Толик дома вот уже два месяца. Время летит, как стрела… Пока Тася и Толик с бабушкой были на даче, а Никита – в лагере, мы сделали ремонт в детской, сейчас заканчиваем расстановку мебели и планируем развешивание шторок и занавесок.

Успела заметить, что младший сын, похоже, – третий амбидекстр из детей. Рисует правой рукой, а что-то переворачивать, листать он любит левой. Да и картинки закрашивает справа налево, как это делают левши. Кстати, мы с мамой тоже амбидекстры, а мой брат – левша. Еще раз убедились: ребенок наш.

Толя очень любит «по кочкам – по кочкам». Еще ему нравится играть в прятки. Причем так, чтобы его обязательно нашли. Прячется: «Вы меня не найдете!». Начинаю изображать, что ищу его, а он кричит: «Я здесь! Я здесь!» Игра, в принципе, для более младшего возраста, но должен же он в нее поиграть, раз наконец-то есть с кем. К слову, как-то на даче Тася и ее подружки не брали Толика в игру. Он к ним лез-лез, а потом как закричит: «Тася! Я твой брат! Ты моя сестра!» Мол, чего ты с ними играешь, а не со мной?! Бабушку эти слова очень впечатлили.

На даче внезапно выяснилось, что ребенок обожает мыть посуду. Просто хлебом не корми! По этому поводу Тася у нас ликовала. У нее появилась законная отмазка, почему можно не стоять у раковины: «Толик же хочет!» И он ставит табуретку к мойке, залезает, усердно трет тарелки мочалочкой… С довольным-предовольным личиком! Завел себе персональный фартук – все как у больших, не фу-фу вам.

В общем, можно сказать, мальчик уже освоился. Настолько, что начал хулиганить. Те самые пресловутые границы проверяет, куда же без этого.

Например, несколько раз ругался матом. Я, правда, сама не слышала: почему-то ни при мне, ни при муже Толик ничего такого не произносил. А вот при бабушке и Тасе очень даже давал себе волю. Причем, как говорит моя мама, таким конкретным, взрослым матом – в основном, на Тасю. Бабушка считает, что без повода, а вот у меня, например, есть некоторые соображения на эту тему. Потому что очень много стало шкод, которые, якобы, делает исключительно Толик, а Тася брата на них ловит. Детали нескольких проказ навели меня на мысль, что шкодит Таська. Была история, будто Толя съел литровую банку маринованных огурцов. И осилить-то ее он мог: в конце концов, вкусного можно съесть много, плохо станет потом. Дело в том, что Толик не мог сам открыть фабричную закрученную банку, хотя он не слабый мальчик. То есть, как минимум, это сделала Тася. Наверняка они и огурцы навернули вдвоем. У Толика даже живот потом прихватило. Ну, еще бы! После бабушкиной молочной кашки маринованные огурчики – это, конечно, самое то. И Тася радостно свалила все на Толика: «Это он огурцы достал и съел, я вообще спала. Я не знала, не слышала, не видела, участия не принимала…» Короче, у Толика, вполне возможно, повод ругаться был. Но сестру он почему-то не сдал. Хотя, как выяснилось за эти два месяца, ябедничать тоже любит. И еще было несколько каверз, в которых я подозреваю Тасю. В общем, думаю, закончится тем, что мы на кухне поставим видекамеру. :) Хотя обычно они на пару таскают сосиски из холодильника, конфеты из шкафа. В этом плане дети хорошо спелись.

Был еще один случай, когда внучок особенно расстроил бабушку. Толя с Таськой пошли на дачу к кому-то из ее новых друзей. Там, видимо, мальчик снова что-то «ляпнул». Его спросили, мол, где ж ты такому научился, малыш? А он возьми да и скажи: «Так бабушка ругается». Моя мама очень обиделась: ничего себе, ославил. Я за всю жизнь ни разу не слышала, чтобы она ругалась матом. И вообще это у нас в семье, мягко говоря, не принято.

Наконец, апофеоз – шалости с техникой. Бабушка взяла на дачу планшет старшего внука, поскольку он опять уехал в летний лагерь. Через три дня она попросила увезти «игрушку» – Толик повадился прятать гаджет. А потом его находили то в печке, то еще где-то. Хорошо, что печь холодная, мы ей не пользуемся. Выполняет, можно сказать, декоративную функцию. Ну и, как выяснилось, функцию хранения гаджетов. По рассказу бабушки у меня сложилось впечатление, что последние прятки устроила Тася, а свалила опять на Толю. Тогда Толик взял мобильный телефон сестры и поставил его в стакан с водой. Гаджет умер. А вернувшись с дачи домой, или Толик, или Тася (тут у меня тоже есть сомнения, но кто-то из них) поставил в стакан с соком мой смартфон. Он, разумеется, тоже приказал долго жить. Поэтому пока хожу со старым телефоном: он, к счастью, не такой интересный –  экранчик маленький.

«Рефлекс няни» у Таси теперь специфический. С одной стороны, она опекает Толика, бегает за ним. С другой, Таська, видимо, пытается создать ситуацию, в которой она бы его воспитывала, да еще таким своеобразным способом: учудив пакость, свалив на него и изобразив строгого воспитателя. Но Толик – мальчик сообразительный. Он уже понял, что все это ему не очень нравится. Да и память у него хорошая… Так что это Тася зря. Надеюсь, мне удастся донести до нее сию мысль.

Кстати, о сообразительности. Бабушка по-прежнему занимается с Толиком. Позавчера он с утра закричал: «Пойдем заниматься! Пойдем заниматься!» – и потащил бабулю к столу. Она была чем-то занята, попросила подождать. – «Ну, тогда я без тебя буду заниматься!»

В общем, жизнь, как водится, бьет ключом. :)

 

продолжение следует...

<в начало