Для нас стало доброй традицией в преддверии Дня защитника Отечества рассказывать о настоящих мужчинах, для кого приемное родительство – это судьба. Не станет исключением и сегодняшний выпуск. Мы в своей работе не раз убеждались в том, что, если приемная мама в семье может опереться на надежное мужское плечо - супруга, отца, сына – это залог счастливой семейной жизни. Вспомнить хотя бы «Поезд надежды»! Именно с его рейсов для многих мам и пап начинались их родительские…

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

В 2013 году «Поезд надежды» привез в столицу Бурятии 5 приемных семей. Приехала в Улан-Уде и супружеская пара из Воронежа Михаил и Ольга. В результате той поездки в их семье и появилась дочка. Аля.

Корр.: Михаил, что у вас осталось в памяти от тех дней?

Михаил: Первая встреча с ребенком, такая волнительная была, особенно для меня, так как я привык больше… такой мужской суровый коллектив, а тут что-то такое маленькое, теплое, нежное. Знаете, чувство вот такое…непередаваемое. (Смеется). Алечке тогда был 1 год и 1 месяц. Сейчас ей уже 8 лет.

Корр.: Как за эти 7 лет изменилась жизнь в вашей семье?

Михаил: Когда в семье появляется ребенок, в первую очередь, живешь проблемами и жизнью ребенка. Ребенок у нас подвижный, шустрый, любит спортивные игры, с ней играешь, поэтому надо держать себя в форме. Она сейчас ходит в музыкальную школу, поет. Поэтому крутимся так: служба, ребенок, работа, занятия с ребенком. Как обычные семьи. Знаете, ребенок – это радость. Где-то трудно, где-то интересно. Мы ездим, например, по святым местам, ребенок путешествовать любит. У нас есть приусадебный участок, она выращивает свои овощи, очень любит животных. 

Она очень справедливый ребенок у нас, воспитана в духе патриотизма. Выступает в коллективе русских народных песен, они ездят часто на разные концерты, и как бы это очень хорошо. У нее получается, она старается. Молодец!

Корр.: А какое главное достижение вы можете отметить?

Михаил: Наверное, достижение в том, что ребенок понимает нас. Мы – одна целая семья. Не было такого периода у меня, что там привыкать, что там не мой ребенок. Я увидел – всё, это наш ребенок. Мы там всё время ей объясняем, с ней занимаемся, и она преодолевает свой страх, допустим, выступать перед большой аудиторией. И у нее движение всё идет, идет. И всё лучше, лучше и лучше.

Корр.: Михаил, какова, на ваш взгляд, роль мужчины в приемной семье?

Михаил: Я считаю, что это должен быть стержень. Самый главный, вокруг которого всё это вертится. Он должен быть авторитетом для семьи. И ребенок должен впитывать в себя, как это должно быть.

Вот такие они – настоящие папы, мужчины, за которыми женщины чувствуют себя, как за каменной стеной. Главными своими успехами они считают счастье и здоровье детей. Вот, например, какой радостью поделился с нами Игорь из Подмосковья, пассажир «Поезда надежды» 2011 года. Тогда он вместе с женой Юлией нашел в Новокузнецке своего сынишку Данилку.

Игорь: Как будто вчера было. Его улыбка просто в душу запала. Такое впечатление, что не мы его выбрали, а он нас… Мы его вылечили окончательно. У него там были проблемы по здоровью. Он у нас ходил на акробатику, на армейский рукопашный бой и на теннис. Мы рассматриваем это как общее физическое развитие его. По здоровью всё стало лучше, ровная грудная клетка. Когда мы его взяли, он бегать не мог, он ходил, как утка, переваливаясь. Сейчас полностью развитой нормальный ребенок. В принципе, всё у нас хорошо. С самого начала.

Вы спросите, а как же самостоятельные мамы? На кого опереться им? Ответ на это вопрос знает Светлана из Москвы. Она на «Поезде надежды» в 2014 году привезла домой из Севастополя двухлетнего Даню. Нелегко ей было, но женщине помогали родители, и, в первую очередь, ее папа. Михаилу Яковлевичу 75 лет, но для Светланы он – по-прежнему надежная опора.

Корр.: Михаил Яковлевич, как вы отнеслись к решению Светланы взять детей из детского дома?

