Сегодняшний выпуск «Детского вопроса» – предновогодний. Совсем скоро нас ждут нарядные елки, подарки, мандарины, бой курантов… А Новый год, как известно – праздник семейный, и встречать его лучше всего в кругу самых близких людей. Конечно, нам очень хочется, чтобы так было и у подопечных нашего социального проекта. Кстати, большинство из них – подростки. И это совершенно неудивительно: среди воспитанников детских домов дошколят и даже младших школьников осталось совсем немного – их, в основном, разобрали по семьям. Однако в последнее время все чаще начали обретать приемных родителей ребята старше 10 лет. Только за этот год мамиными и папиными стали около 300 наших подопечных, для которых приближающийся новогодний праздник будет по-настоящему семейным.

Постоянные слушатели «Детского вопроса» наверняка помнят, что каждый год на нашем сайте появляется волшебная виртуальная елочка, под которой мы вместе с вами загадываем желание за тех ребят, кто чем-то особенно запомнился, запал в душу. И, наверное, не надо объяснять, какое именно желание – конечно же, самое заветное: навсегда покинуть детский дом, стать для кого-то сыновьями и дочками!

Волшебная елка желаний

Глава 1. Новые вагончики «Поезда надежды»

1. Новогоднее чудо

Год назад желания в эфире загадывали не только мы, журналисты, но и юные ведущие того новогоднего выпуска – 15-летний Сережа и 13-летняя Лена. Лена тогда только-только обрела семью – буквально за пару месяцев до эфира ее привез из Челябинска «Поезд надежды». Девочка с удовольствием поделилась недавними впечатлениями и радостью по поводу приятных изменений в своей жизни. Но, конечно, речь шла не только о них…

И. Зотова: А есть у тебя самый-самый лучший друг? Ну, или подруга.

Лена: Да, есть. Ее зовут Таня. В детском доме мы жили вдвоем в комнате. А теперь она осталась одна.

И. Зотова: Таня тоже хочет в семью?

Лена: Да, очень-очень. Но она сомневается, что ее кто-то возьмет, ей ведь уже 16. Знаете, какая у меня есть мечта? Чтобы Новый год Таня тоже встретила в семье, как и я. Но, скорее всего, это не получится – слишком мало времени осталось…

В том же выпуске Лена рассказала о своей подруге, в эфир вышло интервью с Таней. А уже в январе у нас состоялся вот такой разговор:

Корр.: Таня, вот скажи, когда мы с тобой тогда разговаривали, ты верила, что что-то произойдет похожее?

Таня: Я до конца не верила, я думала, что люди не возьмут взрослого ребенка… Я понимаю – лет десяти, там, двенадцати, тринадцати, но никак не шестнадцати. Но потом, когда мне сказали, вот это всё я узнала, – я просто прыгала по коридорчику! (Корреспондент посмеивается). Я хлопала в ладоши! Директор говорит: «Что с тобой?» – «По ходу, – говорю, – чудеса случаются, знаете».

Корр.: Ну как раз перед Новым годом, новогодние чудеса!

Таня (одновременно, со смехом)Да, говорю, как раз подарок перед Новым годом. Лучше подарка и быть не может! Спасибо вам большое! Если бы не это интервью, мне кажется, то я бы проводила этот Новый год не в семье. В общем, рада вообще. Так что теперь можно смело детям говорить, чтобы они не стеснялись давать интервью: у каждого есть шанс!

2. Две мечты

Точно так же считает и второй юный ведущий – Сережа. И думает он так уже больше двух лет – с тех пор, как в сентябре 2015 года стал первым пассажиром детского рейса «Поезда надежды». Напомним, что идея этого проекта такова: ребенок приезжает в Москву, чтобы, как говорится, «прикоснуться к мечте». Например, Сережка мечтал стать военным дирижером, и мы организовали ему консультации в Московском военно-музыкальном училище, куда он хотел поступить. А еще мальчик побывал на Международном фестивале военных оркестров «Спасская башня», где ему удалось даже познакомиться с главным военным дирижером страны Валерием Халиловым. Надо сказать, мечта о поступлении начала осуществляться очень скоро: в декабре того же 2015 года Сережа снова приехал в Москву, но уже не на экскурсию, а в приемную семью, причем не простую, а музыкальную. Так что подготовка Сергея к вступительным экзаменам началась сразу и на полном серьезе. И вот результат: 1 сентября нынешнего года на торжественной церемонии посвящения в суворовцы мы поздравляли высоченного красавца-курсанта с поступлением в Московское военно-музыкальное училище теперь уже имени генерал-лейтенанта Халилова.

Корр.: А ты сейчас в училище ходишь – ты вспоминаешь, как мы с тобой там были?

Сережа: Конечно!

Корр.: Да?

Сережа: На плацу когда занимались, там вот эти зеркала, где показывают, как правильно барабанщик стоит… Вспоминаю, думаю: «Ничего себе! Только недавно приходили сюда, а я уже сюда поступил, здравствуйте!»

