы решили поздравить счастливых родителей.

(Фрагмент из выпуска 179)

(Набор номера, длинные гудки)

Артем: Алло?

Корр.: Артем?

Артем: Да.

Корр.: Мы вас хотели поздравить…

Артем: Спасибо.

Корр. (со смехом):  Хотели узнать, как вы там живете – теперь впятером?

Артем: Нормально живем.

Корр.: Как мальчик?

Артем: Растет понемногу (смеется). Ванечкой назвали.

Корр.: Мама себя как чувствует?

Артем: Отлично!

Корр.: А можно будет с ней поговорить?

Артем: Да. Она там сейчас с девчонками воюет.

Корр.: Да? А что, они зажигают?

Артем: Да. Хулиганят. (слышны возгласы девочек) Ир, иди.

Ирина: Алло?

Корр.: Добрый вечер! Ир, мы вас поздравляем.

Ирина: Спасибо!

Корр.: Как у вас делишки?

Ирина: Хорошо.

Корр.: Как вы себя чувствуете?

Ирина: Отлично.

Корр.: А Ванечка?

Ирина: Хорошо. (Общий смех)

Корр.: Ира, я хотела спросить, что-то изменилось в вашей жизни? Детей больше стало. А еще что?

Ирина (смеется): Жизненный уклад изменился. Не морально-материально, а именно что-то в душе изменилось. Мне кажется, мы девчонок еще больше стали любить… Очень интересно забирали из роддома. Сначала мама вышла, и вдруг они видят: на руки отдают кого-то! О-о-о! У них глаза огромные! Особенно Полька так смотрит… Их взяли на руки, папа держит маленького… Они не смотрели на фотографа, они только смотрели, кого же там папа держит? Домой приехали – они от него не отходили. На второй день Полька к нему на кровать залезла, прям щупает ручками все, улыбается! А у Машки началась ревность.

Корр.: Да?

Ирина: Она у нас вообще такая – принцесса, дама с характером. (Полька добрее). И все! И она не подходит ни ко мне, ни к кому, ревнует! А уже на второй день мы поняли, в чем дело – ей не дали коляску катить!

Корр. (понимающе): А-а-а!

Ирина: И мы начали: когда Ванька плачет – давайте вместе качать. И они качали. Когда он начинает плакать, прибегают, говорят. И куда чего девалось! Теперь прибегают и м-м-м (чмокает губами), и «тут головку трогать нельзя – там бо-бо» – они тихонечко гладят, целуют в головку, ручки-ножки щупают, животик гладят (смеются). Машка теперь у нас – главная нянька!

Корр.: Да?

Ирина: Да! (слышны восклицания Маши) Если Ванька плачет, она прям первая бежит! «Няня, Няня плачет!» Они его не «Ваня», а «Няня» зовут. Ванька – это вообще, величайшее чудо! Мы просто не ждали! Нет, было какое-то предчувствие, но мы просто не зацикливались на этом. Когда узнали, что у нас будет ребенок, даже не верили.

Корр.: А врачи-то как (смеется) объясняют… подарок?

Ирина: Никак не объясняют. У меня врач была просто в шоке, и она всю беременность за мной, как… (смеются)  за стеклянной куклой смотрела. Чуть чего – сразу на больничный.

Корр.: Берегла, в общем?

Ирина: Да.

Корр.: А как бабушки?

Ирина: Бабушки? У них счастье необыкновенное прямо! Только и смотрят: «Ой, какие щеки, ой, какой носик!»

Корр.: А к девочкам не изменилось у них отношение?

Ирина (одновременно): Да что вы. Ни в коем случае.

Корр. (одновременно):  Но это «свой» ведь, «свой»… Нет?

Ирина (одновременно): Нет-нет-нет. У нас ни у кого не возникает такой мысли…У нас даже дед, мой отец говорит: «Вы девчонок-то не обижайте!» Даже, мама говорит, что он очень переживает, вдруг мы девчонок будем меньше любить. Я говорю: «Он с ума сошел?» (смеются)  Мы иногда в Москву уезжаем: я так скучаю! Вот один, два дня. Звоним по телефону…И Полька нам: «Мам, пиижяй, пиижяй, пиижяй…» И ее не остановить! И «пивижи кафеты, кафеты, кафеты»… Это такая радость: мы приезжаем – они нас встречают, бегут, на руки мы их хватаем… Я так их люблю, так скучаю по ним… Нет… Это наши девчонки.

Корр.: Ир, как классно все! Я так рада за вас! Прямо от души!

Ирина: Спасибо большое! (смеется) Привет, пожалуйста, передавайте всем радиослушателям, которые хотят, думают, еще не решились… Пускай решаются! (смеется) Это очень здорово, непередаваемые чувства… Когда приезжаешь домой, а тебя ждут такие кнопочки!.. И знаешь, что тебя кто-то любит… Когда тебя Маша вдруг ни с того, ни с сего… ей никто не говорил, а она тебя зовет «мамочкой»… Не просто – «мама», а «мамочка» (имитирует Машино произношение). И вдруг Поля за ней следом тоже: «Мамочка!». И вы знаете, это до слез доводит: знать, что ты – мама. Не потому что у нас сын (сын родился – мы точно знаем, благодаря девчонкам), а потому что есть девчонки, которые уже говорят, бегают, прыгают, и обнимают тебя, и целуют!.. И я очень желаю всем, чтобы у них все это было!

Корр.: Ира, я правильно поняла – надо верить в чудеса?

Ирина: Обязательно надо верить в чудеса! То, что у нас произошло… даже не сын, а именно девчонки – великое чудо! Они были так далеко, но мы их нашли. А Ванька – это второе чудо в нашей жизни. Нам все говорят: «Во что угодно поверишь после того, что случилось».

