Когда ребенок задает волнующий его вопрос, и можно спокойно всё разъяснить – это считается в порядке вещей. Но что делать в случае, если взрослый знает ответ, вот только сказать эту правду трудно, порой практически невозможно?

Как надо реагировать, например, на такую фразу воспитанника детского дома: «Почему других забирают в семьи, а меня нет?» Или на другую: «Если на меня не обращают внимания, значит, я никому не нужен?»

Старшие понимают, что их не берут, потому что они подростки, а обращают внимание больше на малышей. Но здесь еще как-то можно объяснить ситуацию, тем более что и сами подростки частенько не очень-то рвутся в семью, боясь неизвестности. А что ответить маленькому ребенку, у кого медики диагностировали серьезное заболевание? Что взрослым хочется здорового малыша, и поэтому ты не подходишь? К счастью, в последнее время и для ребятишек с инвалидностью всё чаще находится ответ на самый главный детский вопрос. И об этом мы всегда готовы рассказать в нашей рубрике…

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

Например, недавно мы позвонили в Республику Хакасию, региональному оператору банка данных о детях-сиротах Светлане Витман.

(Набор номера, длинные гудки).

С. Витман: Министерство образования.

Корр.: Алло, здравствуйте! Светлана Владимировна?

С. Витман: Здравствуйте!

Корр.: Добрый день. Вас беспокоит программа «Детский вопрос», «Радио России».

С. Витман: Очень приятно! Здравствуйте!

Корр.: Мы заметили, что из федерального банка данных исчезли некоторые анкетки, которые у нас на сайте были.

С. Витман: А скажите кто, я вам скажу.

Корр.: Сашенька Б., июль 11-го года.

С. Витман: Да, девочка с синдромом Дауна, представляете, мы ее смогли устроить в семью.

Корр.: Потрясающе, а кто забрал-то?

С. Витман: У нас в республике Хакасия женщина, она медик сама. Саша – ровесница ее кровной дочери. И они живут, кстати, неплохо. В принципе, девочка-то она очень контактная. Социализированная. Она ведь очень симпатичненькая девочка.

Корр. (одновременно): Да, очень симпатичная девочка.

С. Витман: И прямо вот такая вот она… она же в первый класс у нас ходила. В школу. Ну, в коррекционную, конечно…

Корр.: Ну всё равно, здорово!

С. Витман (одновременно): Профессором не будет, но она абсолютно нормальная девочка. В плане жизнеобеспечения вот такого. Единственное, она вот с нами связывалась потом… ну, не с нами, с органом опеки… рассказывала, что она кошек никогда не видела. Кошку побаивается.

Корр.: А, боится кошек… (Смеется вместе с С. Витман).

С. Витман: Да. Кошку боится. Говорит, первый раз ее вообще когда увидела, напугалась, закричала, убежала.

Корр. (со смехом): Ой!

С. Витман: А потом ничего, потихонечку гладит. Та возле нее мурлыкает ходит, а эта, говорит, очень с опаской к кошке…

Корр. (одновременно): Ну ничего, привыкнет.

С. Витман: Да. Сейчас мама довольна. То время, что сейчас Саша с ними живет, она говорит, что «у нас всё замечательно, и с дочкой с моей она хорошо с родной, всё они вместе, и вместе, и вместе». Ну, у них хорошо прямо. Она не агрессивная. Они там прямо дружно.

Корр.: Прекрасно! Просто прям сказка. Очень рада за Сашеньку. Вот еще Валерия П., Лерочка.

С. Витман: Это феноменальный случай. Девочка, которая никогда не будет ходить… Усыновители из Санкт-Петербурга. Забрали.

Корр.: Ммм, здорово!

С. Витман: Мы почему-то думали, Валерию… у нас нет шансов передать в семью. Оказывается, нет! Родители сказали (вздох): «Это не наше спонтанное решение сиюминутное, мы эту мысль год вынашивали. Я всё взвесила…» Причем супруги – они муж, жена – приехали, говорят: «Мы ну просто ошеломлены». Мы снимали здесь, в Хакасии с нашим местным телевидением сюжет – прощание с ней и с детским домом. Так интересно. Знаете, всё равно у них… мало мужского внимания… Как она к папе приклеилась! (Корреспондент смеется). Мама вроде ее на руки берет, а она всё к папе и к папе. И воздушные ему поцелуи! (Корреспондент смеется). И глазками ему так, знаете, и бровками ведет. (Смеется). Так интересно!