Корр.: Да. Ты тогда верил, когда мы в эти зеркала-то смотрели?..

Сережа: На самом деле, нет.

Корр.: Ну, здорово же? Что все получилось…

Сережа: Чудеса бывают.

Корр.: Мечта твоя сбылась?

Сережа: Да уже давно, в принципе… Я когда прилетел, она уже сбылась. Увидел своих будущих родителей и понял, что вот то, чего я ждал, пришло.

Корр.: То есть, в первую очередь, ты все-таки мечтал о семье?

Сережа: Да.

Вот так. И совершенно неудивительно, что год назад Сережка тоже не остался в стороне от нашей новогодней традиции.

Сережа: Я тоже хочу загадать желание! Но еще не решил, за кого: у меня много друзей…

И. Зотова: А знаешь, Сережа, недавно в интернете появился видеоролик об одной девочке, который она сняла сама. И написала волонтерам с просьбой рассказать о ней. Эта девочка – Алена – живет как раз в твоем бывшем детском доме. С разрешения органов опеки мы позвонили ей и спросили, для чего был сделан этот ролик.

(Звучит запись телефонного разговора):

Алена: Я хочу себе семью найти.

Корр.: Какую семью ты бы хотела найти? Какая должна быть мама, каким должен быть папа, как ты думаешь?

Алена: Добрыми… ну, которые понимали бы.

Корр.: Ну а ты, как дочка, какая должна быть?

Алена: Ну я должна слушаться, помогать, должна с ними советоваться.

Корр.: Как думаешь, это сложно?

Алена: Ну-у, наверное… сначала будет трудно, а потом уже нормально.

Корр.: У тебя получится, да?

Алена: Я думаю, да.

Прошлый Новый год 15-летняя Алена встретила все-таки в казенных стенах. Однако пожелание Сережки сбылось, и теперь предпраздничные хлопоты девочки проходят, как и полагается, уже в кругу семьи.

3. Начать с начала…

Но это еще не все приятные новости уходящего года, которые связаны с «Поездом надежды». Наши постоянные слушатели наверняка помнят, что весной состоялся второй детский рейс этого необычного транспортного средства. Его пассажиром стала 15-летняя Соня из маленького городка в Хакасии. Незадолго до поездки девочка прошла в детском доме психологическое тестирование, которое показало, что ей рекомендованы три профессии: библиотекаря, парикмахера и стюардессы. Об этих специальностях Соня почти ничего не знала, поэтому с нашей помощью она побывала в Российской государственной детской библиотеке и в Центре подготовки авиационного персонала «Аэрофлота», поучаствовала в мастер-классе стилиста международного уровня Вагана Вога. Конечно, в насыщенной программе юной гостьи столицы были и развлечения: прогулки по Москве, увлекательные экскурсии, мюзикл «Золушка»… Но и это не было главным. Основной задачей было найти нашей Золушке родителей. И, надо сказать, откликов было немало! Среди многочисленных писем с вопросами о Соне, было и вот это:

 «Здравствуйте! Мы с мужем живем в Крыму. У нас в жизни случилась страшная трагедия, наш единственный сын погиб в аварии, ему было 27 лет. У нас больше никого нет, а мы хотим, чтобы наша любовь была кому-то нужна.

Последние полгода я изучала сайты по усыновлению и искала фотографию того ребенка, которого мы хотели бы забрать в свою семью. Вот сейчас я увидела фотографию Софьи… Невозможно передать словами мои чувства! Сердце не может ошибаться! Я искала именно эту девочку.

Помогите нам, пожалуйста, обрести смысл в жизни, потому что после смерти сына наш мир рухнул».

Однако пока автор письма – Вита, а также ее супруг Эдуард собирали документы, семья для Сони нашлась (летом мы рассказывали о том, как девочка снова прилетела в Москву – теперь уже не на экскурсию, а к своим приемным родителям). Крымчане, конечно, порадовались за девочку, но и расстроились одновременно. Был момент, когда супруги чуть не опустили руки, но… Потом все-таки согласились: видимо, Соня – не их ребенок, а их дочка все еще в детском доме, продолжает ждать, когда ее найдут.

И Вита с Эдуардом эту девочку нашли!

 Лена оказалась почти того же возраста, что и Соня, да и жила неподалеку: тоже в Хакасии, но в другом городке. Собрав все документы, крымчане сели в самолет и полетели за дочкой. Случилось это в конце июля, вскоре после того, как Лене исполнилось 16 лет. Конечно, девочке было страшновато вот так круто менять свою жизнь, лететь через полстраны к малознакомым пока людям. Но вот что вскоре, еще летом, рассказала нам ее приемная мама:

Вита: Она хочет поменять имя. Пока мы в школу не пошли…

Корр.: А почему она хочет имя поменять?