Михаил Яковлевич: Собственно говоря, принял положительно. Я ее поддержал. Помогал по мере возможности. Она могла на какое-то время оставлять детей и заниматься какими-то работами. Дети с раннего возраста болеют, приходилось их лечить. Ну и воспитание. Проводил с ними игры, занятия, рассказывал истории, сказки читал, еду готовил по возможности. Скучаю, когда их нет. Чувствую, что это наши дети.

Корр.: Вы строгий дедушка или добрый?

Михаил Яковлевич: Все считают меня добрым. Даже слишком добрым.

Корр.: А что было трудного в эти годы?

Михаил Яковлевич: Он очень активный, на месте не посидит, кто-то должен ему внимание уделить… Не всегда всё получается, конечно.

Корр.: Михаил Яковлевич, поделитесь, пожалуйста, своими успехами, своими маленькими радостями?

Михаил Яковлевич: Радость, например, как Даня встречает меня в школе. Он бежит ко мне, кричит от радости, удовольствие испытывает. Утром просыпается – ко мне бежит сразу. «Деда, – говорит, – вставай! Занимайся со мной».

Корр.: Что вы в эти минуты испытываете?

Михаил Яковлевич: Ощущение, что он во мне нуждается.

Настоящего мужчину всегда можно определить по его поступкам. И неважно, сколько ему лет: 70, 40 или 20, если женщина может на него положиться. Как, например, Наталья из Москвы. Ее сыну Гоше всего 21, но рядом с ним самостоятельная мама, взявшая в 2019 году двух приемных детей, чувствует себя спокойно и уверенно.

Корр.: Гоша, когда в первые дни Паша и Рита появились у вас дома, ты признался, что пока не чувствуешь себя их старшим братом. Прошло уже больше года. Сегодня что-то поменялось?

Гоша: Сейчас я уже больше чувствую себя братом, чем тогда. Уже прошло много времени, и я их хорошо знаю. В течение дня мы всегда собираемся и общаемся. Это такая традиция.

Корр.: А о чем говорите?

Гоша: Ой, да мы обо всём говорим. О планах на неделю, о жизни, еще о чем-то, бытовые темы обсуждаем.

Корр.: Ты их воспитываешь?

Гоша: Приходится иногда, да. (Смеется). В основном, это относится к Рите. Если неправы, стараюсь какие-то замечания сделать.

Корр.: Ты поддержал маму, когда она приняла решение взять приемных детей. Как я вижу, поддерживаешь ты и сейчас.

Гоша: Мы с мамой всегда тепло общались. Всегда было какое-то взаимопонимание, взаимоподдержка. Мама мне всегда помогала, я ей всегда помогаю. Она эту идею очень долго вынашивала, долго к этому шла.

Корр.: Гош, что за этот период изменилось в вашей семье?

Гоша: Она стала сплоченнее сейчас. Когда мы взяли ребят, они еще полностью не открылись нам. Они были такими колючками, резко воспринимали какие-то высказывания. А сейчас они нас лучше понимают, мы их лучше понимаем. Есть какое-то налаженное общение между нами.

Корр.: Ты можешь отметить их маленькие успехи, победы?

Гоша: Рита стала более терпимой. То есть терпимей, имеется в виду, когда у нее что-то не получается. Сейчас легче с этим справляется. Раньше у нее там было чуть ли не до трясучки, она устраивала истерики. Паша, мне кажется, стал мягче. Когда он пришел, он был более закрытым, чем сейчас, меньше открывался. Сейчас намного больше. А когда в семье дружеские отношения, от этого всем хорошо.

Корр.: Какова, на твой взгляд, должна быть роль мужчины в семье?

Гоша: Это тот человек, на которого может положиться вся семья.

(Звучит первый куплет песни «Мужское сильное плечо»).

Мы часто, женщины, в проблемах, выживая,

Или в делах себя упорно утверждая,

Привыкли сами всё решать, свою силу не скрывать,

О женских качествах души мы вспоминаем лишь в тиши.

Мужское сильное плечо пусть будет рядом,

В его надежное тепло поверить надо.

Мужское сильное плечо поддержит бедам всем назло.

Плечо-опора всей судьбы – помнить женщины должны.