Как видите, бездетные Ирина и Артем, ставшие вдруг многодетной семьей, теперь абсолютно счастливы… И вдруг – заявка на участие в юбилейном рейсе «Поезда надежды». Почему?

Корр.: Скажи мне, пожалуйста, с чего вдруг вы надумали ехать?

Ирина: Мы еще два года назад хотели Ваньке взять в пару.

Корр.: У вас же и так трое, куда еще?

Ирина: Хочется. Надо обязательно, чтобы кто-то был либо младше его, либо с ним вместе. Нам надо, чтобы он какую-то ответственность уже начал проявлять. Мы даже шли как-то по улице, навстречу – девушка молодая с малышом…Он стоит около колясочки, топчется, а потом мне кричит: «Мама, вот такого нам надо!.. Маленького» (смеется).

Корр.: То есть, хочет быть старшим братом?

Ирина: Да, хочет. Он начинает иногда капризничать: «Мам, помоги мне доесть супчик». Я его докармливаю. Полина начала его кормить вовсю. Я говорю: «Ты нянькой готовишься стать?» – «Да!»

Корр.: Репетирует.

Ирина: Прям резко что-то поменялось: посуду всю со стола убирают, в холодильник все убирают…

Корр.: Здорово. Это они ждут, да?

Ирина: Да, они очень ждут.

Корр.: Ваня все-таки кого больше ждет: ровесника или малышей?

Ирина: Я говорю: «Вань, ты кого хочешь?» – «Маленького!» – «А такого, как ты?» – «Тоже хочу!»

Корр.: Поэтому троих?

Ирина: Да, обязательно троих. Девчонкам и ему. И нам с папой! Конечно, ужасно хотелось бы двойняшек, чтобы они были кровные. Двойняшки-близняшки. Но там уж как получится.

Корр.: Возраст совсем маленький, да?

Ирина: Да. Четыре тире шесть.

Корр.: Месяцев.

Ирина: Маша заказала мальчика, однозначно, и даже слушать ничего не хочет. Я говорю: «Маш, а если две девочки будут?». Поля согласна на любого. «Мама, я любого хочу, лишь бы маленький».

Корр.: Сейчас девочкам шесть лет, да?

Ирина: Да.

Корр.: И как они вообще?

Ирина: Каждый раз смотрю на них – наглядеться не могу. Поля вообще прям взрослая. Маша такая, немножко ветреная. Мы называем ее «творческой личностью». Она сама в себе где-то. У нее даже все рисунки цветные-цветные. Очень хорошо получается, я бы в жизни такое не нарисовала. Творческая личность. А Поля такая деловая. Абсолютно разные, и, в то же время, есть что-то общее.

Корр.: А чья была изначально идея взять еще детей?

Ирина: Моя. Артем у меня вообще замечательный. Он сначала дает мне понять, что я сумасшедшая… (смеется) На второй разговор уже помнется-помнется, что-нибудь скажет, вроде, согласится. На третий разговор опять скажет мне что-нибудь (смеется) приятное. А потом вдруг, раз, приходит, начинает сам разговаривать со мной на эту тему (смеется). Спрашиваю: «Так ты согласен?» (смеется) «Ну что, – говорит, – с тобой делать-то?» (смеется) А потом он вдруг сам говорит: «Нам надо брать. Куда нам без них?»

Артем и сам объяснил нам, почему они приняли такое решение.

Артем: Хочется, чтобы в семье было побольше детей (смеется).

Корр.: Еще больше?

Артем: Знаете, после того, как появилось трое, уже не страшно и больше. Мы себя ощущаем очень комфортно. Да, было тяжело поначалу, когда у нас только все это получилось. А сейчас мы уже привыкли. Маленьких хочется. (смеется) Наши выросли уже, да… Если будет возможность взять троих – лучше, конечно, троих, потому что такие поездки, как у вас, не часто бывают.

Корр.: Няньки подросли, теперь можно и…

Артем: Еще какие няньки, да! Такие, что фору нам дадут. У них энергии очень много. Некуда девать.

Корр.: В нужное русло хотите направить.

Артем: Да даже не из-за этого. Просто условия жизни нам позволяют расширить нашу семью. Хочется детям, которых возьмем, жизнь хорошую обеспечить. Жить есть где, дача есть, все есть. Что нам еще надо? Лучше детей еще побольше. В семье очень хорошая атмосфера, и, я думаю, если у нас появятся дети, им тоже будет хорошо, и они быстро адаптируются. Я смотрю сейчас на Машу и Полину, на своих дочек, и… Они наши, родные, я уже и забыл, что когда-то куда-то ездили… (смеются) На всех троих делим любовь. Каждый лезет на ручки, и мы никому не отказываем. Да, иногда они спорят, но мы стараемся никого не принижать из них. Я думаю, что и в будущем тоже все будет нормально.

Корр.: И кого же вы хотите, кого будете искать?

Артем: В принципе, хотелось бы, конечно, маленьких, потому что с маленькими… проще. Прошлая очень удачная поездка оставила только позитивные впечатления. У нас все получилось, притом, что мы были вообще к этому не готовы. Сейчас уже немножко все по-другому. Сами поможем другим, если надо будет.

5. Анна (Республика Адыгея)

С Анной, самостоятельной мамой из Адыгеи, мы познакомились весной 2012 года, когда «Поезд надежды» отправился в Приморский край.

(Звучит начало «Песни мамонтенка», которую исполняют Анна и Наташа с Ангелиной)

Эту всем известную песенку 9-летняя Наташа и 7-летняя Гуля пели в автобусе, который увозил их из уссурийского детского дома. Пели вместе со своей новой мамой. К тому времени, как Анна отправилась на Дальний Восток, у нее уже было пять дочерей. И три из них – приемные. Вместе с Наташей и Гулей дочек стало семь. Вскоре нам удалось поговорить с некоторыми из них и узнать, как старшие девочки приняли младших сестренок.