Вита: Она хочет… Вот это все забыть, прошлое. Ну, конечно, мы пойдем к психологу потом попозже, чтобы не все сразу.

Корр.: Ну да.

Вита: Эдуард Константинович сказал: «Ты знаешь, твое прошлое нас вообще не интересует. Что было – то было. Все начинаем с чистого листа. Тебя никто здесь не знает, знаем только мы. Всё». Вы знаете, вот когда мы ей купили одежду – просто вообще пошли подавать туда документы, сюда, а потом идем мимо магазина, говорю: «Давай зайдем! Вот это померяем, вот это померяем, давай вот это возьмем». А у нее вот такие глаза. А оно все розовое! Оно все такое красивое, все такое гламурное!

Корр.: Угу.

Вита: Мы пришли домой, а она говорит: «А что я теперь должна за это сделать? 

Как я вам должна это отработать?» Ну, муж говорит: «Да ничего. Носи! Мы так хотим. У нас красивая дочь! Мы хотим, чтобы было все красиво». То есть, вот так вот.

Корр.: М-да…

Вита: Девочка очень сложная, очень тяжелая у нее судьба. Сегодня Эдуард Константинович сказал: «Лена, нам надо с тобой написать книжку». Она говорит: «Но у истории есть продолжение…» – «Ну, продолжение мы уже будем писать вместе».

4. Один, два, три… шесть!

Вместе писать продолжение будет не только эта семья. Ведь среди миллионов людей, узнавших о Соне, многие впервые задумались о приемном ребенке, стали искать информацию об этом. Некоторые пошли дальше – начали собирать документы, а кто-то даже успел получить заключение о праве быть опекуном или усыновителем. Но поскольку единственный пассажир второго детского «Поезда надежды» обрел семью, эти люди стали задумываться о знакомстве с другим ребенком. Или – с другими детьми.

Так произошло и с самостоятельной мамой Ольгой из Подмосковья. К моменту нашего знакомства у нее уже было трое кровных сыновей. Двое из них практически взрослые – им исполнилось 16 и 18 лет. Вообще-то, Ольга собиралась принять в семью двоих ребятишек до 10 лет, но увидев Соню, захотела стать для нее мамой. Причем документы у нее были полностью готовы. Однако как раз тогда мы узнали, что в один из приютов Москвы только что попали две сестры и брат – 10-летняя Настя, 8-летний Руслан и 4-летняя Ксюша, о чем мы и рассказали Ольге. А через пару месяцев узнали, что она стала мамой уже шестерых детей…

Ольга: Я сама не ожидала, честно говоря.

Корр.: Да? И как все получилось?

Ольга: Понимаете, все как-то само собой… Вот то, что вы мне сказали, там… Получается же, что они же меня нашли, по большому счету.

Корр.: Ну, в общем, да.

Ольга: И, наверное, первая встреча сразу все изменила, потому что… Ну я взрослый человек, мне было тяжело с ними знакомиться, а вот дети – они сразу втянулись, начали общаться.

Корр.: А, то есть вы поехали на встречу со своими детьми?

Ольга: Да, я сразу брала детей. Приехали, познакомились, и они тут же начали играть. Как-то сразу завязалось, и когда вышли, они говорят – слушай, такое ощущение, что мы давно знакомы (корреспондент смеется). Мы им тоже очень понравились… Ксюша сразу к нам всей душой, и я сразу стала мамой, в первый же день (корреспондент смеется). То есть прошло буквально 15 минут, и она уже: «Мама-мама». А Руслан в первый день сказал: «Буду вас тетя Оля называть». А потом смотрю, уже Олега братом называет: когда у него что-то спросили, он говорит: «Да это моего брата». Потом он уже «мама-мама» тоже через два дня. Настя чуть дольше подзадержалась: она меня никак не называла, ни «тетей», никак.

Корр.: Угу.

Ольга: Просто в один прекрасный момент сразу на «маму» перешла. Ну, в общем, вот как-то…

«Перешли на маму» в этом году и еще двое ребят, которые тоже имеют некоторое отношение к Сониному рейсу «Поезда надежды». Они – земляки девочки, а мы ведь говорили в эфире не только о ней, но и о других ребятах из Хакасии. В том числе – о 16-летнем Руслане. О том, что из этого вышло, расскажет Ольга Резюкова.

(Звучит первый куплет песни «Мы желаем счастья вам»).

В мире, где кружится снег шальной,

Где моря грозят крутой волной,

Где подолгу добрую

Ждем порой мы весть,

Чтобы было легче в трудный час,

Нужно верить каждому из нас,

Нужно верить каждому

В то, что счастье есть.

Глава 2. Стали братьями и сыновьями

(Фрагмент из выпуска 349)

Корр.: Скажи, если какая-то семья тобой бы заинтересовалась, ты бы как к этому отнесся?

Руслан: Нормально.