Корр.: Ну, девочка, да! Девочка.

С. Витман: Она очень симпатичная – Валерия. Очень (корреспондент соглашается). Она разговорчивая. У нее интеллект-то сохранен. Но вот с ногами… они всё знают, они говорят: «Мы приняли это решение».

Корр.: Ну, молодцы!

С. Витман: «Мы сделаем всё, чтобы…», и она сказала, что «мы ее очень уже любим». Они ехали не просто сюда уже, летели с ней познакомиться. Она говорит: «Мы едем с твердым намерением ее забрать». Они приехали, к ней ходили в гости. Здесь жили чуть больше недели. Всё ей новенькое купили. Всё! Такая она уехала веселая, нарядная, счастливая отсюда. Она говорит: «Мы прекрасно долетели. Она прекрасно перелет перенесла. Двойной причем. И сейчас болтает без умолку дома». (Корреспондент смеется). «А это чего? А это чего? А вот это чего?»

Корр.: Здорово!

С. Витман: У них там есть тоже детки свои, двое. Вот она теперь живет в Санкт-Петербурге у нас.

Корр.: Прекрасно. Очень рада за Лерочку. Чудесно просто!

С. Витман (одновременно): Да, мы сами-то были страшно рады, мы радуемся таким нашим маленьким, но таким значимым для нас победам, особенно по Валерии и вот по Саше. Вот у нас такая радость!

Корр.: Замечательно, будем надеяться, что и для других ребят тоже родители найдутся. Будем работать!

С. Витман: Да. С вашей помощью, я думаю, мы справимся со всем!

Согласитесь, такие светлые солнечные истории похожи на маленькое чудо. Как известно, чудеса в нашей жизни ещё случаются, и мы верим, что точно так же, как Саше и Лере, повезет в жизни и другим детдомовцам с серьезными заболеваниями, и их тоже заберут в семьи.

В выпусках нашего радиожурнала постоянно звучат истории приемных семей. И родители в них очень отличаются друг от друга: возрастом, местом жительства, житейским опытом. Но главное – все они возвращают осиротевшим детям радость детства и тепло домашнего очага, убеждая их снова довериться миру взрослых.

 Вот об одной из таких приемных семей мы вам сейчас и расскажем.

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Михаил: Когда супруга родила родного кровного ребенка Валю, у нас Лелечке к тому времени уже было 11 месяцев. Ну и получается, вся нагрузка, которая делала мама (ночью вставала кормила, пеленки), она в первые несколько месяцев легла на меня. Я о ней заботился с 11 месяцев, что она у меня на руках. Она болеет – я с ней, она кушать хочет – я ее кормлю и так далее, вся вот забота о младенце. И через это она стала для меня своей. Прямо своей-своей.

Мы внимательно слушаем многодетного приемного папу из Иркутска Михаила Лищука, и у нас по ходу нашего телефонного разговора невольно возникает чувство искреннего уважения к этому человеку. Именно про таких в народе говорят: «За добрым мужем как за каменной стеной». Что и подтверждает в разговоре его жена Александра.

Александра: Он очень добрый, он умеет проявлять любовь, и дети его очень любят, они способны его прямо по-настоящему полюбить. Потому что у него есть в характере очень много доброты, мягкости.

К идее приемного родительства каждый из супругов Лищуков шел, на первый взгляд, своим путем, но и Михаил, и Александра в юности едины были в одном желании: они обязательно станут приемными родителями.

Михаил: У меня был друг, он священник церкви, и он достаточно давно взял приемных детей. Мы часто вместе были, и так как я не был женат, я все свободное время уделял помощи этой семье. Гулял с детьми, помогал им по хозяйству, ну и приходили мысли, что может быть, если удастся жениться, у меня тоже буду приемные дети.

А вот как о своем решении стать приемной мамой говорит Александра.