(Фрагмент из выпуска 219)

Корр.: Девчонки, Наташа и Гуля приехали к вам полгода назад… Как вы, быстро подружились?

Полина: Да.

Наташа: Быстро.

Корр.: Гуля, как тебе столько сестер иметь – хорошо или плохо?

Гуля (одновременно): Хорошо!

Корр.: А может, есть другие версии? Наташ!

Наташа: Мне с ними весело!

Согласитесь, нечасто встречаются семьи, в которых мама одна воспитывает семерых ребятишек. Еще реже в таких семьях бывают приемные дети…

Корр.: Как вообще появилась идея взять детей? У вас же были две дочки. Многие считают, что три – уже много.

Анна (весело): А вот два еще мало! Во-первых, у меня мама – сирота войны, одиннадцать лет прожила в детском доме… После выпуска из детдома ей никто не помог. И, конечно, было очень сложно. Второе: в девяностые годы выходила газета «Семья», где много писали о первых опытах создания семейных детских домов. И тогда я читала эту газету взахлеб. Мне самой было чуть больше двадцати. Эта идея меня посещала еще тогда. Я даже куда-то запрос писала. Мне ответили, что надо, прежде всего, жилье. На этом все в принципе и закончилось, потому что на тот момент мы жили на тридцати квадратах втроем: я, дочка и муж. За последующие годы у меня родилась вторая дочь, мы начали строить новый дом, я развелась с мужем. Достраивала все сама, доделывала. В 2003 году в нашей республиканской газете «Советская Адыгея» появилась рубрика «В поисках семейного очага». Они стали публиковать фотографии сирот, стали писать о приемных семьях. Я опять с большим интересом все читала. Даже познакомилась с одной из семей. Мы стали вместе ездить в интернат. Там я познакомилась со своей дочкой Аней. Она была ровесницей моей младшей, Полины. Когда Аня приезжала к нам на выходные, на каникулы, они подружились. Было видно, как ей не хочется ехать назад. Я решила, что пришла пора оставить этого ребенка в семье, но выяснилось, что у нее есть младшая сестра Ванесса, которая находилась в другом учреждении. Я решила их не разлучать и брать двоих.

Так в семье Анны кроме кровных дочкек – 18-летней Ульяны и 11-летней Полины – появились приемные: Аня и ее 6-летняя сестра Ванесса.

Полина и Аня сдружились. Вместе играли, а Ванесса была одна в силу возраста. Вообще, надо сказать, она у меня самый тяжелый ребенок из всех. Проблемный по поведению. У нас была очень тяжелая и жесткая адаптация. И как-то я думала: может, она так себя ведет, потому что ей не с кем поиграть, ей плохо?.. Она просила себе подружку из детского дома… Через полтора года я взяла Ангелину, ровесницу Ванессы из нашего детского дома. Но девочки были очень разные: Ангелина более мягкая, ласковая девочка. Дружбы между ними особой не получилось. И наши поведенческие реакции усугубились ревностью к «сопернице», скажем так. У Ангелины были свои проблемы. Нам очень тяжело давалась школа. Но справлялись потихоньку.

Справляться с трудностями Анне в то время помогала, в первую очередь, любовь к своим детям. А еще – общение с другими приемными семьями и помощь профессионалов.

Анна: Через три года, как у меня появились дети, у нас открылась первая школа приемных родителей. Узнав про нее, я пошла туда сама, никто меня не загонял. Я столько там узнала! И мне пришла в голову мысль: а может, я еще могу взять детей?

Приняв это решение, Анна начала действовать. Первым делом достроила второй этаж дома. А потом позвонила нам в редакцию и сказала, что очень хочет отправиться во Владивосток за двумя дочками школьного возраста. Так Анна стала «пассажиром» нашего «поезда». Надо сказать, что к поездке она подошла со всей серьезностью: вместе с детьми изучала анкеты детей-сирот на федеральном и краевом сайтах, просматривала видеоролики на волонтерских интернет-ресурсах…

Корр.: Девчонки, а когда ваша мама отправилась с «Поездом надежды», что вы подумали по этому поводу?

Полина: Я была рада! Когда мы по базе данных искали, мне сразу Гуля с Наташей понравились. И я говорю: «Только их! Больше никого!» (смеется)

Анна: А Геле понравилась еще Ксюша. Помнишь?

Геля: Да, Ксюша…

Анна (Геле): И ты мне еще говорила: «И вон ту тоже привези!» (смеются) Я говорю: «Три – это уже перебор!» (смеются)

Корр.: Не казалось это какой-то странной идеей – куда-то так далеко ехать?

Полина: Не-а!

Корр.: Нет? (весело) Съездить во Владивосток – подумаешь!

Полина: Да все нормально! (смеется)

Как вы уже знаете, все получилось, и из Приморья Анна вернулась именно с теми девочками, которые так понравились всей семье еще заочно: с Наташей и Гулей. В большом и светлом доме нашлось место для семи дочек.

Анна: Конечно, в ближайшую пятилетку никаких прибавлений у нас не будет, потому что этих деток надо еще поднять, а что будет потом – не знаю. Когда старшие девочки… если уедут учиться, там будет видно. Если мы будем пополняться, то только с «Поездом надежды», это сто процентов! (смеется вместе с корреспондентом)

Корр.: Понравилось?

Анна (со смехом): Очень!

Прошло всего три с половиной года, но недавно от Анны пришло письмо… Конечно, мы сразу ей позвонили.

Корр.: Что это у вас вдруг возникла такая мысль?

