В прошлом году в программе «Детский вопрос» появилась рубрика «Прямая линия». Она дает возможность радиослушателям и читателям наших страничек в соцсетях задать вопросы разным интересным людям и специалистам. Поскольку такой формат общения вызвал живой интерес у нашей аудитории, мы решили сделать его традиционным. И провели опрос: «кого пригласить в студию для беседы?». Оказалось, что большинство проголосовавших хочет пообщаться в первую очередь с опытными приемными родителями.

Мы сразу подумали о давних друзьях – Анне и Анатолии Осиповых. С этой семьей мы познакомились 11 лет назад, когда собирали «Поезд надежды» в Иркутск. К тому времени у супругов уже было четверо детей, в том числе – приемная дочка. А после поездки появился и приемный сын. Позднее Анна с Анатолием еще дважды становились пассажирами «Поезда надежды» и в результате привезли в Москву еще двух дочек-сибирячек. Сейчас у супругов 11 детей, восемь из которых – приемные. Трое старших уже совсем взрослые и живут отдельно, но во всём поддерживают маму и папу. Сама Анна, кстати, тоже была удочерена в детстве. Мы рассказывали об этом замечательном семействе не один раз (поводов, как видите, было много), а теперь пригласили к нам в гости. Точнее – к вам.

ПРЯМАЯ  ЛИНИЯ

И. Зотова: Сегодня у нас в студии «Детского вопроса» я с огромной радостью представляю Анну и Анатолия Осиповых. Здравствуйте, дорогие!

Анна: Здравствуйте!

Анатолий: Здравствуйте!

И. Зотова: И я предлагаю уже прямо сейчас слушать звонки и обращаться к соцсетям, где люди, уже готовы с вами пообщаться. У нас телефонный звонок в студию. Мы с удовольствием сейчас выслушаем первого дозвонившегося, это Дмитрий из Москвы. Алло!

Дмитрий: Алло, здравствуйте!

И. Зотова: Здравствуйте!

Дмитрий: Я читал, что у вас много приемных детей. Как вы определяли вот своего или не своего ребенка при выборе? Что-то ёкнуло, может быть, внешне понравился, похож на кого-то? Как это было? Расскажите, пожалуйста.

И. Зотова: Ой, старая, старая история… Как выбрать ребенка… Вот у вас в семье, кстати говоря, одинаковая позиция?

Анатолий: Вот сейчас одинаковое. Дети – это люди и, если мы можем дать шанс, если нет острого неприятия, то…

Анна (одновременно): Да, то, в принципе, можно любого ребенка полюбить.

Анатолий (продолжает): …то мы как бы не против.

Анна: Вот когда меня спрашивают другие родители, я всем сейчас советую (там, на школу приемных родителей хожу, говорю), всё равно должны почувствовать что-то. Потому что… он должен вам хотя бы нравиться. Вот просто чисто внешне, симпатичен, там, или это какие-то биополя – я не знаю, что это. Потому что ребенок – он всё равно себя будет плохо вести. На это надо настраиваться, это и родные дети так. Ну, и приемные. И вот как-то ты должен ему это прощать. То есть у тебя раздражение, ты посердился на него, когда он плохо себя ведет, а в других обстоятельствах ты его любишь. И вот это отношение помогает во всех вот этих проблемных каких-то вещах.

И. Зотова: А при этом Анатолий сказал, что сейчас – да. То есть сейчас вот позиция совпала. Но, видимо, было время, когда… было по-другому.

Анна: Ну, время разное было.

Анатолий: Да, я считал как раз, что нужно ждать.

