Социальному проекту «Детский вопрос» уже 15 лет, и все эти годы, начиная с первых выпусков нашего радиожурнала, рубрика «Маленькие радости» является одной из самых важных и любимых. Нам всегда доставляет удовольствие делиться с вами хорошими новостями о том, что еще кто-то из ребят-детдомовцев попал в семью. К счастью, за эти годы количество детей-сирот заметно сократилось. В том числе – и среди наших подопечных. Мы охотно познакомим вас с новыми добрыми вестями из регионов.

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

С начала 2020 года больше 20 наших подопечных попрощались с воспитателями и ушли в семьи. Среди счастливчиков оказался и шестилетний Максимка. Для этого малыша с рождения вторым домом была больница. Надежда на то, что мальчик будет устроен в семью, таяла день за днем. И как же мы обрадовались, когда регоператор по Нижегородской области, Наталья Прыткова, сообщила: Максим обрел родителей.

Н. Прыткова: Его усыновили. Тут вообще прям всё хорошо. Ну надеемся, что и будет всё хорошо! Ребенок очень сложный, поэтому тут мы и рады, и в то же время какие-то опасения есть. Всё-таки в учреждении… Конечно, там не хватает именно материнской любви, но всё-таки медицинский персонал, всё необходимое оборудование для него. Ну будем надеяться на лучшее!

Вернемся ненадолго в декабрь ушедшего года. Тогда в Москву на праздничную елку приехали ребята из Хакасии. Среди них была и 12-летняя Вика – обаятельная девчушка с яркой восточной внешностью. Она рассказала корреспонденту, что у нее есть еще две сестры и младший брат.

Вика: Рите восемь, Ане пять, Ринату год.

Корр.: То есть, ты самая старшая?

Вика: Да.

Корр.: А ты бы хотела вот в семью, например, попасть? Если кто-то вот придет познакомиться, ты познакомишься? Не скажешь сразу «нет»? Посмотришь сначала?

Вика (одновременно): Познакомлюсь.

Корр.: Ну а вот как ты думаешь, какой должна быть мама?

Вика: Любящей, понимающей, ласковой.

Корр.: А папа?

Вика: Добрый. Чтоб не ленивым был.

Корр.: А как ты думаешь, родители должны все разрешать или всё-таки строгими быть?

Вика: Ну… строгими тоже должны быть. Но не всегда!

Корр.: Ну конечно, не всегда. А какой должна быть дочка?

Вика: Послушной, отзывчивой.

Корр.: Как думаешь, у тебя получится?

Вика: Да.

Корр.: Ну я тоже думаю, что да.

Найти маму и папу сразу четверым маленьким хакассцам – непростая задача. Мы подготовили сюжет о ребятах, и он должен был выйти в эфир в ближайшее время. Как вдруг Светлана Владимировна Витман, регоператор из Хакасии, связалась с нами и поделилась радостью.

С. Витман: Да, мы нашли им семью. Поэтому дети однозначно будут переданы. Все вчетвером.

Корр.: Ничего себе!

С. Витман: Она – профессиональная приемная семья. Сначала они их брали на новогодние праздники, они с ними познакомились. Они очень все друг другу понравились. Ребятишки как будто всю жизнь там жили. И все пошли уже по кружкам, по секциям.

Корр.: Ну, в общем, начинают встраивать в среду.

С. Витман: Там три девочки и мальчик. Они сказали, «он уже у нас там маленький барчонок». Вся жизнь крутится вокруг него.

Корр.: Ну а как же! Единственный пацан во всей четверке! Еще и самый младший.

С. Витман: Он такой бутуз. Он так-то был толстенький. Очень аппетит хороший у человечка.

Корр.: Да, по фотографии я видела. Если в комфортных, хороших условиях. С любящими мамой-папой, то…

С. Витман: В общем, семья очень хорошая. Поэтому все рады.

Нередко можно услышать, что женщина – это представительница «слабого пола». Мы в редакции «Детского вопроса» на протяжении долгих лет убеждаемся, что героини наших историй очень часто проявляют невероятную силу духа и мужество. А это важнее любых физических способностей. Об одной такой маме, вынужденной вступить в схватку со смертельной болезнью маленькой дочери, мы расскажем вам сегодня. Всё началось 16 лет назад…

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

С миру по нитке – ребенку жизнь

Часть первая. Прошлое

Из выпуска 5:

Зухра: Очень долго я не могла забеременеть, но я очень хотела ребенка. И, наконец-то, в 35 лет у меня родилась Сонечка. На шестой день в роддоме Сонечка у меня пожелтела, врачи мне ее уже не показывали и предложили оставить ребенка в роддоме. Приблизительный диагноз: атрезия желчных протоков, требуется трансплантация печени. Естественно, я отказалась оставить ребенка, забрала Сонечку домой. Начались поездки по всяким больницам, и я познакомилась с врачом, которая сказала мне, что такие операции делают в Бельгии, в Брюсселе, но операция стоит 85,5 тысяч евро.

