10 лет назад, 2 октября 2004 года, в эфире Радио России впервые прозвучали позывные социального проекта «Детский вопрос». Конечно, это хороший повод не только предаваться воспоминаниям, но и строить новые планы, пытаться решать совсем непростые задачи. Дружной сплоченной команде  и огромному количеству наших добрых помощников-волонтеров, друзей и партнеров совместными усилиями уже многое удается.

В наших ближайших планах – очередной рейс «Поезда надежды», до отправления которого остается совсем немного времени. На этот раз мы едем сразу в два региона и оба – новые для России: это Республика Крым и город Севастополь. В редакцию продолжают поступать заявки от желающих попасть в наш необычный «поезд». Как всегда, это люди из разных городов страны, с разными судьбами и разными мотивами, побудившими их обратиться к нам за помощью. Вот, например, какое письмо мы получили еще в августе:

«Добрый день!
Меня зовут Татьяна, моего мужа Анатолий. Начну свою ис
торию с того, что каждая девочка, как мне кажется, мечтает о белом платье, о здоровой и полноценной семье. Вот и я когда-то мечтала, но все сложилось совсем по-другому. Да, я встретила замечательного человека, моего мужа Толю, были и свадьба, и белое платье. Вместе мы уже 13 лет. Мы оба мечтали о детках. Толя очень любит детей, и они его тоже очень любят. В 2003 году у нас родился мальчик, мы были просто счастливы! Правда, совсем недолго: нашему ребенку поставили диагноз ДЦП. Но мы не сдавались – лечили его, возили для этого в разные города, в лучшие клиники страны. Однако в возрасте 5 лет наш малыш погиб…
Спустя два года у нас родился второй мальчик – замечательный ребенок! Опять все счастливы… Но что такое? В 8 месяцев ребенку ставят тот же диагноз – ДЦП. Мы лечили его всеми силами: были в Москве, Краснодаре, Астрахани, даже ездили в Китай. В итоге малышу диагностировали другое, генетическое заболевание, которое, к нашему сожалению, нигде в мире не лечится…
Мы с мужем долго думали об ус
ыновлении и, наконец, решились на этот шаг. Помогите нам, пожалуйста! Очень хотим подарить нашу любовь и тепло деткам, которые лишены этого. Мы хотим взять в нашу семью девочку и даже не одну, в возрасте до 5 лет. Сердце просто кровью обливается, когда видишь ребятишек, которые не знают, что такое любовь и тепло родительского сердца. Я понимаю, что невозможно помочь всем, но, по моему мнению, если хотя бы нескольким деткам мы подарим счастливое детство, это будет просто замечательно!»

По понятным причинам мы не будем говорить, из какого региона пришло это письмо, имена главных героев мы тоже изменили. Скажем лишь, что эту семью мы включили в состав участников «Поезда надежды-Крым». И очень хочется надеяться, что эта поездка принесет в их дом долгожданное счастье.

(девочка поет песню)

Белые облака

С морем вдали слились.

Где-то вдали берега,

Где-то другая жизнь.

Кто-то за чайкой опять

Хочет в туман улететь.

Ночью не хочется спать,

А хочется петь и петь.

Припев:

Чайка над морской волной!

Не угнаться за тобой.

Вслед за чайкой я лечу,

Быть счастливой я хочу.

Надо сказать, что семей, приславших в редакцию свои заявки, оказалось, как всегда, немало. И сегодня мы познакомим вас с некоторыми из них.


Надежда и Александр (Краснодарский край)

Должны сказать, что детей, оставшихся без попечения родителей, в Крыму не так много. Вот почему заявки на этот раз мы принимали только от кандидатов в усыновители и опекуны, решивших взять в семью либо детей старше 5 лет, либо сразу нескольких ребятишек, либо одного и маленького, но с проблемами по здоровью. Может быть, поэтому нам звонили, в основном, уже опытные приемные родители. Такие, например, как Надежда и Александр из Краснодарского края.

Надежда: У нас есть дети. Самому старшему – 22 года. Затем, мальчику одному 16  и девочке 15. Девочка вот эта – приемная у нас.

Корр.: А, уже есть приемная, да?

Надежда: Да. Третья.

Корр.: Давно она у вас?