Александра: Я очень плотно участвовала в разных социальных проектах, и мы работали с ребятишками, попавшими в трудную жизненную ситуацию. Я всегда обращала на них внимание, старалась как-то влиять на ситуацию, а потом открылась вот такая возможность. Мне было грустно жить одной и решила, чтобы будет здорово, если в моей жизни появится ребенок. Мне было уже за 30, когда Иван появился в моей жизни, и это было осознанное решение. Классный мальчик. Замечательный сын.

Как люди в бурном потоке жизни находят друг друга? Многих соединяет схожая профессия, кого-то – общие знакомые или близкие интересы. Михаила и Александру объединили в семью сразу все эти причины. Это и профессия (оба являются индивидуальными предпринимателями), и общие с юности знакомые, и единство интересов: они часто встречались в разных молодежных и социальных проектах, ездили в детские дома и ходили в походы.

Корр.: Михаил, расскажите об истории вашей приемной семьи.

Михаил: Несмотря на то, что мне уже 42 года, семья у нас достаточно молодая. В какой-то момент моя будущая жена… мы с ней уже были знакомы достаточно долгое время, были просто друзьями… у нее появился приемный ребенок, и года через два образовалась наша семья. В общем, в один момент я сразу получил и жену, и ребенка. Это было 6 лет назад, в 13 году. Значит, начали мы жить, и начали задумываться о том, что наш приёмный ребенок (его зовут Иван) что-то как-то немножко растет эгоистом. И ему нужен брат или сестренка. Так у нас появился второй приемный ребенок, на полтора года младше Ивана, зовут Максим. Ивану 8 лет, Максиму 7.

Корр.: А вы не задумывались о своих детях?

Михаил: Мы постоянно думали, работали над этим, и вот в какой-то момент, через год, звонят с опеки моей жене и говорят, что у вашего Ивана родилась сестренка. Хотите ли вы её взять? А так как я тоже хотел, чтобы появилась девочка, так как это родственница нашего первого приемного сына, мы согласились. Она только что родилась, и от нее сразу же отказались, и первая, кому звонила опека, это были мы. Мы приняли решение, что берем, и в этом период времени узнаем, что мы беременны, что у нас будет родной ребенок. Так у нас появились фактически в течение полугода две сестренки для наших двух братиков, одна приемная, другая кровная.

Корр.: Бывает такое, что отцы своих кровных детей любят больше, чем приемных. Как у вас?

Михаил: Я бы сказал, я девочек люблю больше, чем мальчишек… но такой чувственной любовью, нежной. Всё равно же у пап с девочками и с мальчиками разные взаимоотношения.

  Михаил в этом не отличается от мужчин. Все папы хотят сыновей, а дочек любят больше. Ведь девочки мягче и нежнее мальчиков и больше нуждаются в заботе и защите. А как же сыновья? Их Михаил тоже очень любит. И это подтверждает разговор с одним из его сыновей.

Корр.: Максим, расскажи, пожалуйста, о себе.

Максим: Мне 7 лет. Я увлекаюсь рисованием.

Корр.: А есть любимые школьные предметы?

Максим: Да. Физкультура, изо, математика, русский.

Корр.: А на какие оценки учишься?

Максим: На 5 и 4.

Корр.: Здорово! А ты помогаешь по дому?

Максим: Да, пылесошу, мою посуду.

Корр.: То есть ты такой добросовестный помощник.

Максим: Да.

Корр.: А у тебя есть мечта какая-нибудь?

Максим: Чтобы у меня было много друзей.

Корр.: А какой у тебя папа? Вот что тебе в нем нравится?

Максим: То, что он учит нас, играет с нами, катается с нами.

Корр.: А мама?

Максим: Мама готовит нам, учит нас.

Корр.: Тебе это нравится?

Максим: Да.

Корр.: А тебе вообще нравится жить в семье?

Максим: Да. Потому что это добрая семья.

Не правда ли, какая прекрасная и высокая оценка: добрая семья. С мнением семилетнего Максима полностью согласны и взрослые. Вот, например, что рассказала нам исполнительный директор благотворительного фонда «Дети Байкала» Гульнара Гарифуллина.