Анна: Во-первых, не вдруг. Старшие девочки выросли: Ульяна замужем, сейчас в ожидании пополнения; Полина поступила в Краснодаре, уезжает учиться; Аня тоже старшая, и, как говорится, девочки уже все, отделяются. У меня остаются дома всего четверо, а для меня это – «всего»…

Корр.: Всего! (смеется)

Анна: Уже все на рельсах, все гладко, вполне можно еще на один заход пойти, потому что уже возраст, конечно, поджимает, на более позднее время откладывать нельзя.

Корр.: Да ладно, у вас столько энергии. Мне кажется, про возраст рано говорить.

Анна: Тем не менее. Поэтому если, ожидая прошлых детей, второй этаж дома строила, то теперь, с февраля хожу в фитнес-клуб, занимаюсь здоровьем, чтобы были силы еще и на всех остальных.

Корр.: Правильно.

Анна: Все готово, комната готова… Конечно, для меня идеал семь-девять лет, но я поставила границы пошире. У меня все документы уже, как говорится, «готов к труду и обороне». Кстати, мы участвуем в конкурсе историй  благотворительного фонда Тимченко. Оказалось, мы одни из первых прислали туда историю.

Корр.: А вы в какой номинации?

Анна: «Наши истории». Я начала вести трехлетний дневник, когда Наташу и Гулю привезла. Естественно, упоминала «Поезд надежды». А сейчас я сама занимаюсь «Поездом надежды», у меня люди в Уссурийск летают. Я, можно сказать, выполняю все лето те функции, которые вы выполняете (смеются). То есть, я подбираю им детей, согласовываю с фондом бесплатные билеты, вычерчиваю маршруты: где, когда, на что садиться. Я все время на связи с опекой в Уссурийске и с детским домом. Наши родители привезли оттуда уже четырех детей. Мы выезжали на природу, всех наших уссурят фотографировали. Скоро в Майкопе будет уссурийская диаспора.

Корр.: Вы, наверное, видели у нас, да, Ира дневник ведет…

Анна: Да, я видела…

Корр.: …На сайте.

Анна (одновременно): Да, конечно, я читаю.

Корр.: А мы все думаем, кому бы еще предложить дневник вести? Не хотите ли вы у нас свой дневник опубликовать?

Анна: Полностью?

Корр.: Почему нет?

Анна: Могу, конечно …

Корр.: А про наших-то расскажите, про Наташу с Гулей.

Анна: Гуля, конечно, (смеется) – это наше солнышко. Очень добрая, мягкая, послушная. По учебе старается, занимается. Но, несмотря на все приложенные усилия, школа у нас пока, к сожалению, с тройками. На музыке хорошо занимается: на четыре и пять. На фортепиано.

Корр.: В каком она классе сейчас?

Анна: Перешла в пятый.

Корр.: А Наташа?

Анна: Наташа перешла в седьмой класс. Спокойная девочка, послушная, по урокам сама работает, старается.

Корр.: А музыкой Наташа тоже занимается?

Анна: Обязательно. У нас все музыкой занимаются. Тоже фортепиано. Вообще, надо сказать, конечно, если б мне таких еще детей, я была бы «за»!

Корр. (со смехом): А ведь не угадаешь!

Анна: Я знаю, что кот в мешке… (смеется)

6. Виктория и Виталий (г. Санкт-Петербург)

Виктория и Виталий из Санкт-Петербурга пять лет назад ездили с нами в Екатеринбург. Вернулись они оттуда не с пустыми руками: привезли домой 4-летнюю дочку, которую по счастливой случайности тоже зовут Виктория. Вообще случайностей и совпадений в истории этой семьи было много. Но поскольку оба супруга – люди верующие, они твердо уверены: «На все воля божья».

(Фрагмент из выпуска 269)

Виктория: На самом деле, благословение изначально было взять девочку. Понятно, что это не как команда дается, а как рекомендация…

Виталий (перебивает, сначала его слышно плохо): Приехали, батюшка говорит: «Возьмите сначала одну девочку, от трех до пяти лет. Не надо ничего выдумывать!» – «Батюшка, нет девочек от трех до пяти! Ни в Питере, ни в Екатеринбурге…» – «Будет девочка» – «Батюшка, как она будет, если русским языком говорят: нет! Вы приедете – только двух…» – «Будет девочка». Вот так, понимаете? Сейчас приезжаем: вот вам девочка…

Виктория (оживленно): Интересно, что девочку-то давным-давно забрали бы. Потому что у нее сестру устроили в семью, старшую девочку (а двоих не так берут, тем более девочка – десятилетняя)… Ее взяла воспитательница в приемную семью… Фактически, эта наша девочка была свободна девять месяцев как!

Корр.: Все правильно…

Виктория (возбужденно): И не было информации ровно девять месяцев!

Корр.: Вот смотрите, да?

Виталий (одновременно): Выношенный ребенок!

Наш разговор состоялся в Екатеринбурге, когда «Поезд надежды» уже собирался в обратный путь. На календаре – март 2010 года. А девять месяцев спустя, в декабре, мы снова встретились с этой семьей, но уже в Санкт-Петербурге.

(Слышно, как в другой комнате Вика щебечет с мамой)

Корр.: Виталий, как, вообще, жизнь-то изменилась?

Виталий: Сначала – да. Кардинально, конечно…

Корр.: Как это?

Виталий: В новое русло входишь, чувствуешь, да? Мама с работы ушла. Лишний час не поспишь. Папа уже, все. Статус другой!

Корр.: Папой-то хорошо быть? Нравится?

Виталий: Конечно! Приходишь домой, а к тебе кто-то бежит, кто-то радуется! «Папа пришел!» Хоп! Все… (слышно, как Вика поет) Домой идти хочется.

Корр. (вбежавшей на кухню Вике): Ой! Кто прибежал?

Вика: Я.

