Подростков из детских домов в семьи не берут, да и сами они туда не стремятся», – за этим устоявшимся мнением кроются десятки тысяч детских судеб, многие из которых могут закончиться весьма печально. Что же делать в таком случае нам, журналистам? Ответ однозначен: продолжать бороться за будущее этих ребят и верить. И снова говорить о них в эфире, снова звонить в регионы в надежде услышать за лаконичными фразами специалистов…

МАЛЕНЬКИЕ  РАДОСТИ

(Набор телефонного номера).

Корр.: Здравствуйте. На сайте нашего проекта висела анкета вашего мальчика и вот увидели, что из ФБД он пропал. Можете ли вы подтвердить, ушел он в семью или нет? Дмитрий М., 2004.

В. Цехоня: Да, он в семью ушел, в замещающую.

Корр.: Ага, хорошо, спасибо вам большое, что подтвердили. Надеюсь, что всё сложится. Тем более, пацан достаточно взрослый…

В. Цехоня: Ну они там общались, прежде чем его в семью передали. Достаточно длительное время. Поэтому там, я думаю, всё сложилось.

Мы искренне радуемся за шестнадцатилетнего Дмитрия, о котором рассказала региональный оператор банка данных о детях-сиротах по Москве Вера Сергеевна Цехоня. Ее коллега по Иркутской области Денис Матвеев также готов порадовать нас приятными новостями.

(Набор телефонного номера).

Корр.: Денис Викторович, вот хотела узнать информацию, мальчик пропал из ФБД. Можете сейчас подсказать? Николай П., январь 2003 года…

Д. Матвеев: Ушел в семью. Да.

Корр.: А нет информации, кровные его забрали, некровные?

Д. Матвеев: Нет, замещающая.

Корр.: Классно, потому что так получается, что у нас много в базе ребят взрослых, а детям семья нужна в любом возрасте. Соответственно, мы пиарим и взрослых. Ну вот видите – забирают.

Д. Матвеев: Забирают. У нас очень много забирают.

За скупыми словами таких диалогов скрывается самая настоящая драма, но со счастливым концом. У этих подранков наконец-то сбылась заветная мечта обрести семейное счастье.

Сегодня на сайте «Детского вопроса» в «Листе ожидания» размещены более семисот личных страничек сирот из 44 регионов – в основном, ребят старшего возраста. И, конечно, нас очень радует, что с каждым годом количество анкет неуклонно сокращается. Мы следим за судьбой наших подопечных и верим в их счастливую звезду.

Корр.: Сколько тебе лет, Коль?

Коля: Девять.

Корр.: Это в каком ты классе учишься?

Коля: Во втором.

Корр.: Ну и как тебе в школе? Какие оценки у тебя получаются?

Коля: Пять, четыре.

Корр.: А пятерки по каким предметам?

Коля: По математике, русскому, физре.

Корр.: У, какой молодец! Какой тебе больше нравится предмет?

Коля: Математика.

Корр.: Ну а что, кроме математики, любишь?

Коля: Физру.

Корр.: Это из предметов. А вот что делать любишь? Рисовать…

Коля (перебивает): В футбол играть.

Корр.: Это ты в команде прямо играешь?

Коля: Ага. И в школе тоже играю в футбол.

Корр.: А еще какие спортивные игры тебе нравятся?

Коля: Больше никакие.

Этот разговор состоялся у нашего корреспондента с Колей из кемеровского детдома четыре с половиной года назад. Мы надеялись, что мальчуган рано или поздно найдет своих родителей. И ожидания полностью оправдались. Недавно в телефонном разговоре директор детского дома Ольга Кузнецова рассказала нам о том, как круто изменилась судьба подростка.

(Набор телефонного номера).

Корр.: Алло, здравствуйте. Мы тут заметили, что мальчик из вашего учреждения ушел. Николай С., август 2006.

О. Кузнецова: Да.

Корр.: Он в семью хотел?

О. Кузнецова: Ну он же уехал в Москву, играет в «Локомотиве» по футболу. Как можно не хотеть такое будущее?

Корр.: Ничего себе!

О. Кузнецова: Да, он уехал в Москву, его приемная семья забрала, он играет в юношеской сборной. У него всё очень хорошо сложилось, он с удовольствием туда уехал. Он поехал вначале в гости, там и остался.

Корр.: Это здорово!

О. Кузнецова: Когда-то он не хотел, да. Но видать ждал своих кандидатов, все нашлись, всё хорошо.

Корр.: Понятно. А как так? Быстро приехали и забрали? Или долго знакомились?