Г. Гарифуллина: С семьей я познакомилась, когда мы стали реализовывать проект «Родители-38». У них очень ответственная позиция вообще к родительству, не только к приемному. Потому что они посещают у нас все семинары, все тренинги, которые мы проводим, активно участвуют во всех мероприятиях. Семья ведет здоровый образ жизни, много путешествует, то есть отличная хорошая семья, побольше бы таких. Все, кто связан с приемным родительством, понимают, что здесь важна ответственность каждого взрослого, да, и мамы, и отца. Особенно важна в этом случае поддержка мужчины, потому что я, например, знаю много женщин, которые готовы к приемному родительству, а супруг категорически против. И вот здесь можно сказать о Михаиле, что они настолько единое целое, настолько идут в одном направлении! У Саши ярко выраженные лидерские качества, а Михаил такой хороший помощник во всём, во всём ответственный, (смеется) но это моя точка зрения.

По мнению Гульнары, в семье Лищуков лидером является жена. А что думает по этому поводу сама Александра?

Корр.: Александра, кто у вас главный в семье?

Александра: Михаил.

Корр.: А в чем это выражается?

Александра: В последнем слове. Я могу придумать много идей, могу видеть ситуацию немножко иначе, но если мы попадаем в формат, когда мы не согласны, последнее слово остается за ним.

Корр.: Дайте, пожалуйста, характеристику Михаилу, как приемному папе.

Александра: Свободное время папа наш проводит в том, чтобы поехать с мальчишками куда-то кататься и заняться тем, чем они очень любят заниматься. Они могут жарить шашлыки или, там, сосиски, и он позволяет им быть возле костра, но контролирует процесс безопасности. Девочкам он готов делать комплименты и на их «хочу» всегда находит компромисс, который я, кстати, далеко не всегда нахожу. У меня «черное – черное», «белое – белое», если нет – то нет. А Михаил способен это делать. Он намного мягче меня и умеет находить именно компромисс.

Корр.: Это важно?

Александра: Это очень важно. Если взрослый не способен на компромисс, дети начинают проигрывать и потом боятся озвучивать свою точку зрения. А вот наш папа способен дать им вот эту платформу, чтобы развиваться как людям, у которых есть свое мнение, свой взгляд на вещи.

Согласитесь, такое мнение жены говорит как о мудрости женщины, так и об отличном взаимопонимании между супругами. Ведь не будь этого, разве они решились бы полгода назад взять в семью еще одного, уже четвертого по счету приемного ребенка – сына Толю?

Михаил: К этому я был не очень готов. Несколько месяцев думал.

Корр.: А почему?

Михаил: Я уже привык, как с мелкими детьми обращаться, что они пока маленькие, их можно приручить. Подросток – уже более-менее сформировавшийся ребенок со своим характером, своими устоями, поэтому в этот момент я немножко напрягся. Но, понимаете, мудрые женщины умеют продавливать

Корр.: Ну и как продавили вас?

Михаил: Меня немножко продавили, и я согласился. Хорошо, давай будем пробовать. И вот полгода назад у нас появился пятый ребенок… четвертый приемный.

Александра: Анатолий был под опекой у наших друзей. Мы были знакомы с ребенком… какое-то время он дружил с нашими ребятишками, и его опекун умер недавно, и для того чтобы он не попал обратно в систему, мы договорились, что ребенок уйдет к нам. И это было решение всей семьи, детей в том числе, они был готовы, и это было общее наше коллективное решение.

История этой семьи пока небольшая, длиною всего в шесть лет. Еще немало трудностей ждет супругов впереди, но почему-то верится, что всё в их семье будет хорошо. По одной простой причине: Михаил и Саша –единомышленники. А это главная составляющая успеха. Но есть, конечно, и другие. Как признает сама Александра, огромная заслуга в устойчивости семейного корабля принадлежит именно его капитану – Михаилу, ее мужу, надежному мужчине и, в чем она абсолютно уверена, настоящему папе.

Корр.: Михаил, скажите, как у вас складываются отношения с приемными детьми?

Михаил: На первом месте – это совместные игры, совместные гуляния, катания на велосипедах. Разговоры – это мама с ними разговаривает, я больше человек действий. Вместе проводим время в прогулках, на велосипедах. Это и сближает.