Говоря об успешности мужчин, довольно часто в первую очередь, подразумевают успехи в карьере и приличный заработок. Но разве мало богатых и известных мужчин, которые как мужья и отцы, скажем так, ненадежны? Так какой же он – успешный мужчина? Давайте познакомимся с одним таким человеком.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

В работе журналиста, несмотря на все ее сложности, есть одна привлекательная особенность: знакомство с интересными и незаурядными личностями, без которых наша жизнь была бы пресной и скучной.

Корр.: Юрий, сколько детей в вашей семье?

Юрий: На сегодняшний день у нас воспитывается 8 детей: 3 кровных и 5 приемных. Также есть еще и выпускники, кто достиг совершеннолетия и живут отдельно, два молодых взрослых, один их которых уже женился и подарил нам внучку. Поэтому мы такие приемные бабушка с дедушкой уже.

Корр.: Получается, у вас... ?

Юрий: Ну да, в общей сложности 7 приемных детей.

Юрию Змейкову 41 год. Живет в Рязани. По образованию педагог-психолог. До недавнего времени работал руководителем Центра подготовки и поддержки замещающих семей и сопровождению выпускников интернатных учреждений. Несмотря на молодой возраст родителей, стаж приемной семьи Юрия и его жены Яны уже солидный – 14 лет. Мы приехали в их гостеприимный дом, уверенные в том, что встреча с этой дружной семьей будет теплой и радостной. Даже несмотря на морозную погоду.

Корр.: Юрий, вы руководитель общественной организации Ассоциация приемных родителей Рязанской области. Вы часто выступаете на всевозможных мероприятиях. Скажите, пожалуйста, зачем вам это надо?

Юрий: Первое. Мы не хотим, чтобы родители оказались в той ситуации, в которой оказались мы. И, если у нас накоплен такой большой опыт, я готов делиться этим. Зачем люди наступают на те же самые грабли, на которые наступали не только я, и другие приемные родители? Во главе угла у нас всегда стоит благополучие ребенка.

Корр.: Понятно. Давайте начнем рассматривать этапы вашего большого пути. Юрий, когда к вам пришла идея взять приемного ребенка, и как она осуществилась на практике?

Юрий: Я помню, мы гуляли возле детского дома, и я спросил у будущей моей супруги, смогли бы мы взять ребенка в приемную семью. Ну это наша гражданская позиция была, что ребенок не должен воспитываться… Всё ведь всё равно через волонтерство идет. Думаешь: «Почему, когда вырасту, я не могу взять ребенка к себе в семью?» Но мы не думали, что это будет первенец в семье. Мы поженились с супругой. Прошел год, второй, детей своих Господь не давал. И тогда мы решили: давайте параллельно. Пришли в опеку, а нам говорят: «А у вас есть свои дети?» Мы говорим: «Нет» – «Ну вот вы родите, а потом откажетесь» И несколько раз отказывали вообще в принятии даже документов. Мол, вы молодые, зачем вам всё это надо.

Корр.: То есть вас отговаривали?

Юрий: Да. Даже просили принести справку, что мы не можем иметь детей. Я говорю: «Да мы можем иметь детей». (Смеется). Ну и потом в Рузский район ездили, там как раз первый наш опыт был общения с детьми-сиротами. И как я вспоминаю, познакомились там с опекой, и они говорят: «Если ваши не дадут, мы вам дадим. Так и скажите им». И когда мы сказали (смеется), нам дали направление на нашего Алексея. Мы сказали: «Нам всё равно кого. Единственный критерий – до 3 лет». Мы были молодыми, и поэтому вот этот критерий «до трех лет» нам был очень важен. Потому что мы тогда были подвержены всем этим мифам, что лучше взять маленького, что лучше ему ничего не говорить, и он будет твой. И это, конечно, были большие заблуждения, но мы все проходили через это. Мы взяли его, мы сменили жилье, чтобы соседи не знали, мы переехали в другой район. Представляете, сколько мы тратили энергии на это? Вот так появился у нас Алексей. Через год получилось так. Одна семья хотела взять девочку, им там отказывали по объективным причинам, а та семья (они меня знают) меня попросила: «Ты можешь в опеке спросить, почему?» Я пришел и спросил там, и через 2 недели нам звонят и говорят: «Приезжайте и забирайте эту девочку». Я говорю: «Зачем забирать, я для другой семьи про нее спрашивал». А они мне: «Юрий Борисович, мы вам даже без документов…» А я помню, как сейчас, супруге перезваниваю: «Давай поедем, посмотрим» Ну и мы приехали, с ней познакомились и ее взяли…

Корр.: Вам тяжело было вначале?