Надежда: Мы – «стажисты». Она у нас уже 13 лет. Долго уже. Вот так. И еще ребенок есть приемный.

Корр.: Еще есть приемный?

Надежда: Да.

Корр.:  Кто это?

Надежда: Это вот следующий мальчик. Ему восемь лет.

Корр.: А-а. Так у вас какая большая семья!

Надежда: Да! И родили мы после этого еще ребеночка. Ему уже…

Корр. (одновременно): Да?

Надежда: два с половиной года, будет три.

Корр.: Тоже мальчик?

Надежда: Да, мальчик. У нас все мальчики практически, только одна девочка.

Корр.: Ну кроме вот этой девочки одной, да?

Надежда: Да. Значит, дети у нас, второй и третья, поступили и уезжают в Курск учиться. В летное училище.

Корр.: Мальчики.

Надежда: Нет, мальчик и девочка.

Корр.: И что, даже девочка в летное училище?

Надежда: Да, оно там гражданской авиации, технические специальности.

Корр.: А! Ясно. В Курск уезжают. И у вас, как бы, место освободилось? (смеется)

Надежда: Ну не то чтобы, так сказать… У нас, знаете, привычка: нас много-много, кругом дети… (смеется) И вдруг не стало, и как-то опустошение произошло.

Корр.: Тишина в доме…

Надежда: Да.

Когда мы перешли к вопросу, кого Надежда и Александр сейчас ищут, пришлось уточнять:

Корр.: Правильно ли я понимаю? Вы, в принципе, хотели бы одну девочку, но если вдруг так получится, что у нее есть, например, один или два брата, или одна или две сестры, то вы готовы и троих взять?

Надежда: Да. Лучше девочек троих(смеется)

Корр.: А то у вас все мальчики да мальчики, да?

Надежда: Ну да. А вы знаете, у меня девчонка такая прекрасная выросла. И не сказать, что приемная. Там все мое, конечно. У меня все получается  с девочками. А с мальчиками мне сложнее, конечно, они у меня хорошие пацаны, и учатся хорошо все, но сложнее с мальчиками, потому что я же женщина.

Корр.: А возраст какой? У вас там в заключении обозначен возраст?

Надежда: Да, обозначен. С трех до десяти лет.

Нам удалось поговорить и с супругом Надежды, Александром:

Корр.: Вообще, у вас как? Желание-то есть поехать?

Александр: Ну, вообще…

Корр.: Или жена вас заставила? Вот скажите честно?

Александр: Желание? Ну, как… Желание ребенка взять, а, вот, ехать-не ехать, это уже второй вопрос.

Корр.: Но  желание взять ребенка есть?

Александр: Да.

Корр.: А кого бы вы хотели?

Александр: Девочек. Сыновей у нас своих хватает. (смеется)

Корр.: Ага. Девочек… Сколько?

Александр: Ну, одну-две.

Корр.: А вдруг брат будет? У девочки?

Александр: Ну, посмотрим, там уже будем думать.

Корр.: Самое главное, чтобы они вам понравились, я правильно понимаю?

Александр: Да. Да.

Елена (Чебоксары)

Наши постоянные радиослушатели уже знают, что участниками «Поезда надежды» могут стать не только полные семьи, но и самостоятельные мамы, как мы их называем. Одна из них, Елена, живет в Чебоксарах.

Корр.: Вас беспокоят с «Радио России», программа «Детский вопрос».

Елена: Да-да-да, я знаю.

Корр.: Вы в курсе, да, что ваша сестра написала письмо?

Елена: Да-да-да-да-да-да-да.

Корр.: А можно спросить, почему сестра написала?

Елена: Ну понимаете, у меня на работе нет выхода в Интернет, а домой я поздно прихожу. Поэтому я ее попросила.

Корр.: Понятно. Ну, тогда хотелось бы все-таки от вас услышать, чего вы хотите.

Елена: Ну, я бы хотела, конечно, девочку. В возрасте от трех до восьми лет. Ну, младшего школьного или дошкольного возраста. У меня родной сын есть. Ему 16 лет.

Корр.: Так.

Елена: Он в колледж поступил.

Корр.: Угу.

Елена: Вот. Ну и... как бы его уже вырастила. Теперь хочу  девочку-дочку, честно говоря.(смеется)

Корр.: Как давно вы вообще надумали девочку-то взять?