Собрать эти деньги Зухре, которая одна растила Сонечку, помогли наши коллеги с телевидения, и через несколько месяцев малышка с мамой уже были в бельгийской клинике Сен-Люк. Однако сразу сделать операцию не удалось.

Из выпуска 5:

Зухра: К сожалению, как донор я не подошла, и нас поставили на лист ожидания. У Сонечки было очень мало времени. Долго ждать донора мы не могли. Мы каждый день ждали вертолет… Каждый день молились. И, наконец-то, в декабре 27 числа… ой, не могу… (плачет) как будто все заново… 

Конечно, такое невозможно вспоминать спокойно. Трудно даже представить, что чувствуют матери, напряженно вглядываясь в небо в ожидании вертолета, в котором – спасение и жизнь…

Из выпуска 5:

Зухра: И, наконец-то, 27 декабря вертолет приземлился. В ночь с 27 на 28 декабря Софье была сделана операция по трансплантации печени. Ей было 8 месяцев, вес у нее был 6 кг. 300 гр. После операции к девяти месяцам Софа у меня начала сидеть, что-то пытаться говорить, что-то делать. Через три месяца после операции мы вернулись в Москву. Еще через три месяца мы опять вылетели на контрольный осмотр в Бельгию. Я вылетала на этот контроль за свой счет. Часть денег я занимала у своих друзей, знакомых. Эти контроли необходимы, особенно в первый год жизни после трансплантации печени.

К осени 2004 года малышка уже большую часть своей маленькой жизни прожила с чужой печенью. Именно тогда мы и познакомились с ее мамой. Зухра пришла к нам в редакцию с ворохом медицинских документов и фотографией славной девчушки с глазами-вишенками. «Сонечка, полтора года», – выдохнула женщина и тихо добавила: «Помогите!»

Из выпуска 5:

Зухра: В декабре будет ровно год после операции и нам опять нужно вылетать на контроль. А так как за ребенком нужен усиленный уход в первый год, я смогла выйти на работу буквально два месяца тому назад. Это долгожданный мой ребенок, и я буду бороться всю свою жизнь за жизнь Софьи. В дальнейшем я естественно справлюсь сама, но этот год очень тяжелый для меня и для моей Софьи. Сейчас собрать денег на контроль я просто не в состоянии.

Следующее обследование было назначено на 5 января 2005 года. Это тот случай, когда нельзя откладывать и переносить сроки, как невозможно отложить жизнь. Ведь речь идет именно о ней. В нашей программе прозвучала просьба мужественной мамы помочь ее ребенку. Мы убедились еще раз – у нас всегда найдутся силы поддержать в несчастье другого: деньги присылали пенсионеры и школьники, молодые мамы переводили детские пособия…

Нужную сумму собрать удалось, и 5 января Сонечка уже была в бельгийской клинике. Но результаты контрольного обследования оказались неутешительными. От слов врачей у Зухры земля уже однажды уходила из-под ног. И вот снова: ее девочке срочно необходима операция.  

Из выпуска 8:

Зухра: Я спросила, могу ли я эту операцию сделать в Москве. Сказали, что нет, эту операцию должен делать хирург, который делал трансплантацию, который знает каждую ее венку, каждый нюанс ее организма. 

Денег, собранных только для контрольной поездки, на операцию не хватало. Положение становилось критическим, счет шел буквально на дни… Конечно, невозможно было оставаться в стороне, просто искренне сочувствуя. Мы пытались достучаться до медицинских чиновников, звонили, писали – увы. Осталась последняя надежда: найти человека, способного на Поступок, ведь речь шла о серьезной сумме – 15 тысяч долларов…

«Мир не без добрых людей» – в сложных ситуациях эта фраза звучит по-особенному… И 7 января Соне сделали операцию, которая длилась около восьми часов.