Юрий: Да, честно скажу. У нас опыта не было вообще. Тогда не было ни ШПР, вообще ничего. А вопрос не про адаптацию ребенка. Вопрос про нас, семью. Мы вдвоем жили замечательно и в свое удовольствие. И тут «ба» – появляется ребенок. Мы не собирались брать второго ребенка, но так вот получилось, и я благодарен судьбе, что так получилось, что она живет в нашей семье. И вот когда через месяц супруга сообщила о том, что она беременна, вот тогда с этого начался весь «треш» нашей семьи. Это была точка невозврата к прежнему образу жизни.

Многие приемные родители мечтают взять в семью здорового и послушного малыша. А вот дети Юрия похвастаться крепким здоровьем не могут, да и паиньками их назвать сложно. И еще одна важная особенность. Из семи приемных сыновей и дочек четверо были взяты в семью подростками.

Корр.: Юрий, вы подростков в своей жизни брали не один раз?

Юрий: Ну да, всё верно.

Корр.: Чем руководствовались вы?

Юрий: Ну первый – это Дима, брат девочки, которую мы уже взяли. 16 лет пацану. И я очень хорошо наступил на грабли. Я думал: «Как я могу быть авторитетом для этого пацана из детского дома? Ну, будем с ним друзья». И потом отхватил. Как друг. Он погулял, не пришел ночевать домой. Приходит, я ему начинаю говорить: «Ты где был?» А я ж ему установки дал. Как друг должен отреагировать? И он: «Да ладно, бать, не заморачивайся. Отдохнули там. Всё нормально». Я говорю: «Как всё нормально?» А как еще с друзьями говорить? А я-то как говорил: «Мы с моим ребенком – лучшие друзья!» Им не нужны друзья!

Я только потом понял: он ко мне в семью пришел не за другом. У него друзья есть в техникуме, на улице. В семью он пришел пускай не за отцом, за значимым взрослым. Я через 3 месяца только это понял. «Да не парься. Всё нормально». И я сказал: «Стоп, как это не парься? Я отец, и я некоторые вещи решаю, как это будет». И тогда он сам успокоился. Перестали эти его шатания, потому что он понял, что у него есть значимый взрослый, который будет его направлять».

Спустя два года, он уже не жил у нас, и он, представляете, мне говорит фразу: «Пап, ты не представляешь…только сейчас, когда я ушел из вашей семьи, я понял, для чего я жил в вашей семье. Только сейчас я получаю от этого бонусы, я всегда знаю, что мне есть куда прийти, я всегда знаю, что тыл у меня всегда есть». И я вспоминаю: мы сидим в машине, и уйти некуда, у меня аж слезы наворачиваются, как глубоко он сказал! Когда мы берем ребенка, не ждите благодарностей. Это неблагодарное дело – ждать благодарности. Эти ростки могут потом произрастать. Они растут, а история-то на этом не заканчивается, а наоборот – только продолжается.

Корр.: Я правильно понимаю, ваши кровные дети младше ваших приемных?

Юрий: Да, это осознанный был выбор. Все всегда советуют, что дети должны быть старше приемных. Модель нашей семьи показывает о том, что при правильном построении можно избежать многих конфликтов. И мы осознанно берем детей, которые старше наших кровных детей.

Корр.: А они ладят между собой?

Юрий: Конечно, да. Вопросы, конечно, возникают. Всё зависит от того, как мы относимся к понятию «приемное родительство». Как-то ко мне подбегает моя кровная дочка Вера и говорит: «Мам, пап, откуда я взялась?» «Ну как откуда? Из животика». И она говорит: «Все дети как дети, нормальные приемные, а я – из животика. (Смеется). Я хочу быть приемной!» То есть это про то, что это нормально, если кровный ребенок понимает, что нормально быть приемным ребенком, а приемный понимает –что кровным ребенком. Я вспоминаю свою семью, я тоже жил в многодетной семье, и иногда мне казалось, что меня любят меньше, чем брата. Так что терки какие-то, конечно, есть, но они не такие глобальные. И мы, конечно, все садимся и в открытом диалоге обсуждаем.

Корр.: Вы как папа наказывали их?