Елена: Ну, э… как сказать (смеется). Честно говоря, давно, когда еще сын идет-капризничает, я говорю: «Владик, пойми, ты сейчас капризничаешь, хочешь то, хочешь се, а ты знаешь, что мне еще хочется девочку маленькую? (смеется) Сестренку тебе…»  Об этом говорила постоянно… Но пока не имела возможности. Ну, вот сейчас вот захотелось. Честно говоря, хочется…

Корр.: Еще вопрос: а откуда вы узнали о «Поезде надежды»?

Елена: Это мне как раз позвонила…

Корр.: Кто?

Елена: Сестра. Она поинтересовалась, ничего страшного, если я отправлю анкету? Я говорю, нет, ничего страшного. Это она мне сегодня позвонила, сказала, вполне возможно, что позвонят тебе с радио.

Корр.: Еще она написала в письме своем, что ваш сын, в общем-то, тоже не против сестрички, да?

Елена: Мы с ним… да, мы с ним разговаривали на эту тему уже.

Корр.: Ну…

Елена: Ну конечно, у подростка тоже свои проблемы. Говорит, мам, я боюсь, что вдруг приду из армии, да… а у меня вся комната в розовом цвете (смеется). Я говорю: «Владик, не переживай».

Корр.: Хорошо. Ну, вы, наверно, предполагаете… вам, наверно, говорили в школе приемных родителей про ревность, которая наверняка будет.

Елена: Да, говорили, что…

Корр. (одновременно): Как правило, это начинается очень тяжело, вплоть до того, что говорят: «Мама, отвези его обратно, этого ребенка».

Елена (вздыхает): Ой, говорили…

Корр.: Вы к этому готовы?

Елена: Разговаривала: да, готовы.

Корр.: То есть, в случае чего, вы знаете, как вы с этим справитесь.

Елена: Да.

Корр.: Или нет? (смеются)

Елена: Э… ну, как сказать? Предположительно знаю как.

Ирина и Иван (Белгород)

Бывает, нам приходят заявки и от людей, которые уже собирались сесть в «Поезд надежды». Среди них – Ирина и Иван из Белгорода.

Корр.: Помнится, мы с вами уже общались.

Ирина: Да, общались в конце прошлого года. Перед Бурятией.

Корр.: Так.

Ирина: Мы прошли все… (смеется) но не попали. (корреспондент вздыхает). У нас была просрочена комиссия медицинская.

Корр.: Так.

Ирина: Вот… И мы опоздали.

Корр.: Так! И что же сейчас?

Ирина: Сейчас мы готовы. Полностью! И мы еще отдали наши документы, чтобы нам немножко исправили заключение, увеличили нам… эээ…

Корр.: Возраст? Или количество?

Ирина: Возраст, возраст! И количество детей. (смеется) Вот. Ну, все равно все-таки,  от рождения до… Чем меньше, тем лучше. У нас вообще нет детей, и не было. И мы хотели бы маленького. А с маленькими, сами знаете, большая проблема.

Корр.: Ну, а муж ваш как?

Ирина (со вздохом): Муж у меня… Ммм… Сейчас хорошо (смеется вместе с корреспондентом), вот. Готовился к этому долго, но я его просто… Поэтому мы так и затянули с этим, в общем.

Корр.: Угу.

Ирина: Я ждала от него… отзывчивости (смеется).

Корр.: Понимания.

Ирина: Понимания, да. Ну… Он как-то… «Нет и все!» Категорически сначала было «нет». «Нет, нет, нет». А потом он сам мне сказал: «Давай. Давай возьмем ребеночка». Особенно когда уже пошла такая активная реклама. Появились передачи и, в общем, это как-то на него подействовало. А я молчала. Я просто ждала, потому что потом же нам жить вместе (смеется). Мы хотим жить вместе (смеется).

Корр.: Ну, конечно, конечно.

Ирина: Вот. И поэтому я хотела, чтобы у него была такойположительный ответ в этом вопросе. И он сейчас настроен очень даже хорошо. Я боюсь, что я (корр. вздыхает)… Я боюсь, что я не справлюсь Я вообще всего боюсь, я трусиха. Признаюсь вам по-честному…

Корр.: Ну, это правильно. Но вы же, тем не менее, продолжаете идти к этой цели?