Из выпуска 8:

Зухра: Мы прилетели очень вовремя. Операция прошла очень успешно. И я надеюсь, что это последняя операция, и всё будет хорошо. Врачи тоже надеются, что на этом всё заканчивается. 

Человек, который сделал матери такой рождественский подарок (оплатил операцию ее ребенку, а по существу – спас маленькую жизнь), просил нас не называть его имени. И это делает его поступок бесценным. 

Из выпуска 8:

Зухра: Я хочу передать огромное-огромное спасибо, поклон до земли всем-всем, кто мне помог! Еще бы чуть-чуть, и мы могли бы просто не успеть. Если бы 5-го числа я не была в Брюсселе с ребенком, просто не знаю, чем это всё могло закончиться. Всем низкий-низкий поклон от матери. Огромное спасибо. София себя чувствует ну просто великолепно! Спасибо огромное, «Радио России»! Спасибо вам огромное, всем-всем! Я вас люблю!

Часть вторая. Настоящее

С тех пор прошло 15 лет. Как сейчас поживают обе наши героини? Недавно мы побывали у них в гостях. Зухра и Соня очень обрадовались нам, сразу усадили пить чай. Конечно, первые вопросы были о здоровье.

Зухра: Слава богу, всё у нас… хорошо! В прошлом году мы ездили на проверку, на контрольное обследование. В этот раз мы уже полетели с помощью нашего фонда, потому что контроль подорожал, всё подорожало.

Корр.: Это вот – Виктория Лихтина, да?

Зухра (одновременно): Да-а!

Корр.: «Жизнь как чудо»?

Зухра: Да, да, да!

Корр. (одновременно): Угу.

Зухра: Вот, с их помощью мы уже вылетели в прошлом году на контроль. Я услышала долгожданные слова: «У вас всё хорошо, всё замечательно! На контроль вы можете больше не прилетать!» Вы знаете, я, наверное, на тот момент была самая счастливая мама во всем мире! Я, конечно, когда в Москву прилетела, я позвонила мамочкам, которые летели после меня. Я говорю: «Девочки, я вам желаю просто услышать эти слова!» Вот все мамы рыдали. Я говорю: «Неужели, Софушка, всё? Мы с тобой теперь только наблюдаемся в Москве!» (Плачет).

Корр.: Нет, нет, нет! Не всё! Всё только начинается!

Зухра (смеется вместе с корреспондентом): Ну это да, у нас начинается новый этап в жизни! И я надеюсь, мы уже с ней вдвоем справимся. (Смеется).

Корр.: Ну, вдвоем – такая прекрасная девушка! Не иначе, скоро женихи будут… ходить! (Смеется).

Зухра (со смехом): Да!

Корр.: Или уже есть?

Соня: Не-а!

Корр.: Нет? Как это так?

Соня: Не хочу! Мне только шестнадцать лет!

Зухра: Конечно, нам еще надо всё-таки закончить одиннадцать классов, да? И в институт!

Корр.: Куда собираешься?

Соня: Не знаю! (Смеется). Точно не физмат. Я больше такая, творческая личность… Вот я маникюром занимаюсь, также мне нравится рисовать – так, для себя…

Корр.: А что рисуешь?

Соня: Людей.

Корр.: Портреты?

Соня: Да.

Корр.: Ну и как, похоже?

Соня (маме): Похоже?

Зухра: Да, она с детства… очень любила лошадей, рисовала лошадей. Лошади, пони, единороги. Потом она начала уже людей рисовать. У нее действительно очень хорошо это всё получалось. Она у меня творческая личность.

Корр.: А ОГЭ какие сдавала?

Соня: Английский, обществознание.

Корр. (удивленно): Английский! Слушай, это сложно!

Соня: Угу. (Смеется).

Корр.: Там в два этапа?

Соня: Да.

Зухра: Причем она же имела право на сдачу двух экзаменов – только русский и математика! Она сказала – нет! Я буду, как все, сдавать четыре экзамена! Мне самой это было очень удивительно… Ну, и меня это, конечно, порадовало, что она… решила сдавать всё!

Корр.: Молодец, молодец! Сонь, ну а ты вообще что помнишь-то… с поездок?

Соня: Ничего.

Корр.: Ничего? Ну, оно, наверное, и к лучшему!

Соня: Наверное! (Смеется вместе с корреспондентом).

Корр.: Ну, а вообще – вот как она, жизнь-то?

Зухра: Ну-у!..

Корр.: Говорят, у подростков очень тяжелая жизнь! Вот у тебя тяжелая?