Анна: Да, он считал, что нужно выбирать, нужно присмотреться, и я даже, когда мы ездили с ним вместе, я всегда смотрела на него. Потому что я про себя знала всегда… мне вот любого ребенка дай, и когда я начну за ним ухаживать (там, одевать, кормить, там, думать, куда его устроить) – и всё! У меня уже ребенок начинает становиться моим. Такое у меня женское. А он другой совсем, у него другой подход. Вот я вижу, что ему нужно обязательно, чтобы ему был ребенок симпатичен. Вот. Если я видела, что ему нравится, и вот прям вот расположен, то за себя я не переживала… хотя у нас были, там… мы когда, кстати, Кристину привезли, да… (Смеется).

И. Зотова: Это у меня сразу вот в сознании всплыла эта ситуация.

Анна: Было такое, да. Когда ревность даже была, что он прям так вот всё: «Кристина, Кристина, Кристина». А я говорю: «А как остальные?» А он прям «Кристина, Кристина». Ну она до сих пор «папина дочка». Да-да-да. Она, конечно, тоже у нас непростая, то есть у нас там проблемы с учебой. Но это же не значит, что если у ребенка не получается с учебой, то он при этом стал плохим ребенком, да? То есть она совершенно другим берет у нас. То, что она такая у нас очень чувствительная, она так любит маму с папой, она всё время обнимается.

И. Зотова (подхватывает): Ой, зато человек хороший!

Анна (перебивает): Да, я и говорю: за другое можно любить.

И. Зотова (одновременно продолжает): Знаете, мы сейчас хотим вам маленький сюрприз такой сделать. У нас есть телефонный звонок, который одна из участниц того «поезда» новокузнецкого оставила, зная, что вы придете в студию. Это участница «Поезда надежды-Кузбасс», Вероника. Она живет в Казани и очень хорошо вас помнит. Сейчас мы послушаем.

Вероника: Анна и Анатолий, добрый день! Меня зовут Вероника, мы с вами ездили вместе за Кристиной. Точнее, вы за Кристиной. Хотела спросить, как у вас дела? Как у вас получается с вашими со всеми детьми ладить? Нет ли каких-то у них между собой проблем? Старые с новыми не конфликтуют ли? Ну и хотелось бы просто пожелать вам счастья!

Анатолий и Анна (одновременно): Спасибо! Спасибо большое!

И. Зотова: Интересный вопрос ведь, да? Вот так, если вдуматься… Вот вы когда привозили детей, понятно, что вы как-то готовили тех детей, которые вас ждали. С новеньким…

Анна: Да, да, да.

И. Зотова: И всё-таки, вот те ожидания, которые были у ребят, они всегда оправдывались? А если они не оправдывались? То что? И что дальше?

Анна (одновременно): Вы знаете, с каждым ребенком было всё по-разному. Поэтому тут не скажешь одинаково. Вот. С Кристиной вообще получилось просто удивительно, потому что там Федя вдруг проявил такую активность. Он просто ее схватил за руку, сказал: «Это моя сестра Кристина!» – И потащил ее к игрушкам. Ну, конечно, потом у них было… там, они могли и ссориться, и всё. Но они такие были два воробушка, такие маленькие две шкоды… Что Кристина оказалась, что Федя – мы думали – «ангелочек», что на Кристину мы думали «ангелочек»… И два ангелочка соединились и превратились в такие… Как меня называли всегда – вот эта мама-обезьянка из мультфильма… Вот у нас были такие Кристина с Федей, которые везде лезли, мама их отовсюду снимала, доставала, чего-то у них забирала из рук… Ну, в общем, это прям такие вот стандартные, активные, веселые дети.

И. Зотова: Угу.

Анатолий: Анна – это действительно такой педагогический мотор, дай бог ей здоровья и энергии, и она неостановима в этом смысле. Причем тут даже не сказать, что она «работает мамой». Она работает еще, руководя студией дошкольного развития.

Анна: Ну ты тоже работаешь в студии!

Анатолий (одновременно): Да, да.

Анна: То есть мы еще остались работающими, потому что, собственно, вот эта наша работа – она помогает и воспитывать детей. Через мою студию дошкольного развития прошли все наши дети. И сейчас как раз проходят, учатся, готовятся к школе. Вот… А у мужа изостудия своя, они тоже туда ходят. Ну и еще он преподает в институте, но это его тоже такая отдушина. Там у него большие дети, студенты.