Ирина: Тем не менее, продолжаю. Упорно просто это какая-то... как навязчивая идея. Знаете, я вот пытаюсь от нее отбрыкаться, так скажемВсе равно она внутри сидит, внутри меня уже просто. Я ничего не могу с собой поделать.

Корр.: Я поняла, что вы уже не надеетесь на какой-то случай, да? Что уже надо что-то делать улыбкой).

Ирина: Да! Вот это правда! Я уже от этого не уйду. Я просто не уйду. Я не могу от этого уйти, вот и все. Оно во мне (смеется). Я не знаю, что делать. Может быть (смеется), посоветуете мне?

Корр.: Ну, если вы говорите, что боитесь, то вам, наверное, действительно надо все-таки ехать в «поезде...», надо ехать со специалистами…

Ирина: Да, нам с вами надо.

Корр. (продолжает): …которые будут вами заниматься… Как сказать?.. Направлять, учить и поддерживать. Самое главное – поддерживать морально. Вот. Тогда, наверное, действительно нужен «поезд…»

Ирина: Давайте мы поедем? (корр. смеется) Давайте мы рискнем, а?

(девочка поет песню)

Белые облака,

Белые словно пух.

Где ты моя судьба?

Где ты мой милый друг?

Чайка зовет меня

В синюю эту даль.

И существуют моря,

Чтобы забыть печаль.

Припев:

Чайка над морской волной!

Не угнаться за тобой.

Вслед за чайкой я лечу,

Быть счастливой я хочу.

Ирина и Игорь (Воронеж)

Ирина и Игорь из Воронежа тоже присылают нам заявку не впервые. Но – совсем по другой причине.

Корр.: А в тот раз-то вы в какой «поезд» с нами хотели поехать?

Ирина: Ну тоже по осени… По-моему, его не было этого октябрьского. Он перенесся до весны, а весной это был московский «поезд». Ну а потом, как-то так вот случилось: обратилась к подруге (смеется) И так вот местного ребенка быстро нашли, и… сегодня посмотрели, завтра утром забрали. Ну вот так.

Корр.: М-м? Прямо дома, да?

Ирина: Да. Да.

Корр.: Здорово. Это сколько ей тогда было?

Ирина: Ей тогда был год и десять месяцев.

Корр.: Ага… Ну и как у вас, адаптация была?

Ирина: Ну, наверно, у меня.

Корр. (смеется): Да?

Ирина: Адаптация у меня была жуткая.

Корр. (одновременно): Да?..

Ирина: Хотя я сама вырастила двоих детей. И у мужа вот это второй брак, у него своих детей нет, но… Или он святой (смеется), или вот… Для него… мне кажется, все так легко прошло, по сравнению со мной. Но ребенок был… она хоть и маленькая, но… мягко скажем, очень запущенная. И в физическом развитии, и во всем остальном.

Корр.: Что мне нравится, вы все это говорите в прошедшем времени (смеется).

Ирина: Да. Вы знаете, через восемь месяцев после того, как мы ее взяли в семью какой-то был момент, я поняла, что все: вот это, наверное, закончилось. Хотя, конечно, нюансы бывают всякие, но и с кровными детьми бывают

Корр.: Ну да.

Ирина: Но сейчас даже вот… Лично для меня, вообще, с первого момента не было никаких граней. Многие спрашивают на работе: «Твой ребенок, чужой ребенок?» Я говорю: «Какие могут быть вообще грани, когда…»

Корр.: Ну да.

Ирина: Ну и девочка такая, она, конечно, как сказать… Отсутствием привязанности не страдает. Я считаю, что наоборот страдаем от избытка привязанности.

Корр.: Ага. Ну, в нашем случае это хорошо.

Ирина: Ну да (корр. смеется), да.

Корр.: Ну, хоть вы и говорите, что жуткая была адаптация, но, судя по тому, что вы уже хотите следующего братьне так уж прям жутко было-то.

Ирина: Ну, да. Мне еще, знаете, может быть, почему было сложно… Может быть, потому что все-таки ребенок очень маленький. И это сыграло свою роль, потому что я не оставляла работу… как-то одно на другое накладывалось. Ну, еще, знаете, почему хотим второго-то сразу?