О. Кузнецова (перебивает): Посмотрели в банке данных, посмотрели – понравился. «Поедешь-не поедешь?» – Предложили. Сначала отказывался. Потом говорит: «Ладно, поеду. Просто посмотрю».

Корр.: В гости?

О. Кузнецова: Ну конечно! Дети же, они такие. А потом раз – и остался. Так что всё хорошо у Коли, не беспокойтесь.

Корр.: Ну и славно!

Мы очень рады за всех ребят, которые сменили казенные стены на домашний уют. Но, конечно, особенные эмоции возникают, когда собственными глазами видишь, как это происходит, – в рейсах «Поезда надежды». Уже много лет продолжается наше общение с семьями, которые колесили с нами по всей стране. В выпусках радиожурнала «Детский вопрос» нередко звучат их истории, но в этом году особенно часто, ведь у необычного транспортного средства 15-летний юбилей!

(Фоном начинает звучать шум шагов).

Например, недавно мы побывали в гостях у Виктории и Виталия из Санкт-Петербурга…

Вика: Здравствуйте!

Корр.: Здравствуй!

Карина: Здастуйте!

Корр.: Здравствуй!

Виталий: Стоят уже, ждут! (Смеется).

Корр.: Красавицы две! Какие большущие-то выросли! Прям не узнать!

В 2010 году, когда мы познакомились с Виталием и Викторией, детей у них не было. Супругам очень хотелось маленькую дочку. Но регоператоры Свердловской области, куда мы тогда собирались, сказали им, что одну девочку они не найдут – разве что с братом или сестрой. И петербуржцы оформили документы на право быть опекунами двух детей. Однако в Екатеринбурге выяснилось, что четырехлетняя малышка, на знакомство с которой Виктория и Виталий взяли направление, в учреждении одна: ее старшую сестру уже забрали в семью!

Из выпуска 144:

Виктория: Их разделили с сестрой, причем, их разделили в прошлом июне, а сведений в опеке об этом не было. С одной стороны, ужас, а с другой стороны – она нас дождалась! (Смеется).

И. Кунгурцева: Так…а что же с сестрой?

Виктория: А сестру взяли!

Виталий: Сестра в семье!

Виктория (поясняет): Сестру взяли еще в июне прошлого года, старшую сестру!

Так у наших героев появилась первая дочка – мамина тезка, Вика. А в 2015 году супруги снова стали пассажирами «Поезда надежды» и нашли в Иркутске вторую – двухлетнюю Карину. Дома ее зовут Катей, Катюшей. Как самая младшая в семье, она буквально купается в любви родителей и старшей сестры!

Карина: А-аммм! (Заливисто хохочет).

Корр.: Катюш, не надо есть папу!

Вика (шутливо): А кто мне будет всю химию делать? И с физикой?.. (Виталий смеется). Хочешь сиротой быть со мной вместе? (Корреспондент смеется, слышен веселый возглас Карины). Ну я к сестре поеду в Екатеринбург. (Смеется). Она меня ждет!

Корр.: Ты с сестрой общаешься? (Слышен возглас Карины).

Вика: Угу.

Корр.: А вы как начали общаться-то? Давно?

Вика: Ну…

Виталий: Ну года два назад.

Вика: Ну да. Ну она просто искала, она же помнит… ну… меня. И она искала и вот нашла.

Корр.: А, через соцсети?

Виталий: Нет. Позвонила ее мама… Сестра – она тоже под опекой…

Корр.: Да, я помню. Их там разделили тогда. Её раньше забрали.

Виталий: Да. Она жила же в области где-то далеко от Екатеринбурга – там четыре часа езды.

Корр.: Ох, далеко!

Виталий: Сейчас она учиться уже перебралась…

Корр.: В сам Екатеринбург, да?

Виталий: У них же есть там на двоих комната в квартире в двухкомнатной… Позвонила ее мама, спросила: «Вы не против, если будут общаться?» Мы сказали: «Конечно, нет». И они начали общаться, там… ну в «ВКонтакте» переписываться периодически…

Вика: И в «Инстаграме».

Виталий: Она ей тут звонила даже, они по телефону разговаривали долго.

Корр.: Ну и о чём говорили-то?

Вика: Ну, там, кто что любит… В общем, мы много общего нашли: много еды одинаковой, любим петь и танцевать вместе. (Смеется). Ну в общем… много чего у нас общего!

Корр.: Ну у нее нормально всё в семье, да? Вот где она выросла…

Вика: Угу.

