Е. Немчинова: Добрый день, уважаемые коллеги, мы считаем этот законопроект очень своевременным, и хочу поделиться тем опытом, который мы накопили, начиная с 2012 года в Ханты-Мансийском округе. Понимая, что у нас идёт очень высокий уровень семейного устройства детей-сирот, мы пришли к тому пониманию, что нам необходим очень качественный отбор замещающих родителей, очень качественная подготовка, и первым нашим шагом было… в двенадцатом году мы продумали, всё-таки, психологическое тестирование для наших будущих замещающих родителей. Да, это были наши первые шаги, психологическое тестирование проводят не специалисты органов опеки (это лишь муниципальные служащие), их проводят те учреждения, которые находятся в ведении департамента социального развития. При всех учреждениях во всех 22-ух муниципальных образованиях, у нас работали службы сопровождения, социального сопровождения, и отдельные специалисты, которые работают именно с будущими замещающими родителями и уже непосредственно, сопровождают семью, когда она уже создана, когда ребёнок передан в семью. И постулат о том, что мы подбираем для ребёнка семью, это самый главный постулат, который мы пропагандируем у нас, среди специалистов и органов опеки, и наших учреждений, которые работают с семьями.

Что касается психологического обследования наших кандидатов, психологическое обследование используется только по согласию будущих замещающих родителей, и когда орган опеки и попечительства готовит заключение, то без согласия кандидатов, будущих кандидатов замещающих родителей, результаты психологического исследования не могут быть использованы. За период с 2015-го года (то есть пять лет практически), у нас от прохождения психологического тестирования отмечено только 15 отказов граждан. Из них 12 граждан это мотивировали тем, что в ближайшее время они не намерены принимать ребёнка на воспитание в семью, либо это были уже действующие замещающие родители. Четверо граждан за пятилетний период отказались передавать результаты психологического тестирования в органы опеки и попечительства. И, по, за период с пятнадцатого по семнадцатый год органами опеки по результатам тестирования выдано пять заключений гражданам о невозможности быть усыновителями, опекунами, попечителями. Только одно из этих отрицательных заключений было обжаловано гражданами в судебном порядке. Суд поддержал граждан, поэтому мы приняли это решение суда и выдали ему соответствующее заключение.

Что касается ещё вот такого опыта, который мы используем в автономном округе, тоже начиная с 2012-ого года, это психологическое тестирование подопечных детей на комфортность их пребывания в семье. Почему мы приняли тоже такое решение? Это и профилактика возвратов детей из замещающих семей, это и помощь самим замещающим родителям в налаживании детско-родительских отношений.

Ю. Зимова: Елена Владимировна, там же изменилась очень серьёзно статистика после этого…

Е. Немчинова: Да, что касается психологического тестирования подопечных… Мы сейчас уже подошли к тому, что тестирование детей проходит не ранее, чем через полгода после помещения ребёнка в семью. Мы сделали возрастную градацию этих детей, то есть у нас подопечные в возрасте разделили от четырёх до десяти лет (на комфортность пребывания в замещающей семье), и начиная с 2018-ого года наши психологи стали применять методики на отсутствие признаков жестокого обращения, то есть мы и с этим стали работать. За период с 2012-ого года тестирование у нас проходят, как правило, в среднем 83-85 процентов детей. На низкий уровень или, так скажем, уровень ниже среднего комфортности пребывания в семье показывают… если начиналось сначала от 5 процентов, то теперь это где-то 1,2 процента. То есть это тестирование – оно не ради самого тестирования. Затем начинается очень усиленная работа в помощь: социальное сопровождение, налаживание детско-родительских отношений, выявление причин некомфортного проживания ребёнка в семье. И оно делается не с той целью, чтобы мы отменили опеку отстранили опекунов, нет, а для того, чтобы наладить и сохранить для ребёнка эту семью.

Ю. Зимова: Я правильно понимаю, что после введения психологического обследования комфортности пребывания ребёнка в семье, сократилось количество возвратов и сократилось количество жестокого обращения?

Е. Немчинова: Да, мы когда начинали первые тестирования, в 13-ом году, численность возвратов детей в государственные учреждения кратно сократилось.