Т. Дорофеева: Добрый день, я очень давно в этой теме, больше 18 лет. Являюсь врачом-психиатром, психотерапевтом и давно занимаюсь отбором, помощью в кризисных ситуациях. Насчет психологического тестирования и обследования. Это должен быть очень долгий, последовательный, многоэтапный процесс. Таких служб, какие мы бы тесты ни проводили… одномоментно ты провел тест – и через три месяца что-то случилось, компетенции могут сильно улучшиться или сильно потеряться. Поэтому тех служб, которые нужно организовывать, чтобы создать психологическое долгосрочное сопровождение, потому что все страшные случаи, о которых рассказывали нам, они случаются третий, пятый, шестой год… И поэтому должна быть целая система психологической помощи, в которой участвует служба, которая этим занимается постоянно, на месте, родители ее знают. Это психологическое взаимодействие. Тесты тут… ну не знаю, может быть – пятая, двадцатая часть, потому что, занимаясь тестированием, я понимаю, что только военные тесты в компьютерных системах отбора могут сказать какую-то правду на настоящее время. У нас этой системы нету. Нету порядка. Нету единой договоренности, что мы ищем в личности, и это хотелось бы… ну, разработать всем вместе. Блок наших единых критериев, потому что родительские компетенции растут. Мы два года уже тестируем родителей «на входе» валидными стандартизированными методиками. При первом обращении и когда он заканчивает подготовку – в среднем шесть месяцев. И за это время есть динамика определенная, которую определенные службы (если они будут созданы) – надежные, безопасные, которые будут помнить, что семья – это место очень сакральное.

Мы ребенка в семью размещаем для того, чтобы ему там было безопасно. Когда его кто-то приходит тестировать… вот у меня трое кровных, один приемный. Вот давайте будем приемного тестировать. А кровные скажут: «А чё такое? Я тоже хочу». Или «не хочу». «А он что, больной? А как это будет?» То есть мы размещаем ребенка из дома ребенка в семью как в безопасное место, а как только мы его туда разместили, оно перестает быть безопасным. Начинают, там, структуры писать, что ваш ребенок (аплодисменты) что-то не так сделал, и так это всё нехорошо. Я тоже член ассоциации приемных родителей. И система эта должна быть очень отработана, должны быть единые критерии, должно быть единое понимание, зачем мы делаем это психологическое обследование.

Второе очень важно мне показалось, что мы начали с конца. У нас нет психологических данных по детям вообще. Родителям выдают детей без единого психологического заключения! (Аплодисменты). Говорят: «Вот твоя дебилочка! Бери ее, аккуратно вези, не потеряй по дороге». Я не придумываю, такое придумать самому невозможно. Никакого развернутого заключения на тяжелого ребенка… вот я давеча смотрела ребенка, ему 8 лет. Был он в детском доме 2 года. Выписочка крошечная о состоянии здоровья. Мальчик очень сильно травмированный, непонятно где: в семье, в детском доме. Поэтому нужна система оценки от кризисного случая изъятия (чтоб это делали на уровне того, кто изымает: центров, приемники-распределители – куда они поступают?), первичное обследование, обследование в динамике, в детском доме. Мне говорят: «В 481-м постановлении есть план жизнеустройства» – да? Вот он не выполняется. Я не открою, наверное, тайну, я работаю в детских домах регулярно. Там должен быть на выходе – вот ребеночек, вот рекомендации родителю. И тогда у ребенка есть какой-то шанс, а у родителей есть какое-то спокойствие. Для ребенка это большой-большой риск – не иметь информации вообще ни о чем. Поэтому очень важно начать не с конца. И вот если мы действительно хотим для ребенка искать ту ресурсную семью, которая может вместе со специалистами… я не знаю, где их будут готовить, честно. Мало специалистов, которые вообще понимают особенности приемных детей.

Вот у меня три постулата, которые я сегодня хочу, чтобы внесли куда-то и дальше развивали. Это такая долгосрочная, последовательная система работы психологической, в которой тестирование – очень маленькая часть, а остальное всё про отношения. Это то, что семья – суверенное место. То, что ребенок должен быть описан и полюблен. Ну и то, что мы все должны вместе взаимодействовать.