Корр.: Некоторые ребята говорят: не хочу в семью, не надо мне…

Руслан: Ну раньше не хотел, сейчас как-то захотелось…

Корр.: С какими людьми тебе бы хотелось познакомиться?

Руслан: С хорошими людьми!

Не сразу, но хорошие люди все-таки нашлись. Точнее – хороший человек Татьяна Зелинская из Читы. Как водится, она захотела побольше узнать о мальчике, который ей понравился. А мы, в свою очередь, поинтересовались ее семьей.

Татьяна: Моя семья… Ну, я являюсь (четырнадцать лет уже скоро будет) приемным родителем. 

Корр.: Вы одна, да? Самостоятельная мама?

Татьяна: Я одна. В прошлом жена военнослужащего. Муж у меня погиб. Нас депортировали с Молдавии. Там как раз военные действия начались. Мы так вот в Читу выехали. И с этого момента я решила, что… ну, может быть, грубо я говорю… лучше воспитать много детей, чем держать одного мужика-альфонса. Уже такой, как был, не найдешь.

Корр.: Угу.

Татьяна: Золотой! Не знаю, ну так привыкла. Я уже не могу без них. У меня есть взрослые дети. Есть взрослый сын. Тридцать семь лет. Он работает и учится в педагогическом  университете, на историка.

Корр.: Угу.

Татьяна: Есть дочь, которая одно образование получила: колледж байкальский. Сейчас тоже в университете. Второй курс у нее уже. Эколог она. Двадцать один ей. Еще одна есть – девятнадцать лет В горном колледже обучается, сейчас она на практике в Красноярском крае.

Корр.: Это вы про кровных мне рассказываете, да?

Татьяна: Один всего.

Корр.: Один кровный?

Татьяна: Да.

Корр.: Вот самый взрослый?

Татьяна: Да.

Корр.: Понятно.

Татьяна: Ну потом есть еще у меня, сейчас девятый класс будет заканчивать. И тоже поступает. Наверное, или культпросвет, или… ну посмотрим – куда.

Корр.: Мальчик или девочка?

Татьяна: Это девочка. Еще одна девочка у меня – седьмой класс. Полиночка. Мальчик Коля – четвертый класс. Голова парень! Умный, память отличная. Гриша, второй класс. И две малявки совсем по четыре года. Вот.

Корр.: Они… Они двойняшки?

Татьяна: Нет. Они из разных семей. Просто мы взяли Аленку, она отказник была. Родители не могли найти общий язык с ребенком: она кричала постоянно. И от нее отказались. Вот я ее взяла. И шесть месяцев мы ее приводили в порядок. Вот вчера ей было четыре года. А еще у нас есть Лиза теперь. Эту девочку мы взяли буквально недавно. Потому что Аленка, она… Им обычно лучше расти по двое.

Корр.: Угу.

Татьяна: Как-то, понимаете, – им так общение и…

Корр.: Ну да, да. Интересы общие.

Татьяна: Да. У неё погибла мама, у этой девочки. Бабушка тоже не справилась что-то, и вот мы взяли ее. Ну вот такая моя семья.

Этот наш разговор состоялся в конце лета. С разрешения опеки Татьяна начала общаться с Русланом. К тому времени он уже поступил в один из колледжей в Абакане и покинул детский дом. В какой-то момент Татьяне показалось, что Руслан, по ее выражению, «уже хлебнул свободы» и больше не хочет в семью. Однако через какое-то время паренек предложил Татьяне забрать его вместе с другом, Ильей. А вскоре начал названивать и сам Илья.

Татьяна: Он позвонил нам. И звонил, и звонил, звонил: «Я хочу к вам. Я хочу к вам. Я хочу к вам». И уже… еще там было: «Мама, забери меня домой! Забери домой!» Вот. Он же там мало был, в детском доме. Всего года полтора, наверное.

Корр.: Угу.

Татьяна: Ну и, в общем, я так решилась. А Руслан – тот, в принципе, тоже: «Я тоже поеду!»

Корр.: А вы Руслана-то где увидели? Как узнали о нем?

Татьяна: На сайте… Я постоянно сижу смотрю. Я на форуме была два раза в Москве. По приемным семьям.

Корр.: Угу.

Татьяна: Своих коллег встречаю там. Читаю про их семьи. Ну и вот случайно увидела. Заинтересовалась и думаю: ну позвоню, поговорю… Мы с ним созвонились, но он что-то промычал… И все, и на этом замолк. Недели две, наверное, вообще ничего – молчал. И тишина… Пока не начал уже звонить. И начал выходить на девчонок. На сайте нашел… ну в «одноклассниках». И начал, значит, с девчонками… и все, и вот. И «мама», и «мама». И «домой», и «домой».

Корр.: Это Руслан?

Татьяна: Это Илья.

Корр.: Илья?