И. Зотова: То есть вы всё-таки ухитряетесь совмещать и жизнь вне дома, да? То есть не только дети…

Анатолий (одновременно): Да, удивительно, но Анна, как бы, да…

И. Зотова (одновременно продолжает): …Но и какая-то профессиональная реализация.

Анна (одновременно): Мы еще и отпускаем друг друга. Мы можем отпускать друг друга куда-то поехать.

И. Зотова: А вот с этого места – давайте поподробнее, да? Потому что на самом деле проблема выгорания, особенно, когда детей много, она существует. И я думаю, что многим приемным родителям это состояние знакомом, когда мама или папа запирается в ванной, включает воду, чтобы никто не слышал, и дальше мама обычно плачет, папа что-нибудь там крушит. Потому что «достало, не могу, сейчас всех поубиваю!»…

Анна: Ну, у нас бывает такое состояние…

И. Зотова: И что в этом случае?

Анна: У нас даже… не оттого, что много детей или что-то. У нас есть сложные просто детки, и когда ты сталкиваешься, что ты ну не можешь решить проблему, – тяжело действительно… И вот это бессилие, когда ты не знаешь, что делать в этот момент, я могу, да, поплакать, расстроиться. Но я быстро очень прихожу в себя и просто понимаю, что, значит, надо что-то делать. Искать психолога, я не знаю, там, идти… ну, хоть что-то, короче, нужно делать! Я могу сейчас поплакать, а через полчаса у меня всё хорошо. Ну а наутро у меня вообще всегда всё хорошо! Я утром встаю всегда с хорошим настроением – и в бой, как будто новая жизнь началась!

И. Зотова: Анатолий, а вот если вы видите, что всё, вот Аня уже доходит, и надо что-то делать, вы что-то предпринимаете? Вот какие-то такие маленькие секреты есть?

Анатолий: Не, ну, слава богу, таких вот… стадий выгорания пока у нас не было. Что… срочно надо спасать. У нас… ну есть такая возможность, допустим, отпустить маму от четырех дней до недельки…

И. Зотова (одновременно): Одну?!

Анатолий:…куда-то отдохнуть. Да!

И. Зотова: Без детей.

Анатолий: Да, то есть тут я заступаю, допустим, на вахту.

Анна: Подружки могут подключиться. Можно подругу попросить.

Анатолий: У нас есть… Как я шучу, у нас семья из пяти педагогов. Вообще-то.

Анна: Да! Наши старшие дети… Они никогда не отказывают, они действительно очень нас поддерживают. Я вот недавно участвовала в проекте в одной организации, меня пригласили. Там занимались внешностью мам. И, в общем, я пришла к дочкам своим, говорю: «Девочки мои, меня вот приглашают, я даже не знаю, как я буду уезжать, там» – «Мама, иди! Всё!» – сказали они.

И. Зотова: Ай, какие молодцы… Здорово! А у папы есть… такая же преференция? Есть возможность папе тоже как-то вот на пару денечков…

Анатолий (одновременно): Да, да. Есть, конечно. Причем у папы – в первую очередь, потому что мама понимает, что творческий человек – там надо обязательно иногда…

И. Зотова (одновременно): За вдохновением? На природу?

Анатолий: Ну нет, просто иногда отойти от ситуации.

И. Зотова: А вы знаете, дорогие Осиповы! Вот обычно приемные родители, которые задумываются о том, что в их семье может быть много детей, боятся одной такой неожиданной вещи: им начинает казаться, что они превращаются из семьи в людей, которые выполняют функцию родителей. И друг на друга у них уже ни сил, ни эмоций, ни желания – ничего не остается! Дети выжимают по полной программе. Вы вдвоем-то последний раз когда были?

Анна: Да совсем недавно!