Каково это – спустя много лет вновь обрести (пусть пока и на расстоянии) близкого по духу и по крови человека? Честно говоря, мы хотели рассказать вам именно о том, как складываются отношения родных и приемных сестер и их семей, но… решили отложить тему до одного из следующих выпусков – после того, как побеседовали со старшей сестрой Вики, 19-летней Екатериной. Этот разговор мы хотим дать вам послушать сегодня. Без комментариев…

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Просто история. Просто?

Корр.: Кать, ты вместе с сестрой в свое время попала в детский дом, да?

Катя: Всё верно.

Корр.: А сколько тебе лет тогда было?

Катя: Когда Вику забрали, мне было шесть лет. Седьмой подходил уже. Ну когда я попала в приют, я еще не знала, что Вику забрали. Мне сказали уже где-то это через год, что ее забрали в дом малютки.

Корр.: А-а, то есть вас не вместе забрали?

Катя: Нет! Нас по отдельности забирали!

Корр.: А ты помнишь, как тебя забрали?

Катя: Помню. Сначала приезжала опека… Ну, на следующий день сказали, чтоб я пришла на пятый этаж к какой-то соседке. Я пришла, где-то через два-три часа приехала Верх-Исетская опека. То есть уже из приюта. И забрали меня вместе с вещами, а потом только бабушке с дедушкой сказали, что меня увезли.

Корр.: А ты, получается, уже жила у бабушки и дедушки, да?

Катя: Да! Я сначала там жила, ну а потом соседи нажаловались, что… меня там… домой не впускали. И я находилась то у соседей, то… почти на улице. И поэтому, скорей всего, наверное, соседи сообщили в опеку! (Смеется). Вот.

Корр.: Ничего себе! А с какого возраста ты у них жила?

Катя: У бабушки с дедушкой я жила… Вот как мама меня родила, она сразу вручила им, и всё. Они меня растили, а мама дальше гуляла. То есть ей было без разницы, мне кажется, что я есть, что меня нет. (Смеется). Вот. До семи лет они меня растили, а потом вот такая вот ситуация произошла, что нас с Викой разделили.

Корр.: А Вика тоже у них была? Или она у мамы была?

Катя: Она сначала была с мамой! Потом… В общем, ее полиция искала – то, что сказали, что вот, мама родила, где Вика? Где сама мать? И произошло так, что ее милиция привезла к бабушке с дедушкой, Вику оставили, а… мама потом пошла дальше гулять. Ну она брала Вику с собой, но… не всегда, скажем так!

Корр.: Угу.

Катя: Я вот помню, что я раза два, наверное, с Викой поводилась, и всё. И потом меня забрали, потом уже ее. Мне сообщили только через год, что вот Вику забрали, и она уже в доме малютки. Потом, где-то через полтора уже года сказали, что она уже в Санкт-Петербурге, у приемных родителей. Я, такая: «Ну хорошо».

Корр.: А кто тебе сказал, что она у приемных родителей?

Катя: Мне сказала мама! А ей, наверное, сообщила Верх-Исетская опека.

Корр.: Понятно. Давай тогда ближе к маме…

Катя: Хорошо!

Корр.: Вот ты попала в приют, да?

Катя: Угу.

Корр.: А потом что случилось?

Катя: Я попала в приют… Ну я жила где-то, наверное, неделю, и за это время меня брали около трех семей.

Корр.: Ого!

Катя: Да-а! За этот промежуток я бывала в трех семьях. То есть сначала у какой-то Ирины… Владимировны, что ли… Ну я там жила у нее совсем недолго! А потом она меня сдала… и где-то через два-три дня меня берет вторая уже семья!

Корр.: То есть вот так тебя брали и возвращали? Да?

Катя: Да! И была причина всему – только одна: то, что… я на учете стою у эпилептолога. У меня с рождения такая вот фишка! (Смеется).

Корр.: У тебя какие-то приступы были, когда ты была в этих семьях? Или они просто прочитали медкарту наконец?

Катя: В первой семье у меня приступов, вроде, не было. Ну, головокружения случались, да. Ну а приступов не было. А вот во второй семье у меня правда приступ случился. Вот. И там я пожила где-то недели две, наверное… может, три. Потом меня спросили, хочу ли я попасть в другую семью. Ну, как бы… ответ ребенка однозначный – хочет-не хочет, его спрашивать никто, естественно, не будет, по сути. Меня потом, на следующий день, вместе с вещами просто… отдали другому… опекуну, и всё. Все документы, вещи, вот так вот.

Корр.: Прям из семьи, что ли? Или это уже из детского дома снова?