Татьяна: Да. А Руслан меня в первый раз назвал в поезде, когда мы уже ехали. Я говорю: «Если тебе трудно – меня зовут Татьяна Ивановна». Он: «Нет. Я хочу называть тебя… Можно на ты? Я хочу тебя называть мамой». – «Ну называй, пожалуйста». И с этого момента вот так мы и живем. Появились два сыночка. Ну я, конечно, свои условия поставила. Сказала, что у нас работать не надо дома. Только учиться. Будьте аккуратны, вежливы. Я от них ничего не требую, кроме учебы. Ну, как я говорю, что я за учебу шкуру спускаю.

Собственно, именно из-за учебы Татьяна забрала ребят не сразу, а только после того, как договорилась, что их примут в определенный колледж в Чите – примерно такой же, как в Абакане. Это было нелегко: учебный год давно начался и мест уже нигде не осталось. Тем не менее, все получилось.

Татьяна: Спасибо, вот зам. по учебной части Людмила Александровна из  колледжа, в котором они сейчас учатся нам позвонила. Сказала: «Я вам выбила два места. Приходите, пожалуйста, учиться». Ну вот, мальчики, как говорится, с корабля и на бал: сразу пошли учиться.

Корр.: А в какой колледж?

Татьяна: Читинский техникум отраслевых технологий и бизнеса. Илья пошел на группу «Связь». Она одна-единственная. Такой больше нигде нет. Престижная. А Руслан, так как он послабей немного, он пошел мастером ЖКХ. Ну и параллельно мы записались на курсы. Не на курсы, а тоже компьютерный колледж – на вечернее образование. Вот сейчас они на образовании, еще не приехали. И будем учиться, будем учиться. После января месяца они идут от военкомата учиться на водителей.

Корр.: Ооо.

Татьяна: Оба. Да. Уже договоренность есть у нас с военкоматом. Ну строго. С учебой у нас строго. Проверяем домашнее… Вот ходила уже на родительское собрание к мальчишкам.

Корр.: Так.

Татьяна: Ну ничего так, хвалят. Да. У Ильи, конечно, четверки-пятерки. Ну у Руслана есть и тройки. Руслан немножко запущен. Да не немножко, а сильно.

Корр.: Угу.

Татьяна: Ну первые, наверное, недели две куда-то ему надо было бежать, куда-то идти, че-то где-то смотреть. Ну а потом все. Сейчас уже все домой несутся. Уже бегом домой… домой. Ну все нормально так. Приняли в семью и как бы все. Я думаю, что все будет хорошо.

В разговоре я не могла не задать Татьяне вопрос, который волнует многих:

Корр.: Ну так все-таки труднее-то с маленькими или с большими?

Татьяна: Нет. Когда берешь ребенка с маленького возраста, ты уже из него лепишь то, что ты хочешь. Вот как ты все это сделаешь, так вот он дальше и пойдет. Понимаете?

Корр.: Угу.

Татьяна: А у больших… он уже всё сам. Вот как Руслан: он привык болтаться, где-то цемент месить, где-то купить лапшу поесть. И вот временами сядет и… Крабовые палочки куплю на салат… В холодильник заглядываю – съел. Ну я же на салат! Вот так. Они уже привыкли.

Корр.: Угу.

Татьяна: Вот лапшу могут заварить. Вчера ругалась – говорю: «Посмотрите: и голубцы сделаны, и суп есть!» Вот захотели лапшу. Он привык болтаться… Вот ему бы куда-то. Сейчас уже остепенился. По первости… в баню еле-еле затолкали. Парни через пять минут уже пришли – вроде бы намылись. А вчера уже баня была у нас – они уже и парились! Я говорю: «Ну вот, нормально». То есть они много еще чего не знают. Ну посмотрим – если нормально будет… как у нас с деньгами будет… может, я им куплю путевки, уже договорилась. В Ленинград полетят на каникулы новогодние. Больших всех отправлю. На экскурсию.

Корр.: В Питер?

Татьяна: Да. Да. Вот такие дела.

Корр.: Понятно. То есть у вас, получается, нет никакой адаптации?

Татьяна: Ну есть, почему? Понемножку проходят они. Я… во-первых, никаких личных денег. Вот положено тебе столько – все, оставил карту, чтобы у меня хранились. Никаких болтаний по городу или куда-то.

Корр.: Угу.

Татьяна: Нужно куда-то – пожалуйста, подойди, спроси…. Ну мне еще хорошо помогает старшая девочка, Женя. Она пойдет им там почитает нотации, мозги промоет. Они: «Все-все-все». Руслан такой: он всегда приходит, если что-то нашкодничает. Сначала Илья подходит: «Мамуль! Мамуль! Мамуля!» – Там, начинает целоваться, обниматься. Потом подходит уже Руслан: «Мам, мы больше так не будем делать». Вот такой он, понимаете? Ну то есть идет перелом пока.

Корр.: Угу.