И. Зотова: Когда в последний раз ходили в театр вдвоем без детей?

Анатолий: Вот на годовщину… пошел 31-й год…

Анна: Да! Мне даже сын звонит и говорит: «Мам, мам, вы сегодня едете с папой отмечать? Идете вечером?» Мы укладываем детей, у нас старшие остаются с детьми и нас отпускают. Мы с ним пошли, посидели в кафе…

И. Зотова: То есть в вашей семье такой проблемы нет.

Анна: У нас как-то нет, да.

Анатолий: Есть возможность, во всяком случае.

И. Зотова: Ну, вот дети у вас правильные! (Смеется).

Анна: Да! Дети правильные.

И. Зотова: Давайте послушаем наших радиослушателей, у которых есть проблемы и есть что у вас спросить.

Стэлла: Здравствуйте, меня зовут Стэлла.

Анатолий: Здравствуйте.

Стэлла: Я хотела бы узнать, как приучить приемного ребенка к выполнению домашних обязанностей и к порядку?

Анна: Ой, слушайте, ну это вопрос очень непростой, потому что действительно приучать сложно. Приучить так, чтобы они уже приучились – я вообще не знаю, возможно или нет. Ну вот старшая… может по старшей я уже вижу, что она приучилась. Но ей уже 17 лет будет сейчас. А так – это мы всё время приучаем.

И. Зотова: То есть жесткий контроль всё равно вот. Сколько бы лет ни прошло…

Анна (одновременно): Да, да! Всё равно…

И. Зотова: …всё равно жесткий контроль.

Анна: Приходишь и проверяешь, да. Ну у нас, там… Мы придумываем какие-то, пытаемся им сделать, чтобы это было интересно. Раньше у нас были… дети маленькие – они, там, для Деда Мороза убирались, там, какие-то были придуманы у нас звездочки, наклейки мы клеили, у них был график. Сейчас у нас они получают карманные денежки. Потому что я пришла к выводу, что мы всё равно им даем. Мы всё равно покупаем сладости. Так пусть они хотя бы это всё равно будут покупать, но на свои.

Анатолий: Отношение к порядку у нас немножко… не идеальное, я бы сказал. «Идеальный порядок в семье, где есть маленькие дети, это ненормальность».

И. Зотова: То есть у вас такой здоровый пофигизм.

Анатолий: Ну не пофигизм, но когда мы видим иногда вот семьи, где квартирки как для журнала, где, там…

Анна (подхватывает): Там идеальный порядок, да-да-да!

И. Зотова (одновременно): Стерильно, да?

Анатолий: Да, стерильно. То есть мы понимаем, что это немножко не для нас. Он у нас функциональный, порядок, да, такой…

И. Зотова (одновременно): А скажите, пожалуйста, вот у вас дети сами выбирают себе обязанности в семье и по дому или это как-то назначается?

Анна: У нас когда последние два мальчишки появились, то старший был побольше, ему было семь, а этот был поменьше, ему было пять. Ну я думаю: «Он еще маленький, не буду пока включать его в список, пусть он еще там…» Когда он увидел, что старшие получают что-то за это (смеется), он просто требовал, чтобы его включили в этот список! То есть даже не возникает у него вопрос, что «не хочу», допустим. Ну они могут, например, там устать или уроки, или что-то… и, конечно, я не буду ходить цербером и говорить: «Так, ты не убрался!» Я вижу тоже, если ребенок действительно сидит за уроками, ну естественно, конечно, я не буду приставать к нему с этой уборкой. Вот. Но в принципе такого нежелания у них нет. Ну и потом, когда у нас гости, мы такие сразу: «Ой, кто же к нам придет на день рождения, если у нас такой беспорядок?» И тут уже…

И. Зотова (одновременно): Понятно.

Анна (продолжает): …общий подъем такой, все убираются, готовятся.

И. Зотова (одновременно): Угу. И всё-таки это такое коллективное действо или у каждого есть свой фронт работы?