Соня: Нет! У меня всё замечательно! (Смеется). Со всем справляюсь, как-то всё хорошо! Даже есть время отдохнуть, погулять.

Корр.: Сонь, скажи, пожалуйста, ты чувствовала, что вот эта твоя особенность, то, что тебе пришлось пережить, как-то мешает тебе жить, усложняет жизнь?

Соня: Ну, вот только, может, вот из-за шрама, с эстетической точки! Меня волнует то, что у меня вот тут шрам! Не могу одеть топик, стесняюсь как-то…

Зухра: И она не может носить раздельные купальники!

Корр: У-у!

Соня: А так нет, вообще.

Корр.: То есть вообще никак не мешало жить?..

Соня (одновременно): Нет!

Корр. (продолжает): …По самочувствию?..

Соня (одновременно): Нет!

Корр. (продолжает): …На физкультуру ходить?

Соня: Нет! (Смеется).

Корр.: Как все, ходила?

Соня: Да!

Зухра: Вы знаете… Ну, да, мы пьем, принимаем ежедневно препараты! А она другой жизни и не знает, и не помнит! Потому что после трансплантации печени мы сразу стали принимать медикаменты. Утром-вечером! Утром-вечером!

Соня: Уже как на рефлексе встаю…

Зухра: И она уже…

Соня: Всё. И дальше спать!

Зухра: Она знает, что ей надо проснуться и первым делом выпить таблетку! Это у нее уже идет как норма жизни! Она другого-то и не знает, и нормально себя чувствует, замечательно всё! И друзья, и подруги все это знают, и… отношения замечательные!

Соня: С подругой уже, с одноклассницей больше десяти лет дружим. Как сестры!

Зухра: Да-а! Да и мамы все относятся очень хорошо. И ко мне в школе, первый раз когда мы там появились, в первом классе, и… когда я сказала – вот, справочка есть у нас об инвалидности, никто не шарахнулся! Наоборот – все как-то окружили любовью, заботой, теплотой! Я со всеми мамами дружу…

Корр.: То есть никакого негатива?

Зухра: Абсолютно!

Соня: Вообще нет!

Зухра: Абсолютно!

Соня: Никогда мне никто не сказал, вот там – ты такая! ты плохая! Вообще никогда! Я не помню в жизни своей момент, когда меня гнобили за что-то!

Зухра: Не было, не было! Я помню: «Софу не трогать! Пальцем не дотрагиваться до Софы!» – Все прям мамы очень переживали. (Соня смеется). И поэтому я говорю – у нас очень всё так это было дружно, и замечательно всё это! То есть она не чувствовала себя…

Соня: Какой-то…

Зухра: Ну, какой-то…

Соня: Другой!

Зухра: …Обделенной, другой, или еще что-то! Слава богу, всё хорошо по жизни так! Уже пятнадцать лет! Время, конечно, идет очень быстро! Софе уже шестнадцать лет! Выпускной был в девятом классе!.. Прям, честно говоря, не верю…

Соня: Не успеешь оглянуться, там и свадьба!

Зухра (одновременно, смеясь вместе с корреспондентом): Да! Да-а!

Корр.: А вообще вот, как ты себе представляешь себя в будущем? Предположим, пройдет еще десять-пятнадцать лет… Какая ты будешь, как ты думаешь?

Соня: Не знаю! (Смеется). Ну-у-у, если через лет десять-пятнадцать… ну мне уже будет двадцать пять-тридцать… наверное, будет ребенок уже! Может быть, доберман! (Смеется). Во-от!

Корр.: Доберма-ан? Ты любишь таких собак?

Соня: Да, больших!

Корр.: Больших, изящных?

Соня: Да!

Корр.: А муж-то будет?

Соня: Конечно! (Зухра смеется вместе с корреспондентом). Да, да!

Зухра (продолжая смеяться вместе с корреспондентом): Про мужа мы забыли!

Корр. (сквозь общий смех): Ну, ребенок есть, доберман есть!

Зухра (смеется вместе с Соней и корреспондентом): Ну да! Ну муж, соответственно!..

Соня (подхватывает): Прилагается. Наверное, я буду хорошо зарабатывать! Солидная буду женщина такая! Стану одеваться… в какие-то строгие костюмы… такую одежду… женственную, женскую. Вот. Ну и конечно, буду помогать маме! Не забуду никогда!

(Звучит песня Дарьи Ларских «Мама»):

Что могу сделать для мамы? Я до Луны добегу,

Звездочку с неба достану, маме моей подарю!