Татьяна: Я сказала: «До восемнадцати лет выучитесь, а потом как хотите. Хотите уходить – уходите». А Илья: «Я никуда не пойду». А он: «Я тоже никуда не пойду». Ну вот так… ну вот как бы… помогу. В армию – помогу. Я же тоже сама служила. И я думаю, что главное – на путь истинный поставить.

(Звучит второй куплет песни «Мы желаем счастья вам»).

В мире, где ветрам покоя нет,

Где бывает облачным рассвет,

Где в дороге дальней

Нам часто снится дом,

Нужно и в грозу, и в снегопад,

Чтобы чей-то очень добрый взгляд,

Чей-то очень добрый взгляд

Согревал теплом.

Глава 3. Эстафета желаний

1. Кристина – Эльвира и Соня

Инна Зотова: Георгий Москвичев в прошлом году загадал желание за скромную и добрую Кристину из Иркутска, которой тогда было 14 лет. Девочка мечтала о доброй маме и сильном папе, а еще – о младшем братике или сестричке.

Корр.: Кристина, ты помнишь, как ты впервые в семью пришла?

Кристина: Помню.

Корр.: Ну, и какие были эмоции, впечатления? Тебя что-то удивило?

Кристина: Нет, ничего. Мне понравилось здесь. Я не хотела потом в детский дом уезжать.

Корр.: А что тебе понравилось?

Кристина: Ну, мама понравилась, дети… Два брата и четыре сестры.

Корр.: Замечательно. Ну, ты довольна, ты рада, что сейчас живешь в семье?

Кристина: Рада.

Корр.: А что тебя больше всего радует в семье?

Кристина: То, что меня здесь любят.

Инна Зотова: Как видите, мечты Кристины сбылись, и даже более чем… Георгий, за кого будет следующее желание?

Георгий Москвичев: Я хотел бы пожелать обрести семью двум дружным сестренкам из далекой Находки: 6-летней Эльвире и 5-летней Соне. Воспитатели говорят, что этим веселым добрым девочкам никогда не бывает скучно, потому что они всегда найдут занятие по душе. А еще они любят слушать сказки. Надеюсь, что в следующем году разные интересные истории им будет читать уже мама. Или папа.

2. Давид – Владик

Инна Зотова: Ирина Поварова год назад пожелала навсегда покинуть казенные стены 12-летнему Давиду из Кемерова, которому мы искали родителей уже не первый год. Да и сам он очень-очень хотел попасть в семью, прямо до слез. Но почему-то семья для этого хорошиста все никак не находилась. И вот наконец…

Андреа: Когда мы подъехали к детскому дому, он стоял уже на улице, нас ждал (корреспондент смеется). Улыбка от уха до уха, вот это маленькое чудо в рваной шапке, рваной куртке (смеется) стояло и ждало нас. Мы сразу обнялись… Такое ощущение счастья и радости, просто!.. Мы же до последнего боялись, что вдруг он откажется, вдруг он с нами не захочет поехать – всякие же истории бывают.

Корр.: Ну да.

Андреа: Но мы когда его увидели, что он правда нас ждал, мы были очень счастливы. Мы его забрали, мы уже его от себя не отпускали. То есть он был все время с нами, он до сих пор находится в таком, не знаю, то ли возбужденном состоянии, то ли у него эйфория. В общем, такая бабочка радостная у нас тут порхает по дому! (Смеется вместе с корреспондентом).

Инна Зотова: Теперь у Давида есть мама и папа, брат и две сестры. Ирина, за кого будете загадывать желание на этот раз?

Ирина Поварова: Во время прошлогоднего рейса «Поезда надежды» в одном из детских домов Челябинской области я познакомилась с 14-летней Валерией и ее 10-летним братом Владиславом. В разговоре Лера сказала, что понимает: братьев и сестер не всегда забирают вместе, а она уже большая и готова отпустить брата в семью одного. Однако вскоре после того, как мы рассказали об этих замечательных ребятах в одном из выпусков нашего радиожурнала, пришло известие, что именно у Леры появилась мама…

Лера: Алло?

Корр.: Алло! Здравствуй, Лера.

Лера: Здравствуйте.

Корр.: Скажи, пожалуйста, вы давно знакомы с Еленой Владимировной?

Лера: Почти три года.

Корр.: Ооо, долго. А вы где познакомились?

Лера: Мы познакомились в кинологическом клубе, она была моим преподавателем. Как-то все само так получилось, мы просто начали общаться, и все.

Корр.: Тебе просто предложили: «А давай ты у нас будешь в семье жить» или как?

Лера: Ну, мама сказала: «Я бы хотела тебя забрать». Вот, всё.

Корр.: Ааа, понятно.

Лера: А на гостевом режиме я была с декабря 2016.

Корр.: А что тебе больше всего нравится в семейной жизни?

Лера: Ой, ну, мне все нравится (смеется вместе с корреспондентом). Мы с мамой на лошадях катаемся…

Корр.: Уууу, здорово.