Юрий: А как же без наказания? Вот у нас в семье очень строго. Днем у нас телефона не должно быть. Потому что есть улица – гуляйте, общайтесь со своими сверстниками, катайтесь на катке, читайте. А вечером – пожалуйста, ты с телефоном можешь сидеть. Но ты можешь взять в течение дня. Но, если я увижу, ты три дня будешь без телефона…

Корр.: Юрий, вам кого легче воспитывать: девочек или мальчиков?

Юрий: Ой, я даже как-то и не задумывался. У нас такой истории никогда не стояло. Появилась девочка – значит, девочка, появился мальчик – значит, мальчик. Особого акцента нет. Но прелести, в хорошем понимании этого слова, есть в воспитании пацанов и в воспитании девочек. Но девочек – больше ложится на супругу. Ну вот показывал я вам баню, а с кем же я строил ее? Не с девочками же. Я же строил с пацанами. Потом, опять же, какие-то мужские разговоры, я же не буду женские разговоры вести с девочками, правильно? Поэтому удовлетворение как у любого отца, понятно, что вот, пацаны… Не сказать, что легче – понятнее. Потому что через свой опыт подростковый можно всё это прокручивать, психология нашего мужского подхода. Но опять же, я не хочу ни в коем случае обидеть девочек. Я более лоялен к девочкам. С пацанов я всё-таки спрашиваю…

Корр.: Насколько необходимо мужское воспитание в приемной семье?

Юрий: Для чего мы берем ребенка в семью? Чего ребенок вообще не получает в детском доме? Он не видит модели. Модели семьи. Отношения между мужчиной и женщиной. И наша цель – разорвать эту цепочку. Ровно сколько мамы, столько и папы должно быть. И очень важно, чтобы не путали роли. Потому что мама иногда берет на себя роль… Мама – это кто? Любит, обнимает, кормит. Отец добывает, защищает, оберегает. И вот эти роли желательно, чтобы не путались. И тогда ребенку понятно. Вот он мужчина, вот женщина. Воспитание мальчика без отца – ну разве оно возможно? С девушкой должна разговаривать мама. С парнем должен разговаривать мужчина.

Казалось бы, вот он – мужчина, настоящий отец, пример для подражания и для гордости. Но всё ли в нашей жизни бывает логично, правильно и справедливо?

Корр.: Как ваши родственники, знакомые отнеслись к тому, что вы стали приемными родителями?

Юрий: Давайте сначала про родственников. Не в восторге были ни мои родители, ни родители супруги. Потому что сами понимаете: «Нарожаете своих, чего вам делать, – конечно, определенная боязнь, – а вдруг не справитесь?»

Корр.: Вам было обидно?

Юрий: Вот, очень важно. Мы понимали, что это наше решение. И, на самом деле, они вправе думать, как хотят. Обидно в другом было. Когда мы уже взяли детей, иногда нужно попросить родителей, чтобы посидели с ребенком. И мне было обидно, когда я звоню родителям и прошу: «Завтра сможете прийти, посидеть?» И я слышал: «Сейчас подожди, я позвоню… ну там моей сестре-брату, спрошу, нужны ли мы им». На что я говорил: «Так, стоп». И было обидно, и были с этим конфликты… Прошло определенное время, они увидели свою значимость в воспитании, и это всё сошло на нет. Что касается знакомых. Со знакомыми совсем сложненько было… То есть мы приходили, просили помощи, поддержки у тех людей, нам казалось, что они обладают какой-то мудростью. Но воспитание приемного ребенка – далеко не то же самое, что воспитание кровного ребенка. Это первое и второе, с чем мы стали сталкиваться – с некой такой не то чтобы злобой… Люди, когда видят: взял, да, ребенка, а я не могу взять. А я ж не могу сама себе сказать, что не могу взять. Значит, я должна немножко этого человека принизить. И начинают придумывать истории: ага, из-за денег, за квартиру… и еще придумывают, тем самым она хочет оправдать себя, что она это не может сделать. Но это ведь ложится на нас. Честно скажу, поменялся круг общения. Кардинально.

Корр.: Юрий, приемный родитель имеет право на ошибку?