Корр.: Почему?

Ирина: У нас все-таки возраст… Надо же их успеть вырастить.

Корр.: Ну, вы к трудностям готовы? (смеется)

Ирина: Ну, да.

Надо сказать, на этот раз Ирина и Игорь ищут мальчика. Правда, маленького...

Корр.: Единственное, что немножко, так сказать, спасает положение, что вы хотите мальчика: у нас что-то все девочек хотят. Постарше, но девочек. (смеется) Значит, давайте договоримся, что мы вас в резерв запишем.

Ирина: Угу.

Корр.: Ну, а дальше уж как получится, что называется.

Ирина: Ну, хорошо.

Корр.: Да? Это нормально?

Ирина: Это нормально, потому что в любом случае – у меня отпуск как раз с тринадцатого октября – я в любом случае куда-то, но поеду. Мальчишек море. Вон, в Екатеринбурге прекрасные мальчишки. Правда, все с нюансами, но для меня это не проблема. Поэтому…

Корр.: Ну понятно. То есть, не получится с «поездом», вы поедете сами, да?

Ирина: Ну да, да. В любом случае поеду, потому что я уже к этому подошла. И с документами, и с отпуском, все как бы приурочено.

Анна и Юрий (Адыгея)

Следующая семья – супруги Анна и Юрий из Адыгеи – прислали заявку сразу на троих ребятишек. Как оказалось, это профессиональная приемная семья, в которой уже есть дети.

Анна: У меня сейчас пятеро детей.

Корр.: Так.

Анна: Четверо приемных и один родной.

Корр.: Приемным сколько?

Анна: От семи до семнадцати.

Корр.: И кровному вашему сейчас сколько?

Анна: Полтора вот будет.

Корр.: Полтора. Ну, маленький совсем, да?

Анна: Да.

Корр.: А можно все-таки я узнаю, вот вы взяли Валерию в 2004 году Так ведь?

Анна: Да, да.

Корр.: Ей было семь лет. А… С чего вдруг?

Анна: Ну, как бы… Хотелось всегда ребенка.

Корр.: Ну, вы тогда не были замужем, да?

Анна: Не была, да.

Корр.: Так… И потом вы опять без мужа взяли ребенка?

Анна: Да, всех детей я взяла без мужа. Это уже потом они папу нашли.

Корр.: Ну, какая вы (смеется) смелая женщина! А кто нашел-то?Как вообще… В редакции мы прочитали письмо – удивились, как же так? Вот, говорят, с одним ребенком замуж не выйдешь, а у вас прям…

Анна: Дети нашли!

Корр.: Да?

Анна:  Мы в поселке живем, а поликлиника в районном центре… Заболеет ребенок… ехать проблемно. Жил по соседству мужчина. У него транспорт. К нему обращались, обращались, а потом… Они смотрят: добрый дядя. И уже слышу, что там что-то ему: «Папа, папа!» Там… (корр. смеется) «папа дай» или что-то. А он у меня плохо слышит… Я говорю: «Ты не слышишь, что они говорят?» И стала их ругать. А он говорит: «Да что ты их ругаешь? Ну, папа и папа…»

Корр.: Угу.

Анна (продолжает): «… они же меня не обозвали там каким-то плохим словом. Хотят папа, пусть будет папа». Ну, так вот типа сначала в шутку, в шутку, а потом… В общем, в каждой шутке есть доля…

Корр. (смеется): …доля шутки.

Анна: Вот оно и правда.

Корр. (смеется): Ну, да. Так и поженились, да?

Анна: Да!

Роман и Ольга (Москва)

Как правило, заявки на участие в «Поезде надежды» присылают нам женщины. Но – не всегда. Незадолго до отъезда мы получили письмо из Москвы от Романа. И, конечно, сразу ему перезвонили.

Роман: По радио услышал… Мы эту передачу слушаем постоянно, а вот в этот раз услышали, что едут в Крым и…

Корр.: И тоже захотели?

Роман: Да, да. Что, документы ж есть, поэтому, а чего не написать людям? Понятно, что возьмут-не возьмут – другой вопрос, а чего бы не написать?