Корр.: Зайчики прибежали! (Вика стучит зайчиком по столу) Вик, скажи, как ты живешь-то? А?

Вика: Пик, пик, пик, пик…

Корр.: Прыг, прыг, прыг…Ой, по тете Оле поскакал зайчик, по голове… По го-ло-ве…

Виталий (одновременно): Так, ты только осторожнее…

Корр.: Прыг! Теперь на папу запрыгнул! А ты маму любишь?

Вика: Да!

Корр.: А папу?

Вика: Да!

Виталий: А капризка не приходила сегодня?

Вика: Нет…

Виталий: Нет? Ну, хорошо…

(Виктория вздыхает)

Вика: Ой!

Виктория (из глубины кухни): Такая капризка сегодня приходила, что…(смеются) К нам капризка теперь, как в садик пошли, каждый день приходит.

Виталий: Она первый день, когда пришла, на ходу раздевается, влетает в группу: «Приииивет! Дети!» (смеются). А дети – как сонные пельмени …

Корр. (одновременно): Обалдели, наверное, да?

Виталий (со смехом): Посмотрели на нее грустно, и каждый по своим делам… А она ожидала праздника…

Вика (стучит по столу): Тык, тык, тык…

Виктория: Стали ходить на хореографию и в вокальную студию (улыбается). Ее хвалят все… Девочка, конечно, очень хорошая… За счет того, что она, конечно, подвижная, естественно, она не очень послушная бывает.

Корр.: Ну да… (Вике) Да, живчик? Живчик!

Виктория: Хотя она не гиперактивная, она просто очень спортивная.

Вика: Ой…

Корр.: Ой… (Виктории) Ничего, сейчас набегается…

Виктория: Да нет…

Корр. (удивленно): Нет?

Виктория: Может так очень долго… (смеется)

Корр.: Вечный двигатель у вас, да? (Вике) Ой! Ой!

Виктория: Она может сказать, что она устала. А потом посидеть минуту и все, дальше пойти… (Вика громко прыгает)

Виталий: Там дядя Леша снизу так радуется с мамой!

Виктория (заливисто хохочет): Дядя Леша снизу так радуется!

Виталий: «Что она у вас там делает, что у нас люстра ходуном ходит?!»

Виталий: Это единственные люди, которые пришли в недоумение, когда поняли что это навсегда! (смеется) Впали прямо в грусть на глазах – в глубокую-глубокую. На что Вика сказала: «Подождите, мы еще второго возьмем» (хохочет). Добила…

В каждой шутке есть доля шутки, как известно. Пять лет спустя мы получили от супругов заявку на участие в юбилейном рейсе «Поезда надежды». И конечно, сразу перезвонили.

Корр.: Во-первых, хотелось бы узнать про Викусю, какая она стала?

Виталий: Хорошенькая стала (корреспондент смеется). И была хорошенькая. Стала еще лучше.

Корр.: Сколько ей сейчас лет?

Виталий: Будет девять.

Корр.: В каком классе учитесь?

Виталий: В третий она переходит. Даже без троек как-то умудрились закончить.

Корр.: Молодцы. Это кто молодец, Вика или мама?

Виталий: Обе.

Корр. (смеется): А еще куда-то ходите? Я помню ее неуемную энергию.

Виталий: На хореографию она ходит, еще на хор…

Корр.: Аааа…

Виталий: У нее загрузка такая, один выходной в неделе.

Корр.: Да вы что!

Виталий: Да, вот сейчас мы идем в кино.

Корр.: Да? Тогда я сразу ко второму вопросу. Все-таки как появилась у вас такая идея, насчет еще одного ребенка?

Виталий: Она изначально была, давно.

Корр.: А Вика-то как к этому относится?

Виталий: Не, она ждет, прям… «Дайте!»

Корр.: Да? А она кого хочет? Мальчика, девочку?

Виталий (одновременно): Мальчика. (в сторону, дочке) Вика, ты кого хочешь? Братика или сестренку? А, Вика?

Вика: Сестренку!

Виталий: О, уже сестренку.

Корр. (со смехом): Сами-то вы ближе к мальчику склоняетесь, я так понимаю?

Виталий (одновременно): Да, да.

Корр.: А возраст какой?

Виталий: Мы хотели от трех до пяти.

7. Ольга и Владимир (г. Петрозаводск)

Еще одна семья – Ольга и Владимир из Карелии – тоже ездила с «Поездом надежды» в Екатеринбург. С собой супруги взяли фотографии детей, с которыми решили познакомиться.

Мы хорошо помним тот день, когда Ольга и Владимир в первый раз переступили порог дома ребенка. Сначала будущие родители увидели Тимура. Трехлетний малыш сидел за столом и дожевывал кусок черного хлеба.

 (Фрагмент из выпуска 144)

Владимир (мальчику): Может, скажешь, как тебя зовут?

(Малыш наконец вышел из оцепенения, в которое впал, когда увидел такое количество взрослых, и начал махать ручкой)

Ольга (радостно): Привет! (все смеются)

Владимир (машет мальчику): Привет!

Зам. главврача ДР (с улыбкой): Он же занят важным самым делом…

Владимир: Все, заулыбался…

Ольга: Ну дай немножко корочки-то… Ай, скажи, пришла какая-то и просит корочку сразу… Сразу «дай!», да? (смеется) А где твоя сестричка?

Владимир: Как твою сестричку зовут, скажешь?

Ольга: «Не скажу, тайну не выдам» (смеется)…

Корр. (показывает на открывшуюся дверь): А-а, вон идет… (умильно) Ой, какая красавица!..

Воспитательницы (наперебой): Иди сюда, Фай… Фая!

Владимир (улыбаясь девочке): Здравствуй!..

Владимир и Ольга (хором): Привет!

(Девочка застенчиво хихикает…)

Владимир (девочке): Давай познакомимся. Как тебя зовут?