Я подарю все букеты юной прекрасной весной

Самому близкому человеку – маме моей родной!

Припев:

Мама! Мама! Милая мама моя!

Столько дорог идти нам вместе…

Как я люблю тебя!

Вместо эпилога

Зухра: Радует меня моя дочь! (Смеется). Радует, радует, радует каждый день! Всем огромное спасибо! Вот если так прокручивать пленку назад, я бы, наверное, одна просто не смогла бы. То есть вот, благодаря людям, которые мне встречались на жизненном пути, вот у нас всё так… замечательно получилось и сложилось.

Корр.: Что можете сказать тем, кому сейчас тяжело? Кто сейчас почему-то не очень счастлив?

Соня: Главное – не терять надежду, веру!

Зухра: Да! Самое главное – не отчаиваться! Не терять надежду, веру!

Соня: Не опускать руки!

Зухра: Бороться, бороться, бороться! Я говорю – в первый момент, я, конечно, не знала, за что хвататься! Когда вот диагноз прозвучал – я просто не знала, что мне делать… Тут же подруга, тут же друзья! Я взяла себя в руки, и у меня была одна-единственная фраза – на все вопросы, на все ответы – мы будем жить долго и счастливо! Что, в общем-то, и есть сейчас! И только на позитиве – всё! Я просыпалась с этой мыслью и засыпала с этой мыслью, что у нас всё будет хорошо, у нас всё получится! Она родилась не для того же, чтобы умереть! Она родилась для того, чтобы жить! Значит, она должна жить, она и будет жить! А жить мы будем вместе, долго и счастливо! Вот и всё! Так что всем мамочкам (и папочкам) желаю взяться за руки – дружно, вместе – и просто надеяться и верить! Обязательно. И всё будет хорошо. У всех. И мир будет лучше! И мы его сделаем лучше!

Продолжение следует…

А сейчас – время нашей главной рубрики:

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Наши новые подопечные – брат и сестра. Вове 14 лет, Соне – 11. Ребята схожи между собой как по характеру, так и внешне: у обоих голубые глаза и светлые, русые волосы. Живут они в далекой Хакасии, но познакомились мы в Москве: брат с сестрой приехали в столицу на праздничную елку. Поездка оказалась насыщенной, но нашлось время и для интервью. Вова – мальчик деловитый и целеустремленный, он хочет посвятить свою жизнь спорту. Сейчас подросток занимается смешанными единоборствами.

Корр.: Давно занимаешься-то?

Вова: Второй месяц уже.

Корр.: Умеешь уже что-нибудь?

Вова: Да. Много чего. Ну я помимо этого еще боксом занимался пять лет.

Корр.: О! Серьезно. Разряд, наверное, какой-то есть?

Вова: Да, второй юношеский.

Корр.: Ух ты. Сложно было?

Вова: Несильно, если тебе тренер много времени уделяет.

Корр.: А, то есть это тренер должен работать?

Вова: Нет. И я, конечно, должен.

Корр.: А тренировок-то много?

Вова: Три в неделю.

Корр.: Учиться не мешает?

Вова: Нет.

Корр.: Ну а чем они отличаются – бокс и смешанные единоборства?

Вова: В боксе только кулаками, а в ММА – там борьба руками, ногами, болевые, удушающие… ну больше как борьба.

Корр.: А тебе самому что больше нравится – бокс или смешанные единоборства?

Вова: Смешанные единоборства.

Корр.: А почему бокс бросил?

Вова: Переехал. (После паузы). В детский дом.

Корр.: Понятно… а давно переехал-то?

Вова: Три года назад.

В детский дом ребята попали втроем, у Сони и Вовы есть старший брат Петр. Но юноша уже учится в колледже, в этом году ему исполнится 18. Соня – ученица пятого класса, Вова – семиклассник. Оба – хорошисты. Евгения Зинкевич, директор детского дома, сопровождала ребят в поездке и участвовала в нашем разговоре. По ее словам, сейчас у брата и сестры в школе больше всего сложностей с английским языком.

Корр.: Какие у тебя планы на будущее?

Вова: Ну вообще закончить колледж на учителя физкультуры. Потом пройти еще некоторые курсы и стать тренером. Ну и еще повыступать в профессиональных боях.

Корр.: А у тебя друзей много?