Катя: Это вот из семьи в семью, скажем так…

Корр.: А-а!

Катя: Вообще-то вот, со слов мамы, тетя Света, вот эта моя вторая мама, получается…

Корр.: Угу.

Катя: Она предложила ей взять меня. По таким обстоятельствам, то, что мама медик, что она знает про болезнь, и думала, что она хотя бы справится. Ну, естественно, мама взяла меня под опекунство, чё… ей как бы лишние руки потом не помешают, там, в огороде. У нас два огорода было тогда еще. И я маме помогала – и в огороде, и везде. То есть, в принципе, нормально всё было. В общем, тетя Света… с моей мамой они как-то там переоформили, я не знаю. И мне говорят, что вот я буду жить теперь у другого опекуна. Я в тот день просто не понимала, что происходит, меня привезли в семью, и мама с… там Саша у нее, то есть сын, сидел на кухне. Она говорит: «Пошли с ним знакомиться!» Естественно, для меня это, мне кажется, стресс был – из одной семьи в другую скакать.

Корр.: Ну да-а…

Катя: Поэтому я не хотела ни с кем знакомиться. Я начала психовать, начала кричать, что мне ничего не нравится, что я пока ничего не хочу.

Корр.: Угу.

Катя: Ну всё-таки я познакомилась, потом более-менее успокоилась, сориентировалась. И, в принципе, я жила в этой семье достаточно долгое время, на протяжении одиннадцати лет.

Корр.: То есть там ты уже осталась?

Катя: Да, я там осталась, я росла ровно до восемнадцати, я отучилась, одиннадцать классов закончила, и приехала в Екатеринбург! (Смеется). Сейчас живу в Екатеринбурге, у меня тут учеба, колледж! Сначала на строителя училась, потом перевелась. Год потеряла, правда, но ладно! (Смеется).

Корр.: А на кого сейчас учишься?

Катя: Сейчас учусь я на контролера банка.

Корр.: У-у! А почему так решила сменить направление?

Катя (смеется): Ну, сложно было на строителя, потому что там черчение. У меня его никогда не было, там сплошная математика, сопроматы, все дела!

Корр.: Да-а, там сложно!

Катя: Во-от!

Корр.: Катя, а что ты можешь сказать про свою маму, про свою семью приемную?

Катя: Мама у меня медиком была изначально. Потом она работала на почте почтальонкой, потом она начала подрабатывать в клубе, но вскоре потом вышла на пенсию. Года три-четыре назад, наверное. Семья у нас очень дружная, веселая! То есть да, бывало, мы ссорились с мамой. Но это не так было важно, потому что в любом случае мы друг друга прощали, мирились. Так что всё было замечательно! Папа Сережа… он тоже был очень добрым! В 2014-м году его убили!

Корр.: О-ох!

Катя: Да, он пошел после работы, и там на него напали из-за телефона или из-за документов – так и не понятно. Чё-то вот он нес в этой сумочке, там – документы, там – кошелек, ну, там, по мелочи вообще всего было! И вот не давал он эту сумку – и всё, и его убили. Это был для меня жесткий стресс, и для мамы тоже, потому что в 2014 году, в начале года умерла приемной мамы мама, то есть бабушка. И потом где-то через три месяца умирает папа. То есть его убивают. То есть…

Корр. (одновременно, сочувственно): Ой-ой!

Катя: 2014 год сложный был для нас обеих. Но… несмотря на всё это, мы справились, мы поднялись, мы хорошо жили!

Корр.: Понятно. Когда ты попала в семью, у тебя появился брат, да?

Катя: Да! У меня брат появился – Саша. Но у мамы еще сын Леша есть. Саша женился недавно, а… у Алеши уже семья! У него две дочки-близняшки и… сын недавно родился!

Корр. (удивленно): Ух ты! Так ты, получается, уже тетя? У тебя уже есть племянники?

Катя: Да-а! Я тетей стала в двенадцать лет!

Корр. (смеется вместе с Катей): Какая ты была молодая тетя!

Катя: Да-а! Такая вот молодая тетя! (Смеется вместе с корреспондентом). Почему бы и нет? (Смеется). Ну просто прекрасно! Я с рождения с мелкими вожусь, как они только вот родились…

Корр.: А скажи, пожалуйста, Кать, вот у тебя появились два брата, когда ты попала в семью. Ты их воспринимаешь вот именно как братьев, как родных людей?

Катя: Ну я их сначала называла дядя Саша, дядя Леша! (Смеется).

Корр.: А-а, потому что намного старше были, да?

