Т. Синюгина: Уважаемые участники нашей встречи! Я вас искренне приветствую и благодарю всех за то, что сегодняшний наш разговор уже имеет возможность состояться. Мы очень рассчитываем на то, что сегодня мы услышим здесь от вас конструктивные предложения. Что вы, как непосредственно практики, те, кто этим вопросом занимается в совершенно различных статусах, считаете необходимым предложить для того, чтобы вопросы устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью, действительно был эффективным. Сегодня у нас значительно уменьшается количество детей, которые ежегодно остаются без родительского попечения. И мы понимаем, что это стало возможным благодаря очень многим факторам (не буду их перечислять, надеюсь, что то экспертное сообщество, которое сегодня присутствует, это прекрасно понимает, знает). С другой стороны, ежегодно увеличивается численность детей, которых мы передаем на воспитание в семьи. У нас значительно сократилось количество образовательных и иных организаций, которые занимаются воспитанием, реабилитацией детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. И мы должны объективно отметить, что у нас действительно изменились наши дети и те дети, которых мы сегодня устраиваем в семьи. То есть, в целом изменился весь комплекс тех мероприятий, которые проводя ранее, мы получали, как нам видится, достаточно неплохой и социальный результат. Сегодня мы понимаем, что нам нужно говорить не только о том, что можно делать, но и, оценивая результаты, понимать, как, какими ресурсами мы будем это делать. Очень коротко о том, что сегодня у нас в Министерстве просвещения есть четкое понимание того, что нам необходимо реформирование органов опеки и попечительства. Мы должны очень четко понимать, что сегодня те функции и полномочия, которые есть у наших коллег на местах, в регионах, они или же не позволяют качественно, эффективно выполнять работу по подбору, подготовке кандидатов и дальнейшему сопровождению семей или же специалисты, которые работают, просто не имеют необходимых компетенций, поэтому нам необходимо говорить не только о структурных и организационных изменениях в деятельности органов опеки и попечительства, а также о непрерывном повышении квалификации и переподготовке наших специалистов. Когда мы говорим о деятельности органов опеки и попечительства, мы понимаем, что сегодня наш специалист в регионе, в муниципалитете, наверное, отвечает за всё то, что происходит с ребенком: как в семье кровной, родной, так и в семье замещающей. И на наш взгляд, очень важно… сегодня мы подошли к тому периоду времени, когда нам нужно действительно отделить очень многие функции и определить, что является прямыми полномочиями и функциями органов опеки и попечительства, а что на сегодняшний день мы вполне спокойно и свободно можем определить за иными организациями, которые бы это делали действительно эффективно и качественно в интересах детей. О чем идет речь? Приоритетом безусловным для всех нас является подбор для каждого без исключения ребенка, который остался без родительского попечения, семьи. И сегодня мы будем очень последовательно и системно проводить именно эту политику. Каждому ребенку мы подбираем, готовим ту семью, которая ресурсна, способна, готова и может, принимая этого ребенка в свою семью, действительно создать все возможности для того, чтобы ребенок в семье этой рос, развивался и действительно был счастлив. С другой стороны, мы понимаем, что нам очень важно, чтобы действующая государственная система действительно создавала те необходимые условия для получения нашими кандидатами в приемные родители знаний, которые бы позволили, действительно, принимая ребенка в семью, справиться с той задачей, с той миссией, которую родители для себя определяют. Поэтому мы с коллегами, обсуждая и те изменения в законодательстве, которые мы видим необходимыми сегодня в целом и в деятельности органов опеки и попечительства, и в нашем взаимодействии с семьями. Конечно, мы понимаем, что сегодня нам нужно очень много менять. Мы не говорим о том, что это будет таким жестким реформированием или теми решениями, которые будут приниматься без нашего с вами обсуждения, без участия всех без исключения заинтересованных лиц в принятии решения. Не могу не отнестись к тому документу, который становится в последнее время одним из самых обсуждаемых. Это те изменения законодательства, которые были направлены в проект, который был направлен для обсуждения в профессиональном нашем сообществе наших коллег, это был лишь документ, который позволял нам получить из регионов предложения, замечания и те дополнения, которые специалисты, работающие на местах, в региональных органах управления системой, а также муниципалитетах, посчитали необходимым в наш адрес высказать для того, чтобы мы могли продолжить работу над законопроектом, и уже в соответствии со всеми требованиями в дальнейшем вести и общественное обсуждение данного законопроекта уже после проведения такого, скажем, первого этапа, когда мы традиционно собираем предложения со стороны регионов. Я хочу, чтобы очень четко была услышана наша позиция, и наша позиция основывается на нашем очень, действительно, тесном взаимодействии и с экспертным сообществом, и научным сообществом, и, конечно, с приемными родителями.