Девочка: Фая! Фаина, Фа…

Ольга: А меня Оля!

Владимир: А меня Вова!

Девочка (начинает петь припев известной песни): Фая…Фаина, Фаина…

Ольга (смеясь, подхватывает): …Фаина, Фаина… (общий смех)

Владимир: Песенка нравится?

Воспитательница: Не стесняйся, Фай! Язычок-то спрячь!..

Владимир: Давай с тобой за ручку поздороваемся…

Ольга: А со мной поздороваешься? (Девочка хихикает)

Ольга: Привет!

(Девочка радостно фыркает, от избытка чувств громко целует брата в макушку)

Владимир (девочке): Любишь братика, да?

Ольга: Вместе играете?

(Воспитательница что-то говорит детям, мальчик бегает по комнате)

Владимир (зовет мальчика): Иди к нам!

Ольга (смотрит в угол): У них там замок целый!

Владимир: А любимые игрушки есть у вас, ребят?

Девочка: Да!

Владимир: Покажете?

Девочка (демонстрируя игрушку): Масик!

Владимир: О, это твой любимый мячик?

Девочка: Да!

Владимир (девочке): Отойди, я тебе кину! Отойди подальше! Лови!.. (бросает мяч) Оп-па!.. Поймаешь? Молодец! (бросает еще раз) Умница!..

(На заднем фоне Ольга играет с мальчиком, малыш что-то радостно лопочет)

Ольга: Машинка!

Мальчик (повторяет): Мясии-и-ка!

Ольга (поправляет): Машинка! Покажи-ка мне, где мяч? (мальчик лопочет: «Вон на!») Мячик…

Девочка: Вот он! Много масик…

Ольга: Мячиков много у вас…

Уже тогда, в первый день, было понятно: родители и дети нашли друг друга. А на заключительном родительском собрании в Екатеринбурге Ольга призналась:

(Фрагмент из выпуска 145)

Ольга (бодро): Спасибо большое за детей…Я должна от себя лично сказать (голос срывается), что это 15-летняя моя мечта…

Владимир: Иди ко мне! (обнимает плачущую жену, звучат аплодисменты)

Спустя два года, когда Тая должна была пойти в 1-й класс, мы решили навестить эту семью и отправились в Петрозаводск. Вместе с родителями мы порадовались успехам детей.

(Фрагмент из выпуска 212)

Владимир: Тая научилась на двухколесном велосипеде кататься.

Корр.: Да? Молодец, это трудно…

(Слышна беседа детей).

Владимир: Это она вот этим летом… (Дети играют, возятся) Тая же у нас плавать научилась, на круге-то.

Ольга: Да.

Владимир: И Тимур. Сейчас у нас Тая идет в школу, и психологи все сказали, что в обычный класс, никаких проблем, к школе готова…

Тая (одновременно, отрываясь от игры): Я еще не начала в школу ходить!

Владимир (продолжает): Психолог в садике сказала: «Вы молодцы, такой прогресс»…

Ольга (тихо): Да, нам в садике все сказали …

Владимир: Другой ребенок совершенно…

Корр. (одновременно): Значит – не зря! Да, вот результат…

Владимир (корреспонденту): Она два года назад говорить не могла! Вообще ничего не говорила.

Ольга: Ну, говорила…

Корр.: Немножко…

Владимир: Вообще ничего не понятно…

Корр.: Я помню, как она пела песенку про Фаину…

Владимир (одновременно): Ни словарного запаса, ничего не было.

Ольга: Мы иногда тоже включаем – посмотрим так…

В прошлом году в первый класс пошел и Тимурка. Это было долгожданное событие. Но случилось и неожиданное.

Ольга: Вот у нас такая случилась история, что к нам присоединился еще один ребенок. И вроде как, совсем не страшно. Трое-то так же, в общем-то, как и двое. Варить побольше, носков побольше стирать.

Корр. (смеется): Ну да. (звук разговора микшируется, идет фоном)

Супруги сказали, что 8-летняя Варя (так зовут девочку) пробудет у них еще год или два, а потом снова сможет жить со своими родителями. Собственно, появление Вари и утвердило их в мысли о третьем ребенке.

Ольга: Поскольку Варя-то у нас…

Корр.: Ненадолго.

Ольга (одновременно): Хорошо, что она все-таки встретится со своими родителями, и мы надеемся, что скоро. Это для нас такая была репетиция, такой опыт…

Корр.: Проверка.

Ольга: Да. А когда тут наметилось еще, что и «в бой идут…

Корр.: …одни старики»! (смеется)

Ольга: Да. Тем более сейчас, когда возможность есть. Место есть для ребенка… Мы думали, почему нет? Таких весомых аргументов не находится. Кажется, что-то недоделано. Надо делать, а не думать. Как наша Тая сказала, когда расспрашивала нас: «Мама, вы как меня нашли?» Она ж помнит детский дом-то, историю свою. И мы ей рассказываем, что не было детей: искали и нашли! Мы получили ваши фотографии, посмотрели и подумали: «Все, надо ехать в Екатеринбург, брать вас домой». И она тогда нам сказала коронную фразу: «Мама, правильно! Не надо долго думать, надо делать!»

Корр.: Ну что? «Устами младенца…», да?

Ольга: Да. Мы подспудно вели разговоры и с детьми на этот счет. Может быть, нам кого-то еще в семью взять? Кого вы хотите? Дети такой вариант не исключают. Более того, они сразу начинают думать, кого же они хотят, братика или сестричку? И какого возраста? Дети обсуждают эту возможность вместе с нами.

Корр.: И на чем же вы остановились? Кого же вы все-таки хотите?

Ольга: Вова (смеется) традиционно хочет девочку.

Корр.: Ага.