Катя: Да! А потом – Саша, Леша. С Лешей сложновато немножко было, а вот с Сашей мы даже помогали друг другу, то есть если, например… он начинает собираться куда-нибудь погулять. Он такой: «Катя, ты меня прикрываешь, ладно? Ты говоришь, что ты не знаешь, куда я пошел!» (Смеется вместе с корреспондентом). Я такая: «Да, хорошо!» Мама приходит, там, после бани: «Где, – говорит, – Саша?» – «Я не знаю! Я не видела! (Смеется вместе с корреспондентом). Хочешь – позвони! Я не знаю!» Во-от!

Корр.: А, то есть, как настоящая сестра, прикрывала брата?

Катя: Да-а! То есть мы очень хорошо ладили с Сашей. Очень прекрасно прям!

Корр.: Угу. А Саша чем-то помогал?

Катя: Саша? Да, он мне постоянно велосипед чинил. Потому что он у меня без конца ломался! (Смеется вместе с корреспондентом). Вообще, Саша очень веселый, и мне нравилось с ним общаться! Алеша – он очень серьезный! С ним нормально так не пообщаешься, как с Сашей. Может, потому что Алеша немножко постарше, чем Саша. Ну, не знаю…

Корр.: Ну, наверное, да! Разница в возрасте… Разные поколения получились.

Катя (немного грустно): Ну да. (Голос веселеет). Но, в принципе, у меня коллектив дружный!

Корр.: Катя, а как началось ваше общение с Викой, с кровной сестрой?

Катя: Я еще с четырнадцатого года начала Вику искать. Я… знала, что она в приемной семье, знала, какая у нее фамилия, предполагала, что и фамилию ей менять не будут. И поэтому я начала спрашивать у мамы, как зовут родителей у Вики. Мы достали документы, начали искать. Изначально мы ничего не могли найти, и потом, когда я лежала в больнице, мама какими-то связями нашла Вику, сказала мне ее номер телефона, сказала, как записаны они в «ВКонтакте». То есть они как-то там с моей мамой пообщались…

Корр. (со смехом): Две приемные мамы?

Катя: Да, как-то так они пообщались, и я потом нашла их, с Викой один раз созвонилась. Мы поговорили, я услышала ее. Я так расплакалась в тот момент. Я была настолько счастливая! (Смеется). Ура! Я сестру нашла, ура! (Смеется вместе с корреспондентом). У меня было столько радости! (Смеется). Спустя столько времени! Нашла ее в «ВКонтакте», начали переписываться и вот с того момента начали общаться. Ну мы общаемся не так много, но… всё же поддерживаем какое-то общение. Я вот только задаюсь вопросом: «Почему моя Вика-сестра не спрашивает про родную семью ничего?» У нас еще есть две сестры, кроме вот нас двоих.

Корр.: Ох! Еще две сестры? А они где?

Катя: Сначала Даша родилась (это в шестнадцатом году, вроде), и Лиза потом – через года два-три, наверное… в девятнадцатом, да! Где-то так.

Корр.: А, то есть еще младше, чем Вика?

Катя: Еще младше, да! Еще двое…

Корр.: А они где? Что с ними?

Катя: Они росли сначала с родной матерью, потом произошло так, что мать каким-то образом пришла ко мне – это вот год назад было! Она пришла ко мне вместе с мелкими, оставила их, пошла бухать! А дядя Костя (это их папа)… он звонит мне, и говорит: «Где мама?» Я такая: «Я не знаю!» То есть начала тоже мать прикрывать, хотя я прекрасно понимаю, зачем ее прикрывать, если она меня бросила, и… ну просто.

Корр.: Угу.

Катя: Я, такая, говорю: «Она ушла!» Он говорит: «Куда?» Я такая: «Ну не знаю. В магазин, наверное!» Он говорит: «А дети где?» Я такая говорю: «Дети у меня находятся. Мои же сестры! Куда я их? Чё, на улицу выброшу, что ли?» – «Я, – говорит, – сейчас за ними приеду». Я, такая: «Ну можно хотя бы они поедят?» Они есть хотели, они сидели у меня в ноутбуке, смотрели какой-то мультик, и… рисовали еще! А я с парнем жила (ну пока вот его в армию вот недавно не забрали)…

Корр.: Угу.

Катя: Мы с ним пошли готовить кушать им, жарить картошки. А дядя Костя приехал, забрал детей. Они даже не успели поесть. Я говорю: «Дайте хотя бы им поесть, они голодные!» Он говорит: «Дома поедят!» Собрал их и увез. То есть не дал ни попрощаться, ничего просто.