Юрий: Нет, ну как любой человек… Это ж про определенный рост. Некоторые ошибки мы допускали от незнания. А вот если мы сами себя начнем обелять, то тогда она у нас укоренится. А так нужно просто признать: да, был неправ. Кстати, есть много таких историй: просить-не просить прощения у детей. Я не знаю, но мы просим у детей прощения, если действительно я сорвался. Как я могу научить ребенка извиняться, если сам не извиняюсь? Поэтому, если мы какую-то ошибку допустили, я ж прекрасно понимаю, что ему это неприятно. «Прости, что я тебе такое сказал, не сдержался». Мы что, роботы, что ли? Это же тоже жизненный опыт. А опыт жизненный – он же тоже через какие-то ошибки…

Корр.: Расскажите, пожалуйста, об успехах вашей семьи.

Юрий: Как говорится, цыплят по осени считают, да? (Смеется). Ну, начнем со старшего. Дима. Это ребенок с коррекционного интерната 8 вида. И то, что он, благодаря и нашим усилиям, нашел себя в жизни, нашел вторую половину, создал семью, родил ребенка – понятно, что это радость. Ему квартиру дали от государства… это ж тоже такая история – самостоятельность, отдельно ребенок живет. Конечно, радость в том, что ребенок нашел себя и не нуждается.

В чём самая главная наша миссия приемного родительства? Мне одна мама как-то сказала, я теперь всегда ее повторяю: «Миссия заключается в том, чтобы я, ложась спать, не боялась умереть, зная о том, что без меня все дети могут спокойно справиться». И поэтому мы взяли за основу воспитывать в детях самостоятельность…

Вот недавно Лиза сама взяла записалась, съездила и сдала на ГТО, на значок. Она сама это сделала. Опять, школа искусств у нас там, ну выбирайте, куда хотите… «Я хочу туда, я хочу туда». Вот у меня Вера записалась, да, 3 года отходила на фортепьяно, потом сказала: «Я не хочу». Понятно, я как родитель постарался ей сказать: «Но мне важно, чтобы ты была счастлива. Тебе точно это не надо? Тогда бросай». С одной стороны, я должен расстроиться, да, по идее, что она бросила, это ж тоже про… разве нужно, чтобы через 7 лет она умела играть на фортепьяно, но ненавидела его? Поэтому может показаться, что это неуспех, а я считаю, что это успех, потому что она попробовала и поняла, что это не ее. Кстати, сейчас она записалась на волейбол.

Кира вот, моя вторая… конечно, было сложно с ней… это, понимаете, ребенок-зажигалка… И чего она у нас только не перепробовала! И тут она пошла как-то в художественную школу. И поступает! Сейчас в этом году она уже ее заканчивает, она занимает первые места в конкурсах, у нее есть награды. И понятно, что меня это радует, что она нашла и зацепилась за это. Она счастлива, когда она приходит и рисует, и для нее это важно. И я счастлив. Для меня что главное? Конечно, мы все будем помогать, поддерживать, мы будем в нее верить, что она это как-то перевернет в свою историю, которая поможет ей существовать потом отдельно от нас.

Чем я горжусь? Вот Сашка – выпускник. Я горжусь тем, что он получил аттестат. И честно. Ну мы там думали, там никакого аттестата, это будет либо справка… либо еще что-то. Он это сделал. И он прикладывал усилия.

Либо как Юлька (мы ее взяли в 8 лет)… она не умела ни читать, ни писать, вообще ничего. 8 лет, и мы ее с 1 класса ведем… Как сейчас помню, 10 декабря мы ее в первый раз в школу отвели, 25 – итоговое собрание. Первый класс. Про всех разговаривают, а я говорю: «А вот не сказали про мою дочку». – «А, это ваша? Ну это полный ноль, я не знаю, что с этого ребенка вырастет». Это вот про отношение общества. На сегодняшний день: 9 класс – ни одной тройки… Это успех мой? Ну, конечно же, успех. Иногда родители не умеют их замечать. Вы посмотрите, где были и где стали ваши дети… Если другие не замечают, вы-то замечайте, вы-то поддерживайте!

Корр.: Юрий, что для вас приемное родительство?

Юрий: На сегодняшний день это уже не часть жизни, это уже жизнь… Мое счастье в том, что я нашел тот путь, по которому сегодня иду. Это тот путь, который мне понятен, который позволяет мне личностно расти и дает какие-то истории, которые вдохновляют двигаться дальше.