Итак, мы максимально в рамках законодательства и этих полномочий, которые есть у нас, должны создать условия для устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи. Второе. Для тех детей, для которых по каким-либо причинам это сделать незамедлительно будет невозможно, создать условия в учреждениях для детей-сирот, в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, чтобы они получали весь комплекс мер и мероприятий, направленных на их реабилитацию, обучение, воспитание и, безусловно, социализацию. Третье. Мы понимаем, что все решения, которые мы будем принимать в этой очень чувствительной теме, они будут приниматься только через очень серьезное обсуждение и согласование с вами, с экспертным сообществом, с практиками и, безусловно, с нашими региональными представителями.

Но и еще один момент… Это те вещи, без которых мы понимаем, что сегодня нам будет выстроить эту систему крайне сложно. Мы прошли период, когда мы передавали детей в семьи только исходя из желания наших граждан, людей, потенциальных кандидатов, желания взять ребенка и дать ему то, чего у него не было в условиях его кровной семьи или в условиях организации для детей-сирот. Мы понимаем, что сегодня мы находимся на этапе, когда нам необходимо родителей вооружить теми знаниями, подготовить их таким образом, чтобы этот процесс был действительно эффективным, менее стрессовым и проблемным. Как для самой семьи, так и для ребенка. И, конечно, мы говорим о том, что нам нужно подготовить кандидатов. С другой стороны, мы понимаем, что с момента передачи ребенка в семью наша забота, государственная забота о ребенке и о той семье, которая приняла его на воспитание, не заканчивается. Поэтому, конечно, мы будем разрабатывать, совместно с вами обсуждая эти вопросы, тот комплекс мер и мероприятий, который нам позволит сделать совместно с вами выводы, насколько семье комфортно с ребенком, который в семье появился, насколько действительно ресурсна семья, готова и может создать те условия, которые необходимы для ребенка. Ну и насколько ребенок действительно получает всё то, что необходимо для его воспитания и развития. И поэтому, конечно, вопрос, связанный с сопровождением: кто это будет делать, каким образом и так далее.

Достаточно много в рамках обсуждаемой темы возникает вопросов, связанных по отдельным направлениям. Это и вопросы, связанные с психологическим обследованием, это вопросы, связанные с возможностью переезда семьи. Это вопросы, связанные с теми изначально условиями, которые у семьи есть для возможности приема ребенка (мы говорим о ресурсах самой семьи). Ну и, наверное, самый обсуждаемый вопрос, который был после заявления Ольги Юрьевны, который был снят с повестки, это о численности детей, которые могут передаваться в семью, и те, которых семья может воспитывать. Мы с коллегами, обсуждая этот вопрос, проговорили, что, наверное, главным критерием является не численное ограничение, и то, что, в конечном итоге, позволит, поможет вам с этой проблемой справиться – это очень правильная профессиональная оценка ресурсов той семьи, которая ребенка как первого, так и последующего, будет принимать на воспитание. Поверьте, что мы сегодня на этом этапе понимаем, благодаря каким ресурсам мы это сделаем. Кто вместе с нами (и с обсуждением с вами) будет предлагать все эти инструменты. Кто в регионах будет готовить специалистов, которые будут все эти регламенты выполнять. И я хочу всех, уважаемые участники нашей сегодняшней встречи, заверить в том, что мы реалисты. И мы понимаем, что в течение одного дня, месяца, года мы этого сделать на 100% эффективно по-другому не сможем. И поверьте, мы очень заинтересованы в том, чтобы решение было самым эффективным и в интересах детей. Ни у кого нет желания какие-то вещи пропихнуть, протащить и сделать до 1 сентября. Мы внимательны ко всем тем словам, предложениям, которые прозвучали и в наш адрес. Мы не будем вносить данный законопроект 1 сентября для его дальнейшего утверждения. Мы будем вместе с вами работать над тем, чтобы внесенный нами в Правительство, а в дальнейшем – и в Государственную думу документ действительно позволял нам решить все те проблемы, совместно решить все те проблемы, о которых я сейчас сказала. Но законопроект, который будет направлен на изменение законодательства в части детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нами будет разрабатываться, обсуждаться и, в соответствии с данными нам поручениями, после обсуждения будет вноситься. Спасибо!