Ольга: А я единственное, что сразу не хотела и не хочу маленького ребенка.

Корр.: Почему?

Ольга: Я не знаю! Все время смотрю на больших и думаю, что ж им там век куковать что ли?

Корр.: То есть, вовремя их не вытащили оттуда, и они бедные уже как приговоренные там сидят.

Ольга: Да, вот так оно ведь и есть! И как бы вот я чувствую, что, может быть, будет трудно, но, может быть, мы сможем взять вот такого подросшего уже ребенка. А когда вот я вот это фото увидела, я не знаю почему…

Корр.: Игорька?

Ольга (одновременно): Может, этот взгляд. «Ой!» – подумала я. Вова говорит, сейчас вот все как в прошлый раз. И Вова говорит: «Давай пиши. Большой – и пусть большой».

Владимир: Надо думать, что лучше для ребенка. Все-таки у нас столица Карелии. И перспективы и получить и образование, и устроиться как бы.

Ольга: Как-то так вот мы настроены, что первое – это встреча с этим ребенком.

Корр.: С Игорем?

Ольга: Да. И если все нормально, мы больше никого не смотрим.

Корр.: Ну, понятно.

Владимир (одновременно): Ну, как и в прошлый раз…

8. Анна и Анатолий (г. Москва)

«В бой идут одни старики» – так мы между собой определили название юбилейной поездки в Иркутск. А все потому, что участвуют в ней семьи, которые однажды уже были «пассажирами» нашего «Поезда надежды». А то и не однажды. Москвичи Анна и Анатолий, например, садятся в наш «поезд» уже в третий (!) раз. Сначала супруги съездили с нами в Иркутск (да-да, они там уже были) и привезли оттуда полуторагодовалого Федю. Месяц спустя Анна делилась с нами впечатлениями.

(Фрагмент из выпуска 105)

Анна: Наш-то был вообще ангелочком. Муж смеется, говорит: прикинулся. Такой был, ни разу не заплакал, только в самолете. А здесь ни горшка, ни спать, на пол падали, лицом в пол утыкались.

Корр.: А Вы как реагировали на это?

Анна: Вначале пытались успокоить его или что-то, но мальчик такой, что отвлечь его чем-то просто невозможно. Потом дочка придумала, она машет ему, все, я пошла, и он встает на ноги.

Корр.: А дочка ваша сразу его приняла?

Анна: Да, сразу, он ей понравился, она прямо с удовольствием, она вообще такая – в маму, любит маленьких детей очень. Старший тоже сын у нас хорошо. И бабушке понравился.

Этот разговор состоялся в 2008 году. А три года спустя Анна и Анатолий вновь прислали заявку на участие в программе «Поезд надежды»…

(Фрагмент из выпуска 170)

Анна: У нас мысли были давно, просто они ни во что не превращались, а потом мы все-таки созрели.

Корр.: Так у вас все документы готовы?

Анна: Документы готовы. Мы по Подмосковью, по Москве ходили, смотрели и вот никак! И вдруг захожу на «7.ю» и вижу объявление о «Поезде надежды»! Я тогда мужу говорю: «Слушай, может, это наше? (смеется) Может, нам теперь только так?» (смеются) Как у нас Федя появился – вообще конечно!

Корр.: Весело у вас стало, когда Федя появился…

Анна: О-о! Федя у нас самый-самый! Самый активный, самый веселый. Прямо как на вулканчике с этим Федей!

Корр.: Но вам, видимо, мало? (смеются)

Анна: Да-да-да!

В Кемеровской области, куда приехал тогда наш «поезд», супруги нашли свою дочь. Оказалось, что зовут ее Кристина и ей четыре года.

(Фрагмент из выпуска 173)

Анна: Ой, кто это?

Кристина: Это мышка…

Анатолий (умильно): Мышка…

Анна (одновременно): Мышка побежала, да?

Анатолий (шепотом обращается к Анне): Слушай, такая лапа…Такой гномичек… (Кристине) Что мышка будет кушать, как ты думаешь? Что она кушает?

Кристина (еле слышно): Сыр…

Анатолий: А ты нарисуй для киски солнышко кругленькое, давай…Будет целая картинка, правда?

Анна (одновременно): Будет солнышко светить на кисочку, да?

Анатолий: Вот… молодец!

Анна: И лучики давай нарисуем, да?.. У солнышка лучики бывают…

Анатолий (одновременно): И лучики у солнышка… пусть идут лучи…

Анна и Анатолий (одновременно): Вот…так…

Анна: Вот молодец девочка…

Анатолий (шепотом говорит Анне): Карандашик четко держит…

Анна: Угу…

Анатолий (Кристине): Вот молодец…

Кроме Кристины и Феди в этой семье еще шестеро детей, правда, трое из них – совсем взрослые. Но и пятеро школьников в одном доме (сейчас ребятам от 8 до 13 лет), согласитесь, не мало. Тем не менее, Анна и Анатолий вновь прислали нам заявку на участие в очередном рейсе «Поезда надежды», теперь – в юбилейном.

Корр.: Мы, конечно же, вас возьмем. За кем вы собираетесь ехать?

Анна: Наверно, все-таки девочка. Возраст где-то пять-семь лет. У нас заключение вообще с пяти до двенадцати.

Корр.: Правильно я поняла, одного ребенка?

Анна: У нас, в принципе, еще два места…

Корр. (смеются): Свободных.

Анна: Ваня тут у нас чуть не в слезах был. «Я просил мальчика, а почему взяли девочку?» Двое мальчиков – это ведь нечестно (смеются).

Корр.: И вы опять девочку хотите брать!

Анна: Муж присмотрел… Много ему понравилось. Девочка одна с косоглазием, Наташа, темненькая. Такая девчонка симпатичненькая, ее прям жалко. Получается, что выбирает муж. А я говорю (смеется), мне любого дай (смеются), я если начинаю воспитывать – прикипаю.