Наш рассказ об этом удивительном человеке, конечно, был бы неполным без мнения его жены Яны, надежного помощника и единомышленника Юрия.

Яна: Он добрый, ласковый, заботливый… Он любит детей. Я действительно за мужем, как за каменной стеной. Потому что какие-то даже бывают тяжелые моменты, трудности, он всегда их как-то решает, помогает выйти из тяжелой ситуации, поддерживает.

Корр.: Вы довольны, что муж ваш энергичный такой, неуспокоенный?

Яна: Да, довольна. Потому что сама я по натуре такая более спокойная, не особо общительная, больше замкнута в семье, в себе, а он наоборот – такой активный, где-то меня подталкивает, и это придает мне больше уверенности и сил. Мужчина – это крепость, это опора и стержень, фундамент. Я горжусь, что у меня такой муж.

А что скажут их сыновья и дочки? Какая она – истина устами детей семьи Юрия Змейкова?

Корр.: Вер, ты довольна тем, что ваша семья стала большой?

Вера: Да. Мне очень нравится, что у меня большая семья.

Корр.: Для тебя они кто: друзья, знакомые, братья-сестры?

Вера: Братья и сестры.

Корр.: Как вы живете? Больше дружите или ссоритесь?

Кира: Больше дружим.

Лиза: Да. Потому что поддержку каждый получает, тут есть на кого положиться. Если одного обидят, всё равно кто-то заступится.

Кира: Мы каждый вечер вместе гуляем, что-то вместе обсуждаем. Ссоримся, в основном, по мелочам.

Корр.: То есть, вы чувствуете себя одним коллективом?

Дети (хором): Да!

Корр.: Лиз, какая твоя мечта?

Лиза: Закончить школу нормально. Поступить дальше учиться. А так… в принципе… у меня сбылась последняя.

Корр.: Какая мечта?

Лиза: Я хотела жить в этой семье. Я жила сначала в одной семье и потом попала в другую семью. И когда у меня начались конфликты в той семье, мы познакомились с папой, он раньше работал психологом в детском доме. Я как его увидела… Он хороший такой человек, отзывчивый, добрый.

Кира: Я очень горжусь своей семьей, то, что именно попала в эту, потому что у меня характер очень тяжелый, не любая семья его бы вытерпела. Но именно эти родители поддерживают в трудные моменты, могут дать совет. С любыми вопросами можно подойти, с какой-нибудь проблемой. Тут нет такого «любимый ребенок – нелюбимый». Тут любят всех по-своему и одинаково. Я горжусь своей семьей и люблю маму и папу.

Корр.: Леша, а ты что скажешь?

Леша: Родители замечательные, мне нравится. Семья хорошая, и я очень рад, что попал в эту семью.

Корр.: Юрий Борисович, папа… Кстати, как вы его называете?

Дети (хором): Папа!

Корр.: Какие главные черты характера вы смогли бы выделить в папе?

Дети: Он веселый. Добрый. Отзывчивый. Такой спортивный он у нас. С ним всегда весело. Можно поделиться чем-то личным. Он смешно подшутит над кем-то, но мы не обижаемся, это необидные шутки. Как по мне, он важный человек.

Продолжение следует…

Как же хочется верить, что тысячам мальчишек и девчонок из детских домов, мечтающим о хорошей приемной семье, встретятся вот такие настоящие папы и замечательные мамы. И тогда паренек, о котором сейчас мы вам расскажем, сможет так же, как дети Юрия и Яны, почувствовать себя счастливым человеком.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

В одном из детских домов Хабаровского края живет 14-летний Миша – скромный, улыбчивый и внимательный к окружающим мальчишка. У него непослушные русые волосы и большие карие глаза, что светятся добротой. В школе семиклассник Мишка учится прилежно, на занятия ходит с большой охотой. По оценкам – хорошист. У нашего подопечного есть интересы и вне школы. Поэтому он всегда стремится поскорее разобраться с домашним заданием, чтобы приступить к любимым занятиям.

Корр.: Чем ты занимаешься после школы обычно?

Миша: Люблю рисовать.

Корр.: Может быть, ты в кружок какой-нибудь ходишь?

Миша: В кукольный театр. Шьем куклы для спектакля.

Корр.: Значит, ты немного шить умеешь?

Миша: Да.

Корр.: Хороший навык, между прочим! Очень полезный.