Анна: Нет, у каждого есть свой фронт работы.

И. Зотова: Строгость надо всё-таки, да?

Анна: Когда-то – да.

И. Зотова: Не деньги-то главное?

Анна: Да.

И. Зотова: Всё равно главный мотиватор – это «ну действительно, ну стыдно как-то: здесь вот другие-то делают, а ты тут… как изгой».

Анна: Не, маленькие – вот они хоть и получают деньги, но всё равно какая-то игра.

И. Зотова: Ну это игра, да…

Анна (одновременно): Они: кто? что? сколько? Вот мы считаем. Маленьким я даю монетки. Насыпали вот этих монеток и много, в кошельке звенит!

И. Зотова: Понятно…

Анна (одновременно): Они очень довольны. Не знаю, мне понравилось, когда я эту идею придумала. Вот с этими денежками. Мне понравилось это.

И. Зотова: Ну что же. Здорово! Друзья мои, я готова с вами разговаривать просто сутками, но меня не поймут наши радиослушатели, если не дам возможность им задавать свои вопросы. Давайте мы сейчас соцсетям дадим возможность высказаться?

Корр.: Да, вот вопрос от читательницы соцсетей, приемной мамы. «Растила-растила со сложностями в учебе и в поведении, ночей не спала, а он вырос и пошел мать искать. Ту, что бросила его в детстве. Как вот к этому морально можно быть готовым?»

Анна: Я сама прошла этот путь. И всё это мне пришлось пережить самой. И сейчас я детям пытаюсь так говорить мягко, когда заходит разговор о их родителях… никакого негатива я стараюсь, во-первых, не говорить и говорю, что ну всякое может случиться в жизни. Потом, я по себе знаю, что когда я встретила свою кровную маму, я не перестала любить приемную.

И. Зотова: То есть вы не боитесь, что если кто-то отправится на поиски биологических родственников, что это как-то ударит по вашим отношениям?

Анна (одновременно): Да!

Анатолий: И потом, эта проблема, она существует, и приемной маме не надо делать из этого трагедию. Эти дети – они раненые. Раненные психологически, они ранены вот этой самой ситуацией. Не дай бог кому-то в ней оказаться. И у них немножко идет романтизация образа утраченной мамы.

Анна (одновременно): Тем более, особенно у тех, кто не помнит.

И. Зотова: Понятно. Еще один телефонный звонок. Давайте послушаем.

Яна: Здравствуйте, меня зовут Яна.

Анатолий: Здравствуйте.

Яна: Скажите, пожалуйста, как бы вы поступили, если ребенок попросился обратно от вас в детский дом, потому что ему кажется, что у него слишком много обязанностей и совсем мало свободы?

И. Зотова: Вот что вы в этой ситуации посоветуете?

Анна: Ну у нас такой ситуации не было.

И. Зотова: А вот с высоты своего родительского такого стажа, представить, хотя бы гипотетически, можете такую ситуацию? Что вот ребенок хочет вернуться в детский дом. Что в этой ситуации делать?

Анна: Ну я вообще знаю такие ситуации. Потому что, когда ребенок приходит в семью, у него, конечно, сразу и пристальное внимание на него одного получается, да? Сразу больше обязанностей. Родитель хочет, в общем-то, ему сделать добро, помочь ему с учебой, давай сюда, на кружок, там. И получается у ребенка… у него от этого вообще диссонанс. То есть он жил так спокойно, и никто к нему не приставал… Ему бывает даже тяжелее в семье, тяжело адаптироваться. Ну я считаю так, что надо сделать попытки какие-то, попробовать… во-первых, чтобы это был не такой резкий переход.

И. Зотова: То есть, не наседать сразу. Привезли ребенка и сразу загрузить по полной программе.

Анна (одновременно): Да! Потом…

И. Зотова: Вот отсюда, может быть, как раз и возникнет вот это отторжение, да?