Корр.: Понятно… А ей вообще говорили – Вике – что еще две сестры есть? Она знает?

Катя: Я не знаю! Она не спрашивала, и я не говорю, потому что… ну вдруг, мало ли там…

Корр.: Может быть, ей просто пока не говорили родители, потому что она еще тоже всё-таки не очень взрослая…

Катя: Ну да.

Корр.: Чтобы не расстраивать.

Катя: Еще есть две двоюродные сестры – это Вероника, Алена! Два двоюродных брата есть – это из родной семьи, имею в виду.

Корр.: Да, я поняла.

Катя: Максим и Никита. Дядя Леша, тетя Галя – это родители у Вероники. То есть семья довольно большая. Бабушка с дедушкой умерли, еще когда вот я приехала… вот в приемную семью, через года два. То есть в 2010 году мне сказали, что они умерли. То есть вряд ли Вика чё-то помнит, потому что она была очень маленькая…

Корр.: Она маленькая была совсем, да! Катя, ну получается, и дядя есть, и тетя есть…

Катя: Да-а!

Корр.: А что ж никто не забрал-то вас с Викой?

Катя: Вот тете Кате предлагали! Это вот родная наша тетя, в честь которой меня назвали Катей. Ей предлагали взять меня и Вику. Но она сказала: «У меня двое сыновей, и неуместно, типа, в одной комнате две девочки, два мальчика. Какая чушь! Зачем?»

Корр.: Угу…

Катя: Вот. Короче, она отказалась. И в итоге… я не знаю, спрашивали ли у других. Мне кажется, никому не нужно стало, что вообще мы… вообще существуем, поэтому всем было плевать! (Смеется). Скажем, так!

Корр.: У-у-у…

Катя: И вот, когда вот квартира вот эта вот появилась, вот эта вот комнатка маленькая, в которой я сейчас нахожусь, всем стало чё-то надо!

Корр. (иронично): О-о-о!

Катя: Вплоть до матери! Да-а! Мама мне выносила мозг с четырнадцатого года, наверное! С тринадцатого! Как только вот она меня нашла… Только я не поняла, каким она образом вообще нашла. Через бабушку, скорей всего. Потому что бабушка… созванивалась со мной очень часто. Потом, когда она умирала, наверное, номер-то телефона и маме и дала. Она начала мне названивать: «Катя, пропиши-и меня! Катя, пропиши-и меня!» Я… постоянно, с ревом, к маме Рае обращалась, типа: «Мама, чё мне ей говорить?» Она говорит: «Да ты не пропишешь, потому что у вас с Викой одна вторая долевая, надо разрешение второй стороны. То есть в любом случае там будет отказ. Так что говори ей просто – нет». И я ей всё время потом, после с мамой разговора, говорю: «Нет! Не пропишу!» Она на меня начала говорить, что вот, она мне жизнь испортит, она мне испоганит! (Смеется). И говорила мне постоянно, что я такая плохая дочь! Так если я – плохая дочь, так ты нафига мне тогда звонишь? (Смеется). Мне еще четырнадцать лет!

Корр.: А откуда она взялась-то, эта квартира?

Катя: В подробности я не вникала, но, в принципе, мама мне вкратце сказала, что «это тебе просто от бабушки с дедушкой, вам с Викой». Но я так поняла, что она очень долго… не по одному разу ездила в Екатеринбург, чтобы решать мои проблемы с квартирой.

Корр.: И ты там сейчас живешь, да? В этой квартире?

Катя: Да, сейчас в ней нахожусь! (Смеется). В принципе, всё прекра-асно! Пока что. Да, я иногда болею, но я… ищу во всем плюсы в жизни. Я надеюсь на лучшее. Потому что жизнь длинная, всё встанет на свои места со временем. Главное – надеяться и ждать.

Продолжение следует…

Вот такая история… К сожалению, совсем не уникальная. Просто не все ребята, оставшиеся без родителей, могут так легко и бесхитростно рассказать свою.

И хотя мы считаем, что комментарии здесь излишни, вопросы напрашиваются сами собой. К тем взрослым, которые ценят выпивку и веселую жизнь дороже благополучия своих детей. К тем взрослым, для которых бытовой комфорт важнее заботы о маленьких родственниках, оказавшихся ненужными своим родителям. К тем взрослым, которые обещают детдомовцам забрать их (и забирают!) до того, как ознакомятся с документами и определятся, готовы ли они в принципе решать проблемы (в том числе – медицинские) этих ребят. И к тем взрослым, которые должны помогать осиротевшим мальчишкам и девчонкам обрести надежные и любящие приемные семьи. И ключевое понятие здесь – надежные.