Миша: Мы в шахматы играем.

Корр.: Давно ты увлекся шахматами?

Миша: Давно.

Корр.: У тебя часто получается обыгрывать соперника?

Миша: Часто.

Корр.: Скажи, пожалуйста, Миш, а ты любишь читать в свободное время?

Миша: Читать? Да!

Корр.: Какая у тебя книга любимая?

Миша: Моя любимая книга… Маршак. Стихи и сказки.

Корр.: Ты сказал, что еще рисуешь. Откуда ты берешь идеи для своих рисунков?

Миша: Преподаватель подсказывает, как нарисовать. Ну и сам могу тоже придумывать.

Корр.: А что ты чаще всего рисуешь?

Миша: Звери, там… Время года!

Корр.: А тебе самому-то что больше нравится – животных рисовать или пейзажи?

Миша: Пейзажи.

Корр.: А какое у тебя любимое время года, которое ты рисуешь?

Миша: Мое любимое время года – это зима.

Корр.: Скажи, пожалуйста, Миш, чем обычно зимой занимаешься? Может быть, ты любишь на санках кататься или на коньках?

Миша: Строить снеговиков. Катаемся на коньках.

Корр.: Ты как обычно – один всё это делаешь или с друзьями?

Миша: С друзьями.

Корр.: Много у тебя друзей?

Миша: Да.

Корр.: Как ты считаешь, хороший друг – это какой друг?

Миша: Который поможет всегда в беде!

Мишка тоже старается быть хорошим другом: всегда придет на помощь, может подбодрить товарища, внимательно выслушать. По натуре своей он не злопамятен, зацикливаться на обиде не станет. Подросток ценит похвалу и внимание окружающих. Еще Мише важно чувствовать себя полезным. Он хочет стать поваром – и таким образом проявлять заботу о людях. Например, накормив их вкусным обедом!

Корр.: Скажи, пожалуйста, Миш, какое у тебя любимое блюдо?

Миша: Салат «Оливье».

Корр.: А ты что-нибудь сам пробовал готовить?

Миша: Когда меня бабушка забирала домой, я делал суп. Свекольник делал.

Корр.: Ты больше любишь такие сытные блюда, не сладости? Или сладости тоже любишь?

Миша: Сытное люблю.

Корр.: Давай с тобой немножко помечтаем… Ты хотел бы путешествовать по миру?

Миша: Да.

Корр.: В какую страну или, может быть, в конкретный город ты бы отправился в первую очередь?

Миша: Ну в первую очередь я мечтал Москву увидеть.

Корр.: А как ты думаешь, что должен с собой иметь путешественник всегда?

Миша: Карту города.

Корр.: Еще что-нибудь?

Миша: Компас!

Корр.: Ты, кстати, как – умеешь по компасу направление определять?

Миша: Ну немножко, да.

В детском доме очень тепло отзываются о мальчике. По словам воспитателя Елены Петровны Синицыной, Мишка часто радуется мелочам, умеет видеть хорошее в самых разных ситуациях, а вот конфликтовать не любит.

Е. Синицына: Мишка очень добрый, ласковый. Мальчишка хороший. Он такой старательный.

Корр.: Как вы считаете, какой должна быть приемная семья для этого мальчика?

Е. Синицына: Чтобы она любила природу. Мне кажется, что его семья возьмет и не пожалеет. Он всегда всех слушает. Сначала выслушает, а потом начинает отвечать. Вот такой ребенок. Очень спокойный. Он со всеми дружит, ни на кого не обижается никогда.

Миша рассказал, что хотел бы жить в доме на природе и завести собаку, которая станет верным компаньоном. Но не для него одного, а для всей семьи. Потому что стать любимым сыном добрых и заботливых родителей – Мишина заветная мечта.

Корр.: Как ты думаешь, каким в семье должен быть папа?

Миша: Добрым, сильным.

Корр.: Может быть, ты хотел бы, например, чтобы у вас общее занятие какое-нибудь было?

Миша: Ходить в поход и на рыбалку.

Корр.: Мама какой должна быть?

Миша: Ласковой, доброй.

Корр.: А как думаешь, с мамой можно какое-то тоже общее занятие найти?

Миша: Ходить по магазинам.

Корр.: Мама, в общем, научит выбирать всё – от продуктов до одежды.

Миша: Да!