Анна (одновременно продолжает): То есть немножко под ребенка… Этому ребенку, может быть, вообще нормально, да? А этому – как раз ты видишь, что ему что-то сложно… Ну облегчить ему немножко, да…

И. Зотова (одновременно): То есть повнимательнее, повнимательнее… Анатолий, а вы что скажете по этому поводу?

Анатолий: Надо дать понять ребенку, что ты на его стороне, что ты – не враг. У ребенка это именно на истерике на какой-то, на… ну, дал слабинку. Взрослые-то дают слабинку. А что думать про ребенка, который оказался в такой вот ситуации. То есть, конечно, надо по-любому стараться…

И. Зотова (подхватывает): Надо дать время!

Анатолий: Хотя, в принципе, опять же, может быть определенный бонус приемной семьи, что вот родная семья практически не имеет таких возможностей. Такая вот ситуация была у Ани в Общественном совете по приемным семьям. Там двое мальчиков пришли в семью, а они – ну… не очень хорошие люди, скажем так. Они решили, что получат большие бонусы, свободу и деньги большие, аппаратуру там и всё такое. А оказалось, что надо учиться, работать…

Анна (одновременно): Что семья – это немножко другое, да-да-да…

И. Зотова (одновременно): Это про другое, да.

Анатолий: Они живо положили ноги на стол. И мама, причем, очень… как раз вот она тянула до последнего, она старалась дать шанс, но они просто…

Анна (одновременно): Потребительское было такое отношение, да-да-да…

Анатолий: Нехорошие…

Анна (одновременно): Ну это, знаете, травма... и для родителей тоже…

Анатолий: Их вернули, они просто вышли из машины и, не обернувшись, не сказав «до свидания», просто пошли в свой детдом. Настолько холодные эмоционально люди, настолько черствые ребятки…

Анна: Разные ситуации бывают.

И. Зотова: Вот, кстати говоря, у нас есть такой вопрос в соцсетях. Вы не боитесь, что положите всю свою жизнь на детей, а дети окажутся неблагодарными? Вырастут, соберутся, уйдут и даже спасибо вам не скажут…

Анна: С какой-то стороны, конечно, я не могу сказать, что я так буду равнодушна: ой, ушел и ушел. Я, конечно, порасстраиваюсь. Но я, честно говоря, знаю, что бывает время какого-то осмысления. И главное, я считаю, в этот момент не рассориться окончательно, то есть не говорить, что всё, раз ты так поступил, то больше ты вообще к нашей семье не… Да, немножко отпустить ситуацию и… говорить, что… «Я всё равно тебя люблю. Вот так сложилось, да. Ты подумай, поживи, но всё равно, если…» Я всегда так говорила: «Если ты захочешь, ты всегда можешь к нам вернуться».

Анатолий: Мы это делаем не ради бонусов и не ради вкусняшек потом. Они нам, в принципе…

И. Зотова (одновременно): И не ради пресловутого стакана воды.

Анна: Да!

Анатолий: Они нам в принципе ничего не должны. Мы достаточно…

Анна (перебивает): Мы вообще для себя это делаем! Нам это нравится.

Анатолий: Да. Мы делаем это для себя, делаем для того, чтобы дать им шанс. Вот.

И. Зотова: Понятно. Ну что ж, такой сложный вопрос, правда?

Анна: Угу.

И. Зотова: Давайте мы сейчас послушаем еще телефонный звонок.

Мужской голос: Здравствуйте. У меня вопрос к семье Осиповых. Скажите, пожалуйста, скрывают ли ваши приемные дети, что они приемные? И говорят ли ваши кровные дети, что у них есть приемные братья и сестры? Спасибо.

И. Зотова: Вот, кстати, тоже интересный вопрос. Бывает, что дети до определенного возраста говорят и любят даже эпатировать окружающих: «А я из детского дома!» А вот вырастают и дальше начинают скрывать, что они когда-то были детдомовские. Вот как у вас?