Лера: С собаками в лес ездим, на озеро купаться ездим, грибы собираем. Ну, весело. Она у меня самая лучшая!

По словам приемной мамы Леры, Елены Владимировны, девочка уже вписалась в семью, и отношения с новыми родственниками у нее хорошие.

Корр.: Скажите, пожалуйста, вы рады, что приняли такое решение?

Елена Владимировна: Да, конечно. Я всегда говорю о том, что я очень хотела Леру забрать, и ни минуты я не жалею о том, что я ее забрала, несмотря на то, что есть сложности определенные и все прочее. Ни минуты не пожалела! Ну, на самом деле, я всегда чувствовала, что она родная моя частичка, и…

Лера (одновременно): Все время говоришь, что я приемная (смеется). Я не приемная!

Елена Владимировна: Ты родная (корреспондент смеется). Так сильно привязываться можно только к родному ребенку.

Мне очень хочется пожелать, чтобы в наступающем году младший брат Леры, 11-летний  Владик, тоже стал кому-то родным. Только послушайте, как о нем говорит его сестра:

Лера: Он добрый, он очень добрый: можно сказать, он прям даже какой-то слегка наивный. Ну вообще он не умеет злиться, мне кажется.

Корр.: А что он любит, чем он увлекается?

Лера: Он любит читать, у него любимая книга «Чиполлино». Он ходит в кружок архитектуры и дизайна. Он хорошо учится, он очень старается учиться.

Корр.: А с ребятами он ладит?

Лера: Да, он очень хорошо общается как со сверстниками, так и с ребятами старше него. Он очень умный. Ну, его будущим родителям очень повезет, они очень много обретут, если его возьмут.

3. Олег – Лера

Инна Зотова: Татьяна Юрасовская под прошлогодней елочкой пожелала найти родителей 15-летнему Олегу из Челябинска. Татьяна, это не тот паренек, который и спортом увлекается, и в творческих конкурсах участвует, и учится хорошо?

Татьяна Юрасовская: Да, это он. Я очень рада, что в этом году мечта Олега о семье исполнилась, и мы закрыли его фотографию на нашем сайте картинкой с веселым «Солнечным человечком». Надеюсь, что в следующем году такая же метаморфоза произойдет и с анкетой 13-летней  Валерии из Хакасии.

Инна Зотова: А что мы о ней знаем?

Татьяна Юрасовская: Лера – общительная девочка, вежливая и приветливая. Наверное, поэтому она всегда находит общий язык не только со сверстниками, но и со взрослыми. Воспитатели хвалят ее за опрятность и пунктуальность, и говорят, что Лера любит разные творческие занятия и всегда с удовольствием участвует в праздничных постановках. Надеюсь, в ее жизни случится самое главное чудо!

4. Даша – Дима

Инна Зотова: А вот Ольга Резюкова год назад очень надеялась, что наша волшебная елочка подарит чудо 6-летней Даше из маленького городка в Челябинской области. У девочки есть проблемы со здоровьем, ей трудно ходить. Но это не мешает Даше быть очень светлым, добрым, открытым человечком с большой тягой к знаниям. Не помешало и обрести маму!

Даша: Я подарок разноцветный

Подарить решила маме.

Я старалась, рисовала

Четырьмя карандашами.

Но сначала я на красный

Слишком сильно нажимала,

А потом, за красным сразу,

Фиолетовый сломала,

А потом сломался синий,

И оранжевый сломала...

Все равно портрет красивый,

Потому что это – мама!

Ольга Резюкова: Между прочим, Даша – уже вторая приемная дочка у своей мамы. Новую старшую сестру девочки зовут Ксения.

Татьяна: Мы когда познакомились с Ксюшей, я была волонтером в детском доме, мне было 16 лет, а Ксюше – три годика (смеется). Я очень долго ее навещала, помогала ей, и потом, как только закончила учебу и устроилась на работу, сразу оформила приемную семью и забрала ее к себе. Когда я ее забрала, мне был 21 год, Ксюше – 8.

Корр.: Ой, а сейчас вам 23?

Татьяна: Да! (Смеется). Я самая молодая приемная мама в городе.

Ольга Резюкова: Вот такая необычная теперь у Даши мама. А я очень хочу, чтобы семья появилась еще у одного нашего подопечного – у 10-летнего Димы из Хабаровска, с которым я познакомилась во время недавней командировки. Димка – добрый, ласковый, трудолюбивый, очень ранимый мальчик. Он третьеклассник, учится на четыре-пять, хотя иногда бывают и тройки. Дима любит сказки, обожает читать о приключениях Незнайки и барона Мюнхгаузена, а «Фантазеров» Николая Носова прочитал аж три раза! В свободное время рисует или играет с ребятами в футбол. Мальчик очень спортивный, легко подтягивается, отжимается. Хочет заниматься боксом, хоккеем и вольной борьбой. А когда вырастет, мечтает стать полицейским или военным. Я очень хочу, чтобы у Димки появились родители, которые помогут осуществиться всем его мечтам и планам!