Корр.: Вы можете сказать, что вы с вашими детьми – друзья?

Михаил: Да, да. Мы достаточно хорошие друзья

Корр.: Все ваши приемные дети обращаются к вам как к папе?

Михаил: Да, все.

Корр.: А вы чувствуете себя папой?

Михаил: Еще как!

Корр.: Здорово! Для вас это важно?

Михаил: Да, достаточно важно. Вот Максим, например, первый сказал, назвал меня папой. Не маму назвал первой, а меня – папа.

Корр.: Это предмет гордости вашей?

Михаил: Было немножко, да. Да, здорово!

Корр.: Вы считаете себя счастливым человеком?

Михаил: Да, считаю себя очень счастливым человеком, потому что у меня есть семья, детишки, которым я могу помочь, у меня есть окружение, о котором я могу заботиться, проявлять любовь, помощь, защиту.

Корр.: Александра, скажите, вот на ваш взгляд, какова роль мужчины в семье?

Александра: Мужчина формирует характер и утверждает рамки, в которых живет вся семья. Папа – это тот, кто показывает планку, на которой мы все живем. Он обеспечивает нашу жизнедеятельность финансово, и морально, и духовно в том числе.

Корр.: То есть, роль огромная, вы считаете?

Александра: Огромная. Мне очень повезло. Потому что он мужчина, который способен ответить на мои нужды, который способен любить так, как я понимаю любовь, который способен помогать и заботиться так, как мне необходимо, чтобы чувствовать себя любимой и вообще женщиной.

Как сказала героиня известного кинофильма, «в 40 лет жизнь только начинается». Александра, почти ее ровесница, с ней бы точно согласилась. Да и мы, пожалуй, уверены в том, что у истории этой замечательной приемной семьи обязательно будет продолжение. Почему? А разве у семьи, где мудрая жена опирается на сильное и надежное плечо мужа, может быть как-то иначе? Счастья вам, Лищуки!

Продолжение следует…

Директор благотворительного фонда «Дети Байкала» Гульнара Гарифуллина, говоря теплые слова о семье Михаила и Александры, сказала, что таких благополучных приемных семей в Иркутской области много. И что их число растет с каждым годом. А мы можем добавить, что россиян, которые решились стать приемными родителями, становится больше по всей стране. И их с нетерпением продолжают ждать тысячи воспитанников детских домов в разных регионах нашей необъятной родины. Что и подтверждает наша постоянная рубрика…

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

Алеша улыбается и, сощурив озорные карие глаза, всматривается в собеседницу. Мальчик живет в одном из детских домов Магаданской области и, конечно, интервью с московским журналистом для него в новинку. Подвижный и любознательный Лёшка – не робкого десятка. Например, он всегда готов вступиться за друга перед обидчиком, а ещё не боится выступать на сцене. Лёше девять лет, в сентябре мальчик пойдет уже в третий класс.

Корр.: Расскажи, пожалуйста, сложно было учиться во втором классе?

Леша: Ну, нет.

Корр.: А оценки уже вам ставят?

Леша: Да.

Корр.: Ну, и какие у тебя оценки?

Леша: Пятерки и четверки.

Корр.: А тройки и двойки?

Леша: Не-а.

Корр.: Ты когда вырастешь, кем хочешь стать?

Леша: Полицейским.

Корр.: Почему полицейским?

Леша: Ну, чтоб преступников ловить и садить в тюрьму.

Корр.: В тюрьму их сажать, да? Понятно. А ты в свободное время чем увлекаешься?

Леша: Читаю, играю, гуляю.

Корр.: А что ты читаешь?

Леша: «Иван-царевич и Серый волк», «Король подземного царства» и… «Царевна-лягушка».

Корр.: А какие-то книжки ты ещё собираешься читать? Может быть, наметил уже.

Леша: Читаю всякие посложнее, где маленькие буквы. Про Пушкина…

Корр.: Так… А ещё ты танцами занимаешься, да?

Леша: И танцами, и футболом.

Корр.: Какие у вас там танцы?

Леша: Рок-н-ролл у нас, ну… и остальные.

Корр.: А тебе какой больше всего нравится танец?