Признаюсь, сначала мы решили, что Роман – самостоятельный папа. На эту мысль нас натолкнул и тот факт, что все документы, которые мужчина прислал в редакцию, оформлены на него. Однако выяснилось, что Роман не одинок. Его спутницу жизни зовут Ольга. Как и Роман, она участвует в волонтерском движении, направленном на работу в детских домах.

Корр.: Давно вы вообще вместе?

Роман: Нет, мы второй год вместе, познакомились в одной из волонтерских поездок. И как-то вот сдружились.

Корр.: Ага, хорошо. Теперь следующий вопрос: кого вы ищете?

Роман: Ну, мы сошлись на том, что по возрасту это где-то 5-6-7 лет. Чтобы была возможность адаптироваться перед школой, потому что, как мне говорят, переход из школы в школу для ребенка – это тяжеловато. Еще и смена места жительства.

Корр.: Скажите, пожалуйста, а вот вы, все-таки, ездите… и вы, и Ольга… ездите как волонтеры по детским домам… Неужели не нашли мальчика 5-6-7-8 лет?

Роман: На самом деле, ситуация намного интереснее, скажем так. Мы «доволонтерились», что у нас в этом движении волонтеров за последние полтора года взяли пятерых детей, разные усыновители взяли из детских домов пять человек. И получается, что не так много детей, из кого можно выбрать, потому что у большинства есть либо братья-сестры, либо статус опека. А так как я заключение брал на усыновление, то подразумевается, все-таки, усыновление. Пусть, там, не завтра, а после опеки.

Корр.: Хорошо, тогда еще такой вопрос. У вас там написано… Я внимательно прочитала ваше заключение… У вас там написано, что вы даже готовы взять ребенка с какими-то проблемами по здоровью, и даже у вас есть там такое слово – «инвалидность».

Роман: На самом деле, я был в базе Москвы и Московской области у регионального оператора, и получается, что там дети, так скажем, с группой здоровья третьей-четвертой-пятой. На самом деле, в Москве-то, база, она очень даже «вычищена».

Корр.: Ну вот знаете, я вам не случайно задаю этот вопрос? Потому что… Я скажу вам честно, у нас, в принципе, уже состав участников определен. Но…

Роман (одновременно): Я понимаю…

Корр. (продолжает говорить): Но. Мы держим одно место. То есть, мы дали такое публичное обещание, что возьмем без всякого конкурса семью, если она захочет взять мальчика Ванечку из Симферополя. Есть такой мальчик… Правда, ему три года… У него проблема такая: абсолютно нормальный мальчик, развитый, умненький, все у него замечательно, но… Ему нужна особая диета. Вот, когда говорят, что ему нельзя – проще сказать, что ему можно. Очень сильно нас просили найти ему родителей, потому что, как они сказали, «диета эта довольно дорогая, и наши местные его никогда не возьмут». Если вас интересует этот мальчик, я вам могу прислать фотографии его.

Роман: У вас, наверное, он есть на сайте, я его, скорее всего, видел…

Корр.: А, видели? Да, Ванечка его зовут. У него есть брат, но его отдают без брата, потому что, сами понимаете, дом ребенка очень заинтересован найти ему семью. И мы сказали, что будем искать, и если найдутся такие желающие, то мы вне очереди возьмем такую семью, то есть, без конкурса. Вот. Ну, вы видели, он вас никак не задел, не затронул? Если вы его видели, конечно.

Роман: Я… Надо… Надо почитать, что такое вот эта болезнь, потому что, как бы…

Корр.: Ну да, да, конечно. Это, в общем, серьезный вопрос.

Роман: Я понял. То есть, просто надо подумать, я сейчас почитаю, и мы посоветуемся…

Продолжение следует…

Мы познакомили вас лишь с небольшим количеством семей, приславших заявки на поездку в «Поезде надежды». Практически, будущим участникам пришлось выдержать серьезный конкурс. Кто в итоге отправится с нами, вы узнаете в следующих выпусках программы «Детский вопрос».

(девочка поет песню)

Белые облака,

Белые как корабли.

Жаль, крыльев нет пока,

Жаль, где-то ты вдали.

В небо за чайкой в туман

Вместе с мечтой улететь,

Сквозь бури и ураган

Стоит лишь захотеть.

Припев:

Чайка над морской волной!

Не угнаться за тобой.

Вслед за чайкой я лечу,

Быть счастливой я хочу.