Инна Зотова: Конечно! Ведь появилась же семья у двух почти уже взрослых братьев из Новосибирска.

5. Артур и Глеб – Коля

Инна Зотова: В прошлом году, когда я загадывала за них желание под елочкой, Артуру было 15 лет, а Глебу – 12. Многие считают, что такие большие ребята уже не хотят в семью, но это совсем не так. Вот и Артур с Глебом снялись в видеоролике, где сами рассказали о своей мечте обрести родителей.

Артур: С маленькими труднее:, что он хочет, орет, кричит, его еще учить всему надо… А я что? Я все знаю, я выученный, понимаю все… (Усмехается). Маленький – возьмешь ребенка – первые два-три месяца, может, более-менее, а потом – подрастать, подрастать, и – бац! – из него вырастет кто-нибудь такой этакий… А вот я… По мне видно, что такой-то такой-то ребенок, и ты уже знаешь вот – готовый результат. Берите! (Смеется).

Конечно, нам захотелось помочь таким креативным ребятам. С разрешения органов опеки мы разместили их анкеты на нашем сайте, стали рассказывать о них в соцсетях. И вскоре нашлись люди, которые захотели принять Артура с Глебом в свою семью. Это оказались супруги из Краснодара, у которых уже есть несколько подростков, в том числе – приемных. Со своей будущей старшей сестрой ребята начали общаться в соцсетях еще до знакомства с потенциальными родителями. Однако когда Елена с мужем приехали за мальчишками в Новосибирск, Артур внезапно… отказался уезжать из детского дома.

Артур: Да, было такое. Ну, как бы, такой трудный переход, что переезд и так далее… Это же потерять знакомых, и тому подобное… Да это же другой город, много неизвестного… Ну, каждый человек перед неизвестностью пугается…

Корр.: Ну а почему ты все-таки решился?

Артур: Да я не знаю, нет такого ответа прям точного… Ну просто что-то прям екнуло такое в душе: «Да давай, что ты… Типа, и брат хочет, и тебе бы надо бы, потому что без семьи никак, это тяжело».

Корр.: Ну и как в итоге-то получилось: стоило рисковать?

Артур: Да. Стоило еще в первый раз согласиться, потому что… ну, настолько классно все!

Корр.: Ну а какие-то опасения, может быть, оправдались?

Артур: Все опасения, которые были, они исчезли в тот момент, как только переехали. Когда уже в поезде сидели – и все, и я прям понимал то, что это как раз те люди, которых не хватало в жизни. Когда уже ехали сюда, я уже понимал то, что не ошибся, что поехал и согласился.

Корр.: Вот прям ни разу не пожалел? Или было?

Артур: Нет, нет, не было, конечно.

Я знаю еще одного паренька, который, кажется, тоже очень боится перемен в своей жизни. Это 11-летний черноглазый красавец-брюнет из Кемерова. Зовут его Николай. Несмотря на свою яркую внешность, Коля – спокойный, уравновешенный, скромный мальчишка. Учится на четверки и пятерки (больше всего ему нравятся уроки математики). Любит рисовать, играть в спортивные и настольные игры. Воспитательница хвалит Кольку: «Золотой парень! Добрый такой, застенчивый, помогает воспитателям. У Коли хорошее чувство юмора, он умеет разрядить обстановку». Незнакомому человеку мальчик может показаться немного замкнутым. Но если заслужить Колино доверие, то он будет легко общаться как с ребенком, так и со взрослым. Вот только заслужить доверие мальчика не так-то просто. Во всяком случае, это не удалось еще никому из кандидатов в опекуны, кто пытался познакомиться с Николаем: мальчик пока не идет на контакт, даже не хочет входить в комнату, где его ждут, чтобы познакомиться. А мне бы очень хотелось, чтобы наша волшебная елочка подарила Коле встречу с теми людьми, кто сумеет растопить лед его недоверия и стать для мальчика самыми близкими и родными!

Вы тоже можете загадать желание за любого ребенка из детского дома. На нашем сайте вас ждет наша новогодняя елочка. Под ее волшебные пушистые лапы мы перенесем и пожелания, оставленные в наших группах в соцсетях и на круглосуточном автоответчике: 633-54-62 (код Москвы – 495).

А на сегодня все. Пришла пора прощаться. Весь год с вами были:

– Георгий Москвичев,

        – Ольга Резюкова,

               – Ирина Поварова,

                       – Татьяна Юрасовская,

                              – Настасья Бетева,

                                      – Елизавета Шмыкова,

                                             – Дмитрий Трухан

                                                           и Инна Зотова.

С наступающим праздником и до встречи в новом, 2018 году!

(Звучит финальный припев песни «Мы желаем счастья вам»).

Мы желаем счастья вам,

Мы желаем счастья вам,

Мы желаем счастья вам!