Много вопросов, очень много. Только вот ответы на них найти непросто… Есть лишь надежда, что взрослые всё-таки будут очень хорошо думать, принимая судьбоносное решение, и слушать свою совесть, когда от их действий зависят судьбы детей.

Ну а мы продолжаем искать именно такие – надежные и любящие семьи для наших подопечных. И сегодня  познакомим вас с одним из них.

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

13-летний Саша живет в детском доме в Магаданской области. У него русые волосы и большие серые глаза. Учится мальчик в 6 классе обычной общеобразовательной школы.

Корр.: Расскажи мне, пожалуйста, Саш… Сложно учиться в 6 классе?

Саша: Ну если я буду стараться, если я готовлюсь прям, если интересная тема – всё прям хорошо. Когда не получается, сдаюсь.

Корр.: Понятно. То есть тебе немножко лениво, наверное, да?

Саша: Да.

Корр.: А скажи, пожалуйста, Саш, у тебя любимые школьные предметы есть?

Саша: Устные предметы нравятся мне немножко. Немножко география нравится. Ну и литература. Почитать классно. И физра еще!

Корр. (с улыбкой): Ну это понятно! Кому же не нравится физкультура… А что ты любишь читать?

Саша: Больше всего я люблю, знаете, сказки.

Корр.: А какие сказки? Народные сказки или, может быть, вот авторские?

Саша: Да, авторские! «Жаба и роза» – я читал в четвертом классе, она мне очень понравилась. Наподобие таких.

Корр.: То есть тебе нравится Андерсен, Шарль Перро?

Саша: Да, да, да.

Корр.: Понятно. А еще что ты любишь делать в свободное время?

Саша: Спортом позаниматься.

Корр.: А каким?

Саша: Футболом.

Корр.: У вас там команда есть, да? Футбольная.

Саша: Да, да.

Корр.: А ты в нападении или в защите?

Саша: Вратарь и нападение. Вратарь, потому что я хорошо ловлю мяч. А в нападении, потому что я бегаю хорошо. Быстро очень.

Корр.: Ух ты! Какие у тебя разные амплуа. А тебе самому что больше нравится?

Саша: Нападение.

Корр.: А чем бы ты, может быть, еще хотел заняться?

Саша: У нас много одноклассников, которые занимаются баскетболом. Я хочу попробовать.

Корр.: А ты уже пробовал играть сам или тебе просто вот со стороны нравится?

Саша: Пробовал немножко. Ну… в кольцо не очень хорошо попадаю.

Корр.: Если потренироваться, наверное, получится?

Саша: Да. Надеюсь.

Корр.: Или тоже бросишь, потому что не получается? Или будешь пробовать?

Саша: Да нет. Буду пробовать. Вот именно спорт я люблю доводить до конца.

Корр.: А как ты думаешь, вот у тебя характер какой? Как бы ты себя описал?

Саша: Я разный бываю.

Корр.: Ты спокойный или активный?

Саша: И это тоже.

Корр.: А когда ты бываешь спокойным?

Саша: Когда делаю уроки.

Корр.: А скажи: есть какие-то черты характера, вот которые тебе нравятся в других людях? И ты хотел бы их у себя развить…

Саша: У меня есть друг один. Дружелюбный, спокойный, скромняжка, знает всякие истории, анекдоты. С ним интересно проводить время. С ним поговорить классно.

Корр.: А, ты хотел бы стать интересным собеседником, да?

Саша: Да.

Корр.: Ну знаешь… я тебе могу посоветовать для этого читать.

Саша: Да, я знаю!

Корр.: А есть какая-то черта характера, от которой тебе хотелось бы избавиться?

Саша: Не дружить с теми детьми, которые курят, которые прогуливают уроки.

Корр.: А ты сам-то не куришь?

Саша: Нет.

Корр.: Или пробовал?

Саша: Пробовал, но не хочу. Нет.

К сожалению, вредные привычки – очень частая проблема у подростков, выросших в детском доме. И было приятно услышать, что наш подопечный сделал осознанный выбор в пользу здорового образа жизни. На увлечении Сашки спортом сделала акцент и директор детского дома, Ирина Лебедева. В учреждении мальчик находится уже шесть лет, поэтому Ирина Викторовна может рассказать, как Саша меняется на ее глазах.

И Лебедева: В тренажерку ходит. Такой активный товарищ. Любит гулять на улице, на свежем воздухе. Несильно любит кулинарничать, это точно. Такой красивый мальчик. Любит стильно одеваться. Стиль у него своеобразный. Такой, знаете, хип-хоповский.