Вова: Нет. Для меня «друг» – это не просто те, кто со мной общаются. Это товарищи – кто со мной общается. Друг – это тот человек, который смог бы к тебе прийти на помощь. Друг также может поддержать в трудную минуту, может порадоваться с тобой, погрустить.

Корр.: А сам ты хороший друг?

Вова: Да вроде не жалуются. (Смущенно посмеивается).

Корр.: Ну вот какой ты? Какой у тебя характер?

Вова (одновременно): Добрый, отзывчивый. Легко иду на контакт. Спокойный, веселый. Ну и всё, вроде.

Е. Зинкевич: Владимир у нас для Сони и папа, и мама. Он очень заботливый старший брат.

Корр. (Вове): Самого главного-то не сказал! (Поворачиваясь к Соне). Сонь, а вы вообще когда-нибудь ссорились, как братья и сестры, бывает?

Соня: Ну бывали, ссорились… две-три минуты…

Корр.: Ну хорошо. Тогда, Сонь, давай про тебя поговорим.

Соня очень стеснялась, отвечая на вопросы. Поэтому ей на помощь пришла Евгения Валерьевна. И Вова был рядом, чтобы приободрить сестренку.

Е. Зинкевич: Она у нас и танцует, и поет. Занимается вокалом в частной студии.

Корр.: Ух ты! Здорово! Ты собираешься этим и дальше заниматься или что-то другое…

Соня (одновременно): Нет! Я буду ветеринаром. Потому что я люблю животных.

Корр.: А у тебя есть любимое животное?

Соня: Пума.

Корр.: Ух ты! А где ты ее видела?

Соня: По телевизору.

Корр.: Ну пума – опасное животное. Ее дома не заведешь. Лучше не надо!

Соня: Я видела много видео, где люди заводили.

Корр.: Ну это где они заводили. А вот где пума их съела – таких видео обычно не постят. Хорошо, а вот расскажи мне… Что ты видела в Москве?

Соня: Кремль. Мы были на ледовом шоу «Спящая красавица». Мы были в океанариуме.

Е. Зинкевич: Там что ты видела?

Соня: Много рыб, водных змей, морских звезд. Там были морские котики. Морская черепаха. Там были птицы, обезьяны.

Корр.: Ух ты, даже обезьяны! Экскурсии по городу были, да?

Соня: Да. Мы там фотографировались.

Корр.: А ты вообще любишь фотографироваться?

Соня (смущенно): Ну да…

Корр.: Вова, Соня… в принципе… вы хотели бы попасть в семью?

Соня: Нет! Или да… не знаю…

Корр.: Вов, а ты?

Вова: Да.

Корр.: То есть, если кто-нибудь вами заинтересуется, вы познакомитесь?

Вова: Да, познакомимся. Если еще мне понравится, то я подумаю… о будущем. Потом уже решу.

Корр.: А какая семья тебе бы понравилась?

Вова: Спортивная.

Соня: Чтобы были веселые они.

Корр.: Как ты?

Соня: Да!

Корр.: Ну а вот, предположим, приехали люди, вы друг другу понравились, но они из другого региона.

Вова: Смотря с какого…

Е. Зинкевич: Дело в том, что их уже пытались взять в семью. Но люди попались с такой местности, где нет никаких дополнительных образовательных учреждений. Вова, конечно, хотел бы попасть в крупный город, где больше перспектив на развитие.

Корр.: То есть это какой-то населенный пункт, где есть кружки, секции…

Е. Зинкевич: Да. Потому что они уже в этом живут. И вот на сегодняшний день бросать Вова однозначно спорт не будет. У него отсутствуют вредные привычки. И Сонечка – хотелось бы, чтобы она и в дальнейшем занималась вокалом. Ну и в спорт бы Соню если бы направили, то это тоже бы ей совсем не помешало: она очень активная! Владимир – он уже достаточно серьезный, несмотря на возраст, молодой человек, который принимает взвешенные и правильные решения как в отношении Сони, так в отношении себя. У него отсутствуют вредные привычки. А Соня… она у нас везде первая. При всем этом она у нас аккуратистка. Достаточно долго делает уроки, готовится тщательно. И она очень следит за собой, любит наряжаться.

Корр.: Как вы думаете, какая семья им подошла бы?

Е. Зинкевич: В первую очередь семья должна относиться с пониманием, что ребятишки уже не маленькие. Относиться с пониманием к тому, что какая бы работа на сегодняшний день ни проводилась, всё равно есть пробелы в образовании. Ну и будем рады, если семья будет поддерживать их начинания. Ребята очень дружные.