А. Рудов: Рудов Алексей, многодетный отец. У меня двое самодельных и двое приемных. Поскольку ведь я теперь еще и клинический психолог, поэтому могу вам сказать, что психологическое тестирование в таком виде, как оно записано здесь, в проекте, оно в принципе неосуществимо или будет противозаконно. Это первое, что четко нужно понимать. Если вы хотите разобраться, например, есть ли какие-нибудь расстройства личности у людей, которым ну точно нельзя, значит, это надо совершенно по-другому вводить. Во-первых, надо сначала разобраться, какие расстройства личности мешают вообще воспитывать детей, но это, думаю, что это будет очень долгий, длительный, серьезный процесс. Поэтому сейчас это не то что неактуально, это просто, знаете, запрягать коня позади телеги. Это работать не будет. Оно создаст огромные проблемы, огромные споры, конфликты, суды, и это точно дискредитирует сам процесс устройства детей в семью. Давайте сначала научимся помогать людям, а потом уже их пытаться как-то вот… в клещи брать.

Что касается законопроекта. На мой взгляд, он в большой степени пытается компенсировать проблемы, которые есть в качестве, собственно, оказания услуг гражданам. То есть компенсирует проблемы органов опеки за счет будущих принимающих родителей. У нас в законодательстве ведь достаточно инструментов для того, чтобы это делать. Во-первых, почему-то все забывают, что есть 124-я статья, пункт второй, 146-я, пункт второй. Давайте хотя бы это развернем. Потому что ведь ничего нет!

Во-вторых, при принятии таких законодательных актов… я помню, еще Путин это говорил в свое время: он говорил, что такие законодательные акты нужно принимать пакетом. Вместе с чем? С нормативными документами. А если там еще вводится какое-то тестирование, то давайте мы его сначала хотя бы увидим, что мы принимаем. А то мы сначала примем… а потом уже было у нас такое дважды, когда мы сначала ввели, а потом быстро отскочили.

Что нужно еще сделать уже в новом законопроекте? Почему я солидарен здесь с Антоном Жаровым и другими выступающими, которые говорили, что если мы в таком виде начнем его править – поверьте мне, самое неприятное проскочит в первую голову! Поэтому, скорее всего, нужно… (аплодисменты) нужно именно этот проект класть в корзину и заново его разрабатывать, не торопясь и шагами.

В том числе, мне кажется, важно сделать его сбалансированным. На мой взгляд, пришла пора к таким пунктам, как 5.36, 5.37 КоАП добавить еще 5.37/1: «Ответственность органов опеки за препятствование передаче ребенка в семью». (Аплодисменты). Здесь есть много приемных родителей, которые с этим сталкивались. Я с этим сталкиваюсь в последнее время постоянно. И в этом плане, во-первых, ввести эту ответственность. Во-вторых, хотя бы научить органы опеки договора составлять. Ведь они сначала не составляют нормальный договор, а потом удивляются, почему так вышло!

И по поводу ПНД-справки. У них есть подробнейший регламент, как происходит освидетельствование будущих усыновителей и опекунов, вообще всех-всех-всех, кто эти справки получает. Может быть, нам пнуть Министерство здравоохранения, а не пытаться вводить законодательным путем, как они это должны делать?

И касательно того, что много было споров, это братья-сестры. Вы знаете, если передавать детей на опеку… даже иной раз лучше пусть в разных опекунских семьях воспитываются, чем они вместе дружно будут сидеть в учреждении. Вот это нужно четко понимать. И здесь что та формулировка, которая существует, что формулировка, которая предложена, она абсолютно нерабочая. Это первое.

Во-вторых, мне не понравилось еще в этом законодательном предложении то, что очень много коррупционно емких статей. Поэтому я выступаю категорически за то, чтобы именно эту формулировку, именно этот проект снимать и заново его делать.