Корр.: Понятно.

И Лебедева: Сашка у нас ходит в музыкальную школу, занимается на балалайке. Слух у него хороший. Поет. Сейчас, правда, голос стал уже ломаться. 13 лет уже…

Корр.: Ну да… возраст.

И Лебедева: Вот прям начал бурно расти, в мужчинку превращается. За девочками уже начинает ухаживать.

Корр.: А ухаживает-то как – за косички дергает или портфель носит?

И Лебедева: Не обижает девчонок. Джентльмен.

Три года назад воспитатели предложили Сашке пойти в музыкальную школу по классу балалайки.

Корр.: А если бы ты сам выбирал, ты бы какой инструмент выбрал?

Саша: Если бы я с первого класса начинал… Я хотел бы на фортепиано начать. Сейчас я понимаю, что фортепиано два полушария развивает хорошо.

Корр.: А у вас нет такого, что сначала занимаются на одном инструменте, а потом вводят второй инструмент?

Саша: Есть. Сейчас я на фортепиано… фортепиано мне сложно дается.

Корр.: Поздно начал, надо было раньше, да?

Саша: Да. Наверное, и учебу бы может быть, начал.

Корр.: А, тогда думаешь, и учиться было бы проще, да?

Саша: Да.

Корр.: Ну может быть, может быть. Понятно. Саша, а есть у тебя какая-нибудь мечта?

Саша: Поумнеть. И не расставаться со спортом. Ну еще в другой город улететь жить. Например, в Новосибирск.

Корр.: Хочешь улететь в другой город? А почему?

Саша: Там больше есть шансов, чтобы кем-то стать. Там больше профессионалов всяких – в таких современных городах.

Корр.: Саша, а кем ты хотел бы стать?

Саша: Певцом или рэпером.

Корр.: Понятно. То есть ты хотел бы продолжать заниматься музыкой?

Саша: Да.

Корр.: А знаешь, в принципе, в осуществлении планов могли бы помочь родители, семья. Ты вот как к этому относишься? Ты хотел бы попасть в семью?

Саша (после паузы): Я не знаю… Хотел бы, да.

Корр.: А почему такие сомнения? Ты думаешь, что ты уже слишком большой?

Саша: Ну да…

Корр.: Вот если бы нашлись люди, которые тобой заинтересовались, ты бы с ними познакомился или сразу сказал «нет, мне не надо»?

Саша: Я бы так не сделал. Не сказал «нет, не нужно!». Не люблю портить настроение. Посмотрел бы на себя со стороны: был бы я таким человеком, брал бы детей… мне было бы обидно. Я бы познакомился.

Корр.: А вот если бы тебе эти люди понравились… ты им тоже понравился… Не побоялся бы с ними поехать – в их семью?

Саша: Нет! Если бы понравились, то нет. Не побоялся бы.

Корр.: Какая должна быть семья? Вот чтобы тебе понравилась.

Саша: Дружелюбные. Чтобы не ссорились… никто в семье. А вдруг там будет братик, сестры… Вдруг!

Корр.: Хорошо, если в семье будут еще вот братья или сестры?

Саша: Не знаю, смотря еще какие.

Корр.: А, то есть сначала нужно посмотреть, да? Подумать?

Саша: Да. Познакомиться.

Корр.: А как ты думаешь, какой должна быть мама?

Саша: Главное – чтобы любила.

Корр.: А папа?

Саша: Чтобы тоже любил. И уверенность давал, показывал…

Корр.: А как ты думаешь, родители должны быть строгими или всё разрешать?

Саша (с улыбкой): Строгими.

Корр.: Строгими?

Саша: Средними.

Корр.: А, средними! (С улыбкой). Понятно, то есть иногда разрешать, иногда воспитывать?

Саша: Да.

Корр.: А вот каким должен быть ребенок? Сын, например.

Саша: Сын должен быть… чтоб понимал родителей. Чтобы делал то, что родитель сказал. Помогал бы.

Корр.: Как ты думаешь, сложно это – быть таким сыном?

Саша: Ну… не каждому дано.

Корр.: Вот как думаешь, у тебя получилось бы? Ты бы постарался?

Саша: Да.

Время бежит очень быстро. И с каждым годом надежда Саши на то, чтобы попасть в семью, угасает. Но мы верим, что в нашей большой стране найдутся любящие родители для этого мальчишки. И они помогут Сашке достичь его целей. Зайдите на наш сайт. Возможно, именно здесь вы увидите своего будущего сына.