Анна: Вот мы это тоже замечаем, эту тенденцию. Маленькие действительно спокойно об этом совершенно говорят. Когда начинают подрастать, наступает какой-то момент, когда им этого не хочется (чтобы знали окружающие). Поэтому… ну мы тоже это оберегаем. Это тоже нужно уважать. Мне кажется, это… ну нормально.

И. Зотова: А кровные дети не педалируют, что вот у них братья и сестры – это не кровные братья и сестры, а именно приемные?

Анатолий: Ну нет, у нас такого нету. У нас этого не возникает даже. Они как-то очень перемешались.

Анна (одновременно): Ну у нас… Нам просто повезло, я не знаю. Даже вот когда… в церковь если я иду, то я вот даже спасибо говорю Богу, что… вообще, я сама удивляюсь, как так у меня получается одинаково любить.

И. Зотова: Тогда такой вопрос. Он тоже звучал от наших радиослушателей. А вот что делать, если в семье между кровным ребенком и приемным разгорается нешуточный конфликт. Виноват в конфликте больше приемный. А родители его защищают. И таким образом всё время виноват кровный. Вот как в этой ситуации быть?

Анна: Читала много психологов, слушала на эту тему, и для себя вынесла, что в этот момент надо наоборот сделать акцент на кровного, потому что ему в этот момент тяжелее, чем тому ребенку из детского дома. Потому что тот еще не привык, чтобы его сильно ласкали, целовали. Он еще свое заберет всё равно, потому что у него эта потребность есть. А вот твой кровный ребенок, он в этот момент… ему наоборот тяжелее, поэтому нужно сделать такой акцент именно на реабилитацию своего. И потом уже как-то вот их вместе объединять.

И. Зотова: Хорошо, еще один вопрос, который у нас оставлен на автоответчике.

Женский голос: Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, есть ли у вас в семье какие-нибудь традиции?

И. Зотова: Есть ли в семье традиции? И какие?

Анна: Интересный вопрос.

Анатолий (задумчиво): Да-а…

Анна (одновременно продолжает): Ну, первое мне в голову приходит – это, например, празднование Нового года. Появляются когда у нас новые дети, они с удивлением воспринимают, что мы под елку ставим тапочки, и наутро в тапочке в каждом появляется подарок. Эти уже все: «Тапочки, тапочки, не забудьте!» Ну, значит, новенькие, кто еще в Новый год в семье не был: «Какие тапочки, зачем тапочки?» – «А вот, ты не знаешь!..» Причем уже большие! Феде 12, он такой: «Вообще-то Деда Мороза нету…» Такие обсуждения: «А кто положил? А папы не было!» И, в общем, вот так интересно слушать. И новые подключаются, и им так интересно становится. Это одна традиция.

Анатолий (одновременно): Отмечаем Масленицу с зажиганием всех огненных фейерверков…

Анна: Да, папа это у нас устраивает каждый год. Мы идем на речку, дети сами делают чучело… тут же, там, из одежды, всё запихивают… потом мы все это дело сжигаем. Кто-то к нам присоединяется, какие-то идущие мимо люди… говорят: «Что у вас здесь праздник?» Я говорю: «Да! У нас (смеется) семейный праздник». Вот.

Анатолий: Так вот, чтобы какие-то ежедневные традиции, у нас так особо нету.

Анна: Дни рождения!

И. Зотова (одновременно): В основном, традиции связаны с праздниками, да?

Анна: У нас с праздниками, да, в основном. Еще у нас такая интересная есть… Не знаю, как там в других семьях, но как-то у нас так получилось, что у нас когда день рождения у одного ребенка, то мама озабачивается тем, что покупает какие-то небольшие подарки для всех детей…

И. Зотова: Всем!