Кстати, удивительна история и самой Анны. Мы рассказывали о ней в 2009 году.

(Фрагмент из выпуска 111)

Анна: Когда мне было семь лет, я села на автобус и уехала в неизвестном направлении. Нашли меня в городе Одесса, ночью, в истерике. Я не помнила своей фамилии, возраста, города. Я потерялась в феврале месяце. И вот с сентября по февраль просто выпали полностью. Потихоньку мне приходили в память какие-то воспоминания. Имена мамы-папы я вспомнила. Какие-то небольшие воспоминания из детства. Я знала, что ходила в школу просто потому, что мне говорили люди, окружающие меня: она, наверное, ходила в школу. Может, по каким-то знаниям или что-то. Возраст мне дали по моему виду. На год моложе. Меня нашли, привели в милицию, и через какой-то период меня удочерили и увезли в Москву. Мама у меня приемная. Мама – преподаватель вуза, очень, конечно, уважаемый человек.

Так что тема приемности знакома Анне не понаслышке. Вот и садится она с мужем в наш «поезд» уже в третий раз. Пусть эта поездка тоже будет удачной как для опытных мамы с папой, так и еще для одного ребенка из Иркутска.

Продолжение следует…

Мы очень рады, что совсем скоро, всего через 10 дней, снова увидимся с давними друзьями: и с пассажирами «Поезда надежды», и с принимающей стороной. (фоном начинает звучать разговор с А. Самсоненко) Но есть те, для кого эта встреча может стать по-настоящему судьбоносной…

Корр.: Анна Валентиновна, расскажите, пожалуйста, кто ждет маму и папу в Иркутске?

А. Самсоненко, начальник отдела опеки и попечительства города Иркутска: Арсентий Ж., ноябрь 2013 года. Мальчик очень активный, эмоциональный и любознательный. Проявляет интерес к занятиям и играм, с удовольствием разбирает и собирает пирамидки. Выполняет простейшие постройки из кубиков и конструктора. Ориентируется в трех величинах. Очень любит игры с машинками. С детьми контактен и доброжелателен. Арсентий предпочитает общение со взрослыми. Очень ласковый и жизнерадостный мальчик. Проявляет качества лидера, может отстоять свое мнение. Очень настойчив в достижении цели. Быстро передвигается при помощи рук. Может ходить, опираясь на здоровую ногу. Легко и быстро влезает на стул, скамейку, кровать и так же быстро спускается.

Корр.: То есть, он ползком передвигается, да?

А. Самсоненко: Сейчас уже начал ходить. До этого – да, он предпочитал ползать, но сейчас стал ходить. То есть, его реабилитируют… У него укорочение конечности… Ему еще операция, конечно, нужна будет, но, я думаю, что это все сделаем.

Корр.: Понятно. Но, в принципе, врачи говорят, это восстановимо, нет?

А. Самсоненко: Да. Там требуются, конечно, операция, реабилитация, но, поскольку ребенок такой хороший, я думаю, что наша медицина…

Корр.: То есть, это можно компенсировать, да?

А. Самсоненко: Да. Я думаю, что его ограниченная возможность компенсируется.

Корр.: Замечательно! Но это, я так понимаю, его основная проблема, единственная, да?

А. Самсоненко: Да, она у него единственная, поскольку нервно-психическое и умственное развитие соответствует возрасту ребенка. Хорошо понимает обращенную к нему речь. Стал называть воспитателей в группе по именам. Ест самостоятельно как густую, так и жидкую пищу. Сам пьет из кружки. Аппетит хороший. Вот такой ребенок у нас замечательный! У него мама умерла, а папу мы будем лишать родительских прав, он им никогда не занимался и не будет интересоваться. Арсюша, конечно, красавчик: маленький, хорошенький. Ребенок абсолютно сохранен! И только его проблемка не дает ему уйти в семью. А хочется очень! Потому что он настолько хорош! Очень ждет маму и папу. Если бы нашлись родители, которые бы взяли на себя эту ответственность…

Корр.: Постараемся найти. Может, есть еще какие-то ребята, про которых рассказать хочется, которых особенно хочется устроить поскорее?

А. Самсоненко: Про сестренок, про близняшек…

Корр.: Света и Вика.

А. Самсоненко: Да, 10 лет. Хорошие, послушные девчонки, участвуют во всех мероприятиях, которые проходят в учреждении. Насчет мальчика. Я побеседовала с одним ребятенком 2005 года, зовут Игорь. Такой хороший мальчишка, воспитанный, старательный… Такой помощник будет…

Корр.: Папе помогать, да?

А. Самсоненко: Да! Хороший мальчик. С ним переговорила, он готов к новым родителям. Энергии много у него, и в положительное русло – вообще будет здорово. Хороший мальчишка! И красавчик еще к тому же!

Корр.: О-о-о!

А. Самсоненко: У вас там кандидатов на троих хороших ребятишек нет? На двух сестер и братика?

Корр.: А им сколько лет?

А. Самсоненко: От шести до двенадцати. Очень хорошие ребятишки, очень хотят в семью.

Корр.: Будем искать хорошим ребятишкам хороших родителей. Обязательно!

А. Самсоненко: Да у нас же вообще все хорошие ребятишки! Один другого лучше. Хочется устроить поскорее всех! (посмеивается вместе с корреспондентом) Да!

Возможно, кого-то из этих ребятишек очень скоро увезет наш «Поезд надежды». А может быть и кто-то из наших радиослушателей обратит внимание на маленьких сибиряков, чьи фотографии размещены в «Листе ожидания». И как знать, может быть, именно вы найдете ответ на самый главный и самый сложный детский вопрос…

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?