Леша: Мне? Флешмоб.

Корр.: Ух ты. А сложный это танец?

Леша: Нет.

Корр.: Его все вместе танцуют?

Леша: Угу.

Корр.: Так… и ещё футбол.

Леша: Да. Я в нападении.

Корр.: И как? Много голов забиваешь?

Леша: Ну да. Пасуюсь и забиваю.

Корр.: Молодец! А друзья у тебя есть?

Леша: Да.

Корр.: А такой – близкий друг есть у тебя?

Леша: У меня брат есть. Данил.

Корр.: А вы с ним дружите? Или ссоритесь?

Леша: Мы дружим.

Корр.: А бывает, что ссоритесь?

Леша: Ну, чуть-чуть. Когда мы спокойно разговариваем, мы миримся.

Корр.: Скажи, пожалуйста, а если бы ты поймал золотую рыбку, ты бы какое желание загадал?

Леша: Чтоб… все занимались спортом и были умными.

Корр.: Ух ты, какое хорошее желание!

(Щелчок двери)

Даниил (издалека): Здравствуйте!

Корр.: Здравствуй! Даниил?

Даниил: Да.

Пронзительный взгляд голубых глаз, русые волосы (как у Алёшки)… Даниил внешне кажется более сдержанным и серьезным, чем брат. Хотя Даньке только-только исполнилось 12. Он немного смущается, когда его начинают фотографировать (мы обычно делаем портреты ребят, с которыми удается пообщаться в детдомах).

 (Щелчок затвора фотоаппарата).

Корр.: А улыбаться умеешь?

За шутливым разговором, спустя пару щелчков затвора фотоаппарата, Данька оттаивает, робко улыбается и даже оказывается не прочь поговорить о себе.

Корр.: Сложно в пятом классе учиться? Ну, после четвертого-то. Не сложно?

Даниил (одновременно): Ну, так, чуть-чуть сложно.

Корр.: А что сложно?

Даниил: Там математика и английский.

Корр.: А какие предметы самые легкие?

Даниил: Русский, литература, физра, ИЗО, технология… история, география и биология.

Корр.: То есть, это всё легкие предметы, да? Так, а в свободное время ты чем увлекаешься?

Даниил: Я на футбол хожу, тренировки. (…)

Корр.: А ты в команде играешь?

Даниил: Да. Капитаном.

Корр.: Здорово! А ты в защите или в нападении?

Даниил: В защите.

Корр.: Понятно. Ну а вот кроме футбола чем ещё увлекаешься?

Даниил: Рисую, читаю. Телевизор иногда смотрю.

Корр.: В кружки какие-то ходишь, занимаешься?

Даниил: Ну… там, ходил недавно на «Росток». Поделки делаем из теста, высаживаем цветы.

Корр.: Ты о чем-нибудь вот сам мечтаешь? Для себя.

Даниил: Когда вырасту, хочу пойти в известную команду.

Корр.: Футболистом. Понятно.

Данька и Лёша не только занимаются футболом вместе, но и живут в одной группе. Старший брат помогает младшему с уроками, провожает его в школу. Но так было не всегда. Об этом нам рассказала воспитатель братьев Людмила Геннадьевна Гречанюк.

Л. Гречанюк: Алешка, когда поступил к нам, был очень такой мальчик плаксивый. Вот в семь лет он пришел к нам.

Корр.: Младший был в другом сначала учреждении?

Л. Гречанюк: Да, вот он у нас второй год только воспитывается. Но, конечно, Алешка очень сильно изменился: сейчас прям прибегает со школы, уроки делает, старается всё быстро сделать сам. Такой хороший мальчик. Любит петь, танцевать. Ходит на самбо. Помощничек хороший. Любит за цветочками ухаживать: поливать, водичку набирает. Доброжелательный такой мальчик.

Корр.: А братик вот у него есть?..

Л. Гречанюк: Данил – такой вспыльчивый мальчик, но отходит. Вот в этом году стал стараться делать сам уроки, пока не сделает… Не гоняешь. Вещи разбрасывает, заставишь убраться – уберется. Так добрый мальчик. Дети хорошие. Они заботятся друг о друге. Ласку любят.