Анна (одновременно продолжает): …Я их покупаю, чтобы они дарили именинник. Они могут еще какие-то свои открыточки делать – это у них своё, это бонус, это два подарка будет, но при этом я им раздаю, покупаю, выкладываю на кровати, они все прибегают, им так интересно еще выбрать подарок, который ты сейчас будешь дарить имениннику. Они выбирают! Дальше – это чисто их инициатива. Мы раньше ходили на всякие праздники, квесты, теперь мы ничего не придумываем, дети делают все сами: они прячут эти подарки… Кто хочет-дарит с пожеланиями. Но очень многим нравится спрятать подарок, кто-то рисует карту по которой пойдет именинник…

И. Зотова (восхищенно): Слушайте, какие у вас прям!..

Анна (одновременно продолжает): …Кто-то загадывает загадки, записочки раскладывает… И причем самое интересное, что они уже это всё делают сами. Вот тут день рождения был у Насти, и всё это… Особенно у нас инициативу проявляет Федя! Он организатор всех наших интересных каких-то детских мероприятий. И мы этим уже не занимаемся, они всё это делают сами, нам аниматоров не надо приглашать.

И. Зотова: И сразу понятно, как здорово, что рядом есть братья и сестры. Как это весело всегда проходит, и как много сразу подарков.

Анна: Именинник сидит весь обложенный…

И. Зотова (одновременно): Весь в подарках!

Анна: Когда фотографируем, он всё держать не может в руках. Если к нам еще и внучки приходят, у нас получается одиннадцать детей. Ребенок сидит – у него пятнадцать, например, подарков вокруг него… (Смеется).

И. Зотова (одновременно): Вот оно счастье! (Смеется вместе с Анной). Здорово! Ну что, друзья, у меня еще куча вопросов осталась, но я беру с вас слово, что вы еще к нам приедете, я надеюсь, что вам тоже было интересно.

Анна: Да.

И. Зотова: И в завершение я бы хотела попросить и Анатолия, и Анну какие-то слова напутствия, какие-то пожелания сказать тем людям, которые сегодня получили документы о том, что они могут быть усыновителями или опекунами. И вот у них вот это самое состояние, когда дрожь в руках, когда вот эта папка с документами – и дальше ты либо кладешь ее на полочку, и она там лежит, или ты уже всё: вижу цель – не вижу преграды. Вот что вы им скажете?

Анатолий: Лучше сделать, вот прыгнуть в эту попытку (может, потом ты пожалеешь, но ты попробовал, ты не был лежачим камнем), чем не сделать, и потом всю жизнь это будет висеть: что ты мог, и ты не сделал. И этого уже не возвратить. Кто-то из великих артистов сказал, Алиса Фрейндлих сказала: «Моя главная ошибка в том, что мне всегда казалось, что основное еще впереди. И оп! – а время, оно конечно и очень быстротечно!»

Анна: Ну я, конечно, уже с высоты своего опыта скажу, что очень внимательно нужно подходить к выбору, потому что действительно какой-то семье подходит один ребенок, а какой-то семье другой ребенок. Поэтому слушайте свое сердце. Опять-таки повторюсь, что ребенок должен вам нравиться (то есть вот он вам симпатичен). Главное – ваши взаимоотношения с ребенком. И, если это пара семейная, еще ваши взаимоотношения друг с другом. Это тоже очень важно. Так что будьте вместе, поддерживайте друг друга, и всё получится!

И. Зотова: Спасибо вам огромное! Здоровья, терпения, успехов детям.

Анна (одновременно): Спасибо!

И. Зотова (продолжает): Огромный привет, потому что мы всех ваших детей знаем и любим.

Анна (одновременно): Да-да-да!

И. Зотова (продолжает): Мы следим за вашими успехами. И двери нашего дома всегда для вас открыты!

Анна (смеется): Спасибо!

И. Зотова: Вы знаете, где нас найти. Спасибо вам огромное!

Анатолий и Анна (вместе): Спасибо!

Продолжение следует…

Фотографии из семейного архива семьи Осиповых.