Мы уже не раз возвращались к теме «чужих» детей, то есть к ребятам, которых новые родители привезли в свои семьи из других краев и областей России. Вот уже несколько месяцев в некоторых регионах страны опекуны и попечители таких сирот сталкиваются с новыми трудностями – при заключении договора о приемной семье, оформлении выплат и льгот.

На вопросы по этой наболевшей теме мы попросили ответить Алексея Голованя, известного правозащитника и первого уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, а ныне – исполнительного директора Благотворительного центра «Соучастие в судьбе».

А. Головань: Собственно, два момента здесь существуют. Во-первых, если ребенок взят под опеку в другом субъекте РФ, то при обращении его законных представителей, жителей Москвы, с просьбой заключить договор о приемной семье и установить опеку на возмездной основе в городе Москве им отказывают, ссылаясь на то, что этот ребенок не имеет регистрации по месту жительства в Москве. И второй момент, когда некоторые выплаты на таких детей Москва тоже не устанавливает, мотивируя тем, что город Москва не является местом жительства ребенка.

Но это исключительно правоприменительная практика, потому что оба этих вопроса – и заключение договора о приемной семье, и установление разного рода гарантий, выплат и льгот – связаны не с регистрацией по месту жительства в городе Москве, а исключительно с местом жительства в городе Москве. А это совершенно разные вещи. То есть «регистрация» и «место жительства» – это несовпадающие понятия.

Верховный суд, ссылаясь на 20 статью Гражданского кодекса, на 36 статью Гражданского кодекса и на 148 статью Семейного кодекса, говорит, что местом жительства подопечных является место жительства их законных представителей.* Исключением является только один случай: когда этот подопечный (который достиг возраста 16 лет, и в отношении которого вынесен распорядительный акт органов опеки о возможности раздельного проживания с попечителем) живет где-то в другом населенном пункте. Ну, например, ребенок уехал учиться куда-то в колледж, институт и так далее, и он живет не с опекуном. Во всех остальных случаях местом жительства ребенка является место жительства законных представителей. И поэтому все вот эти отказы, которые в Москве имеют место, они просто незаконны. Так что либо сами законные представители, либо мы систематически обращаемся в суды и методично все эти отказы обжалуем.

Корр.: А сколько было уже судов?

А. Головань: Очень много. Ну, например, по выплатам… В Москве есть такая выплата – по уходу за ребенком-инвалидом. Московская выплата. Таких вот судов (по отказу в этой выплате) у нас было, наверное, уже 8. И у нас сейчас 4 суда связаны с отказом заключить договор о приемной семье. И мы, я считаю, уже сформировали определенную судебную практику по таким делам. Так что теперь мы просто предлагаем законным представителям брать за основу какие-то образцы наших заявлений, адаптировать их под свою конкретную ситуацию и пересылать эти заявления нам: мы их проверяем, после чего граждане предъявляют иски в суды.

Корр.: А вам поступала информация, что в других регионах сейчас это тоже начинается?

А. Головань: Да. Например, в Московской области. Недавно коллеги сообщили, что и в Санкт-Петербурге такое есть. В Московской области, кстати, нет такой выплаты – «по уходу за ребенком-инвалидом», но у них есть пособие на ребенка-инвалида. И органы соцзащиты Московской области методично отказывают в выплате этого пособия опекунам и попечителям, если эти дети взяты были из другого субъекта. То есть даже, например, из Москвы взяли ребенка – Москва не платит выплаты по уходу за ребенком-инвалидом, потому что он уже не живет в Москве, он живет в Московской области, а Московская область не платит своего пособия, потому что считает, что он зарегистрирован в городе Москве. Ну это, знаете… такая вот мелочность, которая для меня абсолютно непонятна. С одной стороны, политически ответственные лица, руководство государства говорит: «Берите детей!», особенно после «закона Димы Яковлева». Мол, «мы теперь детей-сирот за границу отдавать не будем, мы сами их воспитаем, сами устроим, в жизнь выведем, обучим… и так далее». А с другой стороны, ставят вот такие препоны на пути у законных представителей, мелочные совершенно препоны, я считаю. Тем самым подталкивают этих людей идти в суды и там защищать свои права и права своих подопечных. Я считаю, что, если мы этим людям отдаем детей, мы должны создавать им условия для того, чтобы они занимались именно только детьми. Не по судам бегали и тратили свое время и силы, а воспитывали детей. Потому что если бы эти дети находились в учреждениях, они бы получали все необходимые гарантии. А тут мы вроде бы передали ребенка в семью, сделали благо, но в то же время наставили целый ряд преград для законных представителей. Вот насколько это правильно? Я считаю, что абсолютно неправильно!

Корр.: Перед отправлением «Поезда надежды» в Челябинскую область мы брали интервью у исполняющего обязанности министра труда Краснодарского края. Дело в том, что среди участников этого рейса у нас есть краснодарские семьи. И мы напрямую задали вопрос этому чиновнику: как он встретит детей, которых привезут из Челябинска? Вот его ответ: «Встретим. А выплаты пойдут за этими детьми из Челябинска».

А. Головань: Нет такого механизма, нет! Вот эта волна, которую в свое время инициировала Москва, она стала захлестывать теперь всю страну. Теперь каждый говорит: «Пусть идут выплаты от того региона, откуда ребенок взят». Но механизм пересылки этих денег не установлен! В разных регионах есть разные выплаты. Есть общая, единая выплата, которая установлена законом – это ежемесячное содержание на ребенка, но она разная по субъектам федерации. То, что это содержание должно быть – установлено Семейным кодексом, но размер этого содержания, порядок выплаты устанавливается законом субъекта РФ. И отчасти он связан с прожиточным минимумом. То есть выплаты на содержание ребенка, которые установлены, например, в Челябинской области, могут быть в два раза меньше, чем в Москве или, допустим, в Краснодарском крае. И потому эти выплаты, даже если придут за ребенком оттуда (хотя механизмов, повторяю, вот этой пересылки денег нет), не будут соответствовать уровню обеспеченности детей в этом регионе или тем расходам, которые законные представители будут нести на содержание этого ребенка. А механизма доплаты до того уровня выплат, который есть в регионе (вот до этой же выплаты), его тоже нет. То есть ничего нет. Я не понимаю, как министр может не знать этой ситуации… И определить на федеральном уровне это невозможно, потому что механизм доплат – он нужен не только, допустим, между Челябинском и Краснодаром, а – между всеми субъектами. То есть каждый субъект либо должен будет заключать двусторонние соглашения с другими субъектами, либо какой-то должен быть универсальный путь, но я его не вижу пока… Иными словами, никаких аналогов вот такого взаимодействия между субъектами нет.

Корр.: Кстати, и.о. министра очень удивился, когда узнал,  что Москва никому не платит за своих детей – тех, что увезли под опеку в регионы (именно за опекаемых, речь не идет об усыновленных в Москве детях). Он очень удивился. Он был уверен, что Москва платит другим регионам за «своих» детей.

А. Головань: Выплаты на содержание детей обязаны назначить в том регионе, где проживает опекун с ребенком, потому что эта норма установлена федеральным законом. Размеры выплачиваемых средств и источник финансирования устанавливается каждым регионом самостоятельно, но лишить ребенка денежных средств на его содержание из-за того, что он был взят под опеку в другом субъекте РФ – это незаконно абсолютно. В этом опекунов поддержат все: и суд, и прокуратура, и кто угодно. Вопрос с заключением договора о приемной семье – он более сложный, но, по большому счету, у региона по месту жительства опекуна или попечителя на настоящий момент нет серьезных оснований для того, чтобы не заключить такой договор. Все эти разговоры о том, что «мы заключаем договор о приемной семье в отношении только тех детей, местом жительства которых является наш регион», – они не основаны на законодательстве, потому что у детей место жительства – это место жительства законного представителя. Гражданин уже стал опекуном или попечителем в том регионе, откуда он взял ребенка, и теперь он приходит по своему месту жительства и подает заявление о том, что хочет быть законным представителем на возмездных условиях (заключить договор о приемной семье). В принципе, отказать ему не могут. Но таким приемным родителям надо быть готовыми к тому, что и свои права и льготы для своих приемных детей им, возможно, придется отстаивать в суде.

Корр.: Можно ли к вам обращаться нашим  радиослушателям и читателям, приемным родителям?

А. Головань: Да, можно.

Корр.: Спасибо большое!

 

* В частности, по определению Верховного суда РФ от 28 июня 2015 года по делу Кириллиной.